Страница 3 из 10«12345910»
Модератор форума: KaiserVonBlut, Zastyp, Listik, PHOENIX 
Форум » ФРПГ Warhammer 40.000 » Активные сюжеты » Warhammer 40000: Хроники Легионов (ИГРОВАЯ ТЕМА. Альтернатива. Открытый сценарий)
Warhammer 40000: Хроники Легионов
12.11.2013, 18:21

3886
10




Сюжет

Вы сами выбираете зачем вы ввязались этот конфликт. Ваши цели, желания, мечты, возможности – все это на вашей совести. Вы можете быть кем угодно, начиная от грудного ребенка и заканчивая воплощением Кхейна, Биотитаном улья-тиранов или Принцем-демонов. Единственное, что запрещено – так это Именные персонажи. Нельзя быть Данте или Кхорном.
И нельзя быть идиотом.
Как и почему вы попали на эту планету, также зависит исключительно от вас. Может вы раб, что безостановочно трудиться на рудниках, поднимая инструмент лишь затем, что искры, высекаемые из камня – единственный источник света, который вы видели в течении долгого времени. А также представляете, как этот рудодобывающий инструмент опускается на головы ваших пленителей. И вам становиться легче.
Или может быть вы босс орков, ярость которого не может утолить простая жажда крови. Вы больше всех. Вы круче всех. У вас самое большое рубилово и самое скорострельное пуляло – но об этом еще не знает каждый жалкий червь в галактике. И это пробуждает в вас неудержимую ярость, способную собрать парней и повести их в ВААААААААААГХ!
Вы можете быть одни. Можете создать отряд. Полк. Армию! Вы можете быть простым контрабандистом, оказавшимся не в том месте, не в то время, привезшим оружие солдатам. А можете даже не догадываться, как вы ввязались в этот конфликт и какого черта здесь происходит!
Выбирайте.

Выбор

Чего вы хотите добиться ? Что вы хотите заполучить ? Власть ? Богатство ? Славу ? Или просто хотите выжить и убраться от сюда ? Также зависит от вас. Вы можете делать все что угодно. Абсолютно все. Вы можете устраивать массовые расстрелы. Можете пытать военнопленных или бывших напарников. Женевскую конвенцию отменили тридцать тысяч лет назад. Так что вас никто не осудит и не возразит.
Это мир будущего. Их менталитет отличается от современного. Самый верующих наш священник не сравниться в вере самым отъявленным негодяем того времени. Самый страшный наш серийный убийца – ребенок по сравнению с солдатами будущего.
Истязания, убийства, пытки, геноцид, черт побери, проституция и открытие собственного подпольного бизнеса по переработке мяса орков, людей и тау, выдавая все это под видом обычной гроксовой закуски! Тоже возможно. Хотя такое предприятие и так существует – и кормит людей переработанным мясом врагов и сослуживцев. Даже не скрывая этого.
Однако и противоположные проявления своей натуры не под запретом. Любовь, альтруизм, героическое самопожертвование – все это должно существовать. Где-то. Когда-то…Нужно в это верить.
И самое главное – если вы наткнетесь на другого игрока, и он будет настолько глуп, самонадеян и уверен в себе, что с одним мечем и в мантии нарвется на ваш танковый полк, засаду снайперов или того, кого он физически не сможет переварить. Убивайте. Без зазрения совести.
Когда наступает конец света. Когда кроме войны ничего не остается – дураки, умирают первыми. Выживают лишь самые хитрые, беспощадные, жестокие и беспринципные из сволочей. Либо истинные герои, которых хранит сам Император, Кхейн или бог Хаоса.
Или они умнее и сидят в штабе в дали от боевых действий, думая,что им ничего не угрожает. Они в безопасности. Но, как известно, безопаснее всего мы чувствуем себя именно перед смертью.
Играйте с умом. Играйте хитро. Почти все кого вы встретите – не идиоты. Не трусы, что бояться вашего взгляда и не прогибаются под напускным авторитетом. Заслужите их уважение или вызывайте своим присутствием искренний ужас. Только не забывайте, что уважающие вас могут потерять веру и перестать подчиняться, а те кто бояться… Если пугать и пугать достаточно долго, держать всех в напряжении ужасе, то люди пойдут за любым, кто пообещает им спасение. Какими бы дисциплинированными или верными они не были. Если вы проявите слабину, перестанете действовать в интересах большинства или они просто о вас забудут…Вас казнят. Изгонят. Заключат.
Не вдавайтесь в крайности. Верьте в удачу. И молитесь свои богам. Всем все равно плевать. Лишь бы вы делали свое дело.

Место действия

Планета Харакс, звездной системы Харакс. Единственная планета этой звездной системы. Все остальные шарики от солнца были уничтожены много сотен лет назад во времена Великого Анжуйского похода, в ходе противостояния Имперского флота силам Хаоса. Что оставило вокруг нее огромное скопище метеоритных поясов, остовов некогда могущественной техники, а также минных полей. Так говорят.
Планета представляет собой выжженную, двойной звездой, пустыню, температура которой днем держится в устойчивой отметке превышающей сорок градусов. Ночью же температура опускается до минус тридцати. Планета примерно в тридцать раз больше Терры, и лишь из-за более плотного ядра не разлетается на кусочки. Однако и гравитация на планете сильнее, чем стандартная. Около 1,4 G. Не слишком отходит от нормы, но и особой радости не доставляет, увеличивая вес всего, что войдет в район действия гравитационного поля.
Однако не вся планета представляет собой оплавленную пустошь, также на ней существует и зеленый клочок суши, тянущийся вдоль всего экватора планеты. Шириной около десяти тысяч километров, этот зеленый уголок населен самыми страшными тварями, что существует по эту сторону галактики. Уступая по уровню опасности лишь Катачану. Одновременно он является и единственным источником воды, что существует на планете в «первозданном виде» рек, озер и родников. Если не считать немногочисленные оазисы... Однако же и гравитация здесь значительно сильнее, достигая отметки 2G. Что затрудняет добычу драгоценной жидкости и лишая возможности сбежать от приспособившихся к ней хищников.
Но то, что идет за этим зеленым перешейком - не известно никому, так как огромный горный массив, чьи вершины уходят в разрываемые плазмой небеса, не дает ни малейшей возможности отправится исследовательским командам исследовать южный полукруг планеты. Ни сканеры, ни пустотные корабли не могут пробиться сквозь магнитные бури, что бушуют в а атмосфере этой не дружелюбной планеты. Благодаря этому все известные людские поселения находятся исключительно в северном полушарии, оставляя южное полушарие на попечение легенд и мифов, что рассказывают старики маленьким детям.
Северный и южный полюс скованы льдами и никто не знает что там находиться. Но у многих поселенцев ходят легенды, что там расположены города, настолько древние что они еще помнят существование шести других планет. Однако никто еще не вернулся оттуда, чтобы поведать нам: правда это или быль.
Сутки длятся 38.6 часов. Причем лишь 9 из них – это день. А год здесь равен 1732 дням. Что паршиво. Поэтому не удивляйтесь, если вы увидите двадцатилетнего человека и он скажет, что ему всего четыре.
У планеты два безымянных спутника. Что на них или кто на них - людям не интересно.
Также на многих участках этого не благоприятного шарика встречаются останки давно минувших сражений прошлого. Обломки кораблей, не разорвавшиеся снаряды, оружие, снаряжения, а возможно и даже целые космические крейсеры, нашедшие способ совершить посадку на планету. Кто знает ?
В том-то и дело, что почти никто. Планета вновь колонизирована лишь сто пятьдесят лет назад. Возможно, никто на нее не обратил бы внимания, если бы не залежи ценной руды, настолько богатой минералами, что первый техножрец, обнаруживший сей феномен был застрелен своим же учеником в спину. Ученик заполучил этот секрет и продал его одному ушлому вольном торговцу. После чего исчез, пролетая сквозь солнце на спасательной капсуле.
Торговец оказался весьма умелым предпринимателем, и найдя эту планету, почти мгновенно организовал там добычу столь ценного ресурса. После чего трагически скончался, нарвавшись на минное поле и ожившие, через много столетий, стационарные системы защиты.
С тех пор планетой завладели, так называемые, три корпорации. Никого не интересует, как они назывались. Как смогли разделить планету и почему так произошло.
Для краткости их называют: Синяя, Красная и Черная.
Синяя корпорация – самая маленькая. Она обладает наименьшими ресурсами, наименьшим количество персонала(около трех миллионов человек) и самыми паршивыми технологиями. Однако, эта компания – монополист в области добычи воды. За что и поручила свое прозвище «Водный Караван». Она обладает самыми совершенными и самыми многочисленными установками, перерабатывающих воздух во влагу. Эту корпорацию никто не трогает, а нападение на их караван вызывает гнев двух других Корпораций. Без воды – планета умрет.
Хотя противники давно могли бы захватить территорию Синих, но все прекрасно знаю, что произойдет в этом случае. Все водные установки будут мгновенно уничтожены. И остальные не продержатся и трех месяцев.
Красная корпорация – имеет самый большой персонал, самые обширные территории и самую вооруженную армию. Что не удивительно. Они производят лучшее оружие, снаряжение и транспорт на планете. Да и во всем секторе. После чего продают всем, кто даст нужную цену. Их заводы были собраны с упавшей на планету космической верфи, что висела на орбите до Похода. Также они широко используют рабский труд и огромные бурильные машины, для добычи руды.
С такими технологиями и армией они считаются сильнейшими. Однако это не так. Стать сильнейшими им мешает Черная корпорация. Единственная корпорация, имеющая воздушный транспорт и доступ в космос. Дело в том, что атмосфера планеты являет собой не прекращающееся море разряженной энергии, что затрудняет не то что навигацию, вообще любое нахождение в воздухе. А витающие, на высоте нескольких километров, облака пыли и плазмы не улучшают столь плачевную ситуацию. Лишь очень прочные корабли с самой совершенной системой навигации, управляемые пилотами с дьявольской удачей, могут преодолевать этот барьер. Либо системы телепортации, за точность которых не сможет поручиться ни один магос. Вероятность перенестись в толстую породу камня или упасть в облако плазмы – не вероятно высоки. Поэтому все, кто поимел несчастье оказаться на этой Императором забытой планете, используют для передвижения пустынные краулеры или многочисленные их модификации. Многометровые, тяжело бронированные, собранные из подручного говна виды транспорта. Двух одинаковых краулеров просто не существует. Как и не существует двух одинаковых людей, путешествующих между множеством безымянных поселков, созданных еще в первые дни колонизации и отбивающихся от осточертевших пустынных тварей. Почти слепых, тупых, но невероятно упорных.
Настоящие центры цивилизации – это города - корпорации, в которых можно купить все, всех и вся. Новый защитный костюм с замкнутой системой Фильтрации ? Добро пожаловать к Красным. Хочешь купить себе несколько рабов или развлечься в борделе ? Опять к Красным. Надоело жрать песчаных ящериц и пить воду с запахом мочи ? Вот открывают двери Синие. А если ты возжелал купить новенький, только что собранный пустынный мотоцикл – тогда тебе к Черным. Собирают их красные, но черт побери, если они не будут отдавать их по себестоимости, то вряд – ли смогут что-то продать за пределы планеты.
Людям-то и заняться тут больше нечем, как пойти на работу в какую-нибудь корпорацию, либо надеть на себя ошейник раба, либо сдохнуть в пустыне.
Разговаривают либо на низшем, либо, крайне редко, на высшем Готике. Дворянство здесь отсутствует как класс. Есть администраторы. И они не получают свою должность по наследству. Если встретите, кого – нибудь в хорошей одежде, с охраной и парочкой рабынь на цепи – то знайте, что он настолько хитрая и изворотливая сволочь, что даже я ему позавидую.
Как так получилось ? Поинтересуйтесь у местных. Может они и ответят вам, если вы им понравитесь. Или их удивит блестящий аргумент в виде полка Химер за вашей спиной.
Однако, пару лет назад на планету упал какой-то орк-идиот. Как его зовут всем плевать, но нервов он испортил изрядно. А сделал он вот-что: Уронил космического Здоровяка, до верху забитого зелеными парнями прямо в зеленый перешеек. Половину тут же сожрали агрессивные твари, но он со временем наплодил несколько миллиардов других орков и пошел гадит на планету. Многие думают, что Красные подстрелили его в первом же нападении. Чему несказанно рады. Однако его приемник, Бос Годзаппа, оказался не таким придурком. Можно даже сказать всего лишь полудурком, причем на столько, что пришлось даже вызывать на помощь. Однако откликнулись сначала Торговцы. А уж затем и гвардия. Кто им рассказал неизвестно, однако и они появились. Прилетели месяца через три после торговцев и до сих пор воюют, попеременно устраивая расстрелы и допросы местным жителям. Ведь корпараты оказались под защитой Пакта Вольного торговца, погибшего полторы сотни лет назад. Но никто не мог этого проверить, ведь официально тот все еще находится походе и без инквизитора их трогать нельзя. Хотя висящий на орбите флот не дает им разгуляться, проверяя все корабли и отстреливая провинившихся.
Орки же плодятся, как глисты и все не дохнут, хотя при такой жаре давно пора бы. И одновременно испускают такую вонь, что вероятно находящаяся прямо за углом, на расстоянии тысячи–другой, звездных систем, Империя тау, отрезала своим солдатам носы. Хотя отрезать-то им, вроде как, нечего. Но вот если прилетят, то мало людям не покажется.
К тому же, никто не знает, какие еще уроды, могут здесь объявиться. Система, по слухам, проклята.

Правила

Здравого смысла. Все. Остальное на ваше усмотрение и на вашей совести. Все согласно правил форума.
И одно дополнительное правило: Описывайте время. Эльдарские врата не устанавливаются за тридцать секунд. Вы не можете оказаться на другом конце планеты просто угнав краулер и подстрелить игрока, что взламывает древнюю пирамиду Некронов. Вы физически не сможете быть вместе. Суровая любовь.
Если, конечно, это не телепортация. Тогда любовь взаимная.
Можете входить в сюжет. Выходить из него. И можете умирать...Вас смогут снимать с должности. Если будет долго не отвечать, другой игрок может спокойно подстрелить. Или ваши люди отправят вас в варп. Можете даже переключиться на другого персонажа, если у вас их несколько. И тогда может умереть ОН, а не основной. А если вы древняя жаба, или крутой псайкер, то можете даже воскрешать, периодически отбиваясь от демонов и привлекая внимание отродий Хаоса.
Как вам угодно.




ГМ сюжета:

  • Призрак
  • Zastyp

    Действующие лица:

    (принимаются заявки на участие от всех фракций)

  • Призрак, лорд Д'Омбрэ - Призрак

  • Иерихон (Некронтир), Иактон Крейз (Имперская Гвардия), Икарий Майнер (Имперская Инквизиция), Дариус (Легион Тысячи Сынов, Хаос) - Zastyp

  • Кассиопея Валентайн (Хаос), Вилиан Лаээлль’к ( Темные Эльдар) - VIKSTRA

  • Тэмра фон Классен (Имперская Инквизиция), Деметрис (Имперская Гвардия), Талассэлис (Видящая, Эльдар), Сэлиданна Анданир (Мстительница, Эльдар), Морэллет Леда (Темный Эльдар), Соллемия Наталис (Хаос) - Еретик

  • Айсфир Верект, Рабенна Верект, Метцгерр Верект (Темные Эльдар) - KaiserVonBlut

  • Айзенган (Эльдар) - Listik

  • Джибэйд (Некронтир) - JampFaFnir

  • Сиверский десантно-штурмовой полк (Имперская Гвардия), Джин Гилл (Имперская Гвардия) - PHOENIX
  • Не в сети
    Профиль пользователя Призрак Написать личное сообщение пользователю Призрак
    22.12.2013, 02:27

    741
    10


    Совместный пост KaiserVonBlut и Vikstra
    Лаээлль’к решительной походкой спускалась вниз по одному из многочисленных холодных туннелей, пронзавших изъеденные ветром скалы. По лицу темной эльдарки можно было понять, что архонт была явно чем-то недовольна и разозлена. Инкуб, угрюмо следовавший за госпожой, казалось, не замечал недовольства архонта, чего нельзя было сказать о время от времени попадавшихся по дороге кабалитах Веректа и собственно самой Вилиан, пугливо вжимавшихся в стены на пути архонта. Наконец спустившись достаточно глубоко, темная резко свернула в один из проходов, где по ее предположениям должен был развернуть свою лабораторию старший гомункул. Резко откинув занавес, сшитый из кусков кожи, эльдарка уверенно вошла в лабораторию гомункула, и запоздало вспомнив о манерах, нетерпеливо ударила пару раз по каменному своду, создав глухой, но, однако весьма различимый стук:
    — Верект, можно тебя на минутку? Пришли вести от мандрагор и бичевателей. А так же у нас…кое-какие трудности. Будь добр, не заставляй меня искать тебя по твоей лаборатории, разговор действительно важный, — эльдарка нетерпеливо начала постукивать носком сапога по неровному полу пещеры, ожидая ответа гомункула.
    Верект неторопясь, выплыл из-за сталагмита, смотря куда-то мимо Лаээлль’к.
    — Прояви уважение, Лаээлль’к. И прекрати нарушать прекрасное спокойствие. Что у тебя?
    Темная, что-то пробубнила в стиле «кто бы говорил», однако в более внятной манере не продолжила. Нервно сдув длинный локон, спускавшийся вдоль овала лица, Вилиан начала уже несколько более спокойным тоном. Наличие Веректа в союзниках несколько успокаивало эльдарку.
    -Начнем с самого дурного. Мандрагоры и бичиватели сходятся в своих докладах в одном — город покинуло уже несколько разведгрупп, которые отправляются в этот сектор. Уверена большинство ничего не найдет, но хуже другое — местная секта, Техножрецы или как-то так, заинтересовались нашими «падениями» тоже. Могу предположить, что их насторожил развал моей капсулы и взрыв твоего корабля. Его, к слову было отсюда видать… - темная неторопливо провела рукой по своим волосам, уложенным в конский хвост, — Проблема в том, что разведчики этих сектантов в большинстве — роботизированы, а так же обучены имперской швалью, а вынюхивать мон’кей умеют замечательно, несмотря на то, что в большинство наших сородичей очень зря недооценивают их умения. Думаю, последствия нашего обнаружения я тебе объяснять не буду, ты знаешь их прекрасно и без меня. Я отправила своих лучших разведчиков осматривать периметр и еще притащить пару орков и местных, их можно использовать в случае необходимости. Может ты подскажешь, как сбить ищеек со следа? Далее у меня есть немного сухой информации о командовании местных и гвардии, но сперва я хотела бы решить этот, неприятный вопрос. И да как там твой Талос?- эльдарка, видимо уже начавшая приходить в свое обычное состояние любопытного возбуждения, начала активно оглядываться в лаборатории гомункула.
    — Техножрецы обеспокоены технологией. — Айсфир прошёл мимо неспокойной архонтши и сел на трон, сооружённый из белоснежных костей в форме двух кистей рук, закинув ногу на ногу. — Дай им технологию. У них крайне низкие шансы проследить мои передвижения, начиная с момента первого выхода на связь. Координаты передаст тебе один из моих солдат.
    Верект взял с пюпитра, наспех стёсанного из местных пород, огромный фолиант из мон'кейской кожи. Полистав немного, он остановился на какой-то странице в середине и очень коротко кивнул.
    — Всё будет просто, если ты мне добудешь отряд зелёных, но абсолютно целых, а так же найди небольшое поселение мон’кеев. Стравить эту мерзость не составит особого труда.
    Присекая попытки Лаээлль’к пройтись и ознакомиться, Айсфир щёлкнул пальцами, и вышли два гротеска, ненавязчиво перекрывая возможный обзор для архонтши.
    — Я работаю. Для того, чтобы работа шла быстрей, мне нужна плоть.
    — Нууу мне же жутко интересно… — эльдарка улыбнулась, однако препятствовать гротескам не стала, резко отвернувшись от них, — Хорошо. Зеленых, по моим расчетам притащат с минуту на минуту. Я отправила солдат уже как пару часов назад. Скажу, что кабалиты не в восторге, что сегодня ночью рейд отменяется из-за тупорылых мон’кей. Но они будут достаточно терпеливы, пока я этого хочу, — эльдарка взглядом попыталась найти место где она могла тоже бы присесть, однако не найдя ничего подходящего, недовольно фыркнула и продолжила, — Из хорошего — мандрагоры нарыли информацию практически о всех кроме Черной корпорации, с ней они пока еще работают. Итак, первый у нас по счету — глава «корпорации» Красных Дмитрий Урсус. Судя по характеристике мандрагор — деляга, хитрец, я бы даже сказал типичный жлоб. Однако известен весьма редкой особенностью — держит слово. Глава самой вооруженной и обладающей наиболее развитыми добывающими мощностями компании. Думаю, это твой клиент в первую очередь, — темная усмехнулась, — Сам по себе весьма крепкий для старикана. Молодится, пытается выжать боевую удаль из своих жалких мон’кейских конечностей. По мне так жалко, однако могут возникнуть проблемы, если будем брать голыми руками. Несмотря на военную мощь, в основном давит авторитетом. Трясется над своей корпорацией и над каждым кто ее обидит назревает вполне ощутимая угроза в лице гнева главы красных, который учитывая их вооружение, действительно внушает. Верект, я, конечно, все понимаю, но может ты мне предложишь присесть? — элдарка, наконец, прервала свой доклад, ожидающе посмотрев на гомункула.
    После слов о присаживании Айсфир кивнул гротеску и тот отломил ближайший сталактит, уложив его горизонтально. Бесшумно всхлипывающий раб выполз из темноты и постелил шёлковую монкейскую ткань, на которую уложил подушечку, после чего юрко ушёл обратно на четвереньках.
    — Уважение, Лаээлль’к, — Верект наставительно выставил палец вверх. — Уважение. Я прекрасно знаю, что тебе плевать, но внешне его выказывать надо. И мне плевать, что ты думаешь на эту тему. Садись.
    Гомункул откинулся на спинку-пальцы и продолжил холодным голосом расстроенного контрабаса.
    — С этим мон’кеем я разберусь своим способом. Возможно, он даже будет жить. Есть кто-то ещё? Прибывшие с других секторов, весомые фигуры в мон’кейском сообществе?
    — Благодарю, дядюшка. Это было очень мило с твоей стороны, — елейным голосом ответила эльдарка, после чего тихонько рассмеялась. Однако холодный тон гомункула вновь привел архонта в чувства и темная, похлопывая рукой увенчанной длинными ногтями по подушке, продолжила:
    — Конечно же. Этих шишек — тут как гелионов на нижних уровнях. И каждый считает себя очень, ну очень значимым… Но вернемся к Красным, это еще не все. Весьма интересная личность — глава охраны Красных, Глория Вульпио. Въедливая сука, которая установила кучу дурацких правил и огнем и мечем, а точнее репрессиями всем их навязывает. Терпеть не могу подобных тварей. Однако на территории Красных мир да благодать благодаря ней. Но наверняка можно найти недовольных или создать, если ты понимаешь, на что я намекаю Айсфир, — эльдарка щелкнула пальцами, знаменуя переход к следующей личности, — Второй в нашем списке — мистер Бовис. Фамилия неизвестна, может и вовсе нет. По крайней мере, местные так его величают. Жлоб почище Урсуса. Хотя и не обладает военными ресурсами Красных, любит стучать по голове тем, кто слабее, используя силовые методы. Всем решениям предпочитает силу — кретин, как по мне. Проявляет псевдозаботу о семьях пострадавших, в общем, кидает подачки, чтоб не выглядеть диктатором, коим собственно и является. А ну и во все дела компании сует свой нос, что, однако достойно похвалы. Шеф охраны — Кейв Канис. Угрюмый палач, который занимается всеми военными делами компании. Знаменит своей хваткой, коли решит взяться за что-то всерьез. Хотя в последнем лично я сильно сомневаюсь… — стоило эльдарке договорить, как около входа в лабораторию раздался шум, и из проема пещеры показалась голова драконта.
    — Господин Айсфир, леди Вилиан. Мы доставили орков, как вы и просили и еще отряд людей, охотников. Их вряд ли схватятся ближайшие несколько суток. Нам оставить их в проходе или вы позволите пронести их сюда?
    — Твоя лаборатория Верект, твои орки. Решай, — архонт безразлично пожала плечами, кивая в сторону военоначальницы.
    — Мне нужно обдумать, что касается красных. — Верект хлопнул в ладони, когда голова драконта испугливо влезла в расщелину. — Орков по одному сюда. Я начну с ними работу чуть позже.
    Подождав, когда исчезнет голова, Верект вновь вернулся к Виллиан.
    — Прикажи своим войскам выпотрошить небольшую деревеньку орочьим оружием. И найди мне имена недавно прибывших мон’кеев сопоставимых хотя бы с генералами их ублюдской армии. Продолжай следить за корпорациями. Я скажу, когда решу, что делать с этими самыми красными.
    Верект встал с трона и молча, направился куда-то вглубь пещеры, в темноту.
    — Да господин, — драконт покорно кивнула, однако на мгновение задержалась, — А с людьми, их оставить или вместе с орками?
    — Оставь где лежат, просто выполняй, — Вилиан раздраженно оскалилась в сторону драконта, которая в мгновение ока исчезла из арки прохода, в которой в место нее показалась вереница каблитов небрежно складывавшая туши усыпленных транквилизаторами орков, коих можно было насчитать около пятнадцати. Закончив работу, кабалиты молча, покинули лабораторию.
    — Интересно, Верект как ты себе это представляешь. «Шмаляла» не работают в руках никого кроме как самих зеленых ублюдков. Конечно, можно вооружиться тесаками…ладно, отправлю их с трофейными «рубилами» пусть расслабятся, однако, похоже, это займет некоторое время. Мне кажется, это разумным,однако слабо выполнимым.Придется лично показать как пользоваться этим примитивным оружием... — эльдарка неторопливо встала со своего места и прежде чем покинуть лабораторию, произнесла скорее в пустоту, чем гомункулу, — И да, можешь забрать тех охотников для своих поделок Верект, помнится, ты сетовал на нехватку материала. Зря их, что ли ловили…
    Не в сети
    Профиль пользователя VIKSTRA Написать личное сообщение пользователю VIKSTRA
    23.12.2013, 03:41

    3886
    10


    - Так просто живи свое жизнью. О-О - О-О - О-О! – пропел я палящему солнцу пустыни: И не отпускай ее ни куда! – ноги уже по колено утопали в раскаленном песке, но я не останавливался, хотя так хотелось просто лечь и заснуть. Хотя бы на несколько минут.
    - И не про-о-ожигай! О-О-О! – мои руки сами поднялись в воздух, подстраиваясь под знакомую мелодию. Я почти танцевал, подпрыгивая на песчаных барханах и почти забыв о песке, набившемся в ботинки, что растер мои ступни почти до кости.
    - О-О-О-О-О-О! – продолжал петь я, вдев пальцы в кожаные лямки, удерживающие металлически контейнер на моей спине.
    Все. Больше слов я и не помнил, хотя мелодия и продолжала играть в моей голове, не останавливаясь ни на секунду, с тех самых пор, как я отправился в эту Императором забытую пустошь. Но бывало и хуже, особенно если учитывать ситуацию, в которой я оказался.
    Ну что-ж… Воды у меня еще на три глотка, на спине тридцать килограмм дополнительного веса, без учета почти двойной гравитации этой планеты, а впереди еще сотня километров желтых барханов, скелетов и хищников.
    - И сам не мешай! – вновь пропел я. Похоже. вспомнилась еще одна строчка.
    Голос казался немного металлическим, словно мне вырезали голосовые связки и заменили их низкопробной техникой. Но это была лишь иллюзия, вызванная экстрактором кислорода, похожей на респиратор маску, с длинной трубкой из литого поливинилхлорида, протянутой сквозь горло прямо в легкие. Неудобно, но лучшая альтернатива - это сожженные грудные мышцы.
    Второй плюс – пить почти не хочется… Вынимать трубку очень не приятно, так что…
    Так что терпим и бредем дальше.


    - Он для всех нас! – через два километра, уже поднадоевшая песня сменилась новой: Стоит для всех нас! Он спасет своей всемогущей рукой! Каждого мужчину, женщину и ребе-е-енка! – странно, но в моей голове это звучало гораздо более складно: Он спасет всех нас! Только человек с мужской храбростью! Он не знает ничего кроме человечности! Но он не может проиграть! – похоже, я вновь переврал некоторые слова, подстраивая их под мелодию.


    - Как думаешь, я буду выживать без тебя, когда тебя не станет ? – солнце начало садиться, а я все пританцовывал, идя по песку. Лишь бы не упасть…Нельзя переставать двигаться. Нельзя. Остановлюсь и уже точно останусь здесь надолго. Бандана промокла от пота, хотя любая крупица жидкости, оказавшаяся под лучами двойной звезды – ту же испарялась. Так что мокрыми были только мои волосы, да левая рука костюма, в котором уже умирал генератор питания.
    Похоже, к моим проблемам скоро прибавится еще и мертвая система охлаждения.
    Поэтому не думаем…Теряем силы и поем:



    Это вроде магии.– я шел, прищелкивая пальцами и двигая плечами. Я умею выдавать щелчки, не снимая перчаток ?
    К моему голосу присоединился целый симфонический оркестр, хор Адепта Сороритас и, похоже, электрогитара.



    Я остановился, переводя дыхание и засовывая трубку обратно. Остался всего один глоток, и этого было абсолютно не достаточно для оставшейся дороги. Но пятьдесят пять километров за двенадцать часов – весьма не плохо. Особенно, если учитывать особенности местности, и груз за моей спиной.
    -Ф-у-у-у-у-х… - я снял металлический гроб со своих плеч и, с удовольствием, размяв ноющую спину, присел на самый его краешек. Солнце почти село, так что пекло не так сильно, как днем и решился на то, чтобы снять солнцезащитные очки и перчатки. Потерев пылающий лоб, и, немного подумав, также снял шляпу и надетую под нее бандану.
    Легкий ветерок ласкал мою кожу, играясь в волосах и даже смог вызвать у меня полусонный, но от того не менее опасный, зевок. Но спать нельзя. Через несколько часов у меня зуб на зуб попадать не будет, и я совершенно не удивлюсь, если здесь пойдет снег. Несколько раз мне казалось, что он действительно начинал идти, но это была всего лишь иллюзия.
    - Кстати…- я вытянул язык и попробовал на вкус воздух, после чего немного поводил своим органом вкуса по деснам.
    Х-м-м-м…Немного забрался на север. Похоже сделал небольшую петлю… Но не больше двух километров. Может трех…
    Да, я пользовался древними методами поиска своего местоположения. Не такие точные, как не видимые сквозь плазменное небо звезды или современные системы навигации, сходящие с ума из-за просто умопомрачительного количества магнитных бурь, но приходится обходится тем, что есть.
    Кстати, насчет бурь и ветерка...
    Одного взгляда за спину хватило, чтобы рассмотреть рождение нового монстра, способного основательно подпортить и так не легкую человеческую жизнь.
    Но время у меня еще есть. Сутки. Максимум двое.
    Надо за это время добраться до дома.
    Несколькими часами позже я все так же брел, по этому чертовому песку. Я уже забыл, зачем я иду. Куда я иду. Как я здесь оказался и что меня ждет впереди. Я помнил только, что мне нужно идти. Вперед…Только вперед…
    Холодно…Император, как холодно…
    Шелест потрескивающих песчинок, назойливыми иглами впивались в мое сознание, заставляя вспоминать.
    Я не хочу этого…Я хочу просто отдохнуть…Отстань от меня.
    Но шелест не прекращался. Он становился все сильнее и сильнее, издавая такие вибрации, что моя личность просто пылала в тьме этой ночи. Это раздражало меня. Настолько сильно, что я даже смог открыть глаза. Но вокруг была одна лишь тьма.
    Я вспомнил. Я все вспомнил! Но зачем ? Зачем ты это сделал ?!
    Оставь меня…Я хочу отдохнуть…Хочу забыть…
    Но шелест не отступал. Он стал еще громче. Казалось, он звучал уже над самым моим ухом, впиваясь в мою голову.
    - Отстань… - прошептал я пересохшими губами.
    Шелест прекратился. Почему он прекратился ? Почему он отступил ? Я не верю, что мои слова могли это сделать.
    Я с трудом повернул голову в другую сторону, царапая не защищенные участки кожи, уже почти остывшим песком и затем вновь поднял веки.
    И чуть не сошел сошел с ума от страха.
    То, что я увидел, вызвало во мне такой всплеск адреналина, что я даже не заметил, как оказался на ногах.
    Песчаный дракон. Один из местных представителей хищной фауны, что появляется лишь по ночам. Большой. Опасный. Яростный и неостановимый ящер пятнадцати метро в длину. Он смертельно опасен даже для хорошо оснащенного отряда штурмовой пехоты.
    Но он почти не агрессивен и не очень плохо видит застывшие объекты и, возможно, я бы так и остался лежать, пока он не ушел, если бы не одно но…
    Контейнер, ради которого я сюда отправился, самое важное, что сейчас есть в моей жизни, находилось в пасти этой твари. Я испугался не дракона. Я боялся за содержимое контейнера.
    Дракон заметил меня и зарычал с такой силой, что даже песок под моими ногами задрожал от страха.
    Бежать ? Вырвать контейнер ? У меня не хватит сил.
    И я не смогу скрыться с такой ношей…
    Простите меня…Похоже мне придется это сделать…Расстаться с еще одной частичкой человечности.
    Я закрыл глаза, сосредотачиваясь. Нужно забыть обо всем. Выбросить из головы.
    Спасти…
    Красное сияние охватило мою левую руку. Меняясь и рассыпаясь, формируя нечто новое. Не человеческое.
    Я открыл глаза. Несколько полупрозрачных лезвий, витали вокруг моей руки, мертвым светом показывая, где я. Кто я.
    Это моя кровь…
    Я не боялся этой твари. Но и надежды также не питал.
    Каждый момент – это серия сомнений. Я до сих не могу понять, как я смог дожить до этого момента. Я могу умереть в любую секунду. У дракона достаточно силы, чтобы убить меня в одно мгновение.
    Но…я не чувствую, словно сражаюсь с сильным противником. Я чувствую себя так, словно хочу себе что-то доказать. Поэтому я даже и не думал о тактике или чем-то подобном. Я лишь позволил моим чувствам взять контроль надо мной. Двигаться так, как я хочу.
    Я еще раз взглянул на сформированное мной оружие, а затем резко взмахнул им. Яркая вспышка устремилась ко рту монстра, но даже не причинила ему урона.
    Если сравнивать нас, то я чувствую себя песком, что сражается с булыжником.
    Еще, нужно еще немного…Еще капелька силы…
    Меняйся…Переписывай…
    Я переписываю и меняю себя каждое мгновение. Я сокращал свою жизнь и свою пямять…Я забывал драгоценные секунды свое жизни.
    Но в обмен я мог прожить эти секунды сейчас.
    Клинки изменились. Я их изменил. Переписал.
    Они стали острее.
    Это все, чего я хотел.
    Но…не будет ли их легче сломать ?
    Не проблема. Каждый раз, когда я наносил удар – мои клинки ломались, отбрасывая меня назад.
    Нужно пожертвовать защитой. Нужно вновь их изменить.
    Но они перестанут быть настолько гибкими и универсальными.
    Игнорируй это.
    Я продолжил изменять их. Снова и снова.
    Они вновь изменились, но этот раз поменяв формы. Вытянувшись и удлинившись так, что уже были в два моих роста, а их хвосты напоминали металлическую стену.
    Я вновь атаковал. Но хвост дракона промелькнул возле моего носа.
    Но вновь ничего. Я не могу его даже поцарапать.
    Но я не имею права сдаться. Я продолжил искать правильную форму, способную убить этого монстра.
    Все Биоманты такие. Они становятся сильнее, изменяя себя и меня свои способности, все время подстраиваясь по конкретную ситуацию. Переписывая себя. После каждой битвы – это совершенно другие существа.
    Именно так и выигрываются войны.
    Чаще всего они используют свою генетическую память. Воспоминания тех, кто сражался с определенным противником до них.
    Но у человечества нет воспоминания о сражении с этими драконами. Мы их только встретили.
    А значит…Я сам найду ответ.
    Естественный отбор.
    Числа! Вот, что мне нужно!
    Мои клинки затряслись в экстазе, разделяясь на тысячу новых, витающих в воздухе, а затем возвращающихся в мою руку.
    Я не уверен…Порежут они дракона всю тысячу раз, или один раз тысячей клинков. В попробую все возможные комбинации.
    Каждый клинок был наделен собственными уникальными характеристиками. Но все они были примитивными и грубыми.
    Девять сотен девяносто девять клинков сломались с тихим шелестом, не нанеся монстру урона. Но один из них…один – единственный, смог поцарапать драконью кожу.
    Я использовал его основу для следующего поколения. Он стал отцом, для следующей тысячи. Каждый из них обладал небольшими изменениями.
    Но этот раз, два моих клинка смогли причинить ему урон. Я использовал их.
    Только самые выносливые и боеспособные имеют право на выживание и размножение.
    Пока не пройдет множество поколений.
    Один из моих клинков смог впиться в зуб дракона, и он выронил контейнер. Я не боялся, что он его повредит. Я боялся, что он его потеряет.
    Это только начало. Нужно продолжать. Нужно изменять. Эволюционировать.
    Я продолжил бесконечный процесс своей мини – эволюции. Но она не всегда создает лучшие экземпляры. Она просто дает возможность жить тем, кто родился с правильными генами.
    Битва против пустынного дракона. Я направляю эволюцию своего оружия именно против него. А значит, а эти клинки станут абсолютно бесполезными против любой другой твари. Простое оружие, созданное только для уничтожения, не может быть использовано по другому.
    Я продолжил изменять. У меня ушло пять минут на то, что заняло бы пять тысяч лет. Большинство из моих клинков, напоминают собой уже кровавы болты, на реактивной тяге. Очень длинные и очень тонкие. Они уже могут легко проходить сквозь кожу дракона и почти не ломаются. Теперь они наносят больший урон. Но лишь слегка.
    И они не смогут повредить больше никого, кроме этого монстра. И только его.
    Еще немного времени…Еще чуть-чуть.
    Все…Я выдохся… Больше я ничего не могу изменить. Придется драться тем, что есть.
    Его хвост вновь устремился ко мне. Если я не смогу блокировать его – я умру.
    Я поднял свое измененное оружие. Сработает ли ? Проживу ли я еще секунду ?
    Давайте узнаем…


    Перед тем, как я понял, что случилось, голова дракона отделилась от тела и исчезла в темноте, и лишь тело его, еще несколько мгновение билось в конвульсиях, орошая холодный песок своей кровью.
    Она светилась в темноте. Это было даже красиво.
    Мое оружие исчезло, опадая пылью к моим ногам. Оно стало бесполезным, но могло послужить, в будущем, для создания универсального оружия, направленного на истребление животных данного типа.
    Эти полупрозрачные поделки вызывают только смех…Они всего лишь жалкое подобие настоящей силы. Хе, их даже оружием называть стыдно. Это - хирургический инструмент. То, что не приспособлено для убийства.
    И у меня было такое ощущение, что вместо настоящего меча я сражался скальпелем.
    Внезапный холод в груди, а затем тихий, такой нежный и ненавязчивый шепот, которому хотелось просто слушать – вывел меня из полусонного состояния.
    Первые признаки явления потусторонних сил. Я использовал лишь крохотную толику своих сил, едва ли превосходящий обычный шелест, вызванный психическими наркотиками, но привлек настолько пристальное внимание, что, похоже, сюда вскоре слетятся все, кто хочет отведать чужой души. Монстры. Изверги. Демоны. Называйте их, как хотите – смысл не изменится.
    В обычном состоянии, они бы меня даже не заметили. И не осознали бы – что их убило. Но сейчас… Я могу сделать только одно.
    - Что - ж… - я прижал указательный и средний пальцы к правому виску и закрыл глаза, прекрасно понимая, что меня сейчас ждет.
    - Переписать…


    - Ау! – Вырвалось у меня.
    - АУ! – во второй раз повторил я.
    - А-а-а-а-а-а-у. – уже с не скрываемым удовольствием пропела моя глотка.
    Хм, а мне нравится. Хороший голос, хотя горло немного болит. Интересно почему ? Хотя, какая разница ?! Целебные листья Иговавы с планета Рай 2 – вылечат любой горло, попутно вернув тебя из мертвых. Хорошее растение. Ценное. Редкое. Дорогое. А на вкус, как старые носки.
    И что я, вообще здесь делаю ?
    Я быстро осмотрелся, одновременно пытаясь собрать воедино разрозненные осколки памяти. Самое удивительное, что мне удалось и то и другое. И первое, что я понял – я был занудой. Большим занудой. Настолько занудным занудой, что приобрел архетип Темного страдающего героя, которого все бросили. Мне было так одиноко…Так хотелось поплакать…
    Я всхлипнул и вытер глаза рукой. А затем шморгнул носом.
    Зануда, твоя место занял новый Я! Славьте меня!
    Почему ? Я - клевый. А клевым - все сходит с рук. Они ведут людей вперед, сжигая врагов своей крутизной! Даже демоны убежали, поджав свои психокинетические воплощения. Хотя основная причина в том, что я полностью себя переписал, досконально изменив свой образ мышления и кардинально поменяв полюса своей личности, поставив их симметрично уровню психотропной энергии этой части галактики, подогнав себя под квантовую сигнатуру местного энергетического уровня, полностью стерев со средств обнаружения варп – чувствительных существа, став неким подобием энергетического фантома.
    Хотя я не отбрасываю той возможности, что они просто испугались меня, потому, что я - клевый.
    Итак…Где это мы ?
    Две сияющие, даже сквозь плазменные всполохи, луны ярко освещали растянувшуюся перед моим взглядом, выжженную солнцем, пустошь. Тишина, что так помогала думать, царила здесь восседая на высоком троне, поставив на колени все остальные ощущения. Редкие порывы холодного ночного ветра, выписывали на песке вычурные фигуры, словно бы сама Королева Тишина писала мне послание. Очень простое и одновременно очень сложное, проникающее в самые сокровенные уголки моей души…
    «Луна. Песок. Мертвый динозавр за твоей спиной. Эти брызги крови тебе очень идут.»
    «Спасибо тебе, о Стерва - Тишина
    Хотя мадам – писательница была права. Я действительно был забрызган с ног до головы, светящейся в темноте кровью динозавра. Динозавра…Я люблю динозавров. Они большие. Могучие. Их очень много. И у каждого вида свой подвид. Но я не люблю, когда они пытаются меня сожрать. Не люблю, когда они пытаются меня догнать. И не люблю, когда они ломают мое оборудование!
    Легкий вздох был мне ответом. Я ощущал себя так, словно мое сознание вмещало в себя несколько моделей поведения, очнувшихся одновременно и захотевших взять контроль на себя. Но хотели они этого – все одновременно.
    Сейчас я ничего не мог поделать – такова плата за то, что я так жаждал.


    - Бум-бум! Шака-ла-ка! Шака-ла-ка! БУМ-БУМ! Шака-ла-ка! Шака-ла-ка! – пел мой динозавр, пока я подпрыгивал на его спине, отбивая себе последние мышцы на заднице.
    - Бум-бум! – вновь пропел динозавр.
    - ДА ЗАТКНИСЬ ТЫ! – мой голос, казалось, сам вырвал воткнутый мне в горло шланг, обвязал его вокруг шеи Дракона и начал душить его, пока эта скотина не заткнулась!
    - Бум-бум ? – голова ящера повернулась примерно на 240 градусов, и уставилась на меня своим не мигающим взглядом. Честно признаться – было немного жутковато.
    - Ладно…Пой. – все же ответил я, понимая, что выиграть эту битву я просто не смогу.
    - Шака-ла-ка! Шака-ла-ка! – радостно пропел ящер и побежал дальше, позволяя мне ощутить каждый позвонок его широкой спины.
    Да. Динозавр жив. Кто я такой, что убивать ни в чем не повинную зверушку, что играючи вскрывает танк и с наслаждение пожирает экипаж ? И я думаю, что никто.
    У этой твари уже через полчаса, после того, как я оттер кровь – отросла новая голова, и он бросился меня яростно облизывать, размазывая по моей одежде свои козявки. Бррр…
    Вот есть у местного животного мира такая особенность. Если победил – то он твой до ближайшего вторника. Ненавижу вторники.
    Если в двух словах, то я запрыгнул на него, пришпорил своими сапогами с металлическими набойками, и героически взмахнув шляпой, унесся в сторону рассвета. Как бы по - идиотски это не звучало, но так оно все и произошло. По крайней мере, мне так казалось.
    Но и здесь есть свои плюсы! Я проделал почти всю дорогу до города всего за каких – то четыре часа! Почти как на краулере!
    - Бум-бум!
    - Я тебя пристрелю!!!
    - Шака-ла-ка! Шака-ла-ка!

    Да. Эта скотина еще и поет.


    Несколько месяцев спустя.
    Два десантно – штурмовых носителя, «Валькирии», на огромной скорости пролетали над разразившихся, в каких-то двух километрах под ними, бойней. Ориентируясь почти в слепую, корабли каждый раз вздрагивали, когда очередной фугас разрывался в считанных метрах от выжимающих, весь допустимый, максимум машин.
    Очередной заряд взорвался совсем рядом, но грохот, оставшийся после него, казалось, раздался внутри самой Валькирии, не несколько мгновений оглушив ее пассажиров.
    - Ниже! – крикнул один из них: Раненым нужен кислород!
    И он был прав. Чем ниже летели носители, тем больше кислорода поступало людям и, тем больше шансов было у раненых. Но тем самым увеличивался риск быть сбитым с земли.
    - Попробуем! – ответный крик второго пилота был почти полностью заглушен еще одним разорвавшимся в воздухе фугасом.
    Обе «Валькирии» являлись санитарной авиацией, предназначенной для вылета в горячие точки планеты, для оказания медицинской помощи тяжело раненым гвардейцам, с последующей транспортацией их в уже хорошо оборудованный медицинский комплекс.
    - Не пробуй! – вновь раздался прежний голос: Делай!
    Пилот ничего не ответил, но машину еще раз тряхнуло и все почувствовали, как она пошла на снижение. Кричащий же наклонился над одним из лежащих, на холодном металлическом, полу тел и, буквальной вцепился в, висевшем на его груди, жетон.
    Весь внутренний отсек носителя был переоборудован под медицинские нужды спасателей. Там, где в обычной машине помещалось двенадцать человек, сейчас едва ли нашлось место для шести. Каждый сантиметр отсека был уставлен, прикрепленными к ним сумками, и специальными приборами, что могли пригодится людям во время их оперативной работы.
    - Третья! – крикнул врач, протягивая руку в сторону. Один из медиков, что был на подхвате, тут же расстегнул одну из сумок и достал пару полу прозрачных пакетов и передал из врачу. Тот тут же подвесил их за, выступающий из переборки, штырь и, быстро продезинфицировав иглу, наклонился над раненым.
    Вся спасательная команда являла собой шесть человек экипажа и двух пилотов, что непрерывно следили над обстановкой и не давали носителю попасть под снаряды или разбиться к чертовой матери. Экипаж же состоял из одного полевого врача и двух медиков, что помогали ему в его нелегком деле. Оставшиеся трое были обычными солдатами, что защищали как сам носитель, так и находившихся в нем людей, управляя встроенными в борт «Валькирии» болтерами.
    - Черт! – до скрежета сжал зубы врач, потирая руку лежащего на полу пациента. Второй же раненый лежал рядом и с ним возились оба медика. Третий умер еще до того, как его погрузили на борт.
    - Он потерял слишком много крови. Вены очень тонкие… - вслух произносил врач, разговаривая с кем-то по рации. Наконец он воткнул иглу в вену и продолжил: Двое раненых. Самодельная мина орков. У первого множественные осколочные ранения лица и верхней части груди. – человек перевел взгляд на тело, над которым во всю работали его помощники: Ожоги второй степени, раздробленные кости правового плечевого сустава. Переломы второй, третьей и восьмого ребер. Группа крови - первая положительная.
    - Доктор Ликос!
    – подал голос один из медиков: Он не хочет одевать кислородную маску.
    Раненый, едва различимо мычал от боли, каждый отворачивая изуродованное и залитое кровью лицо от маски, словно пытаясь что-то сказать.
    - Рот проверьте! – приказал врач.
    Медик тут же осторожно, не замечая, как горячая кровь заливает его черный армейские перчатки, медленно прикоснулся к лицу человека и немного отодвинул ему нижнюю челюсть, заглядывая в глотку.
    - У него во рту кровь собирается.
    - Делай Трахеостомию. Жень!
    – обратился Доктор Ликос к пилоту: Держи ровнее!
    - Второй. Имеет множественные осколочные ранения тела и ожоги второй степени.
    – продолжил врач, прерванный разговор: Потеря правой нижней конечности по голень. Множественные внутренние переломы и… Готовьте операционную!
    - Уже готовы, док.
    – раздался в наушниках голос диспетчера: Расчетное время прибытия ?
    - Мы укладываемся в сорок пять минут.
    – подал голос пилот: 22-4. Повторяю 22-4.
    - Принято 417. Код 22-4.

    - Почему кровь не останавливается ? – Ликосу казалось, что она нашел и улучшил состояние всех ран пациента, что выигрывало им те драгоценные минуты, до приземления. Но умирающий все так-же терял кровь и доктору это не нравилось.
    - Сэм. – голос его звучал сосредоточенно, он еще реза осматривал лежащего без гвардейца: Помоги. Где-то здесь еще одна рана.
    Медик тут же пробрался к врачу и начал медленно и аккуратно осматривать раненого бойца, постепенно приподнимая его тело.
    - Нашел! – оповестил он человека: Рядом с ключицей. Два миллиметра. Осколочная.
    - Углуби. Вытащи. Продезинфицируй. Залей раствором.
    – немедленно прозвучал приказ: Я не мог ее пропустить.
    - Умная мина ?
    - Черт.
    – мужчина до скрипа сжал зубы: Только не эти маленькие ублюдки.
    Умные мины, как прозвали их солдаты, являлись хитро замаскированными ловушками орков. Суть их заключалась в том, что когда мина взрывалась, она не только убивала и калечила, но и вводила в раны миниатюрные осколки из странного серебряного металла, названия которого не знали даже техножрецы. Так вот эти осколки, как только попадали в тело жертвы – тут же начинали путешествовать по ее венам, впиваясь и разрывая мягкие ткани, постепенно пробираясь к сердцу. У жертвы почти не оставалось никаких шансов на выживание. Металл нельзя было примагнитить, вывести или обнаружить никаким либо способом, кроме как зрительным. Даже когда серебряный осколок просто лежал, выведенный из организма, стоило только поднести к нему палец – он тут же начинал медленно, но верно двигаться по направлению к нему.
    Сплав, созданный чтобы убивать.
    - А нет, док! Повезло! – медик достал обычный осколок металла и показал его врачу: Обычная.
    - Отлично. А теперь…

    - Это 417. – голос одного из солдат, что охраняли «Валькирию», ворвался в эфир: Мой болтер не досылает патрон.
    - Открывал ? Смотрел ? Перезаряжал ?
    – голос второго солдата, был более уставшим, чем у первого, но все еще живым.
    - Да. Придется брать ручной.
    - Сэм.
    – Ликос, не отводя, спрятанной под защитной маской, лица кивнул в сторону солдата: Иди, помоги. Возьми второй. Если нас подстрелят в воздухе - нам это не поможет. А здесь мы и вдвоем справимся.


    - Док ? – раздался уже знакомый голос справа от меня.
    - Хм ? – только и смог ответить я, наслаждаясь кратковременной тишиной. Уже много времени прошло с тех пор, как я стал врачом спасательной команды медиков Имперской гвардии. До сих пор забавно вспоминать, как меня хотели сначала расстрелять, подозревая во мне шпиона, из – за того большого ящика, который все упорно именовали гробом. Но как только узнали что я врач, то тут же устроили мне полевое испытание, связанное со спасением местных поселенцев, что оказалось той еще задачей. И с тех пор меня отправляют в самые горячие точки планеты, чтобы вытаскивать людей из почти безнадежных ситуаций.
    - Затишье перед бурей, да ? – обратился ко мне один из приставленных ко мне людей.
    - Не сглазь. – только и ответил я, не слыша за спиной ревущих за толстой броней «Валькирии», двигателей.
    - А вы суеверный.
    - С возрастом становишься.
    - Слышали новость ?
    – солдат, что напротив меня, затянулся сигаретой и продолжил: Сегодня к нам пребывает подкрепление.
    - Псайкеры. Хе.
    - медик залез в верхний карман униформы, достал и себе сигарету: Слышал.
    - Плюс пара полков Гвардии.
    - А-а-а-а.
    – парень простоя махнул рукой, словно бы отметая оставшиеся новости: Главное – это псайкеры. Наших же всех убили.
    - Я одновременно рад.
    – рассмеялся солдат: И плачу.
    - Рад тому, что эти монстры мертвы. А плачешь из-за того, что теперь самому придется драться с аналогичными монстрами.
    - Агась…

    Дальше я не вслушивался. Обычный солдатский треп. Скоро перейдут на баб и пиво.
    - Сто дорог, прошли по ста планетам! Сотни раз попадали в переплет! Вставай солдат сейчас пойдет… - пропел кто-то их экипажа.
    Ну вот, а я о чем говорил. Одна радость, что дорога не такая уж и дальняя. Летим на один из аванпостов гвардии. Хотя гвардейцев там и нет. Просто несколько десятков местных, что решили подзаработать время от времени оповещая нас о приближении орков. Мы и не отказывались. Все наши ресурсы уходят на то, чтобы не дать прорваться зеленой лавине дальше наших заграждение. Держим их в кольце. Но с каждым днем оно все тоньше. Поэтому помощь, хоть и платная, местных, а также прибытие подмоги, как бальзам на душу.
    Основная задача нашей текущей миссии, заключается в том, чтобы прилететь, помочь нескольким раненым, что пострадали от нападения местных хищников и лететь обратно. Орков здесь нет, а если будут – то это означает, что они свободно могут проходить сквозь наше заградительное кольцо. А это очень плохо. Все понимают, что означает.
    - Снижаемся. – раздался в ушах голос Евгения, нашего пилота, что ни раз вытаскивал нас из самых паршивых ситуаций: Тридцать секунд.
    Я поднялся, разминая шею, и держась за страховочные тросы, одел на спину рюкзак со снаряжением. В этом поселении мы пробудим примерно восемь часов- если ничего не изменится. А даже восемь часов – вдали от орков и войны, в окружении местных жителей – просто сказка, а не задание.
    - Удачи парни. – Дима поднял большой палец вверх, когда мы отошли от «Валькирии» на несколько метров, и который был отчетливо виден сквозь прозрачное, бронированное стекло кабины.
    Как только самолет скрылся с наших глаз, мы быстро, уже привычным, нам шагом, направились в сторону поселения, что расположилось от нас в двухстах метрах. Хотя и поселением его было назвать сложно. Около двух десятков, слепленных из спрессованного песка и запрятанных за невысокую стену.
    - Смотри, махает. – один из солдат кивнул в сторону вышки, на которой едва различимой тенью двигалась конечность кого-то, похожего на человека.
    - Так помаши в ответ. – посоветовал я.
    Гвардеец просто пожал плечами и поднял вверх открытую ладонь.


    Когда мы подошли – на вышке все еще махали.
    - Знаете. – подал голос Сэм: Мне не нравится его жизнерадостность.
    Все только рассмеялись над его словами. А когда мы входили в город смеяться начал и он сам.
    - Эй! Есть здесь кто-нибудь! – мой голос эхом отразился по пустующим улочкам городка:Санитары прибыли.
    Но город молчал. Это становится подозрительным.
    - Странно. А где все ? – Сэм обвел взглядом местность и с какой-то долей нервозности поднял свой лазган.
    - Да. – ответил ему второй солдат: Смотрите. Наш жизнерадостный пропал.
    - Когда успел ? Я даже ничего не заметил !

    Это начинает раздражать.
    - Смотрите! – Сэм резко хлопнул меня по плечу и развернул меня на сто восемьдесят градусов, чтобы мои глаза могли увидеть то, что видел он.
    Серый, переливающийся при свете плазменных взрывов туман, поднимался на многие километры вверх там, где, примерно, находилось поле боя. И наши люди.
    - Так. Вызывай Дмитрия. Надо возвращаться. – приказал я, первым уходя в зону эвакуации.
    Но через несколько шагов я замер, наконец-то осознавая то, чего не хотел признать. То, что мой мозг отрицал, пытаясь блокировать мои воспоминания.
    - Считай тени… - мои губы словно обрели свою собственную жизнь и повторили: Считай тени…
    - Что, Док ?

    Я медленно повернулся в сторону своих людей, опасаясь всего одной вещи. Но я знал, что так и будет. Боялся. Отрицал. Но в глубине души я все прекрасно понимал.
    - Док ? – повторил гвардеец.
    - У тебя… - он не понимал, но он уже был мертв: Три тени.
    - Что ?
    – удивленно переспросил он и опустил свой взгляд.


    Тела мертвых орков, лежащие вперемешку с телами мертвых людей и на прибывшего сюда, на свое несчастье, отряда гвардейцев – не вызывало подозрения в том, кто именно напал на поселение.
    Кабалиты проводили последние приготовления, маскируя как следы своего пребывания так и отметины хирургического вмешательства на теле орков . Они не использовали свое оружие, лишь снаряжение зеленокожих варваров.
    Но, когда все уже было закончено и Эльдары уже собирались уходить – одно из тел, что считалось мертвым и было изуродовано, резким, совершенно не человеческим движением бросило себя вперед, впиваясь сзади в ближайшую рыжеволосую кабалитку, в отполированной до глазной боли, брони.
    Эльдары среагировали мгновенно, не скупясь использовать свое собственное оружие, но каждый их выстрел был остановлен возникшей из ниоткуда переливающейся золотом сферы, что поглотило Темную и изуродованного человека.
    - Эльда-а-ары… - прошелестело оно, держа женщину сзади единственной целой рукой, что впилась ей в шею. Как Темная не пыталась, но ни могла шевельнуть ни мускулом.
    - Эльда-а-а-ары. – повторил Мон-Кей, на этот раз на почти чистом наречии звездного народа. Чтобы было практически невозможно. Варварские связки и мысли, просто не приспособлены для общения на их языке. Однако Мон-Кей смог. И если не мысленно, то хотя бы говором.
    Тело обвело, рассеченным на части лицом, столпившихся вокруг сферы Эльдаров и глухо рассмеялось: Эльда-а-а-ары. Зде-е-е-есь. – словно змея, прошелестело оно. Тело начало водить своим невидящими взглядом по лицам живых, словно бы безошибочно знало кого искать, проверяло каждого, поведение, душу и затем остановило свой выбор на одной из женщин: Архо-о-о-онт, вы потеря-я-я-ли свою маскир-о-о-о-овку ? – задало вопрос тело, но и само тут же ответило: Уви-и-и-идим при нашей встре-е-е-ече. Но сейчас...мне нужно но-о-о-овое тело. – голова мертвеца глубоко вдохнуло запах женщины, отстутствующим носом: Это подойде-е-ет. Равноце-е-енный обме-е-е-ен... Вы убили меня-я-я. Я забираю ее жи-и-и-изнь.
    Как только эти слова были произнесены, сфера начала тухнуть, испарятся и таять. Таять, пока после нее ни осталось ничего. Ни ее. Ни тела. Ни Темной.


    Модератор ФРПГ Warhammer 40.000
    Сам не верю. Но теперь я занимаюсь там ВСЕМ. И если говорю всем, то значит всем.
    Не в сети
    Профиль пользователя Призрак Написать личное сообщение пользователю Призрак
    31.12.2013, 13:28

    741
    10


    Пост пользователя KaiserVonBlut, который он не мог выложить самостоятельно по техническим причинам.
    Верект работал пятый час. Дело бы шло, возможно, быстрее, но характер Айсфира подразумевал крайнее недоверие к манипуляторам, кои очень любили его коллеги. Веректу намного приятней было ощущать плоть и сталь своими руками, сминая и перебирая ткани длинными узловатыми пальцами.
    Гомункул "испортил" трёх орков, которые лежали в уголке и бешено орали, дожидаясь своей участи стать частью талоса. Добиться послушания на биологическом уровне просто было только на мон'кейских выродках. Эти же полугрибы постоянно "сбоили", и ожидаемым результатам несколько не благоволили. Верект взял длинный узкий агонизатор и сделал крестообразный надрез на затылке. Оттуда брызнула сперва серо-зелёная субстанция, затем потекло красное подобие крови. Верект засунул палец в рану и, вращая кистью по кругу, намотал на верхнюю фалангу не то жилу, не то узкую и атрофированную извилину, не то сосуд. Резко дёрнув на себя, Верект вдруг понял, что орк не орёт и дёргает только правой верхней рукой. Отметив это, Айсфир сделал ещё один надрез, засунув туда второй палец. В движение пришла правая нога. Чуть оскалившись, друичи кругом срезал плоть и кожу с затылка орка, и внимательно посмотрел, что он там дёргал. Примитивный элемент контроля был найден, но требовалось закрепить.
    В пределах следующих трёх часов Айсфир умудрился "сломать" ещё трёх орков, но в конце концов, понял, как заставить ту тварь подчиняться простым приказам и выполнять базовые действия. Небольшие паучки из стали с эфирной субстанцией, подобно той, из чего состоит медуза, внутри "брюшка" были посажены каждому из орков в затылочную часть, грубо стянутую стальной нитью. Чтобы новый аугмент не был заметен, Верект надел на каждого из орков их идиотские шлема с шипами, гвоздями и Голодная Сука знает чем ещё. Их примитивное оружие было роздано по "владельцам". Закончив оснащение новых послушных собачек, жизненный цикл которых не должен превышать суток, Гомункул подозвал к себе сибарита и дёрнул за длинную цепь, где-то к середине которой начинались зазубренные, пропитанные болеусиливающим ядом, лезвия и шипы. На том конце цепи сидело двое рабов, бывшие раньше разнополыми, но превращённых лёгкой рукой гомункула в непонятные куски мяса с руками и ногами. Рабы несли резной изящный стул и Экстракт, сибарит - свою задницу. когда все предстали перед Веректом, тот сел на стул, и, втянув Экстракт, посмотрел на покорно ждущего сибарита.
    — Узнай у Лаээлль'к координаты. Незаметно для всех отведи туда это. Так же возвращайся.
    — Да, повелитель, — кивнул Сибарит и поторопился удалиться выполнять приказ. Орки ровным строем шли за ним. Их ВАААГХ-составляющая должна включиться, как только на горизонте появятся мон'кеи. Если последние не идиоты - они дадут уйти зелёным к их лагерю. Таким образом, стравить мон'кеев и ублюдских орков получится и можно будет заниматься другими делами.
    Шорох в тенях пещеры не укрылся от Айсфира Веректа, и тот хлопнул в ладони, что должно было символизировать готовность к диалогу. спустя пару мгновений перед Веректом возник Мандрагора. Он склонил голову и протянул сумку из кожи. Верект взял и криво ухмыльнулся.
    — Вашша доооочь заааплатила… — Мандрагора говорил с придыханием, чем чуть не вызвал презрительный смешок в своё лицо, но Верект сдержался.
    — Я знаю. Итак. Димитрий. Красный. Передайте от меня предложение. Он хочет вечной молодости — это не проблема. Вопрос в том, что он готов дать взамен.
    Мандрагора кивнул и растворился в тени, оставив Веректа размышлять, как Раббена нашла Мысль Порочного или подобную ерунду.


    Сообщение отредактировал VIKSTRA - Вторник, 31.12.2013, 13:31
    Не в сети
    Профиль пользователя VIKSTRA Написать личное сообщение пользователю VIKSTRA
    31.12.2013, 18:21

    34
    7


    Ситуация напоминала короткое замыкание в древнем механизме Механикумов: Колонна продвигалась уже несколько часов и не встретила ровно никакого сопротивления. Машины миновали несколько минных полей, оставленные заграждения и покинутую технику орков, по внешнему виду которой нельзя было определить, подбиты ли они в бою или просто брошены в целости. Несмотря на казавшееся поначалу разумным предложение лейтенанта Дэши уничтожать технику ксеносов, Гилл запретил это, ссылаясь на наверняка огромное количество данного ночного кошмара механикумов впереди и нехватки боеприпасов для ее ликвидации. Как оказалось, штабс-капитан был прав: колонна миновала по меньшей мере батальон брошенной техники, недвусмысленно намекая на степень угрозы так и не состоявшейся атаки.
    Как бы Гиллу не хотелось выполнять приказ в точности: просто продвигаться вперед, штабс-капитан осознавал, что подобная разведка без, собственного, разведки привет к плачевным результатам. Точнее к их отсутствию. В лучшем случае - Безик отправит нас обратно в туман, в худшем... О худшем Джин предпочитал не думать. Посему при обнаружении каждого мало-мальски серьезного лагеря колонна останавливалась, солдаты высаживались и прочесывали лагерь. Это происходило уже 4 раза и все 4 раза безрезультатно. В лагерях было полно следов присутствия орков: хлама, чей функционал остался загадкой, мусора и экскрементов, но самих зеленокожих не наблюдалось. К исходу шестого часа столь безрезультатной разведки в ухе Гилла раздался голос, принадлежащий ведущему пары разведывательных шагоходов:
    - Штабс-капитан, сэр, на связи «Паломник-1», наблюдаю аванпост зеленокоэих впереди. 200 метров. Сканеры и ауспексы не фиксируют движения или живых существ.
    - Принято Паломник. Дэши! В какой раз уже не верю, что сам говорю это, но готовь людей: развертываемся и проверяем аванпост!
    В воксе раздалось подтверждение лейтенанта, и Джин убрал палец от уха, бросив взгляд на десант своей "Химеры": ротное командное отделение Гилла, 10 человек, сплошняком ветераны. Некоторые бойцы спали, кто-то шептал литанию, двое активно обсуждали размер груди медички, которую они каким-то образом умудрились увидеть в расположении Гвардии. Предмет разговора Джина заинтересовал, и он было навострил ухо, однако поняв из разговора, что пресловутая медичка каким-то образом связана с Перецптором, которого бойцы видели рядом с ней, Гилл сразу же потерял всякий интерес к теме и переключил внимание на Бурса.
    Ординарец спокойной чистил свой лонглаз, не скрывая скуки. Капрал Бурс был в 21м с самого начала и за 11 лет боев успел заработать славу одного матерого, самого меткого и, что пожалуй самое важное, бесстрашного до безобразия бойца полка. Бурс не был наивен и не питал иллюзий касательно натуры Гилла, однако штабс-капитана уважал, хотя бы за то, что при всей своей сомнительной природе, он сохранял трезвость ума и жизни своих солдат. Джину же Бурс был удобен своей исполнительностью и выдающейся храбростью, позволявшей поручать ординарцу такие задачи, на выполнение которых у самого Джина не хватило бы духа. Заметив пристальный взгляд Джина, ординарец повернулся к офицеру:
    Еще один лагерь, сэр? Давно пора. А то ноги затекли и дышать здесь решительно нечем.
    А я бы и дальше предпочел кататься, Бурс. Не передумал насчет лонглаза? Туман подрассеялся, но дальность видимости не особо к снайперскому оружию располагает.
    Нет, сэр. Я без свой «Дарлин» никуда. Она уже как часть меня стала.
    Ну, как знаешь... Так! Подъем, охломоны! Готовность 30 секунд! Пора проветрить нашу "коробочку"! Парни, повторяю вновь, хотя вы и не новички! Не шляемся поодиночке, постоянно остаемся в видимости товарищей. Если что-то заметили, я не хочу слышать «кажется там ящерица», я хочу услышать «кажется там ящерица с простреленной башкой». Все, работаем!
    Химеры резко затормозили, почти одновременно с этим открылась аппарели в кормах корпусов и почти 6 десятков человек быстро выбрались наружу присоединяясь к гвардейцам, что ехали на броне и уже спрыгнули на землю, организовав защитный периметр. Гилл выбрался последним и, после секундного замешательства, вместо своего лазгана отдал предпочтение болт-пистолету в паре с цепным мечом, посчитав, что при такой видимости это лучший выбор. Штабс-капитан осмотрелся и, тяжело вздохнув, и взмахнул мечом, приказывая выдвигаться. Солдаты двинулись веред, проверяя каждый метр на предмет зеленокожей, да и вообще любой угрозы. Бурс двигался в метре от Джина «ощупывая» прицелом своей винтовки метр за метром, взгляд капрала выдавал его плохо скрываемую жажду боя, но дыхание и сердцебиение были спокойны – он умел держать себя в руках.
    Группа прошла уже через весь лагерь, осмотрев каждый закуток и угол: ничего, кроме хлама и отходов. Ничего. Ни трупов, ни орков, ничего. И везде следы и продукты их недавнего пребывания… Примерно в тот же момент кто-то негромко выматерился когда в прямом смысле слова вступил в этот самый продукт орочьей жизнедеятельности. Впереди послышались шаги, группа сразу рассыпалась, занимая укрытия, Джин юркнул за какую-то бочку рядом с Бурсом и вскинул болт-пистолет целясь вместе со своими солдатами в туман. Однако вместо орочьего рева или какого-нибудь подобного враждебного звука раздался голос лейтенанта:
    Штабс-капитан, сэр! Это вы?
    Джин опустил пистолет и дал отбой солдатам. Из тумана появился Лейтенант Дэши и его отделение. Это означало, что они уже прочесали пятый лагерь, но так ничего и не нашли. К облегчению, и одновременному усилению настороженности касательно происходящего.
    Дэши! Что у тебя?
    Чисто, сэр! Орков здесь нет.
    Прямо не знаю, пугает меня эта новость или радует…. Следы?
    На каждом шагу, сэр, но демоны варпа меня дери, если они что-то проясняют.
    Ладно, уточняю, есть какие-нибудь следы боя?
    Э-э… Сэр, при всем уважении… Это лагерь орков, он и в первозданном-то состоянии выглядит как после хорошей артподготовки…
    Да, верно. Ладно, нечего тут ловить, по машинам, валим отсюда.
    Сэр, Можно вас на минутку? – Дэши подошел поближе и указал на бредущих к "Химерам" гвардейцев - Мы уже часов 7 шляемся по этой треклятой пустоши… Солдатам неплохо бы перекусить и отдохнуть. Ну не тут конечно, не в лагере орков, но разбивать бивак надо.
    Гилл наклонил голову: в словах лейтенанта был толк. Им нужно пройти еще слишком большое расстояние, а солдатам нужно сохранять бдительность и быть наготове, им нужен был отдых. Джин выудил схемную таблицу и активировал ее. Над планшетом появилась голограмма демонстрирующая карту данной области на момент последнего картографирования – еще до прихода орков. Джин несколько сместил изображение, увеличил его и ткнул пальцем в трехмерные разрушенные постройки:
    В полутора часах пути от этого варпового места, должен бы находиться заброшенный еще до прихода орков поселок… надеюсь, зеленокожие не растащили его по камешку. Это не слишком отклоняется от нашего маршрута, так что остановимся там на привал - Лейтенант согласно кивнул и Гилл, приложив палец к уху, связался со «Стражами», ожидающими неподалеку результатов обыска – «Паломник-1»! Новая цель! Отклоняемся от нынешнего курса! Двигайте на северо-восток, там, кломов через 50 есть… ну, я надеюсь, что оно есть… В общем там поселение. Проверить, доложить, ну вы в курсе.
    Получив утвердительный ответ от шагоходов, Гилл отдал приказ на посадку. Солдаты исполнили указание с охотой, мало кому хотелось торчать в пусть даже пустом, но противном самому человеческому существу лагере ксеносов. Джин встал на аппарель, когда его рукава коснулся Бурс и попросил разрешения ехать на броне, утомленный сидением внутри бмп. Гилл усмехнулся и дал добро «вот же ж шило в…» Бурс резво забрался на башню Химеры и постучал пару раз, давая знак к отправлению. Аппарель захлопнулась, и колонна, взревев двигателями, двинулась в путь, безуспешно пытаясь рассеять фарами густой туман. Джин в очередной раз поглядел на карту и убрал планшет, убедившись в отсутствии более подходящих мест ночевки, прикрыл глаза… и в тот же момент слух пронзил дикий, явно нечеловеческий хохот, практически сразу потонувший в дружном треске лазганов. Вокс закричал голосом Бурса «Контакт!». Штабс-капитан вскочил со своего места и, открыв бронезаслонку, выглянул в амбразуру, однако разобрать что-то в таком тумане было сложнее, чем определить пол Слаанеша, посему Гиллу, приправляя все изрядной порцией мата, в срочном порядке пришлось выбираться наружу самому.
    Бурс! Твою бога-Императора в душу мать! Вся группа за 7 часов ни одного сраного орка не нашла, а тебе понадобилось всего 40 секунд на броне! Это же орк был? – Джин с болт-пистолетом наготове поглядел на ординарца и тот мрачно кивнул – и где он?
    Капрал пожал плечами и мотнул головой на туман, который и поглотил труп ксеноса. Джин в очередной раз выругался в лучших традициях пьяниц нижних уровней подулья и связался со «Стражем» в арьергарде колонны:
    "Паломник-3", прокляни Император твою душу! Ты у нас развед-шагоход или хрен гроксовый? Какого варпа ты пропустил орка? У тебя там ауспексов и сканеров больше, чем волдырей на теле нурглита! Почему не засек?!
    Сэр, я его засек… Но в последний момент. Он появился словно из ниоткуда. Прямо из воздуха… Просто взя… Контакт! НА 2 часа! - резко рявкнул пилот «Стража», на этот раз сработав на удивление оперативно.
    Все гвардейцы резко вскинули лазганы в ожидании очередной атаки, но выстрелить по выпрыгнувшей из ниоткуда твари никто из не успел: тело ксеноса разорвало короткой очередью из спаренного башенного болтера «Химеры», стрелок который также услышал предупреждение «Паломника». Джин выжидающе глядел в жуткую мглу еще несколько мгновений, покуда остатки орка не поглотил туман. Капрал Бурс спрыгнул на землю, чертыхнулся и задумчиво проговорил:
    Сэр… Я не уверен… Хотя к демонам, это дерьмо, я уверен: Этот тот же самый! Что за варпова магия здесь творится?!
    Ординарца поддержали еще несколько голосов, в какой раз убеждая Джина в мысли, что они вляпались в очень серьезное дерьмо. Варп меня дери, да это хуже чем после пьянки обнаружить себя в одной постели с Огрином… Штабс-капитан поднял руку и отдал приказ к выдвижению, не желая более ни секунды испытывать терпение Императора и собственную удачу. Солдаты быстро погрузились в бмп, и те, спустя пару секунд, взревев двигателями, двинулись к поселению с максимально возможной скоростью.
    Колонна достигла места своего назначения спустя час, выдвинувшиеся в авангарде «Стражи» успели уже провести разведку местности и самого поселения и, на сей раз к явному облегчению Гилла, доложили об отсутствии противника. Джин не смог не отметить, что туман, после появления в поселении людей, почти исчез… Он словно мог существовать только до тех пор, пока не появлялись живые существа, которые будто растворяли его. Да что за варповщина здесь творится? Император милосердный, если я выберусь отсюда живым, клянусь, верну все долги... по крайней мере постараюсь… По крайней мере на этой планете. Назвать местные развалины городком или даже деревушкой можно было с крайне большой натяжкой, однако орки явно мало приложили лапы к разрушению, в связи с отсутствием явных следов их пребывания. Это постройки явно разорили не пули и взрывы ксеносов, а время и мародеры. К слову о времени: оно, разумеется, имело важное значение, но люди Гилла двигались уже восемь часов, да и за все непродолжительное время с момента высадки, не успев даже привыкнуть к полуторной силе тяжести, солдаты успели подремать всего пару часов и теперь усталость личного состава грозила срывом всей операции. Посему штабс-капитан, взвесив все «за» и «против», приказал отряду все же встать лагерем на ночевку и организовать круговую оборону. В центре поселения, в подвале разрешенного едва ли не до основания дома, Гилл оборудовал свой временной КП, в который через полчаса после «окапывания» отряда спустился Дэши и присвистнул.
    Сэр… Знаете, когда я предлагал встать лагерем, я имел в виду поторчать тут максимум часов 6-8 и двигаться дальше, а вовсе не подразумевал «закрепиться как при обороне Терры и приготовиться к многомесячной осаде». В общем, по-моему вы слегка переборщили…
    В нашем случае, лейтенант, лучше перебздеть, чем недобздеть уж простите мне мой неважный Готик. К тому же полтора часа назад мы все-таки убедились, что к сожалению мы тут не одни.
    Сэр, 2 полудохлых орка еще не показатель…
    Во-первых, он был один. Но два раза. Во-вторых, мы на вражьей территории и одному Императору ведомо, что творится вокруг нас. Так что изволь затолкать свои вне всякого сомнения первенствующие суждения подальше в глубину своего седалища и внимательно улавливай полет мысли.
    Джин активировал на своей схемной таблице трехмерное гоголитическое изображение с диспозицией: появился план поселения с обозначенными позициями. То, что успел соорудить Гилл с некоторой натяжкой и скидкой на количество доступных машин, можно было принять за известный каждому офицеру по Тактике Империалс вагенбург: используя имеющиеся Химеры и остовы зданий, Гилл организовал укрепление с круговой обороной, где каждая бмп являлась элементом этой импровизированной крепости и огневой точкой, способной встретить неприятеля огнем из башни, тяжелого башенного стаббера и амбразур десанта. Курсовые же орудия, в силу кругового расположения Химер, позволяли прикрывать корму каждой следующей машины, если враг все-таки прорвется в мертвую зону обстрела. Имеющиеся в наличие расчеты тяжелого вооружения закрепились в полуразрушенных, но все еще способных использоваться в качестве укрытий зданиях, с максимально возможными в условиях гнетущего тумана, немного перекрывающимися секторами обстрела, позволяя, таким образом, в случае необходимости сконцентрировать на необходимом участке огонь 2-3 расчетов. Пара ведущих «Стражей» вместе с командными отделениями Гилла и Дэши располагались в центре укрепления и, в случае атаки, должны были стать мобильными резервами, покуда основная масса бойцов отряда, укрываясь в остатках зданий и за собранными из обломков строений и мусора баррикадами, будет сдерживать противника по фронту. Каждое отделение – свой участок. Дэши внимательно изучив изображение, с диспозицией в принципе согласился, посетовав, однако, на излишнюю, по его мнению, предосторожность штабс-капитана. Надеюсь, что излишняя… На том и порешили.
    Солдаты, из ветоши и какого-то хлама умудрившись развести огонь, начали в походном котелке варить похлебку, часовые, про себя ругая свое вечное невезенье, с опаской вглядывались во мглу окружающего бивак тумана, сержанты сделав все распоряжения, принялись раскуривать палочки лхо, а сам Джин, в очередной раз приложившись к своей фляжке с амасеком, разыгрывал первую партию в регицид с Дэши. Несмотря на окружающий мрак и неизвестность, каждый солдат отряда почувствовал какое-то успокоение и возможно призрачную, но столь необходимую в данный момент надежду на благополучный исход сей сомнительной операции. Спокойствие нарушилось в один момент, когда вокс, обдавая Джина холодным дыханием страха, сообщил голосом пилота третьего «Стража», дозором обходящего лагерь:
    Это «Паломник-3»! Тревога! Многочисленные контакты! Появились словно из воздуха, их много и…. – эфир прервался на крике пилоте, а тишину лагеря нарушил звук недалекого взрыва и лязга покореженного металла.
    Солдаты Гилла четко знали, что им нужно делать, они уже занимали свои позиции, на ходу расхватывая лазганы и гранатометы. Башни Химер ожили и, поворачиваясь, своими прожекторами стали «ощупывать» туман на предмет врага. Командир звена «Стражей» безуспешно пытался вызвать своего подчиненного, а Гилл с Дэши, напряженно молчали и ждали… ведь им теперь ничего другого не оставалось, кроме как ждать следующего хода своего противника и надеяться на Императора.
    Не в сети
    Профиль пользователя PHOENIX Написать личное сообщение пользователю PHOENIX
    01.01.2014, 16:06

    1046
    21


    Некроны
    Иерихон взмахнул посохом, передавая нужные коды. Древняя плита, скрытая глубоко в пещерах под поверхностью, пришла в движение, открывая некронам проход к недрам планеты. Группа продолжила спуск, оставив снаружи лишь смертоуказателя. Снайпер скрылся в другом измерении, продолжая следить за окрестностями единственным изумрудным глазом. Остальные же, пробирались по черным коридорам, в темноте которых то и дело вспыхивали зеленые линзы. Тысячи ремонтных скарабеев и пауков, поддерживающий гробницу на протяжении миллионов лет, внимательно разглядывали прибывших снаружи некронов. Если бы не коды Триархии, являвшиеся универсальными для каждой гробницы Некронтир, эти механические слуги уже бы бросились на пришельцев, ликвидируя угрозу для своих хозяев. Спустя несколько часов, преодолев десятки блокирующий путь ворот, последние из которых достигали пятидесяти метров в высоту, свита Иерихона добралась до центрального пункта управления. Здесь в стазисе находились наиболее значимые некронтир и отсюда же, они после пробуждения должны были руководить восстановлением всей остальной гробницы. Криптек тут же занялся панелью.
    -Так, остаточной энергии достаточно, но, как я и предполагал, наблюдается ошибка в линиях передачи…Я использую часть энергии для пробуждения правящей элиты этой гробницы.
    Дождавшись одобрительного кивка Иерихона, Тираскус активировал несколько светящихся рун. Зал командования озарился мягким светом, а воздух наполнили звуки машин, выводящих некронов из древнего сна…

    Имперская гвардия.
    Написано совместно с PHOENIX'ом

    Происходившие события Прецептору не нравились. Более чем. Возможно, он бы даже испугался, если бы уже давно не потерял способность испытывать страх. Мозг псайкера быстро решал возникшую задачку, производя моральный выбор. Гвардейцы отправленные на разведку погибли… или вскоре должны были погибнуть. Но, значит, такова воля Императора. У каждого здесь своя миссия и если солдаты будут нагло плевать на свои задачи, Империум долго не продержится. Сознанием коснувшись пилота, Иактон приказал ему продолжать полет в прежнем направлении. Но, как бы то ни было, оставлять за спиной неизвестность было бы глупо. Поэтому, выразительно взглянув на Диггенса, Прецептор прикрыл глаза. Лейтенант придержал тело псайкера, плечи которого обмякли, а голова безвольно склонилась набок. Сознание Крейза, покинув бренную оболочку, прорывалось сквозь туман туда, где слабым отголоском виднелись солдаты, отправленные в неизвестность. Псайкер скользил меж их сознаний, мимолетно касаясь их, пока не нашел того, кто ему был нужен. Джин Гилл, Штабс-капитан 21 Синсерского полка Имперской Гвардии.
    Вижу, вы решили остановиться и организовать оборону, капитан. Не стоит бояться, вы не спятили, мы с вами уже виделись сегодня в штабе. Иактон Крейз, к вашим услугам. Оборона – разумное решение, судя по всему скоро начнется масштабная атака.

    Что за... Варп меня... какого?! - резко отпрянул от стола мотая головой - Что за варповщина....
    Мысли Джина улеглись и он смог взять себя в руки
    Добрый день, прецептор... это удовольствие слышать вас...пусть и столь нетривиальным образом... Да, атака и впрям намечается и я совру, если скажу что не буду вам благодарен за помощь. Скажем, эвакуация подойдет... Или вызов подкреплений. Был бы вам премного обязан.

    Не стоит любезничать, капитан. Ваше отвращение и суеверный страх я могу почуять даже отсюда. Сомневаюсь, что в штабе согласятся на эвакуацию. Как и на подкрепления. Можете попробовать самостоятельно связаться с ними. Сам я вместе с отрядом сейчас направляюсь в иное место, выполняя иную миссию. Единственное, что я могу вам предложить – это свою посильную помощь. Если вы, или один из ваших подчиненных добровольно согласится предоставить мне во временное распоряжение свое тело, я могу использовать его и поддержать вас силой своих псайкерских способностей. Или же, есть более болезненный вариант. Лишите одного из своих бойцов сознания – и его тело будет доступно для меня. Так что, штабс-капитан Джин? Согласитесь ли вы принять помощь от ненавистного псайкера? Или понадеетесь на свои силы? И если да, то какой путь выберете?

    Джин резко развернулся на каблуках и прямым хуком отправил в нокаут ближайшего солдата из своего командного отделения. Им оказался рядовой Шрай, крепкий жилистый рыжеволосый боец с плазмаганом на плече. Шрай, от неожиданности и силы удара охнул и осел на грязный пол подвала, Гилл же резко вскинул руки предупреждая дальнейшие вопросы: "Спокойно! Спокойно! Не уровень холестерина, сам поднимется! Так задумано"
    Я не отказываюсь от помощи, в таких обстоятельствах выбора нет...
    Помотав головой, Шрай вновь встал на ноги. Внешне он не капли не изменился, лишь манеры поведения стали немного другими. Солдат словно пытался опираться на несуществующую трость. Помотав головой, Шрай быстрым шагом направился к выстроенной линии обороны. Неизвестно откуда, на дуло ближайшего орудия спикировала крупная черная птица. Шрай замер рядом, сложив руки за спиной. Псайкер ждал атаки.


    "Что не убивает - делает сильней. Если же судьба со мной играет - я играю с ней."
    "Очередной противник, очередное разочарование."
    Warhammer 40000. Мастер-приемщик анкет, мастер-дай-мне-пруф и строгий страж бэка. Во славу Священной Инквизиции.
    Не в сети
    Профиль пользователя Zastyp Написать личное сообщение пользователю Zastyp
    01.01.2014, 18:49

    3886
    10


    Рейнор отключил вокс – передатчик и, немного помедлив, поднялся с, изогнувшегося в агонии, корня древнего дерева. Содранные с коры кусочки зеленоватого мха, тут же, ни теряя ни мгновения начали прорастать в армейских штанах катачанца. Одним резким, сильным движением ножа, мужчина срезал корни Бриофита и, стряхнув оставшуюся поросль, осмотрелся, слегка прищуривая темные глаза.
    Столетние деревья, завораживающие своей нетронутой дикой красотой раскинулись вдаль на многие тысячи километров. Странные, нигде более не виданные растения и мха, покрывали толстым живым ковром все пространство, не давая парой наступить на влажную от проливных дождей землю. Но ни единое животное не населяло этой местности, словно бы из выгнало отсюда неведомое нечто, способное напугать любого. Однако насекомые не давали даже продохнуть, столь много и столь рьяно роящихся в округе.
    - Сержант. – к Рейнору подошел один из его людей, что сейчас устроили небольшой привал на своем пути: Мы отдохнули и готовы идти.
    - Девять пятьдесят две. – ответил ему сержант, сверяясь с выбитой на запястье электронной татуировкой, что показывало ему время: Еще восемь секунд.
    - Итак расселись, как маленькие девочки. – кивнул мужчина в сторону собирающихся катачанцев, глазами провожая, каждое их движение: Отдохнули. Побрились. Поели. Посрали.
    - Хорошо.
    - Хотя жрать, похоже, было рановато.
    – задумчиво продолжил гвардеец: У нас еще эта туманное дерьмецо впереди. Запашок чуешь ?
    - Обожаю запах джунглей по утрам.
    -утвердительно кивнул Рейнор: Allegro di molto, парни! – неожиданно крикнул он во все свое могучее горло, пугая стаи мошкары: У нас есть работа.
    Но катачанцы уже давно были готовы к дельнейшим действиям, а некоторые все так и не выпустили из рук свои Клыки, смертоносные в своей простоте и прочности ножи, которыми совсем недавно брили головы, с легкой усмешкой поглядывая на клубившейся в нескольких метрах от них серебряно-серый, густой туман.
    Проверив, легко ли выходит из ножен Коготь Дьявола, нож, который был более схож с мечом, чем с ножом, и братьев которого орки в ужасе называют "Da Cutta", сержант поднял в воздух правую руку и сжав ее в кулак, приказал всем приготовиться. А затем разжал его и открытой ладонью указал в строну тумана.
    Девятьсот девяносто второму катачанскому отделению, как и многим гвардейским подразделениям, приказали прочесать выделенный им, после исчезновения орков, квадрант. Всего отрядов насчитывалось ровно сорок восемь. Десяти из них была поставлена задача пересечь странную аномалию и доложить о результатах при выполнении поставленной задачи. Оставшимся же выдали определенную местность и сказали, чтобы проверили каждый камень, каждую пылинку, каждого жука.
    Три катачанских отделения, в мягкой форме напомнили командованию, что они в джунглях и проверить им придется не только каждый камень, но даже каждое дерево, и каждого комара, размером с ботинок, что займет гораздо больше времени и отправятся им придется пораньше. Командование ответить не успело – у всех катачанцев неожиданно возникли проблемы с энергопотреблением их переносных вокс - станций. Да. У всех трех подразделений. Одновременно.
    Несколько мгновений гвардейцы молча рассматривали клубившееся нечто, словно ожидая от подвоха, но когда так ничего и не произошло, один из солдат выплюнул уже разжеванную в труху сигару и сделал шаг вперед, исчезая в блеклом свете.
    - Гарднер ? – позвал гвардейца сержант, когда тот так и не ответил.
    - Знаете. – туман рассеялся и из него вышел недавно исчезнувший солдат, совершенно не обратив внимания на направленное на него оружие: Сюда бы еще Дьявола, растение, что пытается высосать мой мозг, влажность увеличить, да к гравитации добавить 0,2 G – и я почувствую себя как дома.
    Быстрая проверка показала, что это все тот же Гарднер, то же тело, тот же разум, даже паскудная ухмылка не сходящая с его лица - принадлежала ему.
    Убедившись, что туман не сожрет их заживо, солдаты молча и спокойно начали уходить на ту сторону, растворяясь и исчезая словно тени.
    Несколько часов спустя бойцы, принадлежавшие девятьсот девяносто второму катачанскому отделению, покинули столь привычные для них джунгли и оказались в бесплодной пустоши, выжженной солнцем. Но сейчас солнце было скрыто под тяжелыми серыми тучами, ни пропускающих ни единого лучика света.
    - Сержант. – к Рейнору подбежал один из его солдат, с застегнутой на спину сумкой, в которой хранился вокс – передатчик, достаточно мощный, чтобы можно бело связаться как и с кораблями на орбите, так и с другими подразделениями, что находились на противоположном конце планеты.
    - Что случилось ? – сержант, снял с головы, пропитанную потом красную бандану и повязал ее вокруг левого предплечья.
    - Джунгли исчезли. – спокойно отрапортовал солдат.
    - Джунгли.
    - Да, сэр.
    - Исчезли.
    – спокойно сказал Рейнор.
    - Да, сэр. – с ледяным спокойствием подтвердил солдат.
    - И вы все проверили.
    - Да, сэр.
    – кивнул солдат, поднося к лицу сержанта небольшой когитатор: Смотрите сами. Наши следы, начинаются из ниоткуда. – возникшее на экране пиктограмма, подтвердила слова солдата: Резведчики прошли лишний километр назад, но так ничего и не нашли.
    - Теперь пустыня…
    - сам себе улыбнулся Рейнор, вытаскивая из нагрудного кармана сигару и раскуривая ее: А всего-то нужно было проверить четыре километра пустыни.
    - Сейчас больше, сэр.
    - А что говорит карта ?
    - Что мы там, где и были, сэр.
    - Отлично. Идем дальше по карте.
    – спокойно отдал приказ сержант. Своим чувствам он доверял больше чем электронике, но когда встречаешься с неизведанным, то техника, по больше части, оказывается права. Первое время она меньше подвержена влиянию сверхъестественной ужасу.


    - Сержант. – на этот к Рейнору подошел Гарднер. Обычно катачанцы редко переговариваются, снуют друг у друга перед глазами или проявляют любое другое, отличное от инфилтрационной тактики, поведение. Но сейчас они вели себя совершенно по другому: никто друг от друга не отходил, каждый солдат старался держать, и держал, как минимум, двух своих товарищей в пределах поля зрения. У каждого в руках было огнестрельное оружие без глушителей, готовое в любой момент начать нести Гнев Императора. Катачанцы могли сражаться и так, но все - же предпочитали тактику: «Бей незаметно и уничтожай полностью. Но если не получится, устрой им кровавое приветствие»
    - Да ? – ответил сержант, не сводя своего взгляда, с висевшей в воздухе крохотной трехмерной карты местности, на которой красным пунктиром отображалось их передвижение.
    - Похоже впереди кто-то живой.
    - Датчики ничего не показывают.
    - Зато глаза видят.
    – Гарднер указал в сторону, примерно на восемь с половиной часов: Там кто-то есть.
    - Такое чувство, что нас глушат.
    – глаза мужчины задумчиво посмотрели, в указанную человеком сторону: Но техника работает так, словно бы духи машин засыпают.
    - Сэр.
    – еще один гвардеец, возник перед человеком, словно из воздуха. Катачанцы по другому и не умели: Похоже это наши.
    - Ты их видел ?
    - Нет, сэр.
    – тут же помрачнел солдат: Но запах…
    Рейнор сам чувствовал этот странный, сладковато – терпкий запах чего неизвестного, что витало в воздухе. После стольких месяцев, проведенных в джунглях, он почти забыл этот привкус, но теперь он вспомнил.
    - Пахнет святым маслом. – наконец ответил он.
    - Да, сэр. А так же следы. Похоже это наши химеры и шагоходы.
    - Шагоходы ?
    – впервые на лице катачанца проявилась давно не виденное его людьми выражение легкого удивления: Как далеко мы от них ?
    - Около двух километров.
    - И они нас не обнаружили ?
    - Похоже, что нет.
    - Связаться можем ?
    - Пытаемся, сэр.
    – человек с ненавистью и легким призрением посмотрел вверх: Но сигнал не проходит.
    - Надо проверить кто же это.
    - Надеюсь орки.
    – подал голос Гарднер, перед тем, как исчезнуть в тумане.


    Двадцать минут спустя, катачанцы удостоверились, что те, кого они приняли за людей – действительно ими оказались. Гвардейцы окопались в небольшом, больше похожем на переносной лагерь, поселении. И окопались по всем правилам ведения войны, но так и не заметили, затаившихся за скалой, в каких двухстах метрах, трех катачанцев. И попытались уже оттуда связаться с солдатами, но и тут сигнал не прошел, что не могло не вызвать вопросов насчет работоспособности техники.
    В конце концов, катачанцы решили применить старый, но проверенный способ, который использовался многими гвардейцами, набранных на диких мирах и не способных свободной разбираться в премудростях военного лексикона.
    Одна за другой в воздух взлетело три осветительных шашки, что упали прямо перед позициями, гвардейцев и только затем, начавших испускать три совершенно разных цвета. Белый, синий и зеленый. Что означало, что это подкрепление.
    Четверо гвардейцев отделились от общей массы и, держа на прицеле всю, доступную для их глаз, местность начали медленно, прикрывая друг – друга, спускаться к огням.
    - Испугались девочки ? – раздался мощный крик сержанта. Один из гвардейцев, повернулся на крик, тот самый, которому принадлежала местность, в которой спрятался Рейнор.
    Медленно ступая и высоко подняв руки, мужчина вышел из тумана и остановился примерно в двадцати метрах от гвардейцев. Его тут же опознали, по повязанной к плечу бандане, огромным мускулам, которым мог похвастаться каждый катачанец и форме, предназначенной скорее для джунглей, чем для пустыни.
    - Катачанец ? Здесь ? – гвардеец даже не удивился, похоже за последние несколько часов он многое увидел и разучился удивляться, но оружие опустил. Оставшиеся трое, все так же не сводили своего взгляд с порученной им местности.
    - Нас много. – опустил руки человек: И это наш квадрант.
    - Нет, это наш. Да и что катачанцу делать в пустыне ?
    - Всего пара километров. Джунгли тут не далеко.

    - Сержант. – внезапно гвардеец вновь поднял оружие: Имя,, номер и идентификатор. А также ваши координаты и выделенный квадрант.
    Рейнор спокойно предоставил ему эту информацию и, дождавшись пока придет подтверждение, спросил: Все ?
    - Да.
    – солдат вновь опустил оружие: Фраг, его знает, что здесь происходит.
    - А что именно ?
    - Например то, что вы находитесь примерно в трех тысячах километрах от поставленной вам задачи.
    - Три тысячи ?
    – удивление на лице Рейнора было не поддельным: Мы же только шесть часов назад вышли, и какими бы крутыми мы не были, пешком бы не успели столько пройти.
    - Какой сегодня день ?
    - Сорок восьмое, двадцать шесть, пятьдесят четыре.
    – ответил сержант, сверившись с выбитыми на руке часами.
    - Сорок девятое, час, пятьдесят две. – задумчиво сверился со своими часами гвардеец.
    - Куда исчезли семнадцать часов ?
    - Я ду…
    - договорить гвардеец не успел, его перебило сообщение, полученное вокс-бусиной. Он постоял, обдумал его, а затем ответил: Похоже вы не единственные.
    - То есть ?
    - Еще два отряда, отправленных на разведку, появилось здесь…
    - гвардеец вновь замолчал: Уже три.
    - Как будто…
    - Рейнор мгновенно понял, что происходит. Но и гвардеец тоже.
    - Нас здесь собирают. – закончил он: Уже восемь…Девять…Наши все подходят!
    Разрывающий перепонки грохот, опрокинул людей на землю и там, где окопались гвардейские подразделения, раздался мощный взрыв, уничтоживший несколько десятков человек и две химеры, с часовым.
    Из клубящихся теней тумана медленно, с невероятным шумом и леденящей кровь неспешностью, возвышающийся на многие десятки метров вверх, возник…
    - Это же… - гвардеец, что должен был погибнуть во взрыве, но на счастье спустившийся встретить катачанца, потерял дар речи.
    - Гаргант… - закончил за него сержант и тут же попытался связаться со своими людьми: Отделение, у нас Гаргант!
    - И орков столько, что сжигать нечем будет!
    –откликнулась внезапно оживший вокс – передатчик: Но это гениально!
    - Убивают по одному.
    – Рейнор уже скрылся в тумане, отправившись к своим людям: Собрали, уничтожат, ослабят остальных…Фрак!
    - Они нас взяли в кольцо.
    – раздался голос Гарднера в ухе: Приказы, сержант ?
    - Тактика красный 84-А. Задача: Убивайте все, что движется.
    – в душе Рейнора начала закипать давно забытая им ярость. Он жаждал битвы и внезапно крикнул, подбадривая своих людей: НА СМЕРТЬ, ПАРНИ!
    - С удовольствием, Сэр.


    Модератор ФРПГ Warhammer 40.000
    Сам не верю. Но теперь я занимаюсь там ВСЕМ. И если говорю всем, то значит всем.
    Не в сети
    Профиль пользователя Призрак Написать личное сообщение пользователю Призрак
    14.01.2014, 01:33

    741
    10


    Совместный пост KaiserVonBlut и Vikstra
    За 19 часов до описанных событий.
    Орочий тесак смачно вошел в плоть раба, разрубая хребет несчастного на две части, и пройдя сквозь внутренности несчастного лезвием, вышел из его живота, вываливая все содержимое тела мон’кея на грубый пол пещеры. Однако, прежде чем, потроха несчастного успели коснуться земли, мощный и резкий удар откинул верхнюю часть туловища уже ныне трупа на спину, заставив его, пялиться на своды пещеры своими закатившимися, невидящими глазами. Вилиан небрежно бросила тесак в грудную клетку мон’кея развалившегося в прямом смысле на две части, заставив ту с противным хрустом треснуть и развалиться под тяжестью грубого оружия. Кабалиты собравшиеся вокруг архонта внимательно следили за движениями своего лидера, ожидая следующих ее указаний, ибо данное им сейчас походило больше на издевательство. Несколько часов назад, выйдя из покоев Веректа, эльдарка распорядилась ведьмам, а так же сибаритам и драконту собрать весь корпус на инструктаж по обращению с орочьим оружием. К счастью, по словам самой Вилиан, если им повезет, то «волшебные ручки Веректа» расправятся сами, а им останется лишь проконтролировать правильность работы созданий гомункула.
    — Ну как видите — ничего сложного. Просто вместо изощренности, примените немного грубой силы. Правильно, девочки? — ведьмы, время от времени, мелькавшие среди общей массы кабалитов согласно закивали, — Если все поняли и осознали, то быстро взяли в руки этот хлам и у вас есть еще два часа на то, чтоб с ним освоиться…конечно, если Верект все-таки успеет в срок, то вам останется всего лишь, закрыть, косяки его зверушек. Вспышка, проследи, чтоб эти недоумки не переубивали друг друга хламом, который я им всучила, — гекатрисса покорно поклонилась, тут же углубившись в толпу кабалитов и ведьм, по дороге щедро раздавая оплеухи и затрещины, неудачно, подвернувшимся бойцам.
    — Однако поглядим, что из этого выйдет… — Вилиан неторопливо шла в сторону своего шатра, задумчиво мурлыкая под нос какую-то незамысловатую мелодию. Пару раз когда, она наведывалась в кабал Веректа, пират ее напевал.Привязалось же! — недовольно подумала эльдарка, но от дальнейших раздумий архонта прервал неуверенный голос сибарита, судя по броне — принадлежавшего к людям Веректа.
    — Чего тебе, мой сладкий? Веректу, что-то от меня нужно? — промурлыкала темная эльдарка и неторопливо прикурив, склонилась над лицом кабалита.
    — Господин Верект послал меня за координатами деревни мон’кей, — кабалит невольно вздрогнул под явно заинтересованным взглядом архонта.
    — А, вот как…все-таки старина гомункул дело свое знает и успел в срок. Оберон передай ему координаты…и пусть, если он решит зайти ко мне в покои, инкубы ему не мешают, — темная еще раз одарила сибарита многозначительным взглядом и, выпустив струйку дыма, неторопливо продолжила свой путь по лагерю. Через несколько часов их ждало незабываемое зрелище, к которому она должна была быть идеально подготовлена.
    — Однако, Верект не зря славится в Камморе своим мастерством. Эти орки прямо как обыкновенные зеленокожие, такие же грубые, тупые, злые, сокрушительные, — архонт удобно устроилась на кресле, сложенном рабами из них же самих и в окружении инкубов с удовлетворением наблюдала за работой лоботомитов-орков и время от времени сгонявшими их в кучу кабалитами, которые больше забавлялись, чем доделывали орочью работу, благо особой нужды в этом не было, жители едва ли могли сопротивляться оркам и эльдарам окружившим деревню и нещадно втаскивавшие всех кто пытался сбежать обратно в бойню.
    — Экстракт души, только что сцедила, госпожа, — гекатрисса, подошедшая к архонту учтиво подала той чашу, взамен получив сдержанный благодарный кивок.
    — Все идет по плану, Вспышка? Долго возитесь, заканчивайте, — эльдарка неторопливо пригубила экстракт, чуть прикрыв глаза и смакуя удовольствие. Даже экстракт с весьма посредственно убитых мон’кей был приятен своей свежестью.
    — Ну, мы так-то закончили…живых не осталось, добиваем орков, маскируем работу Веректа…ну насколько это возможно, — ведьма пожала плечами и обернулась к полю боя, со стороны которого двигалась изможденная фигура драконтки, явно спешившей что-то сообщить.
    — Леди Вилиан, — темная, тяжело дыша, остановилась перед архонтом и, переведя дух, продолжила, — В двадцати минутах отсюда, мон’кейский воздушный транспорт. Ваши приказы?
    — Скорейшим образом покиньте деревню, бросьте все как есть, пока что. Однако вовремя же прибыли эти гвардейцы… — Вилиан не проявляла в своем голосе и толики заботы о сложившейся ситуации.
    — Но… — гекатрисса хотела, что-то возразить, однако кончик тонкого пальца архонта коснулся губ ведьмы, прервав любые возмущения. Легкомысленно откинувшись на «спинку» своего кресла, эльдарка свесила голову с нее, что-то прошептав. Фигуры, показавшиеся из тени кресла, заставили лица прочих эльдар растянуться в злобных усмешках коварства…
    Темные с нескрываемым удовольствием маскировали удары мандрагор грубыми тесаками орков, время от времени, оглашая поле надменными злобными смешками в адрес мертвых мон’кей. Гвардейцы изначально были обречены на поражение, точное и главное внезапное нападение мандрагор повергло солдат в шок, заставив встать живыми статуями и трепетать от ужаса. Сама архонт небрежно вертела в руках безделушку, снятую ей с тела одного из местных и безразличным взглядом проводившая небольшую группу пленников, которых разбойники бесцеремонно привязывали к спидерам и готовились отбыть в лагерь. Однако яркое золотистое сияние и существо, показавшееся в нем, явно стало неожиданность не только для самой Вилиан, но и для всех ее солдат тоже. Прекрасно понимая, что через подобные псионические поля ни ее оружие, ни оружие ее людей не достигнет цели, темной оставалось лишь стоять со злобной гримасой и сносить насмешки этого существа:
    — Никто не смеет насмехаться надо мной, червяк! — слова о маскировке видимо заметно уязвили самолюбие эльдарки, — Поверь, мы встретимся, и тога ты пожалеешь о том, что вообще осмелился жить! — темная злобно сплюнула под ноги, сверля взглядом место, где секунду назад находилось существо. «Что за чертовщина? Обычный рейд оборачивается в какой-то безумный цирк. Причем самое неприятное, что по ощущениям на арене нахожусь именно я…» — резко развернувшись в сторону своих кабалитов, архонт без лишних слов решительно отправилась в сторону байков разбойников, и бесцеремонно столкнув ближайшего с сидения, заняла его место. Прочие темные опасливо зашептались, косясь то на свою предводительницу, то на место, где исчезла одна из кабалиток.
    — Чего встали, кретины? Живо подняли свои задницы и в лагерь. Мы неплохо поработали, и вы заслужили отдых. Я и инкубы отправляемся немедленно. Возражения есть? — темная выразительно посмотрела на предводителя разбойников, так и не решившегося выказать свое неодобрение. Последовавшие примеру своей госпожи инкубы, заняли свои места на флаерах и немедленно проследовали вслед за архонтом к пещерам, где и базировались налетчики.
    Кожаная занавеска, прикрывавшая вход в лабораторию Веректа слегка колыхнулась, прежде чем через нее вылетел изможденный мон’кей, пролетевший добрые шесть метров, прежде чем упасть у самых ног гомункула. С разницей в секунду все из того же дверного проема вылетела громоздкая конструкция напоминающая примитивную рацию людей, которая со смачным звуком приземлилась на спину пленника, впившись металлическим краем в спину несчастного и заставив того взвыть от боли. Однако это было еще не все. Грубо связанные одной веревкой четверо молодых девушек были бесцеремонно вкачены в пещеру и с глухим стуком ударились о пятую точку первого пленника. И только после всего этого представления, занавес поднялся, и в нем показалась фигура темной эльдарки, несколько раз шутливо поклонившейся по самую землю:
    — Уважение, дядюшка, — Вилиан усмехнулась, наконец, закончив паясничать, — В этот раз я даже с подарками, все по этикету, — однако улыбка быстро спала с лица архонта, сменившись на гримасу озабоченности.
    — Но, увы, кроме этого у меня практически нет хороших новостей, — Вилиан нервно зашагала по лаборатории Веректа, наматывая круги по примерно одной и той же окружности, - Твои орки отлично поработали, как всегда приятно работать с тобой, да и мои люди не подкачали, но то, что произошло после…об этом лучше поговорить за кубком хорошего экстракта, и я бы не отказалась от могильного лотоса. Знаешь ли, общение с потусторонним и мон’кеями, — темная злобно пнула мужчину пленника и, судя по хрусту кости, сломала тому руку, — Сильно утомляет.
    Гомункул указал на выход, заложил руки за спину и кивнул остову на пленников. Взяв Вилиан за локоть, Верект повёл её в другую залу, за недолгое время тут неплохо обставленную «столовую» с длинным костяным столом и двумя стульями непойми из чего. Верект щёлкнул пальцами, и обезличенные рабы выставили на стол два кубка и ароматное мясо. Пока эльдары усаживались, остов приволок (буквально) по земле того пленника-мужчину. Второй урод подкатил стол с мелкими шипами по всей длине, светившиеся от нанесённого на них яда. Пленника впечатали в столик спиной, по всей площади тела. За столом прислуживала восьмирукая голая женщина с тремя грудями, насмешка над Хранителем Секретов голодной суки.
    — Лотос не держу. — Верект помимо столовых приборов положил на стол длинный телескопический шест с крючьями на конце. Женщина одновременно положила на тарелки эльдаров по куску мяса.
    — Мило тут у тебя, я смотрю, ты тут быстро обжился, — темная улыбнулась, неторопливо отрезая себе кусочек мяса, — Но вернемся к делам. Этот сукин сын по своему ящику вызвал гвардейцев, — темная кивнула на распластавшегося, на земле пленника, — Я приволокла его сюда, только потому, что хочу, чтоб он страдал. Действительно страдал. Ну и как подарок тебе, — Вилиан прожевала еще кусочек предложенной пищи и, отпив немного из кубка, продолжила, — Но это даже нам было на руку, мандрагоры их перебили, мои люди замаскировали удары под орочьи, орков как раз добили пушками гвардейцев. Скажешь, что тут дерьмового? Дерьмовое случилось, когда один из этих имперских вы***дков поднялся и, заслонившись псионическим щитом, утащил одну из кабалиток, попутно поглумившись над нами. До этого патруль видел свалившегося с неба техножреца на байке. Но я то думала, они просто переборщили со стимуляторами. Но после случившегося, я, начиная думать, что это действительно произошло… Ты слышал когда-нибудь, чтоб темное копье заклинило? Вот и я нет, но, тем не менее, в том случае с байкером, это и произошло, — Вилиан растеряно помотала головой, — Я не понимаю, что происходит. И еще, вот… — девушка положила на стол восьмистрельную безделушку ввиде восьмиконечной звезды хаоса и гидры, находившейся в центре звезды, — Я думаю объяснять не надо. Нашла в одной из лачуг.
    Верект сузил глаза, подняв звезду. Металл был холодным. На проверку цветных камушков не оказалось. Айсфир неглядя кинул звезду в пленника, и она воткнулась точно в глаз.
    -Нужно уходить.
    Пленник жалобно заскулил и неожиданно, будто вырос в размерах, сильно напрягая шею и надув щеки приобретшие, как им прочая кожа серововатый оттенок. Амулет, обагренный кровью бедолаги, завращался в глазу создания и загорелся темно-зеленым огнем.
    — Айсфир, по-моему, мы сделали что-то не то… — Вилиан нервно хохотнула, рефлекторно потянувшись к силовому клинку, висевшему у архонта на поясе.
    Тем временем, существо закончило трансформацию, финалом которого оказалась змея, заменившая язык пленника. Не без усилий со стороны оболочки существо заговорило, впрочем, уместнее его речь было бы назвать шипением:
    — Очень хорошо, что вы сами додумались, как активировать мое послание, — существо жадно проглотило очередную порцию воздуха, — Иначе мне пришлось бы искать иные способы донести его до вас. Времени мало, двеомер слаб, поэтому скажу прямо — мы знаем, что вам нужны врата. Вы их искали. Они у нас есть и мы готовы ими… — существо захрипело, однако через несколько секунд справилось с удушьем и продолжило, -…поделиться с вами. Если вас интересует наше предложение, то выдвигайтесь в сектор S17, в самый его цент. Пропуском послужит двеом… — существо вновь захрипело и окончательно испустило дух, загоревшись холодным зеленым огнем, поглотившим, судя по всему все внутренности и кости пленника и оставившим на полу лишь все еще холодный амулет и серую кожу мон’кея.
    — Верект, — девушка сделала большой глоток из кубка, практически осушив его, — По-моему, мы серьезно влипли.
    — Я туда лично не сунусь. — Абсолютно спокойно сказал Айсфир, невозмутимо отрезая себе пищу. — И будь ты Рабенна, тебе бы запретил.
    Тщательно пережевав пищу, гомункул сделал жест рабыне, чтоб та поставила ещё блюдо. Затем посмотрел на Вилиан и, вытерев рот скатертью, продолжил.
    — Сделка с демонами может оказаться довольно прибыльной. Вопрос в том, что они потребуют взамен. Отправятся несколько моих воинов и твоих. Пусть свяжут нас технически.
    — Разумно. Я отдам соответствующие распоряжения,
    — темная задумчиво потерла подбородок и, отрезав еще немного мяса, продолжила, — Думаешь, тот у***к, практически восставший из мертвых, связан с Хаосом? Это не похоже на нурглитов…они делают это более мерзко. Однажды я натыкалась на них во время одного из налетов. Скажу честно, не хотела бы я их встреть второй раз… И о тех рабынях, которых я тебе приволокла. Мне нужна твоя помощь, понимаешь, мандрагор интересует дыхание девственницы и если хоть одна из них и впрямь «чиста», то я надеюсь, ты хотя бы сможешь мне подсказать, как мне из них извлечь это самое «дыхание». По понятным причинам, свое дыхание я мандрагорам предложить не могу, — темная усмехнулась и, вырвав из рук прислуги кувшин, подлила себе в кубок экстракта.
    — Я предполагаю, Тзинч. Изменение было простым, но достаточным. Змея вполне в его духе. — Верект сложил руки и посмотрел на Лаэлль’к. — я бы на твоём месте просто набрал воздуха из их лёгких в сосуды. Или можешь вырезать их дыхательную систему с поддержанием её работы. Советы бесплатные. Если хочешь, чтобы я этим занялся — расценки ты знаешь. Ещё блюд?

    — Надеюсь, мой штатный гомункул с этим справится. Он близко не стоял с тобой, но звучит это достаточно просто, - темная благодарно кивнула, — Не отказалась бы от десерта. И да как Ультенкир поработает с ними, можешь забрать их для Талоса. Думаю, лишним не будет, — темная устало откинулась на своем кресле и на мгновение прикрыла глаза, — Наш следующий шаг Верект?
    — Новое место. Нам нужно новое укрытие. От этого не должно остаться ничего. После я жду ответа от лидера Красных. Если мы найдём рычаги мон’кейской власти, то мы сможем уйти отсюда на щите.
    Задумавшись, Верект посмотрел на гротеска, который растеряно, стоял поодаль, позвякивая цепями.
    — Интересно, заинтересована в этом деле одна моя старая знакомая мон’кейша.

    Вилиан недовольно поморщилась. Отпив еще немного из своего кубка, темная выпрямилась и, упершись локтями на стол, продолжила:
    — Союз с жалкими мон’кей, годными лишь для рабства? Чем это нам поможет. Ну конечно. Если ты не хочешь обвести их вокруг пальца и, пообещав все, не дать им ровным счетом ничего, — сдув длинный локон окаймлявший лицо темной, — Тем более они ненавидят ксеносов и Империя уже усиленно обрабатывает местных, которые немногим меньше ненавидят,…как они нас называют, по-моему «ксеносы», да ксеносов. Я не против союза, однако, только если ты уверен, что мы будем вертеть ими как захотим. Я доверяю твоему опыту, Айсфир, однако не хочу, чтоб эти продажные твари однажды навели на нас шавок из Инквизиции или своих пустоголовых Астарес. Я не доверяю мон’кей, но относительно доверяю тебе. Как я говорила, я отправлю солдат по координатам, данным нашим анонимным…хм, другом. Выбери парочку своих кабалитов тоже, пусть этим утром будут в моем лагере. И да…может, покажешь своего талоса? — глаза эльдарки загорелись детским любопытством, а тело пошло легкой, непроизвольной дрожью ожидания, — Ну пожалуйста, дядя! — темная очаровательно улыбнулась, с нескрываемой надеждой посмотрев на гомункула.
    Айсфир сдвинул брови в одну и мрачно ответил:
    — Если хочешь продуктивной работы, снизь аппетиты, Лаэлль’к. А теперь, пожалуй, тебе следует подготовиться к переезду.
    Айсфир хлопнул в ладони и удалился в дальний угол лаборатории.
    — Ну и ладно, — эльдарка показала в спину удаляющемуся гомункулу язык, и резко встав, по дороге едва не споткнувшись о какой-то камень, покинула помещение столь же стремительно, как и вошла в него.


    Сообщение отредактировал VIKSTRA - Вторник, 14.01.2014, 02:03
    Не в сети
    Профиль пользователя VIKSTRA Написать личное сообщение пользователю VIKSTRA
    17.01.2014, 16:10

    3886
    10


    Ошеломление и ужас, испытанный гвардейцами, когда сквозь серебристо – молочную завесу тумана, оглушая людей яростным кличем сотен тысяч глоток, прорвались зеленокожие ксеносы. В считанные секунды десятки солдат были перемолоты в мерзкое, истекающее кровью нечто, совершенно потерявшее человеческий облик существ.
    Орки с невообразимым шумом и грохотом прорывались сквозь ряды, окопавшихся гвардейцев, проходя насквозь оборону человечества. Однако их триумф был не долгим и перешел в полномасштабное отступление, когда Командование Имперской гвардии пришло в себя после неожиданного штурма и скорректировало залпы артиллерийского огня, выжигая несколько километров земли, превращая ее в выжженную и раскаленную до кристаллического блеска, пустошь.
    Едва лишь несколько сотен человек из десяти тысяч авангардного состава остались в живых после яростного штурма орочьих пехотинцев. Большинство людей погибло от мечей и топоров ксеносов, многие были заживо сожжены артиллерийским залпами «Василисков», и лишь немногие смогли вернуться обратно.
    Такая неожиданное и чудовищная атака вселила ужас в сердца людей, ведь никто не ожидал, что столько человек отдаст свои души Императору, всего за несколько минут. Каждый гвардеец, будь он простым рядовым или прославленным героем, подумал об одном и том же. Одна единственная мысль сверлила мозг каждого из них, прорываясь в глубины сознания и пробуждая самые первобытные страхи.
    Очень немногие люди могли оставаться в своем уме и не испытывать ужаса имея дело с варпом и сейчас, когда людей охватила первобытная паника, многие их взгляды обратились на тех, кто мог и умел с ним обращаться. Но взгляды были отнюдь не добрые, в них не было ни малейшего намека на мольбу или просьбу. Нет. В их глазах была ненависть.
    Положение усугубили сообщения о том, что орков видели за многие километры от предполагаемых мест боестолкновений. Особо всех поразило сообщение о вырезанной орками крохотной деревеньки. Были убиты не только, все способные держать в руках оружие взрослые, но даже старики и дети.
    Среди многих солдат и даже офицеров поползли слухи о том, что псайкеры продались орками или что еще хуже – демонам. Ведь как орки могли пройти сквозь их заграждение, если только здесь не было замешено противное самому духу Императора колдовство ?
    То, что людям не понятно – они понимают именно так, как сами хотят.
    Антипсайкерское настроение захлестнуло большую часть Гвардии, многие верили, что все их беды, пришли от колдунов проклятых, что с самого начала строили козни против рода людского. Колдунов, ведомых лишь злостью, что демонам охотна служат.
    Псайкеры - люди одаренные и обладают такими способностями, что простому человеку и богобоязненному гражданину Империума даже присниться не могли. Но они мало что могут сделать против разъяренной толпы обезумевших фанатиков. Убьешь ты сотню, две, три, если повезет, то и больше. Но никто не сможет поручится за то, что не ввергнешь этот мир в варп, не призовешь на землю материальную тварей из другого мира.
    Но ни один псайкер ни сделал этого. Ни один из них не тронул ни одного гвардейца. Они прекрасно осознавали цену своей жизни и понимали, что произойдет если они просто попытаются ее продлить. Они лучше всех понимали цену человеческий жизни и больше всех познали то чувство, что скрывается под простым слово «Долг». Эти одаренные, что видели свет Императора, не стали рисковать обитателями планеты и те, кому не удалось скрыться сразу, предпочли оборвать свою жизнь сами, быстро, безболезненно. Их слишком хорошо обучили и даже в такой ситуации они поставили Долг Империуму, выше собственной жизни.
    Когда Гвардейцы увидели тела тех, кто должен был их защищать – кровавая пелена спала с их глаз, словно кто-то перестал играть с их сознанием. Словно кому-то наскучила эта комедия.
    И люди с ужасом поняли, что на их руках смерть тех единственных, кто мог защитить их от тлетворного влияния варпа.
    Орки напали снова, но совершенно не так, как мог предсказать хоть кто-нибудь из Командования. Они появлялись из неоткуда, словно из воздуха, мгновенно оказываясь внутри бронированных машин и укреплений, тут же с остервенением начиная разрывать экипаж и командный состав на части.
    Гвардейцев охватила паника, хотя многие Камисары и офицеры пытались вернуть порядок, ни лишенные общего командования, быстро умирали под грохот орочьих барабанов.
    Внезапно земля сильно затряслась и в следующее мгновение все окутало ослепительно белым светом, расщепляя на атомы и орков и людей, оставляя лишь висевшие в воздухе тени, что целое мгновение танцевали в бушующем пламени. Кто-то из командования понял, что они уже проиграли и прекрасно осознавая, что они не жильцы, применили то, в чем люди были особенно хороши.
    План назывался просто. Выжженная земля. Тяжелая ковровая бомбардировка с Имперских крейсеров, что висели на орбите, ожидая лишь приказа. Ее не применяли лишь из-за того, что в этой местности находились ценные ресурсы, что так были нужны Имперацам. Да Гвардейцы, сдерживающие орков. Если бы их попытались эвакуировать, то зеленокожие варвары просто-напросто бы расползись по планете и два года жестоких сражений и сотни тысяч жизней были бы напрасны.
    Лишь немногим гвардейцам удалось избежать смерти и они отступили к ближайшим городам – корпорациям.


    Модератор ФРПГ Warhammer 40.000
    Сам не верю. Но теперь я занимаюсь там ВСЕМ. И если говорю всем, то значит всем.
    Не в сети
    Профиль пользователя Призрак Написать личное сообщение пользователю Призрак
    22.01.2014, 22:57

    34
    7


    Написано совместно с Zastyp

    Джин, сопровождаемый Дэши и Бурсом, бросил очередной взгляд на схемную таблицу и подбежал к стоящему у одной из "Химер" Прецептору, временно позаимствовавшему тело Шрая. Зрелище было жутковатое. Гвардеец, 20 минут назад ковыряющийся в зубах и жалующийся на мозоли, теперь молча глядел в туман, сложив руки за спиной в суровой решимости. Решение штабс-капитана поддержки в рядах солдат не сыскало большой поддержки, но и спорить особо никто не стал: в такой ситуации приходилось надеяться на все. Тревога все еще не отменилась, шагоход не появлялся и бойцы были наготове. Вот оно... Сейчас начнется. Сейчас... Сейчас... Сей.. Что за... Штабс-капитан спешно поднес к глазам магнокуляр, чтобы проверить наверняка в то, что он увидел. Лицо Гилла вытянулось, как осужденный на дыбе, когда из мглы впереди послышался до боли знакомый звук моторов и начали появляться... гвардейцы. со всех сторон к лагерю потянулись вереницы небольших отрядов, человек по 30-40 пешком, с "Химерами", "Саламандрами" и "Стражами". Туман рассеялся на сотню метров вокруг, являя взгляду людей своих братьев по оружию и маленький аванпост синсерского развед-отряда. Гилл опустил магнокуляр и негромко выматерился, проклиная свою судьбу и треклятую псайкерскую магию, после чего с опаской взглянул на Прецептора, надеясь что тот не услышал.
    - Сэр... Вы... вы это видите? - ошарашено проговорил лейтенант Дэши, все еще рассматривая приближающиеся имперские войска
    - Нет лейтенант, я был просто ослеплен великолепием появившейся из воздуха армии и лишился зрения... - проговорил Гилл, активируя вокс-бусину и стараясь настроиться на общую волну - а похоже еще и рассудка.
    - Сэр, что тогда варп меня подери, происходит?!
    - Думаю происходит то, что я оказался должен Рэкуну и Друзу по бутылке дорогого амасека... Все это с самого начала было ловушкой. Они собрали нас в одном месте. Выманили...
    - Дэши, яви моему ненадолго прояснившемуся взору чудеса дисциплины и сноровки: проверь посты и людей, обо всех "гостях"докладывай и наноси их позицию на планшет. Что думаете, Прецептор? Это наверное, по вашей части...
    Шрай, а точнее его тело, занятое псайкером, всем корпусом повернулся к Гиллу.
    - Варп в этом месте очень нестабилен. Я чувствую…напряжение. И еще, впрочем, это очевидно, я чувствую зеленокожих. Много зеленокожих. Но, что странно, я не чувствую среди них псайкеров. Если этот туман – их рук дело, то они должно быть сейчас где-то в тылу, проводят свои дикарские ритуалы.
    После услышанного, Гилл снова выругался, оставил неудачные попытки настроить бусину и подозвал Рэдса, солдата с вокс-кастером из своего командного отделения. Рэдс намек штабс-капитана понял сразу и стал настраивать аппарат на общую частоту. Конечно связь в таком тумане была крайне ненадежной, как обещания ратлинга, но туман подрассеялся и могло сработать. К радости Джина, это оказалось верным предположением. Связист, через несколько попыток и пару проклятий духам Машины, умудрился настроить вокс-кастер и подать своему командиру трубку аппарата. Динамик был полон споров и недоумений, десятки голосов наперебой спрашивали друг у друга, что за варповщина тут происходит и что им делать. Гилл безуспешно попытался влиться в этот отнюдь недружный сонм голосов, больше напоминающий ругань заботливой матери и вознамерившегося записаться без ее ведома в Гвардию единственного сына, нежели переговоры гвардейских офицеров. После нескольких уточнений кто есть кто, выяснилось, что к аванпосту синсерцев непонятным образом умудрились выйти практически все развед-отряды Гвардии, находившиеся, судя по картам, в совершенно разных участках проникновения в сотнях километрах друг от друга. Осознавая полное отсутствие контроля над сложившейся ситуацией, некоторые отряды прекратили свое движение, некоторые продолжили упорно двигаться к аванпосту, а кто-то всерьез подумывал попробовать вернуться обратно. Процедив сквозь зубы проклятье, Гилл громогласно почти прокричал в трубку, заглушая голоса говоривших
    - На связи штабс-капитан Джин Гилл, 21й Синсерский механизированный полк! Этот аванпост удерживает мой отряд. Господа, учитывая что нынешняя ситуация по степени своей опасности может граничить лишь с новым крестовым походом или с визитом тещи, если тут кто-то женат, то все вы должны понять, что нам необходима централизация и совместность проведения операции, именно поэтому я беру командование на себя.
    - Погодите-ка! На связи майор Фиксер! Почему это вы берете на себя командование? Вы что, старший по званию? Что это за звание такое - "штабс-капитан"?! У него есть стандартный имперский аналог?
    - Эээ... Это... Это аналог командира полка.
    - Командир полка? Полковник лично проводит разведку?
    - Ну... такой вот я герой Ипериума. Есть тут кто-то по званию, старше полковника? Нет? Тогда я принимаю командование на себя и...
    Спор офицеров прервал мощнейший взрыв, возвестивший о себе страшным грохотом и столбом пламени, в котором исчезли одна из "Химер" охранения и два десятка человек. Гилл с трудом потряс головой, стараясь избавиться от назойливого звона в ушах и с ужасом в глазах увидел огромный, возвышающийся на десятки метров вверх апофеоз оркского инженерного гения - гаргант. Из зажатой в руке трубке кастера донесся поток воплей, криков и запросов, из которых можно было понять, что гаргант пришел не один. Его окружала целая армия орков, готовая в любой момент зеленой волной пуль и лезвий обрушиться на позиции окопавшихся гвардейцев и истребить их всех, до последнего человека. Тиски страха сжали сердце Джина заставляя помышлять о неправильно сделанном выборе 6 лет назад, когда был шанс предать Императора и Империум и примкнуть к Губительным Силам... Впрочем от еретических размышлений штабс-капитана прервал запыхавшийся и возбужденный лейтенант Дэши, на бегу вручивший Гиллу планшет
    - Нас тут уже немало, сэр. Позиций достигли уже двенадцать отделений, с техникой и людьми... Ну еще и катачанцы. Ауспексы и наблюдатели зафиксировали, что на подходе еще наши отряды, порядка трех десятков. Правда... некоторые добраться не успеют - столкнуться с орками. Соотношение сил... в лучшем случае восемь к одному... Император сохрани, да там их целый океан! Еще и гаргант... Святой Никита-Бесогон, это самый огромный гаргант, который я когда-либо видел!
    - Лейтенант, мы видели гарганта всего один раз на Орании, тогда он был в 3 раза меньше, в нескольких километрах от нас и под огнем трех титанов... Так что возьми себя в руки и не паникуй, как адептус при виде инквизитора... И в чем, варп меня дери логика? Посылать гарганта против развед-отрядов? Мы даже не десятая часть войск... - Голос и вид Дэши придал Джину уверенности и сил, вырвав из мрачного ступора бессилия. Гилл встряхнул в головой, на этот раз чтобы выгнать мрачные мысли и, выхватив планшет из рук лейтенанта быстрым шагом направился к своему КП, сопровождаемый своими людьми и Прецептором. Бегом спустившись по грязным старым ступенькам в подвал, штабс-капитан, успев пробежать глазами по собранной информации, бросил планшет на стол и, никого не стесняясь, выудил свою фляжку и сделал пару глотков. Алкоголь обжег горло и вернул трезвость ума, Джин довольно крякнул и жестом подозвав Рэдса, стал оценивать тактическую ситуацию, опираясь на получаемые по воксу доклады. Гилл снял трубку и проговорил:
    - Внимание! Говорит штабс-капитан Гилл, достигнувшие моего аванпоста отряды получают обозначение группы Альфа! Командующий - майор Фиксер! Используйте бульдозерные отвалы "Химер", вырыть траншеи по периметру аванпоста, организовать оборону! Выделить людей для закрытия бреши после попадания гарганта! Группа отрядов на 12 часов, двигающиеся к нам, обозначение бета! Прекратить движение, назначить командира, построиться в каре и организовать оборону! Сдерживать противника по фронту и укрепить первые ряды. Группы отрядов подходящая на 2 часа и 10 часов от нас, обозначение гамма и дельта соответственно! Построение клин. Задача - атаковать силы орков по флангам, прорвать строй в форсированном темпе, приоритетная цель - гаргант, старайтесь бить ему по ногам. Пехота должна сдерживать зеленокожих. Отряды на 11 и час, в случае невозможности избежать столкновения с орками, построение вагенбург и держитесь, сколько можете.. пленных они все равно не берут... Остальные, если есть возможность, присоединяйтесь к группе Альфа, или окажите поддержку остальным отрядам. Да прибудет с нами Император!
    Логика Гилла была проста, группа Бета столкнется с наступающими передовыми частями орков и будет сдерживать их натиск, разумеется, зеленокожие попытаются Бету обойти, но для того они и должны были построится в каре, чтобы защитить свои фланги и тыл. Гамма и Дельта в обычных условиях должны были бы смять противника и окружить, но в подобных условиях они выполняли функцию ударных отрядов и поразить гарганта. Альфа же подготовит траншеи и укрепит позиции синсерцев, куда будут отступать оставшиеся отряды. По крайней мере, так все выглядело на схемной таблице в КП. Однако лейтенанту Дэши такой расклад не нравился, он покачал головой и взглянул на Гилла
    - Сэр, при всем уважении. Ваш план... Малоэффективен. Не при такой численности противника и не при гарганте. Бета может и выдержит лобовой удар, но прорваться у нам они уже не смогут. Гамма и Дельта... Да, они вклиняться в ряды орков, но огневой мощи, чтобы свалить гарганта стреляя по ногам им не хватит. В смысле, у них не будет столько времени, их уничтожат раньше, чем обстрел начнет приносить плоды. Мы попросту потеряем людей, сэр. Считаю, что разумнее было бы собрать здесь все имеющиеся силы, не только Альфу, и дать оркам отпор.
    - Замечания приняты, осмыслены и проигнорированы, лейтенант - Отрезал Гилл, сделав очередной глоток из фляжки и предлагая Дэши, но тот отказался - Ты все верно подметил. Распыление сил при таком раскладе - не совсем адекватное решение, грозящее гибелью многих слуг Императора. Но на то и расчет. Они смертники, пушечное мясо, как не прискорбно было бы это говорить. (Вообще не прискорбно - промелькнуло в голове Гилла) Ты видел на что способен один неприцельный выстрел гарганта? Эта проклятая Императором и Механикусами машина стоила нам жизни почти четверти отряда и Химеры. А это он даже в цель не попал. Если мы сконцентрируем здесь все силы, нас останется только построится в форме мишени и послать несколько человек корректировать огонь. Достаточно нескольких точных попаданий, чтобы перебить всех. А этого нам не надо. Бета встретит передовые части орков и выиграет время для нас, чтобы мы успели укрепиться и подготовить позиции, к слову, отправь людей, пусть заминируют подходы. Гамма и Дельта - гарганта не завалят, тут ты прав. Но угрозу для него создают. Причем угрозу прямую. Орки не идиоты, и полагаться на "авось" в данном случае они не станут. Гаргант постарается уничтожить напрямую угрожающие ему цели, причем цели подвижные. Гамма и Дельта его не завалят, но огонь на себя отвлекут. Как я сказал, они смертники, но своими жизнями купят нам лишний час. А мы тем временем подготовимся и встретим их всем, что у нас есть.
    - Возможно вы правы, сэр. И все-таки Но когда гаргант перебьет их, он примется за нас. Хотя, с нас и орков хватит... Но император милосердный, эта штука просто огромная... Вы видели главное орудие у него в пузе, его калибр? Чтоб меня демоны варпа сожрали, да туда танк запихнуть можно!
    - Да, лейтенант. Гаргант самая большая наша проблема. И его надо заткнуть... - Дерзкая как бабка в общественном транспорте мысль мелькнула в голове Гилла, будоража воображение наглостью замысла и масштабом возможных последствий - А точнее заткнуть пушку... Дэши, готовься к повышению, ты только что заработал себе лычки штабс-лейтенанта на погоны. Скажите, прецептор... Насколько вы сильны?... Конкретизирую, вы умеете предметы силой мысли поднимать? Ну как предметы, скажем "Химеру"?
    Шрай усмехнулся совершенно нечеловеческой усмешкой, обнажив пожелтевшие зубы.
    -Ваш план невероятно прост и бесхитростен, штабс-капитан, но позвольте мне внести некоторые коррективы. Во-первых, да, я действительно могу поднять предмет силой мысли, но сейчас, когда я вынужден использовать чужое тело, мои способности довольно ограниченны. Во-вторых, даже используя машины, дуло мы не заткнем. Потому, предлагаю следующее –тут Шрай достал штык нож и, опустившись на корточки, стал быстро рисовать на земле некую схему – для начала, мне понадобится весь наш запас взрывчатки. Я сомневаюсь, что орки предусмотрели развитую систему подачи зарядов для главного калибра, поэтому их боезапас очевидно хранится в непосредственной близости. Загрузите взрывчатку в Химеру. Затем, мне нужно будет оказаться как можно ближе к гарганту. Тут два варианта: либо вы оттягиваете назад обороняющиеся силы и позволяете этой махине подойти ближе, либо я, используя это тело, сам постараюсь подобраться к нему на Химере, но тогда мне понадобится, чтобы вы расчистили мне путь и поддержали огнем. Сами понимаете, попадание по Химере крайне нежелательно. И конечно, крайне сомнительно что хозяин этого тела это переживет, как бы мне этого не хотелось. Ваше решение, капитан? Вы отправите этого человека на смерть, когда он об этом даже не подозревает?
    Штабс-капитан посмотрел на схематичный, но на удивление ясный рисунок Прецептора и взглянул на Дэши. Лейтенант еле заметно пожал плечами, а трубка вокс-кастера в руке Рэдса взорвалась десятками голосов возвещающих о начале жестокого боестолкновения. Где-то вдали прогремел очередной выстрел Гарганта, и все сообщения заглушил вопль страха и ярости командира Дельты. Джин выудил из недр своего офицерского плаща палочку лхо и закурил, выпустив изо рта пару колечек дыма, Гилл проговорил:
    - Да-с господин прецептор, все у вас у псайкеров как-то сложно, как у огринов с арифметикой... Но сложные времена требуют сложных решений. Ладно, положим я с вами согласен... Пытаться отсюда не очень разумно, но подводить гарганта ближе... Эта тварь пока не палит по нам изо всех орудий именно из-за большой дистанции. если она подойдет ближе, смерть Гаммы и Дельты будет напрасной. Да и взрыв боезапаса... Если это ороче чудовище рванет рядом с нами... Пиррова победа. И если гаргант не идет к прецептору, прецептор придет к гарганту. Вам нужен прорыв? Я его вам устрою. Рэдс, свяжись с майором Фиксером, сколько у него людей? 12 отрядов... Это порядка 40 машин... Пусть соберет ударный отряд, с десяток-полтора Химер и Саламандр. Они построятся в каре, ваша Химера в центре. Фиксер обеспечит вашу доставку к гарганту, а там вы на славу повеселитесь. Я выделю вам в поддержку катачанцев, они составят костяк штурмовой группы.
    -В центре? Не стоит, слишком лакомая цель для гарганта. Я буду позади, главное – обеспечьте прикрытие. И да, капитан – тут зрачки Шрая сузились, а палочка лхо, которую держал Гилл, внезапно потухла – то, что я вижу в вас, не делает вам чести. Мы побеседуем с вами в штабе после всего этого. Если выживем.
    - Как угодно, Прецептор. Цель оправдывает средства - Гилл вновь раскурил палочку - А моя цель выжить и вытащить из этого варпового места всех, кого смогу. И себя в первую очередь.
    Развернувшись, Иактон направился к выбранной Химере. К тому времени, когда погрузка была завершена, часть пути до орской машины была уже расчищена огневой мощью имперских сил. Псайкер забрался в кабину водителя, доставая из памяти нужные навыки. Мотор машины взревел и Химера отправилась навстречу своей смерти. Где-то совсем рядом раздался грохот взрыва и машину затрясло от взрывной волны, но прецептор продолжал вести транспорт, не обращая внимания на отвлекающие мелочи. Отряд, выделенный Гиллом, сработал на славу. И значение имела не столько огневая мощь, сколько отвлекающий фактор, героически, но неизбежно погибая под огнем противника. Саламандра Фиксера с майором на борту исчезла во вспышке взрыва, лишая Гилла еще одной потенциальной проблемы, если выяснится вранье насчет звания. К Химере псайкера подбегали разве что потерявшиеся в гуще битвы орки, которых он телекинетическими ударами размазывал по земле, или же просто давил траками. Ловко маневрируя, Крейз старался не попасть под прицел орочьих пушек, а когда это всё таки происходило, он возводил вокруг Химеры секундный ментальный щит, останавливая самые опасные заряды. Наконец, Химера добралась до гарганта. Несмотря на грохот пушек, бушевавший наверху и казалось, бесконечную зеленую орду, Крейз не торопясь покинул транспортник и нашел глазами свою цель. Сознание псайкера открылось варпу, черпая оттуда необходимые силы. Химера затряслась и поднялась в воздух на пару метров. У Шрая из носа хлынула кровь. Сжав кулак, прецептор предельно сконцентрировался и одним мощным рывком отправил машину прямиком в главное орудие гарганта, после чего упал на колени, а наверху раздался взрыв. А за ним последовали другие.
    Подняв голову, прецептор увидел, как над ним расцвел огненный цветок невероятных размеров. Судя по всему его предположение было верно и сейчас в гарганте происходила цепная реакция, подрывающая боезапас и рвущая монстра на части. В двух метрах от псайкера в землю воткнулся огромный металлический ствол, видимо, бывший некогда одной из пушек орочьей машины. Глубоко вдохнув, Крейз закрыл глаза и покинул тело. Сотрясаемый жуткими спазмами, Шрай изверг на землю остатки своего пайка. Ему было жутко плохо и он совершенно не соображал, где находится. Наконец он поднял голову…и его испуганный вопль был прерван обрушившейся на него тушей гарганта.
    - Сэр, разрешите узнать - поинтересовался Бурс, подойдя к Гиллу, глядящему на догорающий остов гарганта - Ваш выбор Шрая в качестве...ммм... Вместилища псайкера и последующая отправка его на верную смерть. Это ведь... совершенно случайно и просто совпадение... А вовсе не из-за тех слухов, что именно рядовой Шрай сообщил полковнику Кэпошу о находке вами того мародерского тайника на Пивааме?
    - Разумеется случайно, Бурс. Разумеется... - глаза Джина хищно блеснули, ординарец хмыкнул и отошел, а штабс-капитан ухмыльнулся, бросил докуренную палочку лхо на землю и смачно раздавил окурок ногой.


    Сообщение отредактировал PHOENIX - Среда, 22.01.2014, 23:00
    Не в сети
    Профиль пользователя PHOENIX Написать личное сообщение пользователю PHOENIX
    23.01.2014, 22:51

    741
    10


    Пост пользователя KaiserVonBlut, выложенный по его просьбе.
    Связующий нанопост.
    Мандрагоры Хаш и Сайлер


    Дмитрий, завёрнутый в шикарный халат, тяжело передвигал ноги в сторону своего рабочего стола. Безудержно стареющий делец взял в руки выпивку и откинулся назад на спинке стула, поглаживая себя по аккуратной бороде. Текущая ситуация играла на руку всей корпорации и дела могли пойти в гору. Красные готовы предоставить Империуму войска, а уж Империум вряд ли останется в долгу. Улыбнувшись самому себе, Урсус сделал глоток, закрыв глаза от удовольствия. Но только он убрал руку со стаканом от лица, как его тело вдруг пробила крепкая дрожь и его конечности отнялись. Урсус захотел крикнуть, но тот маленький дротик забрал и речь.
    Мандрагоры сидели по углам, оставаясь в невидимости. Первым заговорил Сайлер, тощий мандрагора с короткими волосами.
    — Урссуссс. Ты готов пойти на всссё для ссебя.
    — Слушшшй,
    — вторил Хаш, крупный мандрагора, весь обмотанный узкими лоскутами ткани., — и запоминай.
    — У тебя есссть руда и влассть.
    — В замен ты хочешшшь молодость.
    — Но ты не готов риссковать репутаааацией для Империума.
    — Есть предлошшение от нашшего масстера.

    Урсус после этого был заинтригован. Он был готов на многое, что смотгло бы принести ему его былые годы и могущество тела.
    — Нашш мастер предлагааает тебе сделку. Твоя молодость в обмен на работу твоей корпорации.
    — Всссё останетсся у тебя. Но ты буууудешь готов помочь нам.
    — Если решшишшь — придёшшь в сектор S5-2.

    Мандрагоры ушли так же резко, как и появились, оставив Урсуса с болезненным ощущением "отходняка" от парализующего яда.


    Явившиеся, словно посланные самим Императором духи мести, оказавшиеся лишь искаженным подобием на святой дух - оказали неизгладимое впечатление на старого человека. Решение сего вопроса не могло откладываться на долгий срок и решать нужно было немедленно.
    За несколько долгих часов, проведенных в тягостных размышлениях Урсус придумал, как он поступит.
    Сделав несколько важных звонков и отложив десяток деловых встреч, мужчина отправился на встречу к монстрам.
    План, содержащийся в его голове - постепенно начинал реализоваться.
    Не в сети
    Профиль пользователя VIKSTRA Написать личное сообщение пользователю VIKSTRA
    25.01.2014, 23:50

    1046
    21


    Иактон Крейз и Деметрис.
    Написано совместно с Еретик

    Деметрис позволила себе слабую кривую усмешку, удовлетворенную, к слову. Конечно, приземление из шарахающейся в тряске "Валькирии" проходило подобно сумасшедшей репетиции новичков, хотя, стоило отдать должное лейтенанту, однако, без травм, мелких и неприятных, все же не обошлось. Высадка охватила даже больше одного в спешке установленного квадрата, сводя на нет оперативный сбор и оказание эффективной помощи, но Император был милостив - враг потерял гвардейцев из поля зрения. Пока.
    Маленький укрепленный наскоро лагерь расположился у чертовски заросшего сочной зеленью водоема, одного из многих в узкой полосе буйной растительности в этой части планеты. Солдаты Диггенса, способные держать оружие и двигаться, продолжали расчищать площадку под палатки и разделились на дозорные посты по периметру уже отвоеванной у леса территории.
    Сама же медичка, освоив первую тентованную домуху, в которой устроили подобие лазарета, получила несколько минут передышки. Ее важный пациент сейчас оставался наедине сам с собой, избежав стройного потока преимущественно ругательных мыслей доктора. Нет, Деметрис восхищалась способностями псайкера, она искренне и истово молила Владыку Человечества даровать Крейзу успех и защиту, но безолаберность с точки зрения затраченных усилий возмущали ее, как специалиста.
    Решительно стряхнув усталое оцепенение, девушка стащила шлем и легкие пластины брони, стискивающие ее худенькое тело, и направилась к водоему. Тканевый комбинезон насквозь промок от пота, неприятно прилипая к спине и в подмышках. Волосы, стянутые тугим узлом, оттягивали голову назад. Распустив ленту, медичка с удовольствием разворошила густые непослушные рыжие локоны и зачерпнула пригоршню удивительно теплой, немного мутноватой воды.

    Сразу после приземления она взяла несколько спешных проб местной флоры и жидкости и нашла их удовлетворительными к приему. Зудящая кожа лица ощутила приятное соприкосновение с влагой. Капли потекли со лба к вискам и на шею, но не остудили кожу, раздразнив еще больше. Деметрис, кратко оглядевшись, рванула застежку комбинезона и буквально выскочила из него, сбрасывая тяжелые сапоги. Вода приняла тело, окутала его и на кратчайшее мгновение подарила приятную расслабленность, смывая пыль и пот. Волосы намокли и потемнели, облепив щеки.
    Роскоши поплескаться подольше у Деметрис не было, стоило поторопиться обратно к лагерю, выполняя прямые обязанности, к тому же, скорее всего, единственный оставшийся пациент уже пришел в себя, воображая, что готов к новым подвигам. Медичка была поражена, хотя и это обозначение было скромной малостью. Когда Диггенс отдал приказ о десантировании, псайкер пребывал в состоянии почти что трупа, вяло реагируя на шумовой эффект окружающих голосов. Выпав с ним с короткого трамплина аппарели транспортника, Деметрис крепко вжалась всем телом в тело мужчины, обхватывая его руками и поддерживая. Ее откровенно пугало практическое отсутствие нормального пульса, ставшего нитевидным и меловая бледность, свойственная чаще смертельно и безнадежно больным людям.
    На земле же не прошло и часа, как пасйкер задышал ровнее, глубже и перестал походить на марионетку в ловких руках медика. Деметрис была совершенно не удивлена колоссальному аппетиту, с коим Крейз приступил к поглощению нескольких стандартных пайков, она подобрала стимуляторы и обогатители к скудной пище и добавила несколько питательных брикетов из медицинских контейнеров.
    Ни слова она не услышала ни слухом, ни в собственной голове, посчитав, что новоиспеченный руководитель мало чем отличается от лорда Призрака. Нет, благодарностей она и не ожидала, но хватило бы и сухой констатации фактов... К тому же, еще в "Валькирии", ловя чуткими пальчиками рваный пульс, она позволила себе переживать, волноваться... И от этой глупости очевидной, похоже, ставшей заметной не только ей, но и лейтенанту, она испытывала жгучий стыд, опасаясь отповеди.

    Иактон прикончил последний из пайков и бодро поднялся на ноги. Восстановить потраченные силы одной лишь едой и стимуляторами было невозможно, но он хотя бы сумел привести тело в нормальное состояние. Свою бренную оболочку он представлял всего лишь органической машиной, несомненно, сложной и развитой. Энергия струилась по телу псайкера, позволяя ему менять температуру и состав крови, регулировать баланс веществ, давать отдых одним мышцам и заряжать необходимой энергией органы. Он регулировал и чинил свое тело так, как опытный механикум может чинить вверенную ему машину. Так что к тому времени, как он закончил, Иактон, несмотря на общую слабость духа и изрядную головную боль, имел бодрый и подтянутый вид, был способен пробежать без отдыха десяток километров, а его кожа лишилась бледноватого оттенка. Пристальным взглядом скользнув по солдатам, Крейз прикрыл глаза, сознанием нащупывая тех, кто находился вне его поля зрения. А затем, нахмурившись, уверенно похромал к самому яркому пятну мыслей и эмоций.
    Деметрис, облаченная в армейскую рубашку и бриджи стояла на берегу, отжимая рыжие волосы. Приближающегося псайкера она не заметила (или же просто оставляла его проигнорированным), ровно до того момента как стремительная подсечка посохом не сбила её с ног. Но, не успела девушка коснуться земли, как цепкие пальцы уверенно схватили её за руку, не давая упасть. А во второй руке был зажат стабб-револьер, сейчас уверенно смотревший прямиком в уцелевший глаз Деметрис.

    -Безрассудно. Глупо. Опасно. - голос Иактона в её голове был слабее обычного, но девушка смогла уловить в нем какую-то эмоцию. Ярость? Презрение? Волнение?
    -Я мог убить тебя пять раз, и ты бы этого даже не заметила. Лишенный медика отряд потеряет эффективность и станет уязвим даже для малейших ранений. И ты даже не сможешь поднять тревогу, учитывая твое состояние.
    Резким рывком подняв девушку на ноги, псайкер замер рядом, тяжело опираясь на посох. Ощущение короткого блаженства испарилось, уступив место уколу разочарования и странному чувству исполненного желания, смазанному и горьковатому, как полынный сок. Деметрис впервые не отдавала себе отчета, почему не почувствовала этого сиюсекундного желания присутствия конкретного человека рядом, пусть и повод был далек от нормального и даже приятного.
    Она так же отчетливо понимала, что Крейз прав, резок, груб, но прав. Она совершила глупость, которая при самом лучшем раскладе стоила бы жизни ей, а при худшем - всему отряду. Прикусив губу и отведя взгляд на спокойную теперь, хоть и мутноватую поверхность водоема, она прочла короткую молитву смирения, полностью воспринимая раскаяние.
    И лишь в одном ее норов вздыбился. Она слышала шаги и могла бы со стопроцентной уверенностью сказать, кому они принадлежали. Специфический звук шаркающей ноги характеризовал хромоту прецептора гораздо более явно, чем его физически осязаемое превосходство. Чуткий слух заменил утраченное ощущение звука, а крепко сковавшее сознание нервное истощение нескольких, поистине сумасшедших часов обострило любое восприятие. И все же Крейз был прав.

    Деметри отвернулась от созерцания водной глади и смело взглянула в лицо мужчины. Тонкая рука деликатно ухватила расходящийся ворот рубахи, свалившийся на одно плечо в хватке псайкера.

    "Я нарушила уставные параграфы и подвергла нашу миссию опасности, прецептор Крейз. Я готова понести любое взыскание и соответствующее наказание без скидок на род своей деятельности и важность занимаемой должности. Душа же моя уже подверглась раскаянию, но прощение способен даровать лишь Император всемилостивый."
    Не больше, но и не меньше. Она задумчиво потерла предплечье, словно все еще ощущала хватку сильных тонких и удивительно цепких пальцев Крейза. Надежную больше, чем болезненную. Он не стремился унизить ее или обидеть, это вызывало уважение и еще... Теплый странный ком, от которого невольно хотелось вернуть прикосновение, далекое от медицинских точных касаний во время планового осмотра или беглого, при объяснимых и понятных обстоятельствах.
    Револьер скрылся в кармане мантии, а холодный взгляд скользнул по фигурке девушки.
    "Осознание - первый шаг на пути к исправлению. Приведи себя в порядок и возвращайся к своим обязанностям. Мы скоро выдвигаемся. С наказанием я определюсь позже."

    Черная тень скользнула в небе, и через мгновение на плечо псайкера опустился верный псайбер-ворон. Вид птица имела весьма потрепанный, но бодрый. Дождавшись, пока Деметрис соберется, Иактон вместе с ней направился к точке сбора. Быстро скоординировав движение и задачи отряда, гвардейцы двинулись вперед. Деметрис шла позади, замыкая группу, когда на неё упала крупная тень. Подняв голову, девушка увидела улыбающееся лицо Диггенса.
    -Не переживай - тяжелая рука мимолетно коснулась её плеча - наш суровый господин-псайкер может казаться строгим и бессердечным ублюдком, но он честен. И не наказывает никого, без веской на то причины. Мне, помнится, досталось лишь однажды, когда я в сорок пятом, в дупель пья...
    -Диггенс. Кажется твоей задачей был левый фланг, или я ошиблась? - хрипловатый голос псайкера был тих, но не услышать его было невозможно.
    -Да, сэр, так точно, сэр! - еще раз ободряюще улыбнувшись Деметрис, лейтенант поспешил занять отведенное ему место в колонне.
    Деметрис не зацикливалась на пройденном пути, перестав для отвлечения от реальности считать шаги. Полагаясь на интуицию и приободренное купанием состояние, медичка довольно бодро шествовала с колонной, изредка замедляя шаг для того, чтобы поправить широкую лямку медицинской сумки и глотнуть воды из фляжки. Лейтенант понравился Деметрис, впервые, пожалуй, за столько лет явив ей тот тип людей, с которыми любой шел на контакт легко. Она не заводила знакомств и не поддавалась на провокации, день ото дня выполняя свои обязанности, совершенно не стремясь сближаться с окружающими людьми. Ее человечность, по ее же мнению, должна была оставаться там, где была упрятана, но глядя в улыбающиеся глаза Диггенса и слушая его простую, без лоска, речь, девушка очень осторожно оттаивала и улыбалась так, что это с трудом можно было бы заметить.

    Гвардейцы, следуя примеру командира, двигались по пересеченной местности остаток дня, прервав это бешеное путешествие лишь раз на краткий прием пищи и плановый осмотр медика. Досталось и лейтенанту, и прецептору, которые, при всей сложности ситуации, все же пренебрегали нехитрыми советами медика. Так, Диггенс умудрился получить двойную порцию антисептика для обработки пораненной и отекшей ноги, а Крейз - порцию стимуляторов с изрядным пайком, от которого не думал отказываться, но Деметрис преподнесла пищу с циничностью скряги-повара из административной столовой.
    К скупому, быстро утонувшему во тьме зареву заката отряд преодолел условленное расстояние и достиг обозначенной точки, расположенной, со стратегической точки зрения куда более выгодно, нежели зона высадки. Лагерем встали быстро, подгоняемые дневной усталостью. На развертывание не было ни сил, ни времени, и для экономии ничтожных часов отдыха кроме костров и невысоких накатов оборонительных гнезд ставить ничего не стали.

    С Диггенсом Деметрис вновь столкнулась аккурат у одного из глубоко утопленных в почву огоньков, готовясь заварить один из тонизирующих травяных сборов собственной коллекции. Котелка хватало на пару кружек и Деметрис справедливо полагала, что прецептора тоже стоит заставить испробовать проверенное и здоровое с точки зрения ингредиентов средство.
    Лейтенант так же получил горячую емкость из помятой стали, устроившись на скатке. Медичка многозначительно кивнула в сторону замершей невдалеке фигуры Крейза и протянула Диггенсу вторую кружку.
    Прецептор, неподвижной статуей замерший на окраине импровизированного лагеря, чутко прислушивался к каждому шороху, каждой мысли, зарождающейся поблизости. Иактона не покидало ощущение, что псайкер ксеносов уже где-то совсем рядом, и сейчас он осторожно сканировал окружающее их пространство. Где-то в вершинах деревьев парил его верный спутник. Краем глаза заметив приближение Диггенса, Крейз повернулся к лейтенанту. Тонкие пальцы сомкнулись на ручке предложенной кружки. Диггенс остановился рядом, пригубив напиток.

    -А заботливый нам медик попался в этот раз. Как вспомню нашего последнего, на Ульфаноре, так вздрогну. Скорее пристрелит, чем даст пластырь или антибиотики, а уж за стерильность его ампулок так и вовсе никто не мог ручаться.
    -Это ты про того, который умер от заражения крови?
    - лица Иактона коснулась легкая ухмылка, но уже через секунду она исчезла.
    -Что с солдатами?
    -Да в принципе все живы, здоровы, боевой дух в норме, один салага попытался спорить, но после хука с правой вроде как успокоился. Так что, всё готово для выполнения операции.
    -Отлично.
    - всучив лейтенанту вторую кружку и отправив его осматривать периметр и проследить за сменой дозорных, Крейз приблизился к медичке.
    "Утром, как вернется мой ворон, мы отправимся на захват цели. Противник уже близко, так что иного шанса отдохнуть может не представиться. Советую приготовиться, выспаться, и быть готовой ко всему."
    "А вы, господин прецептор, как я погляжу, пренебрегаете и моими советами, и отдыхом." - съязвить не получилось - вышло немного устало и грустно. Деметрис согласно клюнула подбородком и, не заботясь более о внимании со стороны псайкера, расплела длинную тугую косу. Из поясной сумки она извлекла миниатюрный гребень и, разделив длинные пряди непросохших с дневного купания волос, принялась тщательно их расчёсывать. Рыжие локоны, рассыпавшиеся по плечам и спине, червонным золотом стекли к ногам, скры чуть сгорбленную спину, острые плечики и, главное, изувеченное личико, оставив лишь ту половину, на которой блестел единственные уцелевший глаз в вечернем сумраке казавшийся глубоко-синим. Неторопливые ловкие движения быстро возвращали волосам опрятность и вскоре они легли ровным каскадом, тяжелой волной струясь в обихаживающих их руках.
    Удовлетворенная проделанной работой, девушка вновь сплела нехитрую косу, крепко стягивая пряди и, покончив с этой процедурой, спрятала роскошную шевелюру под простую плотную косынку, сделавшую худенькую медичку почти безликой и серой. Отцепив от сумки скатку жесткого колючего одеяла, Деметрис бросила свой импровизированный лежак подле огня и небольшого скального обломка, выгодно защищавшего как от ветра, так и от шальной пули.

    "Надеюсь, вы внемлите гласу разума и позволите уважаемому лейтенанту позаботиться о нашей безопасности. Отдыхайте, господин прецептор. Благослови вас Император..."

    Иактон лишь бросил косой взгляд на медичку и отвернулся. Ну в самом деле, не рассказывать же ей, что биоманты могут не спать неделями, поочередно отключая различные отделы мозга. Конечно, у данного умения есть своя цена, но Крейзу приходилось бывать в таких ситуациях, когда не то что сон, а малейшее отвлечение и ослабление внимания означали смерть. Солдаты, стоявшие неподалеку и следившие за окрестностями, пока остальные отдыхали, то и дело косились в сторону опирающейся на посох неподвижной фигуры. Иактону даже не нужно было прибегать к телепатии, чтобы понять, о чем думают солдаты. Они боятся. Прецепторов в Имперской гвардии опасались даже больше, чем комиссаров, ибо к вполне очевидному страху быть расстрелянным на непослушание или трусость примешивался суеверный страх перед проклятыми варпом псайкерами. Более двух часов тело Иактона провело в неподвижности, в то время как его разум рыскал по окрестностям. Первой ноткой тревоги стал отклик его верного питомца.
    "Раньше, чем я ожидал"
    Иактон представил себе звук сигнала тревоги и, сформировав его в сознании, послал его в мозг всех солдат, находившихся в импровизированном лагере. Секундой позже, на его плечи опустился ворон, чьи когти были обагрены ксеносовской кровью, а вскочившие солдаты услышали тревожные крики часовых.
    "Подобраться незаметно не вышло. Будем прорываться с боем"
    Деметрис едва успела задремать, провалившись в привычный серый мешок тяжелого, но поверхностного сна. Сознание отреагировало на прикосновение ледяной мысли псайкера без неприязни или отвращения - леди Кэссель приучала медика к дозированному, но частому воздействию своего уникального дара. Тонкая ручка Деметрис сама собой потянулась к поясу, извлекая из крепежа револьвер. Надежное, хоть и несколько устаревшее оружие уже проявило себя единожды по воле медика и теперь девушка не задумываясь прибегла к нему вновь.

    Удивительно, но нервозной паники, свойственной внезапной общей побудке не было, немного одуревшие и мутноватые взгляды свидетельствовали о внутренней рассеянности тех, кто отдыхал, иные же гвардейцы выглядели очень сосредоточенными и решительными, занимая указанные позиции. Пару раз Деметрис видела лейтенанта, умудрявшегося оббежать все посты по периметру и приближающегося к месту, избранному командующим отрядом.
    Крейз сосредоточенно замер, его бледное, осунувшееся в тенях лицо оставалось неподвижным, словно было высечено из кости, а глаза поглощали сумрак извне. На плече псайкера сидела птица, которой медичка не могла припомнить накануне, отходя ко сну. Она подозревала назначение удивительного питомца, однако, не прочь была полюбопытствовать больше... При условии, что нынешнюю атаку они все переживут.

    Деметрис поднялась, откладывая щитки легкой брони. На обиход креплений оной у нее просто не оставалось времени, но из вещевого мешка она все же извлекла короткий, похожий на стилет, клинок, обладающий узким лезвием и инъекторным впрыском концентрированного парализатора. Ближний бой был уделом гвардейцев, но она не исключала возможности прорыва и сочла подобное оружие вполне приемлемым.
    Словно поддаваясь общему настрою, в ямах забилось пламя, разворошенное налетевшими порывами довольно холодного влажного ветра. По коже поползли неприятные мурашки, но Деметрис уже в который раз поймала себя на мысли, что не испытывает фатума, страха или обреченной ярости. Собранная, она чувствовала только некоторую тяжесть в голове, продиктованную кратким отдыхом. Заметив приближающегося Диггенса, девушка вновь обратила свое внимание на прецептора, - и тут же прикусила губу, как делала это десяток раз, испытывая смущение или стыд. Она заволновалась, на мгновение представив, что противник может выцелить одинокую фигуру на возвышении над лагерем.

    "Обороняться бесполезно. Собирайтесь, будем продвигаться вглубь леса. Мы с дозорными постараемся их задержать"
    Иактон прикрыл глаза, тихо шепча про себя литании защиты от демонов. Его внутренний взор видел множество приближающихся пятен, но Иактон не обращал на них внимание. Разум псайкера обратился внутрь себя, устанавливая связь с царством Имматериума и черпая оттуда силы.
    Выбежавший из зарослей орк, с рычанием подняв свинцомет, дал неприцельную очередь от бедра по гвардейцам. Солдаты залегли, а двое из них тем временем подбирались к установленному тяжелому пулемету. Следующая очередь была более прицельной и направленной на единственную фигуру, не занявшую укрытие.
    Кустарные снаряды, представляющие собой просто грубо обработанные куски металла, замерли в полуметре от тела Иактона. Прецептор открыл глаза. Его зрачки полыхали раскаленными угольками, мало чем отличавшимися от шести ярко-красных глаз сидевшей у него на плече птицы. Крейз мягко двинулся в сторону, позволяя пулям пронестись мимо. В это время, гвардейцы уже добрались до пулемета и накрыли приближающихся зеленых тварей потоком смертоносных снарядов. Несколько орков полегли мгновенно, но, перепрыгивая через трупы предшественников, к людям уже бежали остальные.

    Сердце медика ухнуло куда то на дно желудка, который некстати заворочался. Деметрис были знакомы чудеса в ином исполнении, но, увы, она старалась абстрагироваться от лицезрения оных, справедливо полагая, что цена за подобные силы слишком велика, а пережить... Одернув себя, медичка направила револьвер в сторону противника и высадила почти весь патронник в сгорбившуюся фигуру орка, смышлено пригнувшегося под обстрелом пулемета. Ксенос завалился, было, набок, но оказался слишком живучим для смертельных человеку выстрелов. Однако, зеленый нелюдь избрал объектом мщения отнюдь не тщедушную девчонку, ловко перезаряжающую оружие. Орк несколько раз кувырком продвинулся левее довольно высокой наспех сооруженной насыпи и оказался почти лицом к лицу с прицельно стреляющим в его собратьев лейтенантом и его гвардейцами. Между достойным противником и хрипящим ксеносом оставалась лишь одна невразумительная преграда в лице Деметрис. Та заметила угрозу слишком поздно для себя, нежели для компаньонов ночной заварушки. Взгляд метнулся в сторону удивительно ловко движущегося вдоль линии обороны фигуры Крейза, рот открылся в немом и бесполезном крике. Обернуться к Диггенсу она не успела, но крепко и уверенно направила револьвер на противника. Снаряд разорвал глазное яблоко зеленокожей твари, намертво ввинтившись в мозг, ответный выстрел отбросил медика прямо под ноги лейтенанта, развернув и крутанув навзничь. Деметрис оставалась в сознании, из последних сил помутившегося сознания анализируя собственные ощущения. Крика не было, хотя от боли ей казалось, что она оглохла от него. Обжигающая кровь толчками выбрасывалась и впитывалась в ткань рубахи и комбинезона над верхним клапанным карманом. Ранение по всем критериям было скверным, а развороченная ключица продолжала разрывать кожу. Орочьи навыки стрельбы оставляли желать лучшего, но отвратительная убойная порция свинца вполне могла бы оборвать и куда более сильную нить жизни. Деметрис смутно осязала бледное пятно лица Диггенса где-то вверху и сразу справа, грохот стрельбы стал просто невыносимым, а слабеющие пальцы едва смогли извлечь из поясной сумки готовый инъектор с дозой стимулятора и обезболивающего.

    "Главное в нашем деле быть не просто полезными - эффективными..." - слова наставницы почему то показались Деметрис насмешкой.
    В то время как Диггенс и другие солдаты изничтожали ксеносов прицельными выстрелами из лазганов, Иерихон с ловкостью, казавшейся невозможной для хромого человека с посохом, приблизился с взобравшемуся по насыпи орку. Телекинетический удар, сравнимый с мощью громового молота, сбил противника с ног, раздавил внутренние органы и сокрушил кости. А Иактон уже двигался дальше, силой своего сознания прикрывая от выстрелов гвардейцев. Ощутив мысленное послание псайбер-ворона, Иактон оглянулся. Его питомец рассекал лицо одного из орков бритвенно-острыми когтями но рядом с обреченным зеленокожим псайкер заметил распростертое тело. Потянувшись разумом к едва пылающему сознанию, Крейз плавно двинулся в его направлении. Поток пулеметного огня изрядно проредил ряды нападавших, даровав гвардейцам полуминутную передышку. Склонившись над Деметрис, Иактон коснулся пальцами раны и прикрыл глаза. По руке пробежала волна энергии, влившаяся в тело медички. Отпрянув назад, Прецептор коснулся разума Диггенса и приказал ему присмотреть за ней. Кровотечение уже остановилось, а рана стала зарастать с удивительной скоростью, но еще несколько минут девушка будет не в состоянии самостоятельно передвигаться. Иактон же, заметив, что натиск противника был ослаблен, намеревался идти на прорыв.

    Она так и не отключилась до конца, но вторую ампулу с антисептиком так и не сумела втиснуть в патронник инъектора. Пластиковая трубка выскользнула из ослабевших пальцев и канула где-то в месиве земли под ногами солдат. Деметрис силилась сморгнуть, на какое то мгновение даже позабыв, что лишена одного глаза. Над ней было только небо и тень, всколыхнувшая темно-синюю линию купола. Тень нарастала, тая в себе алый точечный отблеск. А потом к ране словно приложили сиюсекундно раскаленную пластину, не обжигающую, как настоящий металл, а горячую человеческим теплом, проникающим, стекающим с ладони. Медичке показалось, что все затухающие процессы в ее вялом теле откликнулись на это касание и она с трудом заставила себя всмотреться в эту удивительную тень прежде, чем взмыла куда то вверх.
    Обоняния коснулся едковатый запах масла, горелой плоти, пота. Чувствительность возвращалась с пугающей скоростью и уже мгновение спустя Деметрис щекой ощущала соприкосновение с шероховатой пластиной брони, столь же узнаваемой, как все, что связано со службой.

    Ее несли, грубовато и бесцеремонно обхватив выше талии и стискивая худенькие плечи, как куль, но и то радовало девушку - боли не было, но странное ощущение тепла все еще будоражило кожу, чувствительно-тонкую, схватившую края недавней раны.
    Голову было не повернуть, тряска заставляла ее клацать зубами и жадно дышать, пытаясь ловить поток воздуха носом. Но важнее всего было острое, почти сумасшедшее желание разглядеть в мельтешении сумрачной гонки хотя бы силуэт, который она не смогла бы ни окликнуть, ни осадить криком. Почти яростное мычание, ставшее довольно странным звуком, рожденным давно угасшими связками, заставило несшего ее человека мельком взглянуть в лицо Деметрис. Было ли в ее взгляде что то особенное? Медичка уповала на волю Императора и на разум лейтенанта, чье лицо теперь стало узнаваемым.
    Руки Диггенса дали ей больше свободы, позволяя ногам коснуться земли. Бег почти не замедлился, впрочем, как и не утихла стрельба. Но Деметрис рванула чуть в сторону, заглядывая через неровный строй уходящих гвардейцев, тряхнула головой, сгоняя муть слабости, вновь оглянулась, приказывая телу сбавить темп. Крейза не было. И это буквально пригвоздило ее к земле, несмотря на то, что лейтенант настойчиво и едва не силком пытался сдернуть ее в карьер бега.

    Иактон тем временем медленно отступал, силой своего разума прикрывая гвардейцев. В такие минуты он иногда жалел, что, несмотря на старания, так и не смог сколько-нибудь продвинуться в плане предсказаний. Тот же Борланд, худой и беспомощный, мог бы узнать о атаке задолго до её начала. Да и беспомощным в бою его назвать было тяжело. Крейз лично видел, как впав в некое состояние транса, Борланд беспечно шагал через поле боя, мастерски уклоняясь от всех выстрелов. Прецептор на подобное был неспособен, но на его стороне была скорость и мощь, усиленные веками тренировок. Убедившись, что все его люди уже скрылись в зарослях, Иактон пустил по земле телекинетическую волну, сбившую с ног нападавших. Скользнув взглядом по противникам, псайкер углубился в джунгли. Нащупав своим сознанием лейтенанта, Прецептор обозначил новую точку встречи. Им предстояло воссоединиться в полукилометре на восток, рядом с высохшим болотцем, обнаруженным вороном псайкера. Судя по последовавшему от Диггенса отклику, потерь удалось избежать, а девушка почти пришла в себя. Иактон удовлетворенно хмыкнул: смерти гвардейцев серьезно осложнили бы задачу и были недопустимы. А потеря медика так и вовсе несла существенную угрозу.

    Медичка до рези всматривалась в темноту, колеблющийся сумрак почти непреодолимых зарослей, пытаясь уловить движение. Но и зрение, и слух не давали информации - и лишь выдержанное спокойствие лейтенанта немного отвлекало от своевременных, но отчаянных мыслей. Конечно, она не рванула бы обратно, очертя голову окунувшись в неизвестность - но будь на то причина, вероятнее всего, вновь нарушила бы устав и все протоколы безопасности. Что до причины... Оправдывать свои действия помощью профессионала сошло бы в любом ином случае, не чувствуй она предвзятости, упрямой привязанности, обязанности человеку, столь легко оставленному позади.
    Вновь оглянувшись на Диггенса, она сделал несколько шагов в сторону от общей массы солдат, интуитивно ориентируясь на фантасмагорию шумов, вполне способных быть обманом. Кровавое влажное пятно все еще напоминало о ране, кожа горела и зудела, обозначая регенерацию, а всю суть Деметрис захлестывали противоречивые и совершенно незнакомые чувства, которые она с таким трудом отучилась испытывать, укрепляясь в вере в холодный прагматизм и профессиональное обращение.

    Лейтенант в ответ лишь криво ухмыльнулся, маскируя усталость и не менее тревожное ожидание. От исхода стратегического отступления и прикрытия зависело продолжение миссии, которую и без того при штабе считали чистым самоубийством.
    Шерох спугнул сумасшедшую волну размышлений. Деметрис шарахнулась вперед и в сторону, вновь отцепляя от поясного крепления короткий клинок. Вздох облегчения получился более явным, чем она того ожидала. Щелчки оружия смолкли, стоило из зарослей выбраться первому гвардейцу, а следом и псайкеру.
    "Хвала Императору..." - как-то уже привычно, мягко и взволнованно прошелестел мысленный голос. Деметрис опустила клинок, смущенно пряча его в рукав. Ощущения были знакомы до испуганного отвращения к самой себе. С погрешностью на ушедшие десять лет.

    Несмотря на то, что лицо Прецептора имело мертвенно-бледный оттенок, а резной посох покрылся изморозью, Иактон бодро прошагал мимо солдат, мимолетно коснувшись взглядом каждого из них. Заляпанная ксеносской кровью мантия не могла скрыть серьезной раны в боку псайкера, но тот, казалось, даже не замечал её. Жестом приказав следовать за ним, Крейз отправился дальше на восток. Двадцать минут пути все провели в полнейшей тишине, но когда группа взошла на холм, некоторые гвардейцы не смогли сдержать ругательств.
    Внизу распростерся вражеский лагерь. Фактически, он представлял собой горы мусора, между которыми сновали орки и их более мелкая разновидность - гретчины. И тех и других было более сотни. Иактон повернулся к солдатам.
    -Я чувствую там нашу цель - псайкера ксеносов. Привал. Мне нужно обдумать план. Диггенс, выдели двух дозорных, пусть следят за зеленокожими и докладывают о каждом их движении.
    Ворон сорвался с плеча Прецептора и стремительной черной молнией заскользил над вражеским лагерем. Сам же Иактон, скрытый зарослями, обдумывал дальнейшие действия группы.


    "Что не убивает - делает сильней. Если же судьба со мной играет - я играю с ней."
    "Очередной противник, очередное разочарование."
    Warhammer 40000. Мастер-приемщик анкет, мастер-дай-мне-пруф и строгий страж бэка. Во славу Священной Инквизиции.
    Не в сети
    Профиль пользователя Zastyp Написать личное сообщение пользователю Zastyp
    26.01.2014, 00:45

    1046
    21


    Иактон и Деметрис.
    Совместно с Еретик.

    Деметрис довольно быстро обошла вверенных ее попечению солдат, не обнаружив ничего, что потребовало бы более детального осмотра и хирургического вмешательства. Возможно, при первой атаке мог выжить и еще кто-то, но о возвращении не могло быть и речи. Неизбежные потери. Медик посвятила им несколько минут в своих молитвах, прежде чем твердо направилась к занятому размышлениями псайкеру. Обоняние уловило отвратительный запах чуждой крови, гниющей растительности и гари. От первоначального обмундирования Крейза, строгого и практичного, мало что осталось в приемлемом состоянии.

    "Раз уж вы так дорожите мной, как специалистом, господин прецептор, извольте выслушать меня и принять к сведению: вы не менее всех остальных нуждаетесь в помощи, хотя и выглядите так, словно только что отвоевали Терру. Позвольте я осмотрю вас и окажу посильную помощь. Не стоит отказываться, я полагаю, измученные гонкой и лишениями солдаты не оценят известных нам с вами уловок. Побудьте человеком и раненым героем хотя бы десять минут..." - она просто стояла рядом, краем глаза наблюдая за Диггенсом, который, в свою очередь, смотрел на командующего и медика.
    Мысленный ответ пришел незамедлительно, пусть и был слегка грубее, чем обычно. Очевидно, это было влияние недавнего боя и раны.
    "Не могу не отметить ваши познания в области психических сил, миледи. Более, того, громкость ваших мыслей и заметная привычка к мысленному общению навевает определенные мысли. Не припоминаю, чтобы в вашем досье было упомянуты близкие контакты с псайкерами, но это мы обсудим позже. Если выживем" - Иактон ухмыльнулся уголками губ.

    "Что же до осмотра, то за шесть веков вы на моей памяти первый медик, порывающийся добровольно осмотреть псайкера."
    Косой взгляд и мыслеформа в сторону лейтенанта отправила того проверить наблюдения дозорных. Сам же Прецептор, полностью развернувшись к Деметрис, оценивающе окинул её взглядом. Где-то на глубине темных глаз блеснула тень насмешки.
    Удивительно спокойно, словно бы и не ощутив пренебрежения или издевки, медичка активировала рунку небольшого фонарика, укрепленного на шлеме. Света он давал немного, но его должно было хватать для осмотра раны или не слишком сложной операции. Опираясь на многолетний опыт пребывания в лазарете существа, способного рождать себя заново, она не льстила себе ни на йоту - Крейз был той же породы, что и лорд Призрак, разве что несколько более грубый, очевидно, сказывалось пребывание в армии.
    Ткань мантии вокруг распоротого раной бока уже схватилась и затвердела, некоторые волокна утонули в самом разрыве плоти, наверняка раздражая потемневшие ушибленные края раны. Серповидный ножичек рассек ткань чуть выше и чуть ниже, обнажая бледную, твердую, словно мрамор, кожу живота. Деметрис склонилась чуть ближе, извлекая из кармашка на поясе плотный брикет стерильных перчаток и одевая пару из них. Пальцы осторожно, без ненужной боли отвели в стороны рваные края кожи, тут же сощипывая омертвевшие частицы миниатюрными ножницами.

    "Глупо предлагать вам анастетики, не так ли? Ваш организм все равно их нейтрализует, как и любое химическое вещество, - Деметрис сменила инструмент, расширив рану и зачищая ее плоской лопаточкой от остатков ткани и нитей. - И все же... Это удивительно. Никогда не смогу привыкнуть к подобной регенеративной способности, уж простите. Скептицизм медика. Нас так учили. А еще нас учили, что любой верный слуга Императора должен получить либо помощь, либо милосердие, господин прецептор. Для меня нет различий между вами и, хотя бы, вон тем любопытным малым, который по сию пору не может закрыть рот." - Лопаточка канула в контейнер с дезинфицирующим раствором, сменившись плотным тампоном, смоченным в едко пахнущем антисептике. - "Вы, наверное, очень хотите есть?" - Деметрис из собственного любопытства коснулась худого впалого живота, откликнувшегося рефлекторной волной мышечной активности. Кожа псайкера была удивительно твердой, но теплой и гладкой. Слабая пигментация делала ее почти лишенной оттенка, оставляя болезненную бледность. На коже не проступало ни единого признака возрастных изменений, ни пятен, ни дряблости.

    Обработав тампоном очищенную рану, медичка невозмутимо взялась за полу-автоматическую иглу, снабженную крепкой биоволокнистой нитью, способной к рассасыванию. Края повреждения быстро сходились под ловкими профессионально отточенными движениями, оставляя лишь темнеющий пульсирующий рубец.
    "От повязки можете избавиться, как только найдете новую одежду. Иначе глупо было бы разыгрывать этот спектакль. - Она рискнула поднять взгляд на своего необычного пациента и слабо улыбнуться. - Император оберегает вас, господин прецептор, я всего лишь исполняю свой долг."
    Иактон молча смотрел на девушку таким взглядом, будто встретил какого-то удивительного ксеноса.
    Лорд Призрак...Иактон повторил это про себя, отмечая, каким эфирным всплеском сопровождалось имя этого неизвестного ему человека. Сканировать сознание Деметрис для получения подробностей Прецептор не собирался, по крайней мере сейчас, ибо в данный момент им и так хватало забот и каждый солдат, а уж тем более медик, был на счету. Поэтому, отметив для себя этот небольшой момент, псайкер отправил ответную мысль.
    "Признаюсь, такая забота делает мне честь, но боюсь, она не несет в себе смысла. С подобными ранами я вполне могу управиться самостоятельно, не затрачивая много энергии. Что же до тебя, то меня крайне удивляет твое лояльное отношение к псайкерам."
    Иактон наклонился вперед, позволив своим глазам оказаться на одном уровне с глазами девушки, а её кожу обдало теплым дыханием. Зрачки псайкера сузились, превратившись в иссиня-черные пропасти, в глубине которых тлели красные огоньки.
    "Неужели ты совсем не чувствуешь отвращения? Страха?"
    На какую то долю секунды Деметрис потеряла свое хладнокровие и смутилась, не выдержала даже маска спокойствия и невозмутимости на ее лице. Дернулся уголок губ, отражая сожаление - чужое, воспринятое когда то, но медичка почти сразу взяла себя в руки.
    Она не видела своего отражения в пропастях глаз псайкера, но знала, она живет там, и каждую клеточку ее сущности стоящий перед ней человек может разобрать, разложить, объяснить и изменить. Не опасаясь без нужды, но ведя себя осторожней, девушка отстранилась от воспоминаний, позволяя им истаять под влиянием приемов, полученных у недавней наставницы.

    "Для меня нет различия псайкер вы или нет, господин прецептор. Волею судьбы и провидением Императора в своей жизни я сталкивалась с подобными вам и уразумела, что греховным сосудом может стать даже самый благонравный и верующий. А спасителем - чудовище. Возможно, это покажется вам странным, но я никогда не испытывала отвращения. Закономерный страх, а чуть позже - любопытство. Уважение. Ведь любому, обладающему даром за гранью понимания обывателей, вся жизнь становится полем боя."
    Разорвав контакт взглядов с удивительным достоинством, Деметрис все так же спокойно закончила перевязку, закрепив скрывающий рану бинт эластичным синтетическим пластырем. На несколько мгновений ее рука дольше положенного и, возможно, необходимого, разглаживала повязку, едва касаясь кончиками пальцев обнаженной кожи.
    "Что до моей заботы... Вам пригодятся силы, господин прецептор, потому позвольте менее важные функции выполнять мне, как то и должно."
    Прецептор выпрямился. Длинный, похожий на птичий коготь коснулся кожи на лбу медички , но тут же отпрянул назад. Сжав резной посох, Прецептор ждал, пока к ним, настороженно приглядываясь, не приблизились двое разведчиков. В отличии от девушки, всё еще стоящей рядом, от этих двоих так разило страхом и суеверным отвращением, что Иактон прикрыл свой разум, дабы случайно не поглотить эти мерзкие эмоции. Несмотря на внутренние сомнения, солдаты докладывали быстро и по существу. Крейз слушал их, немигающим взглядом всматриваясь в лица мужчин, тем самым еще больше их пугая. Едва они закончили, на плечо псайкера опустилась птица и коснулась клювом лба мужчины. Иактон прикрыл глаза, казалось, он вел мысленный диалог со своим питомцем. Закончив, прецептор позвал к себе лейтенанта и сержанта, а так же пару наиболее впечатливших его солдат. Медичка, стоявшая чуть в стороне, слушала, как псайкер рассказывал им созревший в его голове план.

    -Силы орочьего псайкера напрямую зависят от количества других зеленокожих вокруг этого ублюдка. Поэтому, чем меньше их будет рядом, тем больше мои шансы уничтожить Воцаппу. Поэтому, мы разделимся. Один отряд отвлечет противника и постарается выманить как можно больше ксеносов из их лагеря. Другой же отряд, со мной во главе, проникнет в лагерь и разберется с псайкером. Много человек мне не потребуется. Со мной отправятся Диггенс, - Иактон кивнул лейтенанту, а тот, широко ухмыляясь, отдал ему честь, - Карлен, - тут прецептор указал на широкоплечего гвардейца с хеллганом, - Шкерц прикроет нас с холма, - снайпер, чье имя назвали, ничего не сказал, лишь коротко кивнув в ответ, но в его глазах любой мог увидеть желание пролить кровь ксеносов, - и Деметрис. Сержант, вы возглавите отвлекающую группу. Все остальные в вашем распоряжении. Постарайтесь произвести как можно больше шума и координируйте свои действия со мной.
    "Я?" - медичка даже ущипнула себя, пытаясь понять, какую цель, кроме очевидной преследует Крейз. Его мнительность по части ее обязанностей и странно-переменчивое отношение в течении всей операции волей-неволей сбивали с толку.
    Однако, приказ был и, еще раз проверив перевязку, Деметрис, не дожидаясь приглашения, подхватила вещмешок и всем своим видом дала понять, что готова. Ее немного будоражили воспоминания о странном диалоге, который мог привести к чему угодно.
    Крейз совершенно не напоминал ей Призрака, ее господина и попечителя, ее спасителя. Хотя, лорд-инквизитор и не был для девушки человеком в общем смысле этого понятия. Но был ли Иактон Крейз чудовищем? Она не знала, инстинктивно пытаясь защититься от собственного желания познать это.
    Деметрис сосредоточилась, изгоняя непрошенные мысли и оставляя на поверхности лишь вопрос, имеющий конкретного адресата:
    "Укажите, что мне делать, господин прецептор?"
    Ответ последовал незамедлительно.
    "Сопровождать отряд, оказывать медицинскую помощь, уничтожать врагов Императора."

    Иактон был предельно сконцентрирован на предстоящей операции. Более подробно проинструктировав сержанта и лейтенанта относительно своего плана, прецептор приказал выдвигаться. Собрав свой отряд, сержант направился к указанной псайкером точке, в то время как оставшиеся с Крейзом солдаты спустились с холма, найдя укрытие в широких зарослях совсем близко с вражеским лагерем. Шкерц остался позади, и гвардейцы своим, выработанным за годы войны, шестым чувством ощущали, как он наблюдает за ними через линзу оптического прицела. Через несколько десятков минут, которые, казалось, растянулись в вечность, вдалеке раздался рокот пулеметной стрельбы, а за ним - грохот трех мощных взрывов, привлекший внимание большей части ксеносов, обитающих в лагере. Спрятавшиеся солдаты молча смотрели, как из кустарно собранных ворот вырывается зеленая, рычащая лавина. Орки, потрясая оружием и обмениваясь друг с другом тумаками, жаждали крови. Дождавшись, пока основная масса схлынет из лагеря, Иактон знаком дал команду отряду к наступлению. Им предстояло проникнуть через восточную стену лагеря, уничтожив её мельта-зарядом и, прорвавшись через оставшихся зеленокожих, найти и уничтожить Воцаппу.

    Деметрис оглянулась на псайкера. Освободив руки и устроив мешок со всем необходимым за спиной, медик извлекла из крепления на поясе свой клинок. Если бы потребовалось, она могла бы метнуть парализатор не хуже дротика с куда более положительным эффектом. Кто знает, каковым окажется псайкер ксеносов? Где-то в глубине души заворочалось сомнение и взгляд скользнул по напряженной фигуре Крейза. Фантастические способности могли и не уберечь его от сожжения мозгов - орки слыли непредсказуемыми противниками по части того, что у них выходило многое, из того, что во вселенной происходить и существовать просто не могло, опровергая все законы оной.
    "Берегите себя, господин прецептор... Я позабочусь о вас, но я не всесильна. Все, что я знаю об орках, это то, что даже у отрубленной головы хватит воли призвать по наши души какую-нибудь гадость. Орки хитры, не позволяйте себя дурить. Я видела, на что способны их так называемые механики. Орочий псайкер сам по себе - нонсенс..."
    Деметрис ускорила шаг, но ступала почти бесшумно, двигаясь налегке. Не то, что она пренебрегала своей безопасностью, но в их случае даже лишний звук мог стать помехой. Она старалась держаться ближе к псайкеру и сильнее стискивала рукоять стилета, ожидая возможности его применить и найти успокоение в бою от несвоевременных и смущающих разум мыслей.

    "Не такой уж и нонсенс. По сути, каждый орк - своего рода псайкер, Деметрис. Тебя никогда не удивляло, как они умудряются стрелять из того, что в руках человека просто разваливается на куски? Они ВЕРЯТ. Они верят в то, что эта штуковина будет стрелять и она стреляет. Опасность орков в их непредсказуемости. Даже действия культистов Извечного Врага мне просчитать проще. Их псайкер может как размазать нас по стене тончайшим слоем, так и взорвать головы собственных собратьев. Пятьдесят на пятьдесят. Поначалу старайтесь держаться ближе ко мне, но как только увидите псайкера - отойдите как можно дальше, чтобы и вас заодно не прихлопнуло." - последняя фраза прозвучала в голове не только девушки, но и остальных солдат.
    Потянувшись к карману, Прецептор вытащил стабб-револьер и кинул его медичке. Деметрис, уже державшая это оружие в руках, только сейчас заметила, что на стволе поблескивали серебристые руны и выведена надпись: "Бояться следует только поражения."
    Дав сигнал Диггенсу, Иактон подождал, пока лейтенант не установил на стене заряд взрывчатки. Приказав солдатам оставаться на месте, Крейз нажал на кнопку детонатора, силой мысли возведя перед гвардейцами щит, отклонивший пламя и обломки. Отряд ринулся в образовавшийся пролом, открывая огонь по оставшимся там ксеносам. Прецептор пустил вперед поток мысленной энергии, сбивший противников с ног. Гвардейцы бежали следом, убивая орков до того, как те успевали подняться.

    Деметрис, следуя почти по пятам за Крейзом, в упор расстреляла одного из недобитых орков, потом, удивительно хладнокровно, не испытывая даже омерзения - второго, разнесла метким выстрелом какие-то бочки с горючим, отчего эффектно полыхнуло, озаряя все вокруг. Не было ни эйфории, ни всплеска адреналина - точно так же проходили все ее операции в лазарете, размеренно, уверенно и четко. Рукоять револьвера удобно лежала в руке, согревшись теплом тела. Оружие было немного тяжеловато и оттягивало запястье, вызывая неприятный отклик отдачей. Девиз, гравированные буквы которого медичка чувствовала пальцами, был точен, но что он значил для псайкера? Какого поражения боялся он? Бои были бы слишком незамысловатой и примитивной причиной. Сражение за собственную душу? Возможно. Девушка пообещала задать этот вопрос Крейзу, как только представится такая возможность.
    Хромой псакер двигался удивительно споро и быстро, используя свой посох в качестве опоры. Предельная внимательность позволяла защищать не только себя - и Деметрис испытала нечто вроде благоговения, рискнув представить, сравнить прецептора с великими героями, вдохновенно ведшими своих бойцов под градом обстрелов в темные времена вселенной, под знаменами защитников Терры, бок о бок с великими Астартес.
    Почему то именно Крейз весьма удачно вписывался в такую панораму. Волевые черты бледного лица были острыми и многим показались бы неприятными, а взгляд раздевал от плоти до самых потаенных еще не родившихся мыслишек. И от этого тоже становилось восхитительно-страшно. По крайней мере, медичке.

    Прецептора вел огонек души Воцаппы. Огонек, грозившийся превратиться в грозное, неумолимое пламя. Крейз двигался впереди гвардейцев, мощными и точными телекинетическими ударами ломая шеи противников, разрывая жизненно важные органы и заставляя их кровь кипеть внутри тел. Слаженный огонь солдат быстро очистил стратегически ценный пятачок пространства около прорехи в стене лагеря. Стремительно развернувшись, Иактон испустил из посоха пучок зеленых молний, откинувший ксеноса от Диггенса. Кивнув лейтенанту, Крейз было собрался вернуться к поискам псайкера, как вдруг почувствовал, как вокруг них сгустились потоки эфира. Отточенный разум принял решение за доли секунды. Мощная телекинетическая волна откинула гвардейцев из зоны поражения, а прецептор едва успел возвести вокруг себя щит, когда на него, словно тапок на муху, обрушилась вся мощь орочьего псайкера. Грохот, подобный взрыву десятка бомб, сотряс лагерь...
    Крейз лежал в центре идеального круга вдавленной псайкерской мощью Воцаппы земли. Тяжело опираясь на посох, он смог подняться лишь при помощи вцепившегося в его мантию ворона и тут же едва не упал, шепча проклятия: его левая нога была сломана, а из раны торчал осколок кости. В тот же момент прецептора вновь подхватила незримая сила и вжала в стену. Однако, Иактон таки увидел своего противника: из хижины, слегка пошатываясь, вышел крупный орк, окруженный потрескиванием эфирных молний. Его дикарские одежды изобиловали черепами зверей, людей и даже других орков, а в руках тварь держала некую подобию на посох. Прецептор лишь хрипло выругался, когда из его носа хлынула кровь: ему приходилось вести борьбу сразу на двух уровнях, в то время как сила Воцаппы пыталась раздавить его о стену, Иактон ощутил как орк пытается вторгнуться в его разум. Но зеленокожий выродок был неспособен проникать в сознание, читать мысли и эмоции, мягко играть с чувствами, достигая нужного результата, подобно тому, как это делал Крейз. Нет, орк пытался раздавить его, уничтожить его сознания так же, как пытался уничтожить тело.

    "Иактон!" - увы, даже такой роскоши, как крик отчаяния, Деметрис себе позволить не могла, хотя и удивилась, впервые назвав, пусть и мысленно, прецептора по имени. Здравый смысл быстро подавил на корню мизерные зачатки девичей паники и медичка коротко глянула на лейтенанта, пребывающего в той же ускоренной стадии обдумывания действий. Деметрис прекрасно знала, что может случится с несчастными, которым не повезло попасться в лапы оркам. Хуже - только оркам псайкерам. Но что делать, когда сама ты бессильна даже пальцем шевельнуть, не то, что броситься на врага?!
    Объясняться знаками времени не было, да и Диггенс был, судя по всему, умным малым - заслужил уважение прецептора он явно умением мыслить и рассуждать здраво.
    - Рассредоточиться!- крик лейтенанта полностью согласовался с задумкой медички. - Открыть огонь по фрагову ксеносу, менять точки, эта тварь - хуже проклятых исчадий варпа!

    Гвардейцы бросились к укрытиям, а Деметрис рванула к ближайшему обломку стены, на ходу проверяя боезапас револьвера. Отменное старое оружие не должно было подвести хозяина, пусть и в куда более слабых руках. Выстрелив в охваченную каким-то багровым светом фигуру орка, девушка бросила тело
    вперед, под откос и кубарем скатилась в котловинку, удачно избежав кары со стороны противника. Гвардейцы стреляли, разрозненно, оглашая тьму одиночными хлопками. Рев ксеноса возвестил о том, что зеленокожий монстр отвлекся от своей жертвы, а это значило, что Деметрис могла и успеть вновь отчитать Крейза. И оказать ему совершенно ненужную, по его словам, помощь.
    Ощутив, как хватка Воцаппы ослабла, прецептор сформировал перед собой тонкое эфирное лезвие и вонзил его прямиком в голову зеленокожего псайкера, окончательно освободившись. Но тут, совсем рядом послышался оглушительный рев и топот сотен ног. Орки, отвлеченный отрядом сержанта, возвращались обратно. Имперцы были в патовой ситуации.
    Прецептор проиграл бы орку в битве сознаний, уничтоженный дикой, необузданной мощью, а его солдаты погибли бы, сокрушенные зеленым приливом. Но Иактон Крейз не был бы собой, если бы в его рукаве не было пары тузов. Прецептор вскинул голову, и удовлетворенно улыбнулся, отбросив в сторону ставший временно ненужным посох. Когти на его руках начали расти, а глаза превратились в ярко-красные угли. Со скоростью, почти невероятной для человека, Иактон преодолел расстояние между собой и Воцаппой, пронзил его тело и сокрушительным ударом сбил его с ног, пробив стену и скрывшись в глубинах хижины вместе с зеленокожим.

    "Отступление!" - эта мысль вонзилась в головы гвардейцев, а потом наступила тишина. Телепатическое присутствие прецептора, ощущение, что он мелькает где-то на краю сознания, исчезло. А потом, вокруг разверзся ад... Варп, насыщенный эмоциями оркского псайкера, извергнул на лагерь камнепад.
    Деметрис вскинула голову, ощутив ментальный приказ. Удача итак была эфемерной, да и состояние Крейза, скорее всего, можно было характеризовать, как "крайне опасное"... Медичка совершила ошибку. Замешкавшись в своем испуганном созерцании, пораженная и заинтригованная, она не успела внять гласу разума, который, как и полагалось, вторил приказу прецептора. Стоило первым камням начать разрываться в пределах орочьего лагеря, взрывной волной окатило и весь пятачок, на котором разворачивалась драма. Деметрис швырнуло в сторону, не позволяя ей преодолеть несколько ничтожных метров до того места, где должен был находится сумасшедший псайкер. Ударилась она хорошо, в лучших традициях, повстречавшись со стеной какой то хибары спиной и окрестностями. Голова закружилась, а к горлу прыгнул ком тошноты. "Контузия. Первичные признаки. Ничего серьезного. Дизориентация. Слабость. Восстановление зрительных функций - тридцать две секунды, двигательных - около полутора минут. Император милостивый... Мне не выбраться отсюда. Позволь же мне хотя бы найти его..."
    Увы, встать удалось лишь на колени. Тело тряпично согнулось, но несмотря на это, Деметрис упрямо, слепо, шарила свободной рукой в поисках опоры, а второй все еще продолжала сжимать вверенный ей револьвер.

    Диггенс поспешно отводил своих людей назад. Несколько орков попытались было ринуться за ними, но камень, прилетевший с небес прямиком в центр толпы зеленокожих, оставил от них лишь разрозненные куски плоти. Лейтенант до боли в глазах всматривался в полыхающий ад, пытаясь разглядеть там девушку или псайкера, но тут впереди взорвалась еще одна серия снарядов. В итоге, гвардейцы были вынуждены отступить, отстреливаясь от одиночных орков, сумевших прорваться через обстрел.
    Крыша хижины разлетелась на кусочки от мощного удара изнутри. Странное существо, похожее на огромного человекоподобного ворона, одетого в остатки темно-зеленой мантии, подняло над собой Воцаппу, удерживая дрыгающегося орка в когтистых лапах. Издав пронзительный птичий крик, существо сломало зеленокожему хребет, а затем мощнейшим ударом тяжелого клюва раздробило голову. Выпустив безжизненное тело, ворон тремя парами своих ярко-красными глазами смотрел на окружающий его ад. Увидев среди обломков движение, существо скользнуло туда, взмахнув черными крыльями. Приземлившись рядом с Деметрис, Иактон едва успел когтистой лапой отвести в сторону взметнувшийся в его направлении револьер. Ухватив медичку за шиворот подобно котенку, биомант поднялся в воздух, спеша покинуть место обстрела. И вовремя. Очередной вал превратил остатки лагеря в жалкие обломки, среди которых не осталось никого живых. Псайкер же, добравшись до джунглей, опустился на землю, сложив за спиной огромные крылья, и осторожно отпустил девушку.

    Деметрис, глотнув чистого воздуха, за пределами охваченного огнем и смрадом горящего мяса лагеря, попыталась опорожнить пустой желудок, но получились лишь спазматические сухие рывки горла, душащие ее до обидных слез. Она не рискнула поднимать головы, но, отерев лицо тыльной стороной ладони, поднялась. Ткань на спине лопнула, от удара разошлись по шву рукава и где-то пропал шлем. Несколько прядей рыжих волос сильно опалило, лицо медика несколько покраснело, а из носа сочилась кровь. Дрожь в теле улеглась почти мгновенно, стоило ей самой себе напомнить о долге. Осталась предательская слабость. Сделав несколько шагов в направлении странной фигуры, почти бесформенной в сумраке леса, Деметрис буквально не отрывала теперь взгляда от алых, как кровь, точек - глаз существа, волею Императора оказавшегося сейчас рядом.

    "Господин прерцептор?" - это был даже не вопрос, просто фраза, для проформа, соблюдая предопределенность. - "Рада, что вам удалось выбраться и благодарю, вы снова спсали мне жизнь..." Сама же девушка, памятуя о том, что произошло еще недавно, приблизилась настолько, насколько это было возможно, и приготовилась совершать стандартный осмотр. Очередной. Бессмысленный. Нужный больше ей, чем ему. Существо, которым стал Икарий, отступило в тени деревьев, настороженно наблюдая за движениями медички. Наконец, вытянув вперед когтистую лапу, Крейз мягко накрыл её голову девушки. Небольшое мысленное усилие - и прецептор осторожно подхватил обмякшее тело Деметрис и осторожно опустил её в корни деревьев. Погрузив девушку в глубокий сон, Иактон занялся собой. Тело, подчиняясь потокам эфирных энергий, вновь стало искажаться, меняться, принимая человеческий облик. На какое-то жалкое мгновение Иактон стал почти тем, кем должен был быть, если бы не сумел подчинить свою плоть силе сознания.

    Худой, сгорбившийся, шестисотлетний старик, с покрытой морщинами кожей, дряблыми мышцами и хрупкими костями. Лишь глаза остались прежними - в них всё так же плескалась внутренняя сила и холодное презрение ко всему, и к своему телу в том числе. А затем он выпрямился, чувствуя как укрепляются кости и мышцы, как баланс веществ приходит в норму а кожа разглаживается. Всё что осталось - ожог на ноге, та рана, которую он не смог залечить несмотря на все свои силы. И никто не смог бы её залечить. Закончив с собой, Иактон склонился над девушкой. Заметив, что Деметрис тихо, едва слышно постанывает во сне, сжимая губы и обхватив себя руками, Крейз вновь коснулся лба девушки, осторожно касаясь спящего сознания. Дыхание медички выровнялось и она утихла, погрузившись в спокойный, лечебный сон. Следующее касание псайкера затронуло её тело, заставляя зажить недавно полученные раны. Если бы он захотел, он бы даже смог вернуть ей язык и глаз, но прецептор не стал бы этого делать без её на то одобрения. Она была одной из немногих людей, кто сумел достигнуть внимания и признания хладнокровного стратега. Поступить так с ней означало бы поступиться своим уважением и тем доверием, которое она ему оказывала. Припадая на обожженную ногу, Иактон опустился рядом со свернувшейся клубочком Деметрис и закрыл глаза. Его губы начали безмолвно читать молитвы Богу-Императору: точно так же как ранее Крейз привел в порядок свое тело, сейчас он приводил в норму свой дух и сознание.

    Деметрис в себя не приходила - она была в себе. В собственном сознании, куда самостоятельно загнала себя, вырывая из души человечность, взамен оставляя лишь прагматизм и веру. Таковой ее хотели видеть сестры на Валенсе. Таковой гордилась бы мама. Таковой она стала бы полезна лорду Призраку. Но щемящее разочарование ненужности самой себе, пустоте, образовавшейся вокруг, словно бы она утратила не только способность чувствовать, но и все прочие ощущения, превратившись в марионетку собственной гордыни и тщеславия. Правда, чужого.

    Леди Кэссель много раз пыталась выцарапать осколки юной пылкой души на свет божий, но отступала из уважения к духу своей недолгой компаньонки, выполнив единственное ее желание: возможность подавлять эмоции, пользуясь умело сделанным внутренним барьером, притупляющим любое дерзновение мятущейся сущности человеческой.
    И что же случилось? В тщедушной оболочке заскулила и забилась эта самая душа, слепо рванувшись к собственной полярности. Возжелав большего, чем удел отшельника добровольного. Деметрис волевыми усилиями гнобила собственное "я" даже в отсутствии общества. По привычке, из страха, прячась за ментальный заслон при любой попытке кого-нибудь проявить мало-мальски теплые чувства, пусть то было и элементарное уважение. Она страшилась отклика. Боялась, что теплый комок желания взаимности попросту разорвет ей сердце. Она вновь станет плачущим ничтожеством, слабым, поддающимся и бесполезным.
    Кошмары преследовали ее в любом состоянии. Раз за разом в течении четырех лет она видела ужасную гибель своего господина, переживая ее так, будто собственная рука пронзала плоть инквизитора еретическим клинком. И теперь, разрывая туманные покровы бессознательности, Дметрис вновь видела свою судьбу - но с иным лицом. Не лорд Призрак. Сон не кончался, пытаясь просочиться наружу и неподвижное, замершее в позе эмбриона, тело медички дернулось, слабо, вяло - лишь в первый раз. Кошмар одолевал и губы открылись в безмолвном крике отчаянного протеста, ломая до того спокойную и отчужденную маску лица.
    Барьер трещал, но держался.


    "Что не убивает - делает сильней. Если же судьба со мной играет - я играю с ней."
    "Очередной противник, очередное разочарование."
    Warhammer 40000. Мастер-приемщик анкет, мастер-дай-мне-пруф и строгий страж бэка. Во славу Священной Инквизиции.
    Не в сети
    Профиль пользователя Zastyp Написать личное сообщение пользователю Zastyp
    26.01.2014, 00:46

    1046
    21


    Иактон и Деметрис.
    Совместно с Еретик.


    Иактон склонил голову, продолжая безмолвно возносить молитвы Богу-Императору. Сейчас, в корнях деревьев, рядом с землей, выжженой яростью Имперской Гвардии и вдалеке от штаба Крейз почувствовал, как на него навалилась усталость всех минувших дней. Но больше всего его волновало другое. Каждый раз принимая свою "боевую форму", как он её любил называть, псайкер отрывал от себя кусочек человечности, отдаваясь во власть животной ярости и жажды убийства. Нет, он не терял контроля над собой, но он сам становился другим. Иным существом. И кто знает, становясь снова человеком, являлся ли он снова тем Иактоном Крейзом, что существовал ранее? Или каждый раз он превращался в нечто новое? А еще, несмотря на все свои старания, Иактон с каждым разом всё отчетливее различал где-то далеко на краю сознания зловещий шепот Губительных Сил. Прецептор закрыл глаза, позволяя молитве вести его. Он заставил свое тело уснуть, дабы позволить очиститься разуму. Верный спутник опустился рядом, готовый в любой момент предупредить псайкера об опасности.
    Сознание Иактона же выскользнуло за пределы тела, притянутое близким ярким источником.

    Деметрис едва слышно застонала во сне, когда образы вокруг неё растаяли один за другим. На месте остался лишь опирающийся на трость человек, в чьих темных глазах плескалась легкая насмешка. Едва заметное движение головы заставило декорации смениться.

    Девушка поняла, что находится на корабле, но он был ей незнаком. Услышав из-за соседней двери какой-то шум, Деметрис попыталась было открыть её, но рука зачерпнула лишь пустоту. Глубоко вздохнув, медичка шагнула вперед, оказавшись по другую сторону двери. В камере. На полу, в центре покрытой священными рунами клетки, скрестив тощие ноги сидел бледный пятилетний мальчик, не спуская настороженного взгляда с двух стоявших перед ним людей. Одна из них была женщина и Деметрис мгновенно узнала в ней Сестру Безмолвия. Мужчина, стоявший рядом, рассматривал мальчика так, словно перед ним сидел по крайней мере живой тиранид.
    -Поразительный потенциал...-едва слышно прошептал он, обращаясь к Сестре. -Ты только посмотри!
    Стоило пальцу нажать кнопку пульта, как по клетке прошел электрический разряд. Мальчика затрясло и он упал, а его тело билось в судорогах.
    -Хватит! Ты можешь убить его! - в холодном голосе Сестры послышались нотки злости. Мужчина лишь рассеяно кивнул, опустив пульт. Мальчик еще с полминуты лежал неподвижно, а потом поднялся и вновь сел в прежнюю позу, не сводя настороженного взгляда с его мучителей. Деметрис увидела, как по щеке ребенка пробежала слеза, но глаза его остались неизменными. И они были ей очень хорошо знакомы... Деметрис отшатнулась, когда рядом с ней встал еще один обладатель этих глаз, который, как оказалось, всё это время стоял позади неё, наблюдая за, несомненно, очень знакомой ему сценой.

    "Иактон?" - она и говорила - и думала, с этом ее состоянии разницы не было, подсознание отзывалось на любое, самое слабое воздействие, заперев все эмоции внутри. Ее сновидение оборвалось, но видеть вместо кошмара - новый, по сути мучающий ее наяву, в поисках ответов для самой себя, было тяжело. - Неужели все великие люди вырастают из замученных и обездоленных?"

    Сарказм сошел на нет, оставив лишь уважительную заинтересованность, маскирующую отголоски собственных видений прошлого. Деметрис всматривалась в странно сосредоточенное личико ребенка и понимала, что когда то точно так же она сама сидела перед пугающими и вызывающими благоговение сестрами.
    "Я ведь не умерла, верно?"
    "По мне так слишком тщедушна..."
    "У нее замечательная наследственность. Боевых сестер уже более, чем достаточно, неофиток должно отправлять на Офелию. А эта девочка, думаю, останется с нами.
    - смутный образ говорившей ненадолго вытеснил проекцию Крейза, - Ты ведь этого хочешь, дитя?"
    Образ псакера вновь стал четче, проступая сквозь декорации чужой памяти. Медичка вновь дернулась в коконе сна.
    Иактон, казалось, не услышал вопроса медички. Вытащив Деметрис из круговорота кошмара, он попал в свой собственный. Его взгляд был прикован к лицу мальчика, но Крейз не видел ребенка. Он видел человека. Того, кем он никогда не сможет стать. В этом был его ночной ужас. Он видел себя в детстве, молодости и юности, видел самые разные моменты жизни, но никогда не узнавал себя. Всегда он видел перед собой иных людей, тех, кто уже давно канул в забвение. Ребенок прикрыл глаза, как и Крейз. Декорации сменились.
    "Запомните, Вы - Его орудие. Вы обладаете силой много большей, чем обычные граждане Империума и моя цель - научить вас ею пользоваться. Другие будут видеть в вас чудовищ, но это не важно. Ваш Долг перед Императором важнее чем ваши чувства, желания, амбиции и даже жизни."

    Далекий, едва слышимый но твердый голос престарелого инструктора донесся до псайкера и медички и исчез. Они были в небольшой аудитории, там, где проходило обучение молодых псайкеров. Деметрис сразу отметила сидящего за первой партой юношу. Это был еще подросток, но в нем уже явно проглядывались черты того, кем он станет в будущем. Но пока парень веселился, незаметно для преподавателя обмениваясь знаками с другими учениками и силой мысли перекидывая друг другу бумажки. Лишь взгляд его оставался по прежнему внимательным и сосредоточенным. У них оставался лишь десяток минут для веселья, а потом добрый наставник сменится другим. И начнутся бесконечные молитвы и ритуалы, а малейшая ошибка или непослушание будет сурово караться.
    Деметрис впитывала все увиденное, невольно сравнивая со своим суровым, но и куда более щадящим бытом. В монастыре ордена не было наказания страшней, чем самоистязание, самобичевание и умерщвление плоти, вызванное покаянием духа. Наставницы презирали порку, хотя случалось и оплеуху зарабатывать за вечное витание в облаках.

    Юный Крейз казался диаметральной противоположностью себе самому нынешнему, но и тут медичка не солгала бы себе - все образы, сопутствующие сущности через годы жизни продолжают существовать, но степень их полезности предопределяет частоту их проявления. Иактон давно перестал быть этим юношей. Явно уловимое сходство подобно иллюзорной нити, растворялось в еще неизвестной грядущести. В нее, словно в омут, вглядывалась Деметрис, соскальзывая дальше, но чувствуя надежную опору. Невидимую, но ощутимую, крепкую, как адамантитовый трос крейсера.
    Следующие события промелькнули мимо них стремительным потоком чередующихся картинок. Деметрис успела запомнить лишь всполохи перекрестного огня, людей, отмеченных богохульными знаками Хаоса и жуткое, безумное лицо смеющегося человека, в глазах которого плясали молнии. Успела она заметить и молодого Крейза, уверенно вышагивающего по направлению к безумцу. Следующий миг потонул в яркой вспышке, а потом медичка могла лишь видеть распростершееся на земле тело юноши, одетого в обугленные остатки прежде изысканной мантии. Прежде чем Деметрис успела сделать шаг, декорации вновь сменились. Медичка узнала это место сразу. Имперский лазарет.

    -Множество мелких порезов и ожогов, в том числе огромный ожог на правой ноге, травма черепа, возможно, перелом позвоночника, мне продолжать? Сомневаюсь, что этот парень поднимется с койки в течение нескольких месяцев в лучшем случае. - мужчина, судя по всему, местный медик, спорил с высокой стройной женщиной, судя по знаком отличия - полковником.
    -Он нужен мне сейчас. Если он не способен передвигаться - я обеспечу транспорт. Главное, приведите его в чувство!
    -Вы понимаете, что в этом случае он может умереть?! Я не позво...
    -Я готов.
    - оба спорщика удивленно обернулись на хриплый голос и их брови синхронно поползли вверх, когда они увидели Иактона, тяжело опирающегося на остатки посоха, уничтоженного в битве. Медик подскочил к псайкеру.
    -Но! Как!? Вам нельзя двигаться, ваша нога...
    -Она не заживет. С остальным я справлюсь. - Тут псайкер перевел взгляд на женщину. В его глазах горели знакомые Деметрис алые угли.
    -Где я нужен?

    "Упрямец. Гордец."

    Деметрис дернула уголком рта, сдержав усмешку, слабую и горькую. За каждый шаг, за каждый выбор, за каждую каплю крови и частичку плоти псайкер платил свою цену. Как платил ее и лорд Призрак. Чудовища. Но оставленный господин, седовласый старик - и смеющийся мальчишка, - в равной степени владел и не владел своим телом и разумом, подчиняясь стихийной силе. Крейз же силу подчинил.
    И все же... Медик в девушке возроптал. Ужасная рана, незаживающее напоминание о самонадеянности и тщеславии, заинтересовала ее. И мысли потекли знакомо, настраиваясь на холодный анализ. Деметрис знала, на какие способности своего дара опирается прецептор, они были ей знакомы до зубной боли - и сколь бы ни были эти дары противны многим, у медички они вызывали чувство суеверного благоговения.
    "Чудовище..." - она совершенно забыла, как звучит ее голос, а он падал капельками тщательно отмеряемого препарата, тихими, музыкальными, печальными.
    -Чудовище! - вторил ей чей-то голос. Окружение вновь скомкалось и поплыло, пронося медичку дальше по дебрям памяти.
    Хладнокровное, бездушное чудовище! - женщина кричала, взмахивая руками. Иактон стоял напротив неё, такой же холодный и бесстрастный, каким Деметрис привыкла видеть его в лагере. Он молча смотрел на женщину перед ним, спокойно слушая всё, что она ему говорила.
    -Поверить не могу, что я могла что-то к тебе испытывать! Ты не способен чувствовать! Ты машина! Робот! Тупо выполняющий то, что тебе прикажут! Они зомбировали тебя, подчинили!
    Дождавшись, когда женщина сделает паузу, Иактон ответил. В его хрипловатом, приглушенном голосе звучала сталь.
    -Ты ошибаешься. Я никогда не подчинялся им. И не подчинюсь. Я служу Его воле. Я знаю, что Он придет и когда это случится, я встану в Его войске. Еретики и ксеносы падут, мы уничтожим их и возвысим человечество. Я верю в это, Кэтрин. Более того, я знаю это. Поверь.
    -Идиот! Это они тебе наболтали это?! Они сделали тебя чудовищем и используют как хотят! Всё это ложь, они врут нам, чтобы подчинить себе! Как ты може..
    .-девушка захрипела, когда непреодолимая сила подняла её и вжала в каменную стену коридора. Её зрачки расширились от ужаса, когда она взглянула на вытянувшего руку Иактона.
    -Что бы не было между нами, это подошло к концу. Прощай. - В голосе Крейза не было ни капли сожаления, лишь сухая констатация факта.
    Иактон отвернулся и скрылся во тьме бокового коридора. Кэтрин, же, тяжело дыша, осталась лежать на полу. Взглянув на неё, Деметрис поняла что видела эту девушку в предыдущем воспоминании. Тоже псайкер.

    Удивление всколыхнуло разум. Чувства. это то живое и теплое, что будоражит все существо...
    "Гормоны" - строго одернула себя медичка, ощущая виноватую подавленность. Осколки чужой жизни были личными, хрупкими - всем тем, что ей, человеку постороннему, видеть не следовало. Но отчего то иногда казалось, что скользящий где-то на периферии силуэт оборачивается и властно зовет за собой, дальше, глубже.
    Вера и служение. Эти два понятия Деметрис восприняла с молоком матери, посвятившей жизнь служению - простому, но полезному и нужному делу, отдавшись ему до конца. Призрак показал девушке последние мгновения жизни хрупкой главы имперского лазарета. И этот исполненный искренней веры взгляд наполнял саму Деметрис единственным необъятным, как океан, желанием - жить. Не влачить существование отброса и прокаженного, не уподобляться тем, кто упустил шанс, дарованный Императором каждому, не гнить во славу мерзких богов, а именно жить. Лишения, отказ от таких простых, но вечных человеческих ценностей, от семьи - для Деметрис это была мизерная жертва. Утратив, ампутировав себе чувственность и животность, она старалась думать, что сумеет посвятить свой путь вере и служению.

    В следующем воспоминании Деметрис увидела первую встречу Крейза и Диггенса. Видела она и то, как будущий прецептор, а пока лишь савант-лейтенант хладнокровно застрелил струсившего перед ордой орков сержанта. Он привел их к победе и был награжден, но за всё это время на его лице не отразилось ни капли эмоций. Снова всё поглотила тьма, а потом вокруг медички возникли бескрайние горные хребты. Оглянувшись, девушка увидела, что войска Империума спешно отступали, израненные солдаты бежали к ожидавшим их Валькириям. Деметрис отчетливо поняла что Империум проиграл битву за эту планету. Среди массы бегущих солдат выделялся Иактон, спокойно стоящий на месте. Несмотря на суматоху, вокруг на два метра вокруг псайкера пространство пустовало, солдаты испуганно огибали опирающуюся на посох фигуру. Проследив тяжелый, полный ненависти взгляд Крейза, направленный на вершину хребта, Деметрис увидела темную, закутанную в саван фигуру, сжимающую оружие, внешне схожее с полыхающим зелеными молниями посохом. Заметив псайкера, фигура насмешливо изобразила полупоклон, полыхнув изумрудными взглядом. Рядом с ней возникло еще несколько подобных существ, беззвучно наблюдающих за отступлением Имперских солдат. Крейз отвернулся и на секунду на его лице явно проступила досада. Псайкер скрылся в Валькии, а воспоминание погасло.

    "Император милостивый... я даже думать не хочу о том, кто был противник... Потому что я знаю, кто он был. Бесстрастный, не способный к поиску выгоды, неспособный договориться и быть милосердным... И даже не ксенос, имеющий плоть и кровь. Что же еще видели твои глаза, господин прецептор? И был ли ты когда-нибудь сам существом из плоти и крови?" - конечно, она мысли излишне образно, Крейз был и оставался человеком, гениальным, великим, но человеком, однако, его манера держать себя чаще всего наталкивала медика на мысль о терранской мраморной статуе с ликом, источающим мудрость - и холод камня.

    И все же она не могла не отметить для самой себя: ее покоряло это пламя искренности, свойственное мало кому по-настоящему. Испытывал ли прецептор страх вообще, такой, каким он был запрограммирован в каждом человеке? Или же так же безжалостно и хладнокровно отсек и эту часть своей сути? Было ли в нем место хоть для каких-нибудь эмоций, помимо незамутненной ненависти ко всему, что мешало сохранности и процветанию замыслов Императора?
    Деметрис строго одернула себя. Кто она такая, чтобы судить о том, кто прожил более полу тысячилетия? Даже свой неистребимый медицинский аспектальный интерес она предпочла не выставлять напоказ, стыдясь низости мыслей подобных. Благом ли они были продиктованы и ее наивным желанием цели этого самого блага, любопытством ли... Это не имело значения. Девушка следовала за своим проводником.

    Крейз стоял на самом краю скалы, устремив взгляд в бездну. На его плече застыл его верный спутник. Как поняла Деметрис, это была именно та планета, где эти двое нашли друг друга. Псайкер улыбнулся, обычной, человеческой улыбкой, на которую, казалось уже неспособна та холодная маска, что заменила ему лицо. Прецептор шагнул вперед, рухнув в пропасть. Подбежав к краю, Деметрис несколько томительных секунд всматривалась вниз, пока не увидела приближающуюся точку. Взмывший над скалой Крейз выглядел как человек, но за его спиной ритмично двигались огромные черные крылья. Рядом с псайкером летел его ворон. У девушки возникло впечатление, что один из них учил другого летать. И вновь всё вокруг сменилось.

    По пояс раздетый Иактон стоял перед зеркалом со скрещенными на груди руками, задумчиво разглядывая свое отражение. Идеальная, гладкая кожа, не несущая на себе каких-либо следов возраста и неисчислимых сражений. Усмешка коснулась уголка губ Крейза и псайкер прикрыл глаза. По всему телу Прецептора проявились застарелые шрамы, некоторые из которых перекрывали друг друга. Бросив взгляд на черную птицу, не отрывающую от него взгляд шести ярко-красных глаз, Иактон отошел на шаг назад от своего отражения. Кожа вздулась, словно под ней зашевелилось что-то живое. Но Крейз молчал, пока его кости ломались и срастались вновь, мышцы рвались, изменялись и удлинялись, а сквозь кожу пробивались черные перья. Через несколько мучительных минут, растянувшихся в вечность, Крейз взглянул на свое отражение. Из зеркала на него смотрело чудовище, жуткое сочетание человека и птицы. Чудище довольно заклокотало и растворилось в черной дымке.

    Она рванула из сна прочь. Но властная длань тянула ее назад, за загривок, погружая в сон, словно в воду. Не из страха. Деметрис и это чувство пыталась ампутировать, но оно было полезно в ее профессии. Она хотела вновь "говорить" с ним. С тем чудовищем, которое спасло ее. Обмен мыслеформами носил формальный характер, хотя девушка уже давно научилась понимать любой жест, выдуманный для общения с ней, любой взгляд, движение... Но это пугающе-прекрасное прикосновение разума иного, не вызывало у нее отвращения. Скорее, будило любопытство.
    "Но примарха Сангвиния не считали монстром... Он был ангелом. Возможно, не все ангелы белоснежны и златы. Кто то умудряется замарать свои крылья в копоти и пепле сражений сильнее...Чудовище ли? Судить по людям - так я бы предпочла считать, что с ним я в лоне веры. В тот же момент, когда остальные, зачастую, лишены и необходимого прагматизма, и столь же необходимой, подчас, жестокости, в равной мере - тому же милосердию, что дарит клинок медика..."

    Деметрис позволила себе тонуть. Чужие воспоминания обволакивала ее сущность, как тяжелые волны далекого океана. Потеплел едва тлевший уголек благодарности. Она надеялась, что Крейз услышит эту тихую, исполненную достоинства, мысль, несущую эту благодарность за оказанное доверие. Интуитивно чувствуя, Деметрис справедливо предположила, что прецептор, был ли он чудовищем или нет, но вряд ли кому то дарил большее, чем ей, канувшей в сотнях искажений, медичке...
    Следующее воспоминание было невероятно ярким и реалистичным. Медичка явно почувствовала дуновение ветра, донесшего до неё запахи горящего прометия и обожженной плоти. Оглянувшись, она увидела как доблестные гвардейцы штурмуют укрепления еретиков. Интуитивно почувствовав нужное направление, девушка побежала вперед, миновав не замечающих её хаоситов. В лагере богохульников происходила бойня. И, судя по воплям, треску молний и уже знакомому клёкоту, в центре неё был Крейз. Разрывая тела когтистыми лапами, круша черепа ударами мощного клюва, псайкер одного за другим уничтожал врагов Императора. Перья его превратились в тончайшие и острейшие пластины и взмахи крыльев отправляли к Проклятым Богам столько же слуг, сколько и удары когтей. Словно в замедленно действии Деметрис смотрела, как Крейз рассек одного из еретиков на две неравные половины. И тут медичка осознала, что несмотря на кажущуюся ярость, каждое движение псайкера было четко выверенным и продуманным. Он атаковал, уклоняясь от выстрелов и защищаясь взмахами крыльев. Он обхватывает богохульнику череп и ломает его. Подчиняясь посланному импульсу, палец на крючке судорожно сжимается, посылая очередь зарядов прямиком в бочки с прометием. Иактон уже готов к этому, он закрывает себя в куполе крыльев, а затем, пока остальные еретики не успели сообразить, он атакует...И растворяется в темной дымке.

    Деметрис оказывается в полутьме разрушенного бункера. Вокруг неё трупы еретиков а впереди, всё в той же своей крылатой форме, Иактон склоняется над ведьмой, судорожно взывающей к своим проклятым богам.
    -Я же говорила! Чудовище! Вот в кого они тебя превратили! Ты их раб! А я же, хоть и недолго, была свободна! СВОБОДНА! - кричит еретичка, не отрывая взгляд от глаз склонившегося над ней монстра.
    -Ты прокляла свою душу, Кэтрин. И, Волей Императора, ты умрешь. - Деметрис вздрагивает от звука, одновременно похожего и не похожего на голос Крейза.
    Женщина захлебывается своим воплем, когда когтистая лапа лишает её глаз и отрывает голову. Когда, несколько минут спустя, в помещение вбежал отряд гвардейцев в сопровождении инквизитора, которого Деметрис никогда раньше не видела, над трупом ведьмы застыл принявший облик человека Иактон.
    -Задание выполнено, господин инквизитор. - Прецептор говорит так, будто сообщает о чем-то совершенно рутинном.
    Будь она подле Крейза в тот момент, и будь она все той же наивной девочкой, Деметрис всенепременно прикусила бы губу и возмутилась. Но сейчас она лишь ощутила прикосновение разочарования, привкус горьковатой жалости и никакое возмущение не всколыхнуло душу медика.
    "Император поступил бы так же. Император так и поступил..."
    Она даже не стала разбирать психические аспекты поступков и преднамеренностей вероятных. К чему марать лист тысячами небылиц-догадок, когда суть верная всегда кратка и уже нанесена ровными буквами на тот самый, кажущийся чистым, пергамент?
    Сама она, уроженка мертвого аграрного мирка, не была способна вести за собой людей, не была способна умерщвлять отвратительных сути человеческой уродов, расправляться с теми, кто пытался обмануться иллюзиями легких путей. В ней был иной дар и иной стержень.
    Приведя, наконец, в идеальный порядок все свои соображения, Деметрис смело взглянула в лик своего спутника, и впервые, пусть и безрадостно, но понимающе, она позволила улыбнуться своей душе.

    Люди вокруг неё застыли безмолвными статуями. У Деметрис возникло стойкое ощущение неправильности. Воспоминание должно было смениться, ведь так? А сейчас было такое чувство, будто кто-то вынул кинопленку прямо во время сеанса. Подул сильный ветер. Но откуда ему взяться в бункере? Деметрис вздрогнула, но не от холода, а от раздавшегося позади знакомого голоса. Голоса, в котором несмотря на его умеренный и холодный тон, звучали яростные нотки.
    -Что ты здесь делаешь?
    Обернувшись, Деметрис едва не столкнулась нос к носу с нависшим над ней Крейзом. Раскаленный взгляд проникал в самую душу. Псайкер на мгновение прикрыл глаза, а после, Деметрис впервые увидела в глазах Прецептора истинный, чистый гнев.
    -Вон отсюда.
    И Деметрис провалилась. Неимоверной силой выталкиваемая из чужих воспоминаний, она вскрикнула бы, если бы могла. Мимо неё проносились осколки уже виденных сцен. Несколько мгновений, и Деметрис рывком поднялась, очнувшись в корнях нависшего над ней дерева. Иактон сидел рядом и, судя по его лицу, с минуту на минуту должен был очнуться. Ворон, сидевший рядом с псайкером, возмущенно каркнул, и на мгновение медичке показалось, что птица на неё бросится. Но верный спутник пока Крейза оставался на месте, угрожающе приподняв крылья.
    Медичка пошатнулась и осела обратно, подогнув ноги. В голове звонили колокола, а мир, реальный мир, казался ей выцветшим, линялым и скудным, словно бы плоским.
    Осознание вины настигало ее постепенно. Конечно, она понимала, что не своей волей была вовлечена в водоворот чужой судьбы, и все же она испытывала сожаление. Пусть и весьма скромное ввиду того, что сама заблуждалась и, возможно, стоило бы подкорректировать героический образ прецептора лично для нее.

    А еще было самую малость обидно. Хотя... Нет, досада и сожаление - в совместности своей - удел жалких тщеславцев и себялюбцев. С другой стороны, она стыдилась, чувствуя, что одарена незаслуженно. Скорее всего, так и было, но все то же сожаление об этом не имело никакого рационального зерна, а значит, не нуждалось во внимании.
    Медичка покачала головой, поглядывая на ворона и, перебравшись чуть ближе к Крейзу, присела рядом, осторожно и мягко обхватывая его запястье и подумывая выяснить, насколько может повлиять на простого человека подобного рода связь. Пульс был почти нитевидным, под бледной тонкой кожей биения крови почти не улавливалось.

    "Простите меня, господин прецептор, я не имела дурных намерений. Я стала случайным свидетелем и, видит Император, я вряд ли возымею желание поведать кому-либо о том, что наверняка мне просто привиделось..."
    Прецептор тяжело поднялся на ноги и тряхнул головой, ожидая, пока зрение прояснится. Он повернулся к медичке, собираясь было что-то сказать, но тут его ноги подкосились и он упал, сжав виски руками. Агония десятков тысяч душ, их предсмертные крики, казалось, вот-вот разорвут ему голову. Но вскоре всё закончилось. Прецептор встал, пошатываясь и опираясь на руку медички. Но едва ли он сейчас осознавал это.
    -Именем Императора...-прошептал Крейз - Случилось непоправимое...Нам нужно возвращаться, немедленно.
    Из последних сил он послал мысленный импульс, предназначавшийся для каждого солдата из его отряда. А затем, мягко осев на землю, Иактон лишился сознания.
    И они услышали. Примерно через полчаса, Деметрис услышала приближающиеся шаги. А спустя двадцать минут, вокруг них стояли все остатки отряда. Из атакующей группы, помимо медички и псайкера, в живых остался лишь лейтенант и снайпер. Из отвлекающего - двое разведчиков, сержант и остальные пали, из последних сил отвлекая на себя орков.

    Медичка судорожно кивнула Диггенсу и вновь вернулась к Крейзу. Она не могла в полной мере понять, что происходило с псайкером, но он был человеком, который нуждался в ее помощи, пусть и не всегда она могла быть эффективной. Тоненькие пальчики Деметрис уже привычным жестом извлекли несколько ампул и стерильный инъектор. Медикаменты она вводила с хладнокровием собственной наставницы, складывая в голове пропорционально и результативно. Первичным стало поддержание стабильного состояния, вторичным - стимуляция жизненно важных процессов для обновления внутренней системы кровоснабжения в экстренных случаях.
    Кем бы ни был прецептор, у него были руки, ноги, голова, сердце, печень и прочие органы. Наощупь кожа стала как будто чуть теплее.
    Девушка поманила к себе лейтенанта и, указав на бессознательного командира, жестом дала понять, что пора бы и убраться отсюда, хоть куда, лишь бы выиграть несколько часов необходимого отдыха и пересмотра планов действий.
    Диггенс подхватил псайкера с одной стороны, с другой к нему присоединилась Деметрис, а снайпер следовал за остатками отряда чуть левее, выцеливая возможных поротивников.
    - Хе-хе... - Диггенс лукаво взглянул в сторону снаряжающей револьвер медички, - Так все и было. Силою мысли господин наш прецептор умножил горести орочьи, но увы, едва не отдал Императору душу на обратном пути. Легендарный, фраг вас задери, был бой, легендарный! Нелюдь главный, варпово отродье, молился своим мерзким хозяевам и проклятьями сыпал, а наш командир всегда с верою да молча. И осилил. А на деваху не пяльтесь, она пристрелит не задумываясь. - Лейтенант поскреб подбородок, словно бы собираясь с мыслями, - Ее идея нас спасла так то... Но эта история еще длиньше, так что на потом...
    - Лейтенант, так вроде ж время для отдыха нам дадут по возращении - с надеждой переспросил один из новобранцев, смуглокожий и улыбчивый гвардеец, - Поделитесь уж опытом?
    - А, ладно. Да не пяльтесь же... И господин прецептор явится, а он явится, проверять - с почтением отнеситесь, всех ваших положенных Императором извилин не хватит его понять. Ну вот, значит, остановился я на том, что мразота эта зеленокожая перла на нас со всех сторон...
    Деметрис слабо улыбнулась. Диггенс уже не первый час трепал о прошлой кампании, находя позитивные моменты там, где для нее виделись лишь смерть и торжество судьбы. Однако рассказ лейтенанта настраивал ее на размышления. Отряд двигался всё дальше, погружаясь в туман... и, в конце концов, они выбрались оттуда, но совершенно в другой точке и, судя по всему, немного в другом времени...


    "Что не убивает - делает сильней. Если же судьба со мной играет - я играю с ней."
    "Очередной противник, очередное разочарование."
    Warhammer 40000. Мастер-приемщик анкет, мастер-дай-мне-пруф и строгий страж бэка. Во славу Священной Инквизиции.
    Не в сети
    Профиль пользователя Zastyp Написать личное сообщение пользователю Zastyp
    31.01.2014, 21:21

    1046
    21


    Дариус и Соллемия.
    Написано вместе с Еретик
    .

    “Оптимус Викторио” вышел из варпа на окраине системы и, включив основные двигатели, направился к Хараксу. Имперские корабли, патрулирующие систему, отправили запрос и вскоре получили коды допуска, принадлежавшие вольному торговцу Игнассио Ривасу. После обмена еще одной порцией данных, массивное судно без помех продолжило свой путь на орбиту планеты. Тем временем, в глубинах корабля по извивающимся невообразимым образом коридорам, на мостик шел сам вольный торговец. Рядом с человеком возвышался космический десантник, но такое соседство, казалось, совершенно не пугало Игнассио. На мостике его уже ждали: за столом, над которым проецировалась трехмерное изображение Харакса, сидел техножрец, невозмутимо тыкающий в кнопки на своем планшете, несмотря на то что по левую сторону от него стояли еще два десантника, один – в искусной броне, придававшей сверхчеловеку сходство с каким-то рогатым демоном, а второй…второй и был демоном. Об этом красноречиво говорила истекающая слюной пасть, проступавшая прямо в рогатом шлеме, мощные, кожистые крылья, собранные за спиной и огромные когти на левой руке. Торговец приблизился к столу и растянулся в кожаном кресле и сопровождавший его десантник занял свое место справа от одержимого. По бокам от торговца были еще два кресла, которые пока что пустовали.

    Соллемия доверительно взяла Елену под руку, мягко направляя наперстницу к известной им обеим цели. Бывшая канонисса откровенно скучала большую часть времени, если не удавалось хоть каким то образом хотя бы изредка покидать корабль, где, как ей казалось, при всех хитросплетениях коридоров и изломах проходов, она изучила варпову прорву уголков до опротивевших мелочей.
    Оказии делали плодотворными и работу в апотекарионе, и изучения магоса, к которому госпожа Наталис питала слабость. Особенно, в отсутствии своего господина, категорически отказывающегося отпирать некоторые двери своих тайн. Нет, она не настаивала, но страх прочно угнездился в душе, и Соллемия неоднократно посвящала свое время ожиданию у закрытых створ, чутко прислушиваясь. Она не могла потерять Дариуса. Это было равносильно потере себя.

    Елена, пусть и не была посвящена в подобные детали, чутко улавливала перепады настроения подруги и старалась успокаивать ее беседами и прогулками. А нынешний совет и последующий спуск на планету давали множество поводов приободриться. Обе женщины были одеты скромно и практично, предпочитая униформу флота вычурным нарядам хранилища вольного торговца, хотя, нужно отдать ему должное, сокровищ там было более, чем достаточно. Соллемия носила лишь подарок колдуна, приковывающий взгляды. На черной грубой ткани мундира мягко светилось миниатюрное золотое солнце, хранящее в своих недрах чужую память.

    Добравшись до залы, канонисса придирчиво, но ненавязчиво оглядела присутствующих. Почти все уже были на местах и она удостоила кивком магоса, а остальных - будь то воители или офицеры, пристального взгляда, исчерпывающего и обязывающего. Воинам колдуна достался короткий поклон на военный манер, как дань уважения.
    Елена расшаркиваться не стала, прошествовав к своему креслу, но села только после Соллемии.
    Золотистые глаза советницы выжидательно поблескивали.

    -Ах, как хорошо что здесь мы с вами сегодня собрались! – воскликнул Игнасио, приветствуя женщин, но продолжать фразу не стал, видимо, чего-то выжидая. Проницательный магос убрал планшет в недра красной мантии и собирался было обратиться к торговцу, но его прервал грубый голос воина в доспехах. Голос Зейна, избранного чемпиона Хаоса Неделимого.
    -Зачем ты собрал нас здесь, жалкий демон?! Мои воины уже полгода не вкушали радости битвы! Неужто ты скажешь мне, что мы отправляемся в бой!?
    -Всему свое время, достопочтенный Избранный,
    – захихикал торговец – всему свое время! А теперь, прислушайтесь! Тссссс!...
    Игнассио приложил палец к губам, призывая собравшихся к тишине.

    Гулкие шаги разносились по кораблю, становясь всё громче. Двери отворились и на мостик вышли двое десантников Рубрики – неумолимые автоматы, движимые едва полыхающей волей душ, заключенных в силовых доспехах. Големы заняли свое место, освободив пространство для взошедшего на мостик корабля колдуна. Облаченный в искусную броню терминатора, Дариус тяжелым шагом приблизился к сидевшим за столом людям, склонившим головы в почтительном поклоне, в то время как десантники преклонили колено перед своим лидером.
    -Несомненно, вы хотите знать, что привело нас, Искателей, на эту забытую Богами планетку, - гулкий голос колдуна, усиленный системами шлема, был слышан в каждом уголке мостика – ну что же, пришло время дать вам некоторые ответы.

    Соллемия склонила голову так, чтобы никто не смог увидеть того чувства, которое наполняло ее взгляд, стоило тому коснуться массивной фигуры Дариуса. Он не требовал подобного раболепия от нее, но понимал, насколько человеком она осталась. А еще было чувство, настоящее, не истлевшее за десяток лет.
    Она приготовилась слушать и сосредоточилась, одернув незаметно Елену, все еще толком не научившуюся не пялиться на настоящего хозяина корабля. То, что Дариус удостоил их всех аудиенции за несколько последних недель - едва ли не единственной, было едва ли не праздником. Колдун, казалось, избегал всех и это еще больше взращивало зерна страха в сердце бывшей канониссы. Но это был пыточный выбор: дать ему время и не потерять его в этом времени.

    Соллемия могла лишь догадываться о цели прибытия на Харакс, изучив минимальные инфоданные по системе как только корабль взял курс. Ничего сверхинтересного, но так ведь было почти всегда, взять хоть и погибшую Севенту, хранившую ужасные тайны в своих недрах.

    Остудив ледяным взглядом слащавую улыбочку неугомонного Акуса, женщина позволила себе посмотреть на колдуна, уважительно и покорно освобождая разум и распахивая его. Дариус, обладающий сокрушительной паранойей, наверняка уже порылся в каждой голове, делая для нее исключение, но Соллемия своим принципам не изменяла.
    Дариус обвел собравшихся пронзительным взглядом и его коготь указал в святящуюся точку в верхнем полушарии планеты.
    -Город одной из тех корпораций, которые делят этот жалкий кусок камня. Под ним – наша цель. В этом городе действует секта культистов, которая облегчит нам доступ. Мы будем на орбите, пока группа разведки не свяжется с культистами. После этого, они откроют портал, через который мы попадем на планету. Сначала туда отправятся Акус, - тут Дариус слегка кивнул в сторону торговца, а точнее, демона, принявшего его облик, - Елена и Соллемния. При желании – возьмите кого-нибудь из офицерского состава. Но будьте начеку. Несколько десятков лет назад эта планета уже попала под внимание одного из лордов Хаоса. Так что, вполне возможно, что на планете действуют и другие силы Хаоса. Я буду вести вас отсюда. Зейн, когда раскопки достигнут своей цели, нам придется вступить в бой. Воины должны быть в полной боевой готовности – услышав это, Избранный довольно кивнул, - Малинор, я рассчитываю, что машины так же будут готовы.
    Еретех сдержанно поклонился и подтвердил, что лично проследит за процессом подготовки. Колдун вновь обвел всех взглядом, его люди стояли перед ним, собранные и готовые.
    -Еще вопросы?
    - Мой господин, - ровно обратилась Соллемия, надеясь уловить хоть какой то знак, способный сообщить ей о состоянии Дариуса, - Полагаю, сопровождение нам не потребуется, меньшая группа будет выглядеть малопривлекательной для слежки - здесь я могу воспользоваться своим прошлым положением. Изучив все достиупные сведения о Хараксе, мне кажется, здесь будет куда больше подводных камней, чем нам видится сейчас.

    Соллемия встала и обошла стол, остановившись подле колдуна, но на почтительном расстоянии, с легкостью и без страха преодолеваемом наедине. Ее мучило нехорошее предчувствие. Не хватало длинных доверительных разговоров в удаленной каюте, не хватало, порой, даже взгляда...

    - Культисты, ежели они откажутся с нами сотрудничать, будут подвергнуты уничтожению? Мы сможем справится с этой задачей не привлекая внимания к основным силам.

    "Прикажи им уйти, Дариус... Мои мысли в смятении, я говорю штампами, лишь бы соблюсти этикет совета. Прикажи..."

    -Они согласятся. Или я лично вырву души из их жалких тел и скормлю демонам, - приглушенно прорычал Дариус. А затем, точно опомнившись, обратил свой полыхающий огнем взгляд на собравшихся.
    -Свободны. Начинайте приготовления.

    Люди и десантники встали, еще раз почтительно поклонившись колдуну, и покинули мостик, за исключением, пары офицеров, Елены и Акуса, дела которых совершались именно здесь. Дариус же, развернувшись, покинул мостик, сопровождаемый десантниками Рубрики. Соллемия, помедлив и обождав, пока все лишние уйдут, отправилась следом, безошибочно определяя направление в запутанном лабиринте коридоров.
    Колдуна она нашла в удаленной каюте, где вокруг него вился десяток сервиторов, освобождавших его тело от облачения. Соллемия, терпеливо ожидала в стороне, наблюдая за тем, как цепкие механические руки аккуратно снимали сегменты брони, отсоединяли провода и сервоприводы.
    Внимательные глаза женщины заметили изменения, затронувшие тело возлюбленного. Пятна костяных наростов, прорвавшихся сквозь кожу, покрывали его спину, руки и ноги, и были особенно явными на локтях и коленях. Ногти на руках почернели и теперь больше смахивали на небольшие когти. Черты лица не изменились, за исключение пары наростов на висках, но казалось, стали чуть более хищными. Этот эффект только усиливался двумя увеличившимися клыками.
    Наконец, когда тело Дариуса оказалось освобождено, сервитор подал тому изящную синюю мантию, украшенную золотистыми узорами. Подчиняясь легкому движению руки, сервиторы покинули комнату, оставив двоих еретиков наедине. Рубрики остались снаружи, охраняя дверь в покои господина.

    - Дариус... - Соллемия приблизилась лишь тогда, когда колдун взглянул на нее. Она не боялась ни рук, способных даже легким тычком сломать ее пополам, не боялась силы, отблеском плещущейся во взгляде. Теплые губы коснулись широкой ладони еретика, ее тут же сжали тонкие пальцы бывшей канониссы. - Как твои успехи? - Она не укоряла, но и заинтересованность была осторожной. Колдун не зря ограничивал ее вмешательства в свои дела в глубоком трюме, в своей лаборатории. Увы, эта осторожность становилась плодотворной почвой для укрепляющихся страхов Соллемии.

    Кончики пальцев погладили гребневидный нарост на виске возлюбленного. Женщина подавила рождающийся сухой всхлип. Всему была цена - она знала это теперь слишком хорошо.

    - Ты меняешься, Дариус... - Мягко, но настойчиво ладони обхватывают лицо колдуна, заставляя взглянуть на собеседницу, - Не избегай меня. Ты нарушаешь данное мне десять лет назад обещание. У нас сделка, ты же помнишь? - она улыбнулась грустно, прижимаясь к плечу еретика. - Не избегай меня.

    -Я сумел замедлить процесс или, возможно, даже остановить его. – Дариус коснулся рукой щеки женщины – Рубрика сильна, но даже она не способна закрыть от всего. То, что ты видишь – остаточный эффект от события десятилетней давности, начавший проявляться месяц назад. Повернуть вспять его вряд ли возможно, но, думаю, это приемлемая цена.

    Говоря об этом, Дариус подумал, кого он убеждал в этот момент? Соллемию или себя? Будучи в прошлом одним из выдающихся библиариев Тысячи Сынов, Дариус ненавидел мутации так же сильно, как и любой из их Легиона. Во время битвы на Просперо, многие его браться поддались “изменению плоти” ради того, чтобы дать время остальным. Колдун сам видел, как тела десантников начинали безостановочно мутировать, превращая их из сверхлюдей в огромные кучи исковерканной плоти, не способные прожить и получаса. Это проклятие было с Тысячей Сынов с самого их Основания. Весь прошлый месяц колдун провел проводя исследования вместе с Еретехом и апотекарием, пытаясь обнаружить признаки “изменения плоти”. Но, судя по всему, те мелкие мутации, что затронули тело Дариуса из-за невероятного потока сырой варп-энергии, прошедшей сквозь него десять лет назад, ослабленные действием Рубрики Аримана и собственных усилий Дариуса, не пробудили спящие глубоко внутри проклятые гены.

    -Но... - Она понимала. Дождавшись, пока Дариус займет место в кресле, она села подле, наслаждаясь этой краткой роскошью пребывания вместе с ним. - Ты показывал мне Просперо, ты делился со мной многим... Возможно, ты найдешь время и расскажешь мне об Аримане? Отречение от Императора не сблизило не то что легионы, но и братьев одного. Ты отзывался о нем и его Рубрике... С уважением. Но это... изобретение...Многие воины расстались с оболочкой, став узниками доспехов, не так ли? Эти стражи у твоей каюты... - женщина позволила себе соскользнуть с поручня кресла и устроиться на коленях у собеседника, словно ребенок, предвкушающий захватывающую сказку. Конечно, и она не была ребенком, и он не был добрым наставником или родителем, и не сказку получилось бы рассказать... Само основание монастрыского уклада содрогнулось бы, узнав, что канонисса святого ордена делит свой разум и свое тепло с проклятым врагом. Однако никому не было ведомо, сколь спокойно было Соллемии в этом специфическом уюте.

    Дариус нахмурил было брови, но в следующую секунду его лицо разгладилось, и он обхватил рукой талию Соллемии, позволяя ей устроиться поудобнее. Общение с ней было тем немногим, что могло заглушить всепроникающий шепот Варпа.

    -Ариман был одним их лучших среди нас. Главный библиарий Легиона, наиболее приближенный к Примарху сын, глава наших провидцев. Но его страх перед проклятьем, преследовавшем наш Легион, так называемым “перерождением плоти” был сильнее, чем у любого другого из нас. Виной тому было то, что брат-близнец Аримана, его звали Ормузд, стал жертвой перерождения.
    Глаза Дариуса, казалось, смотрели сквозь Соллемию, видя нечто иное. Он видел свое прошлое.
    -Я помню то, что позже вошло в имперские хроники как “Сожжение Просперо”. Мы сражались с проклятыми волками за каждую улицу, каждый дом, каждый клочок земли нашего мира. Многие поддались перерождению, не в силах выдержать потоки эфира, распиравшие их тела. И тогда, когда, казалось, наша гибель неминуема, появился он…Магнус. Наш Примарх. Он дал нам время для отступления, сойдясь в титанической схватке с Руссом. А Ариману он завещал свою книгу, Книгу Магнуса. Именно Ариман, используя силу, данную ему нашим Примархом, открыл портал через который мы покинули Просперо. Так, мы оказались на Планете Колдунов.
    Но наши братья продолжали страдать от перерождения плоти и тогда Ариман начал работу над своей Рубрикой. Это заклинание должно было окончательно избавить нас от этого проклятья. Самые сильные из нас присоединились к Ариману: Я сам, Хатор Маат, Амон, Собек, и многие другие. Мы сотворили заклинание огромной силы, эфирный шторм, охвативший планету, раскидал демонов словно жалких мух… Но, судя по всему, Ариман допустил ошибку. Заклинание сработало, но не совсем так, как мы ожидали. Каждый из нашего Легиона, кто имел псайкерские способности среднего уровня и ниже, обратились в прах, и были запаяны в собственные доспехи. Выжили лишь те, кто был достаточно силен…И Аримана такой исход устроил, настолько сильна в нем ненависть к мутациям... и во многом, я согласен с ним. А вот Магнус…он был в бешенстве. Не знаю, почему он не уничтожил нас, а отправил в изгнание, но с тех пор нам нет дороги назад на Планету Колдунов. Наш Легион был окончательно уничтожен.


    Соллемия прижалась теснее, ловя ладонями блуждающую руку Дариуса. Даже минимальная смена интонации тревожила ее и женщина тревожно и внимательно вглядывалась в уже знакомые, любимые черты своего спутника, но испытывала в равной мере и гордость, и скорбь. Сильнейшие эмоции едва не разорвали ей сердце, стоило колдуну приоткрыть для бывшей канониссы завесу времени и увидеть гибель Просперо, умирание, разрушение всего, что никогда не несло в себе искажения или грязи суетного мира.

    Женщина вздохнула, осмысляя слова Дариуса. Она подозревала, что вся работа колдуна в лаборатории сводится к новому поиску, впрочем, этих цепочек были сотни, вариантов - тысячи. Но идею преобразовать заклинание Аримана Дариус не оставлял. Однако, даже успокаивая себя этими догадками, бывшая канонисса понимала, что не все так просто: и за дверьми кают, куда ее не пускали, творилось что-то куда более опасное. Страшила неизвестность - и ужасало то, что она могла потерять его, своего спутника, своего любимого, ощущая что-то, доверяя своей интуиции.

    - Скажи мне... Твоя работа, она как то связана с изменениями или есть что-то еще? - Осмелилась спросить Соллемия, глядя еретику прямо в глаза. Она не закрывалась, но и не умела прятать свои эмоции от него, позволяя видеть и почти нервное беспокойство, и тревогу, и отголоски кошмаров, навеянных этими страхами.

    -Весь последний месяц – исключительно с ними – Дариус успокаивающе коснулся тыльной стороной ладони щеки женщины.
    -И, как видишь, в этом я преуспел. Но есть и еще кое-что.

    Колдун встал с кресла, легко подхватив Соллемию на руки и аккуратно опустив её подле себя. Повинуясь безмолвному приказу, к ним подлетел сервитор, державший в своих руках небольшую шкатулку. Как только Дариус забрал её, сервитор покинул каюту.
    В ней оказался небольшой серебристый медальон, покрытый рунической росписью. И руны эти, насколько могла судить Соллемия, нисколько не походили на виденные ей руны Хаоса. Слишком уж правильными и изящными они были. Взяв в руки медальон, Дариус ловко застегнул цепочку на шее возлюбленной и, наклонившись, позволил их губам соприкоснуться.
    -Это защитит тебя воздействий Варпа. Носи, не снимая, скрой его под одеждой и не давай касаться Акусу и Дрейвену, им это причинит огромную боль. – пока Дариус говорил, Соллемия заметила на его руках легкие, уже начавшие заживать ожоги.
    - Да, мой господин... - поцелуем она коснулась обожженных участков, позволяя себе улыбнуться, но тревога не ушла полностью. Работа Дариуса преследовала далеко идущие цели и планы. А значит, они стояли у самых истоков. - Но Харакс, что там? Артефакт? Библиотека древних? - Она чувствовала ответственность и мыслила дальше даже уже обозначенной высадки на избранную планету. Сама атмосфера на корабле, ставшем им всем пристанищем, оставалась напряженной - мелкие стычки не могли насытить и унять жажду крови воинов банды, исследовательские вылазки почти не приносили результатов на первый взгляд, однако, Соллемия знала точно, они просто шли к цели осторожными шагами, прощупывая почву и стараясь не привлекать внимания... Чьего? Холодок коснулся спины, рождая неприятные мурашки. Женщина уткнулась лицом в грудь еретика, словно ища защиты от этого недоброго предчувствия. Охранный амулет скользнул за ворот кителя, под рубашку и безболезненно согрел кожу, натягивая цепочку странной тяжестью. - Будут ли у тебя ко мне какие-то отдельные поручения? Я выполню все, ты же знаешь...
    -Скоро ты узнаешь, моя дорогая. Скоро.


    Вскоре Оптимус Викторио прибыл на орбиту Харакса. На планету пожаловал еще один жадный до добычи вольный торговец. Этим же днем, Елена, Соллемия и Акус отправились на шаттле в город Черной корпорации.


    "Что не убивает - делает сильней. Если же судьба со мной играет - я играю с ней."
    "Очередной противник, очередное разочарование."
    Warhammer 40000. Мастер-приемщик анкет, мастер-дай-мне-пруф и строгий страж бэка. Во славу Священной Инквизиции.
    Не в сети
    Профиль пользователя Zastyp Написать личное сообщение пользователю Zastyp
    01.02.2014, 07:36

    264
    10


    Верект ждал. Он знал, что его верные псы не подведут и принесут в эту уютненькую пещерку, найденную неподалёку, Урсуса одного. В длинных бледных ладонях Айсфира была шкатулка из мон'кейского черепа с откидывающейся верхней частью, в которой лежал предмет договора со стороны друичи и небольшой передатчик, отсылающий на другой, который передаст на другой, а тот на следующий и так далее, вплоть до небольшого передатчика Веректа. План был прост: Урсус не дурак и придёт не один, однако всё те же мандрагоры приведут в действие небольшие ловушки с галлюциногенным газом и принесут Дмитрия, жадного Дмитрия, к Айсфиру для беседы. А дабы его свите не пришло в голову его искать раньше времени, газу вторил Транслятор Боли.
    Ждать пришлось недолго. Два геллиона в мон'кейской одежде и закрытых шлемах, дабы очнувшийся Красный не смог опознать их, тащили крайне напуганного и упирающегося старика прямиком к ногам Айсфира. Тот поглубже натянул капюшон, и скривился в усмешке: Дмитрий Урсус, могущественный магнат, напоминал сейчас молодую рабыню-эльдарку, которая внезапно осознала, что сейчас с ней будет. Наконец, Урсус упал перед друичи и испуганно поднял голову наверх.
    — Дмитрий Урсус. — Верект, голосом расстроенного контрабаса решил начать их договорную деятельность. — У меня в руках ключ к твоей молодости. Но он не сделает тебя за один присест молодым и здоровым. Для того, чтобы стать таким, тебе нужно будет довольно долгое время пользоваться этим, а новое средство могу дать тебе только я.
    Айсфир не знал, что конкретно видит Красный, но Веректом подразумевалось, что весь мир представлял собой расплывчатую текстуру с осмысленным образом безлицей фигуры. Хотя Верект не опасался, что Урсус узнает в нём эльдара, если этот газ работает именно так, он может послужить неплохим подспорьем в рейдах и отбоя не будет от покупателей.
    — Итак, у меня есть то, что ты хочешь. И если ты будешь готов предоставить то, что нужно мне — это будет и у тебя всю твою жизнь. Вопрос в том, готов ли ты пойти на сделку?
    Урсус молча и испуганно смотрел снизу вверх на Веректа. Тот лишь вздохнул и продолжил.
    — Твоя корпорация останется тебе. Деньги тоже можешь оставить себе. Но если мне понадобятся твои услуги или люди — ты в любой момент их предоставишь. Ты будешь поставлять мне свой чудесный металл. А ещё ты будешь моими глазами и ушами. — Айсфир, зная, что Урсус не откажется от такого предложения, протянул тому череп. Урсус принял его руками, бьющимися крупным тремором. — Откроешь и примешь это. Я знаю, ты согласен. А теперь, первым делом ты мне расскажешь, как всё узнаешь, кто здесь из крупных игроков м... Империума. Инквизиторы, десант, мне плевать. Узнай всё. Уносите.
    геллионы подхватили Урсуса за руки и вынесли из пещеры. Верект снял капюшон и направился к выходу. Шприц с веществом в черепе должен работать по принципу Экстракта Души для мон'кеев. Разумеется, самим Экстрактом это вещество не является но оно действительно обновит организм Дмитрия. С небольшой оговоркой: зависимость с первой дозы.




    Как говорил мой дед: "Я твой дед".
    Не в сети
    Профиль пользователя KaiserVonBlut Написать личное сообщение пользователю KaiserVonBlut
    Форум » ФРПГ Warhammer 40.000 » Активные сюжеты » Warhammer 40000: Хроники Легионов (ИГРОВАЯ ТЕМА. Альтернатива. Открытый сценарий)
    Страница 3 из 10«12345910»
    Поиск:
    Меню сайта
    Навигация
    Комьюнити
    Общение
    Система Orphus



    службы мониторинга серверов Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru