Страница 8 из 10«12678910»
Модератор форума: KaiserVonBlut, Zastyp, Listik, PHOENIX 
Форум » ФРПГ Warhammer 40.000 » Активные сюжеты » Warhammer 40000: Хроники Легионов (ИГРОВАЯ ТЕМА. Альтернатива. Открытый сценарий)
Warhammer 40000: Хроники Легионов
12.11.2013, 18:21

3886
10




Сюжет

Вы сами выбираете зачем вы ввязались этот конфликт. Ваши цели, желания, мечты, возможности – все это на вашей совести. Вы можете быть кем угодно, начиная от грудного ребенка и заканчивая воплощением Кхейна, Биотитаном улья-тиранов или Принцем-демонов. Единственное, что запрещено – так это Именные персонажи. Нельзя быть Данте или Кхорном.
И нельзя быть идиотом.
Как и почему вы попали на эту планету, также зависит исключительно от вас. Может вы раб, что безостановочно трудиться на рудниках, поднимая инструмент лишь затем, что искры, высекаемые из камня – единственный источник света, который вы видели в течении долгого времени. А также представляете, как этот рудодобывающий инструмент опускается на головы ваших пленителей. И вам становиться легче.
Или может быть вы босс орков, ярость которого не может утолить простая жажда крови. Вы больше всех. Вы круче всех. У вас самое большое рубилово и самое скорострельное пуляло – но об этом еще не знает каждый жалкий червь в галактике. И это пробуждает в вас неудержимую ярость, способную собрать парней и повести их в ВААААААААААГХ!
Вы можете быть одни. Можете создать отряд. Полк. Армию! Вы можете быть простым контрабандистом, оказавшимся не в том месте, не в то время, привезшим оружие солдатам. А можете даже не догадываться, как вы ввязались в этот конфликт и какого черта здесь происходит!
Выбирайте.

Выбор

Чего вы хотите добиться ? Что вы хотите заполучить ? Власть ? Богатство ? Славу ? Или просто хотите выжить и убраться от сюда ? Также зависит от вас. Вы можете делать все что угодно. Абсолютно все. Вы можете устраивать массовые расстрелы. Можете пытать военнопленных или бывших напарников. Женевскую конвенцию отменили тридцать тысяч лет назад. Так что вас никто не осудит и не возразит.
Это мир будущего. Их менталитет отличается от современного. Самый верующих наш священник не сравниться в вере самым отъявленным негодяем того времени. Самый страшный наш серийный убийца – ребенок по сравнению с солдатами будущего.
Истязания, убийства, пытки, геноцид, черт побери, проституция и открытие собственного подпольного бизнеса по переработке мяса орков, людей и тау, выдавая все это под видом обычной гроксовой закуски! Тоже возможно. Хотя такое предприятие и так существует – и кормит людей переработанным мясом врагов и сослуживцев. Даже не скрывая этого.
Однако и противоположные проявления своей натуры не под запретом. Любовь, альтруизм, героическое самопожертвование – все это должно существовать. Где-то. Когда-то…Нужно в это верить.
И самое главное – если вы наткнетесь на другого игрока, и он будет настолько глуп, самонадеян и уверен в себе, что с одним мечем и в мантии нарвется на ваш танковый полк, засаду снайперов или того, кого он физически не сможет переварить. Убивайте. Без зазрения совести.
Когда наступает конец света. Когда кроме войны ничего не остается – дураки, умирают первыми. Выживают лишь самые хитрые, беспощадные, жестокие и беспринципные из сволочей. Либо истинные герои, которых хранит сам Император, Кхейн или бог Хаоса.
Или они умнее и сидят в штабе в дали от боевых действий, думая,что им ничего не угрожает. Они в безопасности. Но, как известно, безопаснее всего мы чувствуем себя именно перед смертью.
Играйте с умом. Играйте хитро. Почти все кого вы встретите – не идиоты. Не трусы, что бояться вашего взгляда и не прогибаются под напускным авторитетом. Заслужите их уважение или вызывайте своим присутствием искренний ужас. Только не забывайте, что уважающие вас могут потерять веру и перестать подчиняться, а те кто бояться… Если пугать и пугать достаточно долго, держать всех в напряжении ужасе, то люди пойдут за любым, кто пообещает им спасение. Какими бы дисциплинированными или верными они не были. Если вы проявите слабину, перестанете действовать в интересах большинства или они просто о вас забудут…Вас казнят. Изгонят. Заключат.
Не вдавайтесь в крайности. Верьте в удачу. И молитесь свои богам. Всем все равно плевать. Лишь бы вы делали свое дело.

Место действия

Планета Харакс, звездной системы Харакс. Единственная планета этой звездной системы. Все остальные шарики от солнца были уничтожены много сотен лет назад во времена Великого Анжуйского похода, в ходе противостояния Имперского флота силам Хаоса. Что оставило вокруг нее огромное скопище метеоритных поясов, остовов некогда могущественной техники, а также минных полей. Так говорят.
Планета представляет собой выжженную, двойной звездой, пустыню, температура которой днем держится в устойчивой отметке превышающей сорок градусов. Ночью же температура опускается до минус тридцати. Планета примерно в тридцать раз больше Терры, и лишь из-за более плотного ядра не разлетается на кусочки. Однако и гравитация на планете сильнее, чем стандартная. Около 1,4 G. Не слишком отходит от нормы, но и особой радости не доставляет, увеличивая вес всего, что войдет в район действия гравитационного поля.
Однако не вся планета представляет собой оплавленную пустошь, также на ней существует и зеленый клочок суши, тянущийся вдоль всего экватора планеты. Шириной около десяти тысяч километров, этот зеленый уголок населен самыми страшными тварями, что существует по эту сторону галактики. Уступая по уровню опасности лишь Катачану. Одновременно он является и единственным источником воды, что существует на планете в «первозданном виде» рек, озер и родников. Если не считать немногочисленные оазисы... Однако же и гравитация здесь значительно сильнее, достигая отметки 2G. Что затрудняет добычу драгоценной жидкости и лишая возможности сбежать от приспособившихся к ней хищников.
Но то, что идет за этим зеленым перешейком - не известно никому, так как огромный горный массив, чьи вершины уходят в разрываемые плазмой небеса, не дает ни малейшей возможности отправится исследовательским командам исследовать южный полукруг планеты. Ни сканеры, ни пустотные корабли не могут пробиться сквозь магнитные бури, что бушуют в а атмосфере этой не дружелюбной планеты. Благодаря этому все известные людские поселения находятся исключительно в северном полушарии, оставляя южное полушарие на попечение легенд и мифов, что рассказывают старики маленьким детям.
Северный и южный полюс скованы льдами и никто не знает что там находиться. Но у многих поселенцев ходят легенды, что там расположены города, настолько древние что они еще помнят существование шести других планет. Однако никто еще не вернулся оттуда, чтобы поведать нам: правда это или быль.
Сутки длятся 38.6 часов. Причем лишь 9 из них – это день. А год здесь равен 1732 дням. Что паршиво. Поэтому не удивляйтесь, если вы увидите двадцатилетнего человека и он скажет, что ему всего четыре.
У планеты два безымянных спутника. Что на них или кто на них - людям не интересно.
Также на многих участках этого не благоприятного шарика встречаются останки давно минувших сражений прошлого. Обломки кораблей, не разорвавшиеся снаряды, оружие, снаряжения, а возможно и даже целые космические крейсеры, нашедшие способ совершить посадку на планету. Кто знает ?
В том-то и дело, что почти никто. Планета вновь колонизирована лишь сто пятьдесят лет назад. Возможно, никто на нее не обратил бы внимания, если бы не залежи ценной руды, настолько богатой минералами, что первый техножрец, обнаруживший сей феномен был застрелен своим же учеником в спину. Ученик заполучил этот секрет и продал его одному ушлому вольном торговцу. После чего исчез, пролетая сквозь солнце на спасательной капсуле.
Торговец оказался весьма умелым предпринимателем, и найдя эту планету, почти мгновенно организовал там добычу столь ценного ресурса. После чего трагически скончался, нарвавшись на минное поле и ожившие, через много столетий, стационарные системы защиты.
С тех пор планетой завладели, так называемые, три корпорации. Никого не интересует, как они назывались. Как смогли разделить планету и почему так произошло.
Для краткости их называют: Синяя, Красная и Черная.
Синяя корпорация – самая маленькая. Она обладает наименьшими ресурсами, наименьшим количество персонала(около трех миллионов человек) и самыми паршивыми технологиями. Однако, эта компания – монополист в области добычи воды. За что и поручила свое прозвище «Водный Караван». Она обладает самыми совершенными и самыми многочисленными установками, перерабатывающих воздух во влагу. Эту корпорацию никто не трогает, а нападение на их караван вызывает гнев двух других Корпораций. Без воды – планета умрет.
Хотя противники давно могли бы захватить территорию Синих, но все прекрасно знаю, что произойдет в этом случае. Все водные установки будут мгновенно уничтожены. И остальные не продержатся и трех месяцев.
Красная корпорация – имеет самый большой персонал, самые обширные территории и самую вооруженную армию. Что не удивительно. Они производят лучшее оружие, снаряжение и транспорт на планете. Да и во всем секторе. После чего продают всем, кто даст нужную цену. Их заводы были собраны с упавшей на планету космической верфи, что висела на орбите до Похода. Также они широко используют рабский труд и огромные бурильные машины, для добычи руды.
С такими технологиями и армией они считаются сильнейшими. Однако это не так. Стать сильнейшими им мешает Черная корпорация. Единственная корпорация, имеющая воздушный транспорт и доступ в космос. Дело в том, что атмосфера планеты являет собой не прекращающееся море разряженной энергии, что затрудняет не то что навигацию, вообще любое нахождение в воздухе. А витающие, на высоте нескольких километров, облака пыли и плазмы не улучшают столь плачевную ситуацию. Лишь очень прочные корабли с самой совершенной системой навигации, управляемые пилотами с дьявольской удачей, могут преодолевать этот барьер. Либо системы телепортации, за точность которых не сможет поручиться ни один магос. Вероятность перенестись в толстую породу камня или упасть в облако плазмы – не вероятно высоки. Поэтому все, кто поимел несчастье оказаться на этой Императором забытой планете, используют для передвижения пустынные краулеры или многочисленные их модификации. Многометровые, тяжело бронированные, собранные из подручного говна виды транспорта. Двух одинаковых краулеров просто не существует. Как и не существует двух одинаковых людей, путешествующих между множеством безымянных поселков, созданных еще в первые дни колонизации и отбивающихся от осточертевших пустынных тварей. Почти слепых, тупых, но невероятно упорных.
Настоящие центры цивилизации – это города - корпорации, в которых можно купить все, всех и вся. Новый защитный костюм с замкнутой системой Фильтрации ? Добро пожаловать к Красным. Хочешь купить себе несколько рабов или развлечься в борделе ? Опять к Красным. Надоело жрать песчаных ящериц и пить воду с запахом мочи ? Вот открывают двери Синие. А если ты возжелал купить новенький, только что собранный пустынный мотоцикл – тогда тебе к Черным. Собирают их красные, но черт побери, если они не будут отдавать их по себестоимости, то вряд – ли смогут что-то продать за пределы планеты.
Людям-то и заняться тут больше нечем, как пойти на работу в какую-нибудь корпорацию, либо надеть на себя ошейник раба, либо сдохнуть в пустыне.
Разговаривают либо на низшем, либо, крайне редко, на высшем Готике. Дворянство здесь отсутствует как класс. Есть администраторы. И они не получают свою должность по наследству. Если встретите, кого – нибудь в хорошей одежде, с охраной и парочкой рабынь на цепи – то знайте, что он настолько хитрая и изворотливая сволочь, что даже я ему позавидую.
Как так получилось ? Поинтересуйтесь у местных. Может они и ответят вам, если вы им понравитесь. Или их удивит блестящий аргумент в виде полка Химер за вашей спиной.
Однако, пару лет назад на планету упал какой-то орк-идиот. Как его зовут всем плевать, но нервов он испортил изрядно. А сделал он вот-что: Уронил космического Здоровяка, до верху забитого зелеными парнями прямо в зеленый перешеек. Половину тут же сожрали агрессивные твари, но он со временем наплодил несколько миллиардов других орков и пошел гадит на планету. Многие думают, что Красные подстрелили его в первом же нападении. Чему несказанно рады. Однако его приемник, Бос Годзаппа, оказался не таким придурком. Можно даже сказать всего лишь полудурком, причем на столько, что пришлось даже вызывать на помощь. Однако откликнулись сначала Торговцы. А уж затем и гвардия. Кто им рассказал неизвестно, однако и они появились. Прилетели месяца через три после торговцев и до сих пор воюют, попеременно устраивая расстрелы и допросы местным жителям. Ведь корпараты оказались под защитой Пакта Вольного торговца, погибшего полторы сотни лет назад. Но никто не мог этого проверить, ведь официально тот все еще находится походе и без инквизитора их трогать нельзя. Хотя висящий на орбите флот не дает им разгуляться, проверяя все корабли и отстреливая провинившихся.
Орки же плодятся, как глисты и все не дохнут, хотя при такой жаре давно пора бы. И одновременно испускают такую вонь, что вероятно находящаяся прямо за углом, на расстоянии тысячи–другой, звездных систем, Империя тау, отрезала своим солдатам носы. Хотя отрезать-то им, вроде как, нечего. Но вот если прилетят, то мало людям не покажется.
К тому же, никто не знает, какие еще уроды, могут здесь объявиться. Система, по слухам, проклята.

Правила

Здравого смысла. Все. Остальное на ваше усмотрение и на вашей совести. Все согласно правил форума.
И одно дополнительное правило: Описывайте время. Эльдарские врата не устанавливаются за тридцать секунд. Вы не можете оказаться на другом конце планеты просто угнав краулер и подстрелить игрока, что взламывает древнюю пирамиду Некронов. Вы физически не сможете быть вместе. Суровая любовь.
Если, конечно, это не телепортация. Тогда любовь взаимная.
Можете входить в сюжет. Выходить из него. И можете умирать...Вас смогут снимать с должности. Если будет долго не отвечать, другой игрок может спокойно подстрелить. Или ваши люди отправят вас в варп. Можете даже переключиться на другого персонажа, если у вас их несколько. И тогда может умереть ОН, а не основной. А если вы древняя жаба, или крутой псайкер, то можете даже воскрешать, периодически отбиваясь от демонов и привлекая внимание отродий Хаоса.
Как вам угодно.




ГМ сюжета:

  • Призрак
  • Zastyp

    Действующие лица:

    (принимаются заявки на участие от всех фракций)

  • Призрак, лорд Д'Омбрэ - Призрак

  • Иерихон (Некронтир), Иактон Крейз (Имперская Гвардия), Икарий Майнер (Имперская Инквизиция), Дариус (Легион Тысячи Сынов, Хаос) - Zastyp

  • Кассиопея Валентайн (Хаос), Вилиан Лаээлль’к ( Темные Эльдар) - VIKSTRA

  • Тэмра фон Классен (Имперская Инквизиция), Деметрис (Имперская Гвардия), Талассэлис (Видящая, Эльдар), Сэлиданна Анданир (Мстительница, Эльдар), Морэллет Леда (Темный Эльдар), Соллемия Наталис (Хаос) - Еретик

  • Айсфир Верект, Рабенна Верект, Метцгерр Верект (Темные Эльдар) - KaiserVonBlut

  • Айзенган (Эльдар) - Listik

  • Джибэйд (Некронтир) - JampFaFnir

  • Сиверский десантно-штурмовой полк (Имперская Гвардия), Джин Гилл (Имперская Гвардия) - PHOENIX
  • Не в сети
    Профиль пользователя Призрак Написать личное сообщение пользователю Призрак
    10.12.2014, 00:24

    1522
    8
    0%


    Джунгли Харакса, дозорный Айзенган.
    В соавторстве с Vikstr'a

    Настолько с большой силой был отброшен Эльдар ударом щита, что при столкновении с рядом стоящим деревом раздался оглушительный хлопок вперемешку с хрустом. И не сразу можно было догадаться что конкретно издало такой звук. Тело дозорного медленно стало сползать на холодную землю сдирая на ходу кору дерева. Через свой шлем он наблюдал как остатки его команды пытались противостоять неприятелю. Айзенган пытался помочь своим товарищам, но тело отказывалась его слушать. Он старался поднять руку в которой находилось оружие, а в ответ лишь ощущалась непреодолимая тяжесть. Его глаза медленно смыкались, ощущая пелену окутывавшую его взор и вскоре боец потерял сознание. Разум находился далеко за пределами тела, блуждая по бесконечным коридорам сознания и воспроизводя отрывки из его памяти.
    - У него очень серьезные повреждения... большая часть ребер перебита… он еле дышит...
    - Видящая, мы не можем тратить на него время! Он обречен...
    - Я попытаюсь еще раз, последний, Тэлис...
    - Пусти Ишу в свое сердце, вспомни о ее доброте и ласке, отпусти боль и прими любовь Иши...
    - А он крепче чем кажется...похоже Тэлису придется признать, что на этот раз он ошибся...
    - Тихо, ему нужен покой...его жизни больше ничто не угрожает. Но я все еще чувствую боль и потерю в его сердце.


    Очнулся Эльдар в знакомой комнате с кипельно белыми стенами и богатой мебелью. На встречу вышел спокойно улыбающийся целитель.
    - Я рад, что ты очнулся друг. Когда тебя доставили сюда, я сперва и не поверил, что такие повреждения как у тебя сумели исцелить в практически походных условиях, - целитель вновь улыбнулся, помогая экзодиту опереться на спинку кровати, - Как ты себя чувствуешь? Можешь не отвечать, знаю - твое тело исцеляется быстрее твоего духа, увы, боюсь твою душевную рану придется еще долго врачевать. Тебе придется еще пару дней побыть здесь, но чтоб немного скрасить твой быт, - целитель судорожно, что-то нащупывал в полах мантии и наконец, извлек тонкими пальцами, небольшой, золотистый конверт, с неясной старомодной печатью в виде руны какого-то из давно забытых благородных домов, - Вот, это передала одна девушка, сказала, что это важно и я надеюсь это не ухудшит твое состояние. Мне нужно сходить за инструментами, чтоб помочь тебе в реабилитации, я скоро вернусь. Айзенган не мог прийти в себя. "Разве этого не происходило? Разве я не был уже здесь? Ведь только сейчас я был в джунглях а теперь…" А тем временем руки непослушно принялись открывать конверт. В конверте лежал небольшой экзодистский амулет, напоминавший те, что носили сородичи Айзенгана и в ручную вырезанная из психопластика руна Биэль-Тан. Так же на небольшой позолоченной нитке, к руне была привязана записка.
    - Дорогой друг! Я надеюсь, что ты жив и твоей жизни более ничто не угрожает. Я понимаю твою боль и горечь и всецело разделяю ее. На несомненно следовало бы прийти раньше, но мы не смогли. Я лишь могу утешить тебя отмщением, ныне осуществившемся над мон'кей виновными в этом. Я нашла этот амулет на одном из тел в твоем доме, я думаю он дорог тебе, как напоминание о родном доме. Руна же...пусть будет символом твоего нового дома и семьи, ждущей тебя на рукотворном мире. Ты сильный, ты все выдержишь, я знаю твой путь и верю, что ты его пройдешь достойно. Я понимаю, что сейчас не время, но если когда-нибудь, ты захочешь увидеть меня и узнать о том, что я видела на твоей родине - на руне записаны мои данные, ты сможешь меня найти у любого терминала на Биэль-Тан. Скорейшего выздоровления. Далее виднелась неразборчивая подпись, больше похожая на каракули. Внезапно письмо принялось улетать из рук и все попытки дотянуться до него были тщетны, а следом и за ним потемнели стены комнаты. Разум погрузился в непроглядную тьму.

    Очнулся Эльдар из-за сильной боли в области груди, кажется пара ребер были сломаны и давали о себе знать. Айзенган оглядел место в котором находился. Развалины какого-то здания в глубине джунглей, рядом с ними лежали выжившие из его отряда. У одного не было рук, а второму повезло больше, по крайней мере внешне не были видны раны. Все тело ломало от боли, но душа болела еще больше. Совсем недавно они полные решимостью шли вперед, готовые уничтожить всех врагов и вскоре за пару минут их отряд был практически уничтожен. Он чувствовал себя вновь беспомощным. От боли и самобичевания сознание юного бойца помутнело, и он не смог сдержать чувство ярость. Он поднялся с пола немного побродил по гладкому каменному полу, держась за голову, а затем упал на землю и принялся со всей силы бить кулаком в камень. Кажется, даже боль от удара не могла его остановить. Это привело еще к одной травме, паре сломанных пальцев и костяшек. Но это не единственное чувство наполнявшее его тело. Появилось совершенно новое, иное жжение внутри тела, оно не спеша прошлось от ног до головы оставляя мурашки в тех местах где находилось. Затем она сконцентрировалась в левой руке сильное жжение переросло в покалывание и уже на руке стали возникать небольшие электрические разряды. Постепенно их число усиливалось и уже можно было заметить, что левая рука Эльдара сверкала будто новогодняя елка. От испуга и боли дозорный взмахнул рукой и из нее высвободился разряд яркой голубой молнии. Она с треском ударила в невиновное небольшое дерево, которое росло прямо по середине руин, от чего то сбросило листья и они медленно, вальсируя на ветру опускались на землю, догорая и превращаясь в пепел в процессе полета. Таким образом Эльдар привлек внимание всех кто находился неподалеку. Гнев отступил на какое-то время, Айз сидел на коленях и пристально смотрел на свои руки, одна была обожжена, а вторая поранена из-за ударов.


    Модератор ветки: ФРПГ Warhammer 40.000.
    Голосуем за сайт:
    Не в сети
    Профиль пользователя Listik Написать личное сообщение пользователю Listik
    10.12.2014, 01:21

    2907
    24
    0%


    Харакс, город Черной корпорации, Дариус, Соллемия, Акус, Елена, Кассиопея

    Совместно с VIKSTRA


    Соллемия, изредка позволяя себе, не отвлекаясь от инструктажа Елены, поглядывать на расхаживающего по приемной зале особняка Дариуса, повторила уже в третий раз:

    - Это не увеселительная прогулка. Думаю, со своим спутником ты справишься, какая бы блажь не пришла ему в голову. Заведение, рекомендованное мастером картеля, - обыкновенный бар, однако, к людям стоит присмотреться. Судя по ситуации на этой планете, и, кажется, не только в вотчине корпораций, с верой настоящий дефицит. Вот и найдите тех, кто может стать дополнительными ниточками... Елена, я могла бы пойти сама... - Канонисса вновь оглянулась, улавливая в повысившемся голосе еретика все возрастающее пренебрежение, а потом - и угрозу, - Дела есть и здесь. Картель де Молина - не единственная верная нашим силам ячейка, остальные просто не знают о том, что долгожданные посланники и представители Богов уже здесь... А некоторые совершенно не в курсе, к кому взывают, лишь бы унять спесь и гордыню, собственные амбиции...

    - Согласна, моя дорогая леди, - усмехнулась Елена. Акус ожидал ее в транспорте за оградой поместья де Молина, в сопровождении слуг картеля, как, впрочем, и самого главу, до того еще пребывающего в обстановке напряженной беседы с колдуном. - Найти и завербовать. Ах, нет, обнаружить и подсказать, вот так наверняка будет правильно.

    - Хорошо, что ты осознаешь разницу, ну, а теперь ступай, видишь, господин Арчер уже покидает нас, поторопись - и я заклинаю тебя нашим покоем, выходи на связь, ваше поручение - важно, но не настолько, чтобы рисковать и раздувать и без того солидную оппозицию де Молина. - Соллемия приобняла подругу и подтолкнула ее к распахнутым створам главного входа, куда уже торопился упорхнуть изрядно побледневший, взопревший и разнервничавшийся предводитель картеля, гостеприимно распахнувшего свой дом для столь странных и страшных гостей.

    Прислуга захлопнула двери за спинами вышедших; Соллемия, мягко и неторопливо ступая по толстому ковру, вошла в залу, где прошла встреча. Акус довольно прытко справился с поручением и Арчер де Молина еще до сумерек, робея и почти не поднимая взгляда от пола, вошел в контакт с тем, на призыв кого так рассчитывал. Канониссу рассмешил такой мало деловой подход, но таковым и было большинство людей - им мнились чудеса по мановению мысли, бесплатные, способные утолить их самые глупые и недальновидные желания, на поверку оказывающиеся сиюминутной прихотью. Конечно, закованный в терминаторский доспех, Дариус у кого угодно вызывал трепетный ужас, только не у своей спутницы.

    Дрейвен слонялся по комнате, будоража воздух горячим парящим кровью дыханием. Одержимый уже обследовал прилегающую территорию, найдя ее удовлетворительной хотя бы даже для собственной разминки, и теперь обвыкался в куда менее просторных залах основного строения. В подвалах размещали все необходимое, что счел переправить с корабля колдун и то, что требовалось механикуму. Сервиторы почти вытеснили живых слуг, хотя бы по причине со временем изрядно обострившейся паранойи колдуна. Прибывшие сразу после предводителя воины Искателей в скромном контингенте рассредоточились по периметру особняка или же занимали помещения в цоколе, подчиняясь приказу. Как ни хороша была ограда поместья, как не уверял Дариуса господин Арчер, а осторожность никогда лишней не бывала, особенно, когда лишние глаза появлялись даже у безобидных орхидей возле рукотворного пруда во дворике правого флигеля...

    - Мой господин, - канонисса слегка опустила голову, пользуясь затянувшейся паузой, продолжила, - Елена уже ушла. Все готово к тактическому собранию, ваши воины ждут.

    +Разве что я жду гораздо больше, мой господин...+

    ***

    Де Молина отрядил один из автомобилей для Елены и посредника Дариуса, а сам поспешил вернуться в знакомые и эфемерно безопасные стены куда более удаленного поместья, нежели то, что он отписал в здравом уме и трезвой памяти устрашающему, похожему на божество, еретику.

    Елена тактично и легко вела беседу с водителем, служащим картелю, выясняя такие подробности, какие могли пригодиться для общения с местными жителями, некоторые особенности интересов и веяний, в том числе - политических, если их так можно было бы назвать. Многоструктурность управления гигантской мануфакторией могла бы ввести в заблуждение неподготовленного обывателя, но старший помощник была отличной ученицей, не хуже канониссы адаптируясь к новым условиям чужого мира. Акус же чувствовал себя как рыба в воде совершенно везде, к месту и не к месту прикидываясь самодуром, способным просадить солидный куш, дипломатом, пьяницей и азартным игроком.
    К бару на транспорте картеля двое незнакомцев подъезжать не стали. Остановившись кварталом-уровнем ниже и распрощавшись с водителем, парочка занялась перевоплощением настолько, насколько это было возможно в духе места.

    Офицерский китель Елена не без сожаления сменила на довольно строгий плотный костюм, мягкие короткие ботинки - на тяжелые обитые металлом рабочие сапоги, плащ - на неприглядную, но чистую накидку без опознавательных знаков картеля. Таких она уже навидалась во время первичной прогулки по улицам города, такими пользовались те, кто пытался сохранить нейтралитет в условиях конкурентной борьбы между работодателями, способными пойти даже на убийство среднего звена рабочих специалистов из оппозиционного картеля.

    Акус облачился схоже, с тем исключением, что его одежда была пошита из более дорогого материала и имела шевроны какого-то там руководящего профсоюзника, мелкой сошки с неплохими амбициями. И это как нельзя больше соответствовало его роли.

    Перешагнув порог, Елена сразу поняла, почему заведение оказалось таким удаленным от основной транспортной магистрали квартала и таким укрытым от простого обывательского взгляда. Помещение бара было довольно большим, занимающим треть полного этажа ярусного здания. Наверняка, здесь имелся и подвал, и отводная потерна для контрабанды. Дорогая коричневая кожаная обшивка панелей стен выгодно отличала бар от схожих мест, виденных старпомом в этом же городе. Удобная простая меблировка, большое количество эркеров и просто перегороженных столов, позволяющих оставаться в неком подобии уединения так же вызывали уважение.

    Симметричная стойка занимала собой всю противоположную посетительской зоне стену, деревянное темное основание венчала сегментированная отделка из полированного металла, выложенного темно-серыми и светло-серебристыми плиточками. Зеркальная стена позади позволяла наблюдать за ситуацией в самом зале, гармонично и практично умножая совершенно невообразимую коллекцию бутылок с совершенно исключительным содержимым. Темные и прозрачные, разнокалиберные, настойки, выдержанный алкоголь, эль, легкие ликеры, пенная брага, диковинные дистилляты, содержащие чешуйчатые тела незнакомых гадов - от этого изобилия разбегались глаза.

    - Вот это я понимаю, командировка... - Усмехаясь, выдохнул Акус, развязной пружинистой походкой шествуя к стойке.

    Елена отправилась следом, тотчас присев у стойки и позволив взгляду оценить происходящее в зеркальной преграде.

    Бар пока пустовал, если не брать во внимание две группки людей, одетых в совершенно не претензионные гражданские выходные костюмы. И чем то неуловимо похожих друг на друга.

    "Местные, точно... " - заключила из проведенного анализа женщина. Чуткое обоняние, натренированное еще на корабле, оповестило о наличии распространенных и довольно дешевых курительных наркотиков, слабых, но неплохо подходящих для расслабления.

    Не успел Акус сделать и пары переборов постукивающими костяшками пальцев по столешнице, из узкого бокового прохода с неприметной дверью вынырнула довольно привлекательная блондинка, склонная к уместному и интересному эпатажу, свойственному, обычно, актерам. Елена оценивающе скользнула взглядом по доступной части одежды, отмечая все места, которые в самый ближайший момент привлекут внимание Акуса - и удовлетворенно хмыкнула. Яркие глаза девушки доброжелательно уставились на новых посетителей.

    - Рада вас видеть в моем заведении! - Кассиопея обезоруживающе улыбалась новым гостям, - Новые лица, это прекрасно. Вы у нас впервые? - Девушка быстро тараторила, протирая несколько самых типичных пивных кружек, - Чего желаете? Что-то попроще, по привычней? Или коктейльное и крепкое? А может экзотическое?

    - Милая барышня, - Акус обаятельно ощерился, демонстрируя ровные чистые зубы здорового и следящего за собой человека, - Нам порекомендовали это местечко хорошие люди... И я осмелюсь заметить, они ничуть не преувеличили достоинств... - фамилиар выразительно воззрился на выгодно обтянувший бюст корсетик, украшенный узким пурпурным кружевом, словно созданным для пробуждения фантазий, - хозяйки и бара, конечно!

    - Я так льстить не умею, - грубовато, виновато, но мило потупившись добавила Елена, - Но впервые вижу, да и вряд ли представится иная возможность увидеть, такой ассортимент...

    - Коктейль "Твист и фраг" знаете, моя милая? - Акус пригладил слегка вьющиеся ухоженные волосы, - Да о чем же это я, конечно, я по вашим восхитительным глазкам вижу это! Извольте, мне его, а спутнице моей банальный амасек, не слишком старый, она нужна мне в рассудке, - хохотнул мужчина, извлекая из нагрудного кармана изящный портсигар.

    - Ох, какой вы подхалим. Такой господин - и в моем заведении, подумать только, - девушка кокетливо улыбнулась, пряча под стойку кружки, - Вы разбираетесь к выпивке! Нечасто здесь мне заказывают такое - обычно клиентурка тут поскромнее, запросы попроще, - барменша уже принялась увлеченно смешивать компоненты в разных стаканах, не забывая время от времени их взбалтывать.

    - Ничего страшного, моя дорогая, ваша скромность просто очаровательна. - Между делом ответила блондинка, покосившись на Елену, - Не представляете насколько она приятнее пьяных вечерних мужланских приставаний рабочих, не умеющих держать руки при себе! - Девушка звонко засмеялась, подавая экстравагантному посетителю его напиток, а женщине - амасек, вместе с небольшим блюдцем с парой глиняных сосудов, - Яд василиска с Бастии VI и противоядие, для усиления вкуса. В большинстве баров не знают о том, что это следует подавать, поэтому своего рода - эксклюзивчик, - бармен вновь подмигнула и на мгновение пропав под стойкой, достала изящную хрустальную пепельницу, подсовывая ее курильщику.

    - Я привык жить легко, красавица, поэтому ценю легкое общество. - Акус придвинулся к стойке. Тонкие холеные пальцы фамилиара покручивали свернутую из целикового листа ллхо сигарку. Отменного качества. - Поэтому мы здесь, хотя, вывод напрашивается сам собой... Вы проницательны и приводите меня в трепет, - голос мужчины был бархатным, сулящим все, что соблагоизволит проявить фантазия, - Мы покинули кораблик одного торговца и застряли тут, ну да и эта новость - не новость, - обаятельный конфуз выглядел естественным и располагающим, доверительным, - Вот и ждем, когда же нам с моей спутницей улыбнется удача... О нет, и это не то, удача нам уже улыбается, вот прямо с вашего очаровательного личика. Возможно...

    - Мой велеречивый спутник желает узнать, есть ли среди всего этого рабочего класса хотя бы зерно здравомыслящих разумов? Ну, таких, чтоб его не закидали помоями, к примеру, - Неловко, но искренне виновато оборвала Акуса Елена, - Нам нужна помощь...
    Девушка, пристально вглядывалась в новых собеседников, на мгновение застыв в нерешительности, теребя множество амулетиков висевших на шее.

    - Думаю, я в силах помочь вам, - чуть отстранено проговорила она, - Я слышала много подобных историй, но что-то мне подсказывает, что я могу на вас положиться. Мгновение, - девушка вышла из-за стойки бара и подойдя к тем немногим посетителям, что оставались внутри, что-то пролепетала в пол голоса и вежливо выпроводив тех за дверь, повесила табличку, оповещающую о частном обслуживании, запирая непривычно надежный для бара замок. Вернувшись обратно, экстравагантная хозяйка устроилась на стульчике рядом с Еленой и уже без дежурной улыбки произнесла, - Спрашивайте, а я отвечу и помогу, чем смогу.

    - Вот это везение, - Акус так же придвинул тяжелый высокий стул ближе , склонившись к дамам, завел свою легенду:- Видишь ли, красавица, я здесь недавно, но достаточно давно живу в мире, чтобы понимать, насколько сильна чья-то вера, а кому и без подобных излишеств живется привольно... Харакс является частью Империума. Но так ли это?

    Елена хотела было одернуть излишне напористого компаньона, но сдержалась, догадавшись о том простом и не слишком изящном способе выяснения всякого рода отношений.

    - Ответь, милая, отсюда тебя услышит твой кумир? - Полированный ухоженный ноготь фамилиара коснулся лица собеседницы, глядя ей в глаза с пониманием и почти родственной теплотой, - Ах, эта прелесть жизни по знакам... Не удивляйся, чуткое дитя, ответь на наши вопросы и мы постараемся стать друг другу наиболее полезными.

    - Весьма откровенно, - усмехнулась еретичка, плавным движением руки убирая палец гостя от внезапно погорячевшей щеки, - Местные едва ли помнят о культе Императора. Скорее, они верят в деньги. Во всех их формах. Как видите - посетителей немного, никто не ценит здесь изысканность или утонченность, а те кто ценят - в большинстве своем не могут ее себе позволить, - бармен произнесла это скорее даже разочаровано, чем с раздражением, - Мой кумир могущественен и благосклонен ко мне, но я не достойна его пристального взгляда и мне остается лишь смиренно служить ему, - уклончиво ответила блондинка, поправляя съехавшую от волнения шляпку, - Я... я не знаю, кто вы, но вы явно не имперцы и не местные. Член профсоюза «Телен Индастриз» ни за что не будет курить эту марку ллхо, ее производят конкуренты их компании и если боссы узнают, то бедняга пойдет по миру, - Кассиопея наконец, оправившись от душевного резонанса, вызванного прикосновением Акуса, слабо улыбнулась.

    - Вот видишь, Елена, она еще и умница. - Фамилиар перестал изображать паяца совершенно, - Позволь спросить, нет, не зачем ты здесь, а сколько вас, таких, служащих? Я вижу, что ты склонна оценить перемены, даруемые редким шансом. Поэтому мы здесь. Ты можешь возрадоваться, если вдруг одиночество в своих убеждениях достигло апогея, Харакс благословлен... - Акус затянулся сигаретой, выпуская вовне дурманящий дым. - Я задаю вопрос лишь потому, что люди, указавшие нам твою дверь, для Сил ну совершенно безразличны, а ты же - бриллиант, как может статься.

    Елена с удивлением наблюдала игру ставшего серьезным и сосредоточенным, приспешника колдуна. Таким она еще никогда не видела щеголеватого и безалаберного помощничка Дариуса, с которым не считалась даже канонисса. Очевидно, еретик дал весьма конкретный приказ, раз фамилиар воспринял его столь серьезно.

    Девушка еще раз перебрала амулеты висевшие у нее на шее и, ровным взглядом посмотрев на фамилиара, наконец, ответила:

    - Я знаю, некоторых склонных к служению чему-то высшему людей и некоторых, кто даже кое-что знает, а то и практикует. Но увы - это капля в мори серости и алчности пожирающей этот мир. Однако, расплата уже близка, - ведьма горько усмехнулась, - Если слышали новости, знаете, что дикарей с юга кто-то организовал и ведет на город Красных. По моим источникам, этот кто-то - явно служит тем силам, которые не стоит упоминать в суе, - блондинка, достала небольшой портсигар и, попросив мужчину угостить огоньком, продолжила, - Я здесь около трех лет. Впрочем, думаю вам это уже известно. Вы довольно наблюдательны и могли заметить, что я отличаюсь от большинства местных.

    - Именно. Только вот меня интересует не серость, в которую катится этот дрянной и скучный мир. Вся галактика туда катится с попеременным успехом, наше дело - изучать маршрут, наиболее выгодный на этой волне, - ухмыльнулся мужчина, чиркнув кремниевой старинной зажигалкой, - Ты обмолвилась, что имеешь источники информации... И я задам тебе еще один необходимый вопрос: готова ли ты служить бессмертию, а не прислуживать смертным? Я хотел бы ошибаться в твоей обреченной интонации, дитя. Поэтому и предлагаю... Знакомство. Перемены гораздо ближе каких-то спятивших варваров, они далеко, а мы - уже тут.

    - Харакс благословлен, - повторила Елена, выразительно глядя на собеседницу, - но мы честнее имперской пропаганды, мы даем тебе выбор. Хотя ты и сделала его довольно давно, бездействие не угодно ни твоему покровителю, ни одному из проводников воли великих сил.

    - Это предложение? - Как ни странно, еретичка практически не задумалась над решением, - Да, я готова служить тому, кто по достоинству оценит мои способности. Империум - опасное место, и страннику вроде меня, бывает сложно найти достойного покровителя. Считайте, что я и мои осведомители согласны помогать всем, чем только возможно. Но я хочу быть не очередной фигурой в ваших манипуляциях, обещайте, что не оставите меня здесь, когда этот мир будет на пороге гибели, а она, поверьте мне - не за горами, - девушка выпустила струю сизого дыма и вставая со своего места, что-то судорожно начала искать под стойкой и наконец, вытащив весьма помятый на вид листок протянула мужчине, - Вот, список тех, кто может вам пригодится. Красным обвидены важные шишки, остальные - потенциальные союзники, - Кассиопея на мгновение задержала взгляд на своих гостях, - Скажите, вы ведь не одни здесь? Вас кто-то послал ко мне?

    Акус поднялся со своего места и, казалось, стал даже как-то выше, заставляя одним своим видом внимать каждому слову:

    - Дитя, я имею честь представлять интересы моего господина, великого воина и колдуна, не делающего различий в своем служении и не разделяющему своей верности. Он одарен поровну, мудр и обладает огромным могуществом...

    - И что-то я за ним не замечала нарушений честных договоренностей, - добавила Елена, так же, как и девушка, тронутая полной официоза и весомости речью.

    - Собирайся. Если твои помыслы действительно достойны служения, мой господин щедро наградит тебя за службу. - Фамилиар чуть склонился к хозяйке заведения и, глядя ей в глаза, продолжил, но совершенно иным тоном, напуская мрачной таинственности, вполне, к слову, ситуации подходящей, - Но бойся малодушия на этом пути. Покровители ничего подобного не прощают, дитя...

    - О мне лестно внимание посланников столь могучего чемпиона губительных сил, - девушка вежливо улыбнулась, туша окурок в хрустальной пепельнице, - Я надеюсь оправдать его ожидания и ни в коем случае не разочаровать его. Мне ли не знать цены служения, пусть на первый взгляд и не скажешь, но я видела очень многое, что повергло бы обитателей подобных Хараксу миров в шок, - голос шустрой еретички доносился уже со второго этажа заведения, который видимо был жилым, - Мне понадобиться около часа. Проходите, чувствуйте себя как дома. Все мое - ваше, в разумных масштабах, конечно же, - вновь затараторил звонкий голос блондинки, спешно упаковывавшей нехитрый скарб в дорожные кофры.

    Акус подмигнул Елене. Та закатила глаза, но список со стойки все же забрала, спрятав в карман. Позже она передаст его Соллемии вместе с этой странной, но, кажется, довольно милой и расторопной девицей. Сложнее было представить, какой заботой озадачит еретичку сам колдун, помимо дерганья за нужные ниточки нужных людей. А самое главное - в каком виде воспримет ее Дрейвен. Елена нервно хихикнула. Перепуганного и склонного к лицемерию культиста одержимый потрошил меньше трех секунд...


    Призрак Администратума. Магос всея ФРПГ Warhammer 40.000, Dragon Age, сценарист-затейник, летописец, ленивый и рассеянный хранитель Библиариума.

    Реестр персонажей

    Не в сети
    Профиль пользователя Еретик Написать личное сообщение пользователю Еретик ICQ - 644017086
    10.12.2014, 01:48

    34
    7


    Полковник Виктор Якушев
    Синий город, штаб недавно расквартированного 76-го Сиверского ДШП


    Полковник Якушев склонился над схемным столом и задумчиво разглаживал усы, разглядывая схематичный, но достаточно подробный план местности. Судя по оценкам наземных подразделений и результатам воздушной разведки, можно было утверждать, что неизвестные противники, описания которых граничили с самыми дикими фантазиями умалишенных, атакуют Город в самое ближайшее время. Виктор предполагал, что наступление на позиции имперских сил противник начнет часов через 12-15. Собственно, догадки Якушева подтверждали также и столпившиеся в помещении штаба офицеры, среди которых особо выделялись двое: подполковник Волков, советник полковника и его заместитель, и капитан Грюзаев, командир разведроты, держащийся от остальных немного особняком, как и его разведчики всегда держались особняком от остальных десантников. В помещении было шумно, вокруг постоянно двигались штабные гвардейцы с планшетами и оперативными сводками, дым от палочек лхо стоял до самого потолка, а от постоянного радиообмена вокс-кастеров болела голова.

    Положение дел было откровенно паршивым. Имперские силы потеряли на планете массу аванпостов и малых поселений, Красный город, судя по отчетам, можно было считать под властью пришедшей непонятно откуда хаоситской орде, связь с флотом на орбите была потеряна абсолютно, а особо гадкой вишенкой на этом торте из дерьма оказалось известие о потере связи с титаном класса "Гончая", которой по какой-то не ясной Якушеву причине совершал разведку далеко за пределами линии обороны имперских сил, даже без поддержки. До сих пор мало сведений было о взводе лейтенанта Иглина, чей отряд, посланный для эвакуации особо важного псайкера, столкнулся с сильным сопротивлением противника и теперь, на бмд, пробирался к Городу. Полковника этот момент напрягал, поскольку учитывая дальность расположения и скорость движения, лейтенант и его люди могли не успеть до начала атаки, с другой стороны, однако эвакуировать людей по воздуху было невозможно: у противника в наличии оказалась воздушная техника и средства ПВО, что уже послужило причиной потерей двух "Валькирий" и одного "Небесного Когтя".

    И словно этого было мало, Император решил подшутить над Виктором еще раз: несмотря на то, что командование силами Имперской Гвардии принадлежало маршалу Мацгеру, полковник предполагал, что реальная власть сосредоточена в руках Астартес и инквизиторской компании, внезапно обнаружившейся в городе. Не то чтобы Якушев испытывал какую-то антипатию к Священному Ордену Инквизиции, но работать под началом этой организации ему не нравилось. Имел уже определенный опыт много лет назад. Тогда одному гению из Ордо Ксенос взбрело в голову захватить эферила, для этой задачи инквизитор привлек "специалистов по Тау", реквизировав два полка Имперской Гвардии. Этими полками оказались 76-й десантно-штурмовой им 45-й отдельный разведывательный сиверские полки.

    45-й отдельный разведывательный полк полковника Тамбова, так называемые "Тамбовские волки", был одним из самых прославленных подразделений Сивера. Уникальный полк совмещавший доктрины и десантного и разведывательного, прошедший через десятки сражений и покрыв себя вечной славой, был гордостью Внешней Гвардии Сивера, а Тамбова неоднократно представляли к наградам. Несмотря на все старания, выучку солдат и опыт командиров, операция по захвату эфирила окончилась полным провалом, став позорной страница в славной боевой истории 76-го... 45-й отдельный разведывательный к окончанию операции, завершившийся постыдным бегством с планеты, перестал существовать. Потеряв три четверти лично состава и большую часть штаба, включая самого Тамбова, "Тамбовские волки" были расформированы в связи с нецелесообразностью пополнения, часть ветеранов полка была отправлена на Сивер, для переформирования нового полка со старым названием, а большая часть выживших "влилась" в состав менее потрепанного 76-го, в котором служил тогда еще лейтенант Якушев. Впрочем даже приток прославленных "тамбовцев" не смог восполнить все потери, и тогдашнему полковнику пришлось даже пойти на рискованный шаг и включать в состав полка "белых щитов" из пополнения сразу, без традиционного обряда инициации на поле боя.

    Годы не пощадили "волков" так же, как и основателей 76-го, их остались считанные единицы, в том числе и вышеназванные подполковник Волков - "ВОлков из волкОв" - ставший надежным другом и соратником Якушева, и капитан Грюзаев, "Гюрза", возглавляющий состоящую некогда исключительно из "тамбовцев", но теперь уже просто из лучших бойцов полка, разведроту, прозванную среди десантников "Бешеной". Больше трех тысяч человек погибло из-за амбиций одного недальновидного инквизитора, один полк Гвардии перестал существовать, а второй много лет зализывал раны и восстанавливал свое доброе имя. Все-таки наверное Якушев, наряду с Волковым и Грюзаевым, испытывал антипатию к служителям Инквизиции, но знать этого наверняка не может никто.
    Стальные двери открылись и в проходе появилась знакомая высокая фигура с приметным головным убором. Комиссар Тейл четким уверенным шагом вошел в помещение, служившее штабом расквартировавшемуся 76-му полку. Комиссар официально поприветствовал собравшихся у схемного стола многочисленных офицеров, услышав холодные вежливые ответы, произносимые с плохо скрываемым раздражением. Периодически снующие туда-сюда штабные гвардейцы неохотно отдавали комиссару честь и, говоря обычно несколько непонятных слов на сиверском в спину, что-то навроде "Придрарас" или "мурдак", Тейл не мог сказать наверняка, спешно удалялись к своим местам. Комиссар подошел к столу, громко прочистил горло, привлекая внимание Якушева и холодным голосом проговорил на высоком готике:

    - Полковник, ко мне поступила официальная жалоба от командующего местными объединенными силами, генерала Схолла, он изъявил меня, что ваши люди, аргументируя свое поведение прямым вашим приказом, проводят незапланированные занятия с добровольцами, применяя к оным не совсем стандартные методы обучения, я бы даже сказал, не совсем правомерные... - Комиссар выдержал картинную паузу, после чего рявкнул, как орк при виде сквига - Извольте объясниться, полковник!

    - Что ж, комиссар, учения имеют место быть, тут вы правы. И они запланированы, уверяю вас. Разрешение на их проведение мне дал лично маршал Мацгер, видимо он не счел нужным предупредить об этом... как вы сказали? Эсхолла? Если желаете, можете сами поинтересоваться у маршала при личной встрече. Что же до нестандартных методов обучения... Комиссар, у нас в лучшем случае двенадцать часов, прежде чем Город атакуют ксеносы, а основную массу наличествующих сил составляют не СПО, и даже не их подобие, а толпа насмерть перепуганного, обоссавшегося мяса, которое вы по недоразумению называете "добровольцами", причем пресловутые "местные объединенные силы" даже не озаботились их подготовкой, людям выдали оружие и заперли в бараках, не объяснив даже толком с какой стороны оно стреляет... Мои ребята с ними не сюсюкуются и не стесняются в методах, и правильно делают. Если этих салажат не начать учить сейчас, то большая часть из них разбежится при первых залпах орудий, даже если это будут наши собственные "Сотрясатели". Как бы я не жалел, альтернатив этим тупым гроксам у нас нет, а потому, как не прискорбно, придется полагаться на этих желторотиков, а для этого нужно их обучить хотя бы азам военного ремесла в рекордно короткий срок, именно поэтому я приказал своим людям заняться их подготовкой и особо не церемониться, у нас просто нет времени на то, чтобы с ними нянчиться. Те, кто переживут грядущую бойню, моим ребятам будут благодарны. Надеюсь я ответил на Ваш вопрос, комиссар? - Полковник раскурил палочку лхо и посмотрел исподлобья на комиссара - Еще раз заговорите со мной в таком тоне при моих людях - церемониться уже не буду я, вам ясно? Я вас не задерживаю, комиссар, у вас наверняка масса неотложных дел.

    Комисар Тейл, красный как ожог от выстрела лазгана, сжал кулаки до белизны, однако отвечать что-либо на дерзкую фразу Якушева не стал, посчитав что можно найти и более удачный способ осадить непокорного генерала. Комиссар коротко отсалютовал, развернулся и быстрыми шагами пошел прочь. Офицеры, окружавшие полковника, посмотрели вслед политруку с плохо скрываемой ненавистью, однако быстро вернулись к тактической карте. Капитан Грюзаев, раздавив подошвой окурок, презрительно плюнул вслед ушедшему Тейлу и угрюмо проговорил:

    - Ставлю свою голову, на, что эта падла на этом шарике и останется...


    Сообщение отредактировал PHOENIX - Среда, 10.12.2014, 01:50
    Не в сети
    Профиль пользователя PHOENIX Написать личное сообщение пользователю PHOENIX
    12.12.2014, 16:35

    741
    10


    Семейство Веректов и Архонт Вилиан из кабала "Темной воды"
    — Мы, мы согласились на капитуляцию, не для того, чтоб пускать этого головореза и его дикарей в наши дома и кабинеты! Мистер Стивенс, вам стоит крепко подумать о принятом нами решении. В срочном порядке, нам нужно немедленно связаться с Империей и запросить помощь! — толстенький мужчина в коричневом пиджаке аж покраснел, привставая со своего кресла.
    — Председатель, Крылов у нас нет иного выбора, как играть по его правилам и лишь надеяться, что он оставит нас в живых. Есть два варианта: до идиотизма глупое сражение, в котором нас просто завалят мясом из-за сотен диверсий по всему городу, а предатели внутри затопят кровью Капитолий и верхний город. Или пока слушать его, как верные псы, выживая момент, когда нам будет удобно ударить в спину, — сухопарый, мужчина в синем костюме, возглавлявший овальный стол, не без досады подвел вывод, знаком указывая предыдущему оратору присесть,
    —Сядьте, Крылов. Урсус нас бросил в самый важный момент, поэтому вся ответственность лежит на нас, и я не хочу, чтоб этот ублюдок еще не приведи Император услышал ваши крамольные, в нашей ситуации речи, — не успел Стивенс закончить свою речь, как двери в помещение распахнулись и на пороге показалась крупная фигура в изумрудных доспехах, длинный испещренный рунами меч поблескивал на поясе космодесантника, а забрало горело потусторонним изумрудным сиянием. Изумрудный рыцарь Юга пришел на переговоры в гордом одиночестве и коротким кивком поприветствовав заседающих.
    — Мы рады, что вы пошли на переговоры, мистер… — начал было Стивенс, натягивая пластиковую улыбку на лицо.
    — Я не мистер, я сэр. К рыцарям древних времен обращались именно так, «сэр рыцарь». И если мои люди нарекли меня так - то это придется сделать и вам, — голос хаосита раздававшийся из-под шлема звучал откровенно издевательски, впрочем, будучи едва ли не вдвое шире и выше всех присутствующих, лорд мог себе позволить такую роскошь. Заседавшим не оставалось ничего, как покорно «проглотить» выходку нового игрока на карте Харакса, как и прочие подобные многочисленные варварские «заскоки», происходившие внизу, в ульях, в которые была пущена орда еретика.
    — Мы хотели бы дальше обсудить управление и функционирования города, когда в нем появились вы и новые граждане. Мы готовы, предоставить вам кресло главы корпорации, однако на мне хотелось бы лишаться определенной автономии и собственной административной инициативы. Мы хотим сохранить центральную власть над армией и финансами города, выдавая вам столько, сколько сочтем необходимым, — осторожно продолжил Стивенс, видимо уполномоченный остальными вести беседу с косм десантником.
    — Я четко выставил свои требования и лишь прошу дать мне достаточно власти для защиты города и его людей от угроз этой планеты. Некроны, орки, Империум — все они несут потенциальную угрозу для вас, а я лишь верный слуга народа этой планеты, несущий ее людям свободу и справедливость, — не смотря на излишний пафос и идеализм речи хаосита в ней явно прослеживалась нотка недовольства действиями совета.
    — Совет директоров не может назначить вас, защитником города в такой, сложный, переломный момент. Сделай мы это — мы окончательно потеряем влияние на народные массы! Это неприемлемо, для нас, вы же понимаете.
    Лорд хаоса привстал со своего места и отодвинув предоставленное делегатами кресло оперся на стол.
    — Вы видимо до сих пор не поняли, что под угрозой стоит не мое и не ваше влияние, а население целой планеты, на которое вы плевали веками, которому вы веками вместо веры вдалбливали Золотого тельца, обесценив жизнь настолько, что народ для вас стал массой, серой и безликой. — удар кулака в силовой перчатке расколол стол из дорого дерева по полам, —Вы слепы и ничтожны, как мне и следовало того ожидать. Вы сами не даете мне вас спасти. Сейчас вы не видите смысла в переговорах, когда будете готовы к диалогу, лишь тогда посылайте за мной своих делегатов. Можете вооружить свою гвардию, если считаете, что она вас защитит. Я более не пошевелю и пальцем для защиты Верхнего города, проданного амбициям его же владык, — лорд, не дожидаясь реакции совета, астартес резко покинул залу, оставив, прибывших следом за ним, журналистов и множество зрителей по всей планете в недоумении и легком шоке от прямоты собственных высказываний. И никто не замечал, что небольшая лампа, стоявшая в зале заседаний отбрасывала две тени…
    --------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
    Место, отмеченное хаоситами на карте, оказалось очередными руинами, на подобие тех, что эльдар встречали ранее — статуи змей и воинов все так же стояли в непроницаемой тьме залы, блестя изумрудами, служившими им глазами. Вилиан было не по себе здесь, несмотря на то, что архонт видела много жутких мест, но это самой своей атмосферой заставляло эльдар вздрагивать от сотен невидимых глаз, следивших за ней из темноты убежища, а модифицированные и привычные к тьме глаза девушки едва различали то, что находилось у нее под носом. Тьма как будто была живой, чувствующей, обволакивающей пространство вокруг.
    — Приятная пунктуальность, — знакомая фигура в доспехах цвета морской волны, плавно вышла из-за одной из статуй, опираясь на тяжелый, судя по виду, явно зараженной варпом клинок, —Я рад, что мое сообщение дошло и не испугало вас, — тьма, синхронно выходу лорда, храм озарился светом десятка факелов, загоревшихся изумрудным огнем, оставив союзников в небольшом круге зеленоватого света.
    — Мы есть сам страх и если ты думаешь, что дешевые фокусы, которыми ты и твои жалкие покровители пытались нас впечатлить, спешу тебя разочаровать мон’кей, — несколько придя в себя, Вилиан злобно усмехнулась, чувствуя за своей спиной, широкую грудь телохранителя, — Переходи к делу. Я оставила часть того, что мы обещали тебе у входа. Остальное — когда ты выполнишь свою часть сделки.
    — Справедливый подход, — высокомерие архонта лорд либо проигнорировал, либо оно, даже повеселило еретика, — Я обещал вам щедрую добычу и руду, так вот, я из тех, что держит свое слово. Как вам известно нижняя часть Красного города в моих руках, когда как гвардия верхнего города — по большей своей части разоружена и частично распущена. Я знаю о ваших агентах, где бы не появился ваш род, вы как гадкие грызуны разбегаетесь по всей планете, собирая информацию о всех и обо всем, что хоть как-то примечательно. Я готов отдать вам верхний город на одну ночь, но с некоторыми условиями, — «глазницы» шлема хаосита вновь вспыхнули загадочным изумрудным огнем.
    — Излагай условия, а я подумаю и возможно, приму приятное тебе решение мон’кей, — архонт общалась с лордом с явной прохладцей и некоторым пренебрежением.
    — Первое — у вас есть только эта ночь, с первыми лучами рассветного солнца мои воины войдут в верхний город и не будут щадить ваших воинов, нескольких, пусть даже и самых жалких я бы хотел, чтоб вы «случайно» оставили, — хаосит загнул один из пальцев покоившихся в мощной когтистой перчатке, — Второе, если хоть один воин во время налета спустится в нижний город, я и мои люди вольны его разорвать на части. Почему мне это нужно, вас волновать не должно. Я, как и обещал даю вам возможность, приобрести рабов, а также если примите мое скромное предложение и выполните условия, считайте, что получите регулярный поток руды, а я как я надеюсь — вторую партию оружия. По рукам? — несмотря на то, что лицо еретика скрывал шлем, Вилиан буквально чувствовала лукавую усмешку, растянувшуюся у него на лице.
    — Я сочту это приемлемым. Нам хватит и половины ночи, чтоб утопить кварталы Верхнего города в крови и слезах мон’кей. Я посоветуюсь со своим партнером и постараюсь убедить его. О нашем налете, сможешь узнать по тысяче криков, которые синхронно воспарят над ночным небом этого места, — Вилиан кровожадно оскалилась, кивая Оберону на выход и поворачиваясь к союзнику спиной, символизируя, что разговор окончен.
    — Не смею сомневаться, в ваших силах, леди, не смею сомневаться… — в след произнес лорд, растворяясь во тьме вновь погрузившегося в вековую ночь храма.
    Не в сети
    Профиль пользователя VIKSTRA Написать личное сообщение пользователю VIKSTRA
    12.12.2014, 17:22

    2907
    24
    0%


    Морэллет Леда, Айсфир Верект, Т'хасс, Метцгерр Верект

    Совместно с KaiserVonBlut'ом


    Леда даже не поморщилась, протыкая острым каблуком сапога чей-то ополовиненный череп. Произошедшая у портала бойня, по мнению ведьмы, была закономерным результатом излишней уверенности в себе командующей всем этим сбродом. Язык чесался поинтересоваться у гомункула, почему тот не давал Виллиан дельных советов, но ответ и без того лежал на поверхности. Морэллет хватило и нескольких минут в обществе Айсфира, чтобы понять - эльдар торчал на Хараксе только из частного интереса, и помощь советами, как и терпение к глупости не были его добродетелями. Никогда.

    Леда отшвырнул носком обувски отделенную от тела руку одного из погибших сородичей и продолжила шествие. Следом за ведьмой шел лишь мандрагора, сутуло припадая корпусом вперед и постоянно утробно бормоча что-то свое. Тварь скользила правее маршрута госпожи, принюхиваясь, а то и разрывая зубами то, что казалось ей еще съедобным.

    Брезгливо подобрав полы длинной накидки, Морэллет осмотрелась - Верект с видом торгующегося мясника то сам, то ожесточенно и раздраженно пиная слуг, ковырялся в останках погибших. Вообще,наличие такой персоны в кампании должно было невероятно льстить Виллиан, хотя Леда больше склонялась к тому, что девочка попросту не сознавала значимости подобных связей. Молодо - зелено, вроде так поговаривали достаточно инетерсные и потому живущие подольше мон'кей.

    Присутствие здесь Метцгерра вызвало у ведьмы настолько хищную ухмылку, что сопровождавшие ее инкубы озадаченно переглянулись: возможно, призадумались о неозвученных планах нанявшей их особы. А она уже выстроила четкий план, внеся в него изменения, необходимые для удовлетворения новых потребностей. Оставалось только обсудить нюансы с тем, кто будет заинтересован. Поэтому Леда едва заметно ускорила шаг, и, не теряя достоинства, приблизилась к Айсфиру, но не стала ни покашливать, привлеккая внимания, ни назойливо лезть с приветствиями. Она замерла, созерцая серебристым взглядом каждое действие гомункула и принялась ждать. Кто знает, возможно, Верект прозорлив и сам выведет ее на желанные выводы?

    Айсфир воткнул в верхнюю перерубленную половину туловища посох с крюком на одном конце и лезвием на другом, вытирая руки о предоставленное подобие платка. Все, кто так или иначе имел дела с Веректом-старшим, прекрасно знали, что когда тот занят своими гомункульскими делами, он наименее раздражителен для своего бытия. Из того, что он уже осмотрел здесь, он сможет поднять пару десятков воинов Лаэлль'к. Остальное всё настолько биомусор, что даже тратить на них время было бы глупо и непродуктивно. Сын гомункула пошатывался, но стоял на ногах. Его вид говорил о его некоторой слабости даже не столько физической, сколько моральной. Он задворками ума понимал, что попал в большую передрягу и долговую яму теперь ещё и к Виллиан. Нужно было как-то выходить.

    Увидев Леду, Метцгерр вяло улыбнулся, попытавшись как обычно оскалиться, но стянутая разжигающим порошком кожа на груди причинила довольно сильную боль и эльдар помоложе оперся на свой меч. Айсфир что-то посчитал вслух и неожиданно заговорил.

    — Так что ты хочешь, Мореллэт?

    - Вот так, без раскланиваний и предисловий. Ценю. - Леда одобрительно кивнула и не стала вдаваться в регламентные витиеватости. Она слишком хорошо и давно знала Айсфира, - Его. - Тонкий пальчик, увенчанный острым перламутрово-лиловым ногтем ткнул в сторону архонта. - Но это не первостепенно. Я довольно долго искала тебя, гомункул, и это было в некоторой степени сложно. Не без удовольствия, конечно. Рассчитывала обнаружить тебя в Комморре, но увы и ах. Именно там мне требовались твои навыки. Я весьма удачно вложила средства и умения в предприятие, которое окупается куда лучше здешних мелодрам.

    Морэллет прошлась вокруг Метцгерра, разглядывая его и чутко принюхиваясь. Мандрагора сердито зашептал, не слишком уютно чувствуя себя посреди площадки, тварь с хрустом раскусила чей-то череп, рыча и раздирая лапами дергающееся тело. Никто не обратил на возьню внимания.

    - Эта... Виллиан. Она рискнет меня убить. Но сделка - есть сделка, я не прошу нарушать чужих договоренностей. Как, впрочем, и тратить силы на воспитание внеочередной выскочки. Твоя чудесная дочь умеет отвечать на вопросы, Айсфир и я хочу пересчитать проценты по существующему кредиту. Полагаю, мой интерес должен удовлетворить тебя. Чего ты хочешь? - Ведьма замерла за спиной архонта, возложив узкие ладони на его плечи весьма по хозяйски, но в то же время - опекающе. То, что поведала ей не скрывая презрения и брезгливости, Рабенна, вполне совпадало с планами Леды, однако, в отличие от остальных Морэллет не была склонна прибегать к пренебрежительным уловкам. - Я дам тебе многое, взамен попрошу о двух услугах. Как в старые добрые времена, Айсфир.

    Айсфир посмотрел по направлению указательного пальца и хмыкнул.

    — Как только он расчитается со своим долгом мне, можешь его забрать. — Верект заложил руки за спину. — Я так понимаю, ты свою часть по оживлению выродка не вкладывала? Тогда он должен ещё и Виллиан.

    Метцгерр смерил отца уничтожающим взглядом, но смолчал. В общем-то, Айсфир был довольно справедлив. Перспектива быть товаром архонта бесила, но он был бессилен. Пока. Ещё раз попытавшись ухмыльнуться, Метцгерр скорчил такую гримассу боли и скорби, что представить было сложно.

    — Свою часть сделки я почти исполнил, — Айсфир проследил глазами манёвр ведьмы. — Ваши склоки, стоит признать… забавляют меня. Я так понимаю, она тоже заинтересована в Метцгерре.

    Рабы грузили отобранные друичи трупы. Два остова тупо стояли за спиной своего хозяина, идиотски позвякивая оружием. Троица кабалитов да два сслита, оставшиеся в распоряжении Метцгерра из банды в тридцать эльдаров стояли по периметру на случай повторного вторжения.

    — Я так не работаю. — После недолгого молчания сказал Верект. — Сначала скажи, что ты хочешь.

    - По возвращению в Комморру я хочу устроить одно занятное представление, - говорила ведьма так, буто была полностью уверена в своем возвращении, хотя, быть может, так оно и было, - Тридцать две фигуры в натуральную величину, созданные твоим искусством, Айсфир. Конечно же, материал с меня, как и все затраты. Я хочу достойно отпраздновать свое триумфальное возвращение, к тому же зрители будут весьма искушенными. - Морэллет задумчиво нахмурила брови, очевидно, что то прикидывая и подсчитывая. Наконец, она прервала затянувшееся молчание, - Должок у этого паршивца немаленький, но я хотела бы знать конкретную цену, Верект, так что давай на чистоту. Если бы дело было только в рабах, мы столковались еще при первой встрече. Что же еще? На моем корабле более трехсот тел отличного качества, но для особенных ценителей я предложу воина мон'кей, сильного и глупого, модифицированное мясо, ты оценишь. Согласен? Тогда расскажи мне, что ты забыл здесь? Зачем тебе нужно это Виллиановское стадо?

    Морэллет чуть оттянула высокий узкий воротник, крепко обхватывающий длинную шею, продолжая движение.

    - Что до склок... Она слишком труслива для поединка. И на этом ее можно прищучить. Нет, я дам Виллиан несколько достойных попыток, с погрешностью на отсутствие опыта и воспитания. Я бы тоже оскорбилась, но своего противника надо знать, а не корчить гримасы и изображать из себя Голодная Сука знает что.

    Айсфир задумался, вперив взгляд выцветше-зелёных глаз в Мореллэт. Заказы не впервой, но зачем вдруг понадобилось сейчас, так срочно, ещё и в таких количествах? Пройти столько ради одного заказа?

    Верект, и без того не отличавшийся особым доверием, с годами становился всё более параноидальным. Это внезапное щедрое предложение от Леды, тем более, Айсфиру…

    — Восемь сотен чистых голов мон'кеев, — друичи начал выставлять пальцы, перечисляя, долги, — сорок единиц вооружения синекожих, два утраченных расширенных рейдера, один утраченный по его вине Талос.

    Метцгерр искренне широко ухмыльнулся, вспомнив о разлетевшемся на осколки Талосе в окружении орков. Правда, ухмылялся он недолго.

    — Это без учёта одданного. Я не считаю чужих средств. — Верект положил сухие длинные пальцы на древко посоха. — Это касательно его долга.

    Рабы закончили погрузку и под взглядом сибарита с плетью с молекуллярными лезвиями по всей длине хлёсткой части поволокли это всё в лабораторию. Айсфир проследил нейтральным взглядом их путь и вновь вернулся к собеседнице.

    — Мне не нужно ничьё стадо, кроме моего собственного. — туманно ответил гомункул. Он явно прибывал в благоприятном по его меркам расположении духа. — Что должны уметь эти твои тридцать две фигуры, Леда? Оглашай весь список.

    Выслушав короткую тираду о Лаэлль'к, Айсфир коротко усмехнулся себе под узкий нос, а Метцгерр фыркнул в непонятных чувствах.

    Леда рассмеялась, низко, гортанно, но довольно приятно, не затягивая с моментом:

    - Восемь сотен - это много, конечно, но не для меня. Считай, что часть долга ты уплатил, - ведьма легко, но ощутимо ткнула архонта аккурат по центру груди, - Что до моего заказа, я хочу устроить представление, игру, масштаба которой еще не видела Комморра. Твои творения должны будут двигаться, озвучивая свои действия, и изображать то, что соответствует правилам игры в отношении других фигур, будут ли должны они пожирать своих товарищей, или же совокупляться с ними. - Морэллет придирчиво ухватила Метцгерра за подбородок, разворачивая бледное лицо в обе стороны, приглядываясь, как к сомнительному товару. Впечатление подслащивало касание тонких пальцев, бритвенно-острые ноготки лишь слегка царапали кожу, оставляя тончайший саднящий след, позволяя догадываться, что были намазаны каким то загадочным средством из набора зелий лламеи. - Что до рейдеров... Не коллекционирую, но профинансировать смогу хотя бы частично... - Леда еще раз с прищуром, оценивающе осмотрела оплошавшего отпрыска гомункула, словно бы прикидывая, не слишком ли велика цена. - Ну а цель моего визита, помимо очевидной... Я пришла сюда за нашими спесивыми родичами. И говорила об этом, ежели твоя раздражительность, Айсфир, позволит тебе вспомнить. Очень давно мне не попадались эти лицемеры.

    — Это было много для него. – Так же спокойно отвечал Айсфир. – Отпущу, как только увижу это в моей Симфонии. Пока он побудет при мне или при Виллиан.

    Верект-старший умышленно подтрунивал, упоминая Виллиан. За очень долгое время Айсфир наконец-то нашёл способ немного развлечься. Младший же пришёл в себя после очередного импульса боли в груди и, наконец, вывернул своё лицо из тонких пальцев Леды.

    — Твои фигуры будут готовы в течение… пяти циклов. — Верект чуть прикинул стоимость и общую продолжительность работы. — Материал твой. Если понадобится что-то, я тебе сообщу и включу в стоимость. А теперь, что до оплаты.

    Айсфир отпустил посох и сделал два шага к Леде, вцепившись, словно репей, взглядом в ведьму.

    — Мне нужны камни душ нашей гнилой ветви. Я возьму твоего мон'кея. А так же я хочу живого псайкера. Без повреждений. Чистого. – Продолжая буравить взглядом Мореллэт, Верект продолжил. – Я знал о нашей гнилой крови здесь. Твоя любимица вышла на связь с ними. Я ей позволил, предрекая твой вопрос. С условием, что она не знает обо мне. Тут ты сможешь оплатить сразу свой заказ.

    - Договрились, гомункул, - сладко прошипела ведьма, без каких либо опасений идя чуть дальше зрительного контакта, - Будет тебе псайкер... Т'хасс, - Резко обернувшись к мандрагоре, Леда одними губами произнесла приказ, закрепив его многообещающим кивком. Очевидно, что служащая ей тень прекрасно понимала, какова будет цена за живую жертву и знала, что наемница заплатит. Как и всегда. - Теперь позволь мне покинуть общество. Падаль уберут и без моего надзора, благо - рабочих рук хватает, как и энтузиазма. А мне пора... - Морэллет позволила себе аванс, крепко ухватив все еще не слишком осязающего происходящее вялого архонта и притянув к себе на мгновение. С издевательской нежностью ее прохладные губы коснулись уголка его губ, словно ловя глоток совместного дыхания.

    - Береги себя. И не позволяй себя испортить, иначе мне придется выскабливать то, что мне нужно, из твоих чресел ножом. Остальное, боюсь, мне уже не пригодится...

    Кивнув Айсфиру, Леда развернулась и покинула собрание. Мандрагора истаяла несколькими мгновениями раньше, а тварь все еще терзала чей-то труп.


    Призрак Администратума. Магос всея ФРПГ Warhammer 40.000, Dragon Age, сценарист-затейник, летописец, ленивый и рассеянный хранитель Библиариума.

    Реестр персонажей

    Не в сети
    Профиль пользователя Еретик Написать личное сообщение пользователю Еретик ICQ - 644017086
    14.12.2014, 01:58

    1046
    21


    Черный город. Колдун Дариус, Соллемия, Кассиопея Валентайн.
    Написано вместе с Еретик и VIKSTRA

    Елена двигалась первой, позволяя Акусу наблюдать за гостьей поместья де Молина. Связавшись с Соллемией еще в транспорте, старший помощник осторожно намекнула на возвращение с гостьей, ожидая, как минимум, отказа на истекающий вечер, но была обнадежена - бывшая канонисса не без энтузиазма восприняла новость, пообещав известить Дариуса.

    Вошли на территорию они все той же дорогой, миновав лишние глаза и уши, - через скрытую в живой изгороди калитку, ведущую ко внутреннему двору, откуда можно было попасть и в подвал, и в просторный мраморный холл. Как же все изменилось за несколько часов! Елена была готова спорить, что тут не обошлось без чар - внутреннее убранство частично исчезло, как и лишние аксессуары, вычурные и не практичные. Меблировка холла так же упростилась, вместо разлапистых низких диванов появились удобные, перенесенные из сада скамьи на стальных изогнутых смог бы только колдун... Но у него спрашивать...

    Акус опередил женщин, резво преодолевая галерею, скрытую справа от главного входа, словно почувствовал чей-то призыв. Дариус, очевидно, презрев свою паранойю, обретался в просторной гостевой зале, занимающей почти треть этажа. У распахнутой двустворчатой двери замерли силуэты рубриков, нагоняющих страх на любое живое существо обманчивой неподвижностью и сходством со статуями.

    Узкие, скрытые сюрреалистическими темными витражами окна выходили на внутренний двор и сад, пол устилали толстые ковры, стены драпировались багряными, вышитыми серебром, гобеленами, в алькове, скрытая от взглядов вошедших, стояла огромная постель, достойная, как минимум, нового владельца, нежели жалких смертных, боязливо жавшихся на ней где то с краю.

    - Войдите, сударыни, узрите господина и не забудьте преклонить колени, он - глашатай воли Четырех. - Прошептал фамилиар, делая пригласительный жест.

    Дариус, одетый в древний, покрытый руническими символами терминаторский доспех, стоял в центре залы, ожидая гостью. Из за спины массивной брони выглядывало навершие посоха с ухмыляющимся черепом, а глазницы шлема полыхали потусторонним пламенем.

    Соллемия, стоявшая по правую руку от колдуна, выглядела очаровательно, сменив старый потрепанный доспех на простое, но выгодно подчеркивающее ее зрелую фигуру платье из тяжелого матового атласа, льнущего к телу и открывающего взгляду лишь длинную шею и верхнюю часть груди. Чуть ниже ключиц мягко мерцала широкая цепь, удерживающая богатую оправу и золотистый, прозрачный, как медовая слеза, топаз. Более тонкая, филигранная цепочка спускалась за ворот, скрывая еще какое-то украшение.

    Слева от колдуна замер одержимый. Широкие крылья были сложены за спиной, а из скалящейся пасти капала кислотная слюна, оставляющая ожоги на богатых коврах. Увидев вошедших, Дрейвен плотоядно втянул ноздрями воздух и его длинные когти заскрежетали по нагруднику.

    Кассиопея, была настроена весьма оптимистично и беззаботно щебетала всю дорогу до поместья, время от времени, акцентируя внимание новых знакомых на тех или иных, достойных внимания местах города.
    - О, серьезное место. Поместье одного из картелей или кого-то из совета директоров Черной корпорации? Мило, однако, я добавила бы немного, краски, экспрессии. Как думаешь, друг мой? – блондинка озорно подмигнула своему спутнику и не дожидаясь ответа, поспешила догнать Елену, которая заметно опережала парочку. При в ходе в зал, глаза еретички налились каким-то нездоровым, восторженным блеском. На мгновение забыв, о посланниках нового господина, Кассиопея не без удовольствия прикоснулась к металлу скамеек:
    - Какое чудное литье! А эти изогнутые ножки? Обрати внимание, Игнассио – этот узор характерен явно не здешним мастерам. Он сделан по образцу, древних Терранских. Просто удивительно. Уж чего-чего а такого я увидеть в этом захолустье не ожидала! – Немного отойдя от восторга, Кассиопея виновато посмотрела на остановившуюся Елену, - Извини. Просто обычно местным шишкам едва ли есть дело до литья скамеек – им воткнуть диваны помягче, и славно.

    На рубриков Кассиопея старалась не смотреть. Скорее из пустых суеверий, чем из-за какой-то конкретной причины. Некоторые глупцы в воющем Вихре говорили, что грозные стражи Тысячи сынов способны одним взглядом выпить душу неугодного. Впрочем, девушке хватало образования не верить в эти пустые россказни, но все же… Кассиопея избегала смотреть на молчаливые фигуры стражей. Просто, на всякий случай.

    В гостевом зале, авантюристку ждало сразу трое новых для нее лиц. Девушка, уже привычным движением приклонила колено перед новыми господами, даже не успев толком разглядеть их лиц. Служители губительных сил были столь же переменчивы и сумасбродны, как и их господа, и кому, как не Валентайн, выросшей в самом центре почитания божества порока, знать это. Порой даже непозволительного взгляда хватало, чтоб голова новоприбывшего слуги покидала его плечи, а из его черепа – в лучшем случае делалась чаша.

    Блондинка сумела разглядеть лишь общие очертания: прекрасную, но на вид весьма строгую женщину в красивом, дорогом атласном платье. Сам же ее будущий владыка был несоразмерно огромен по меркам даже других владык Хаоса, насколько известно было еретичке, подобный доспех имели лишь наиболее достойные и могучие чемпионы Губительных Сил, раритет даже среди имперских космодесантников – подобные образцы для легионов-предателей были настоящим сокровищем, ценой добычи которого всегда было одно – кровь.

    На третью фигуру, громко дышащую и издававшую абсолютно ужасающие звуки, Кассиопея старалась вообще не обращать внимания. Пусть хотя бы ее смерть в случае неудовольствия колдуна (а если он будет недоволен, расчленение Кассиопеи, по ее мнению, передадут именно этой твари) будет для нее сюрпризом. Валентайн чувствовала одновременно страх и благоговение, но старалась держать собственные эмоции в рамках, оставаясь внешне смиренной и спокойной.

    - Приветстую тебя, дитя, - заговорила Соллемия, выступая чуть вперед, - Скажи нам, кто ты и зачем пришла сюда? Служение, ежели ты полагаешь начать его здесь, требует честности, а твои таланты, ежели ты действительно ими обладаешь - должны быть полезны нашему господину и Силам, благоволящим ему.

    Бывшая канонисса не без интереса рассматривала новоприбывшую, мастерски скрывая легкую усмешку. Гостья была первой в своем роде, близкая к определению живого человека, ищущая расположения еретиков такого уровня, к тому же, кроме Елены, в уютное общество приближенных к верхушке Искателей никто никогда не входил, кандидаты довольно быстро разочаровывали Дариуса и погибали, порой, быстрее, чем рождался милосердный совет у самой Соллемии. Гостья особняка была молода, артистична и с явным трудом сдерживала вроженное любопытство - точно так же когда то сама канонисса не могла заставить себя оторвать взгляд от господина своего разума и сердца.

    - Я разрешаю тебе говорить, - после допустимой паузы продолжила женщина, - Отвечай на вопросы.

    Кассиопея внимательно слушала женщину –судя по всему, советницу колдуна, продолжая стоять на одном колене и не осмеливаясь поднимать головы, не ссмотря на явный соблазн рассмотреть новое окружение получше.

    - Я Кассиопея Валентайн, родом с планеты Ксандрис, что лежит в благословленном богами Воющем вихре. Я осмелилась предстать перед вами с открытыми мыслями и душой, в надежде, что мое покорное служение принесет пользу избранному богами. Я готова отвечать на любые вопросы, что будут интересны мастеру, - актриса отвечала почти бесцветным голосом, стараясь не проявлять излишней лести или трепета. Колдуну, что стоял перед ней не представлялось трудной задачей определить ее эмоции, и Кассиопея справедливо считала излишним раздражать окружающих лишним подобострастием.

    Соллемия качнула головой и оглянулась на Дариуса, словно обмениваясь с ним мыслями. Однако же, она всего лишь пыталась уловить желание колдуна, - продолжить ли расспрашивать эту Кассиопею самостоятельно, или же положиться на его мудрость и прозорливость. Янтарные глаза канониссы изучали непроницаемые линзы шлема Дариуса, пауза затягивалась.

    - Не смеши меня, девочка. – Голос колдуна рокотом отразился от стен. – Если ты жаждешь лишь служить – ты рабыня, не более того. Мой слуга увидел в тебе потенциал и это единственное, что мешает мне прямо сейчас оборвать твою ничтожную жизнь. Я задам тебе два вопроса и если ты попробуешь солгать или утаить что-либо, твоя душонка отправится на корм демонам.

    Пол содрогнулся, когда сервоприводы доспеха пришли в движение. Уже через мгновение колдун стоял рядом с Кассиопеей, возвышаясь над девушкой, словно великан из далеких мифов Терры. Коготь бронированной перчатки Дариуса коснулся лба Кассиопеи и, прочертив неровную линию, остановился на месте, где под слоем грима был скрыт знак Принца Удовольствия. В недрах её разума хранилась память о множестве событий, но Дариус не стал потрошить её сущность, ограничившись кратким просмотром воспоминаний о её служении Лордам Хаоса и даже одному демону на Планете Колдунов, а также чтением текущих её мыслей.

    - Во-первых, чем ты можешь быть МНЕ полезна? Во-вторых, что ты рассчитываешь получить взамен?

    Еретичка с трудом сдерживала собственный страх и любопытство, когда колдун подошел к ней. Кассиопея упорно не меняла позу не смотря на то, что шею начало заметно сводить.

    - Я лишь фигура на игральной доске Губительных Сил и помню о своем месте, мастер, - одними губами прошептала девушка, почему-то зная, что колдун ее услышит, - Я была актрисой, куртизанкой, солдатом, разведчицей, маркитанткой, служанкой и служкой в Храме Темного принца, - несмотря на явное чужеродное присутствие в ее разуме, девушка изо всех сил старалась его игнорировать и с трудом вытаскивала факты своей биографии.
    - Я могу следить за вашими врагами или служить вам верной помощницей и… - блондинка до крови раскусила губу, пытаясь сосредоточится, - Послушным орудием, что готово исполнять всю ту рутинную работу, которой не достойны ваши помыслы. Если смогу, то я поведую вам о всех тех мелочах, что по прихоти Богов известны мне, но избежали вашего внимания, - символ Слаанеш буквально горел на коже девушки, ощущения были схожи с прикосновением слуги колдуна, только были куда как сильнее, магия двеомера трещала по швам в меру слабых сил сохраняя хрупкую иллюзию и собрав последние силы, Кассиопея все еще сдерживала сдавленный болезненный крик, - Мне нужен защитник и покровитель, что по достоинству оценит мою службу и будь на то воля Богов вознаградит меня.

    Дариус разорвал контакт и медленно развернулся, возвращаясь на свое прежнее место. Остановившись, он вновь окинул девушку полыхающим взглядом.

    - Я могу даровать тебе силу, власть или же знания, если ты покажешь себя достойной их. Но для начала, тебе предстоит показать себя. Ты будешь служить моей советнице, – длань колдуна указала на Соллемию, – и, если она сочтет тебя полезной и достойной, то я возьму тебя к себе на службу. Если же нет, – по броне колдуна пробежала потрескивающая молния, – твоя участь будет незавидной.

    +Мне нужна информация о главе Черной корпорации и о лидерах правящих картелей. Используй Акуса и эту… помощницу. Она не врет, но доверия не заслуживает. Всегда поддерживай со мной связь. Я отправлю Дрейвена, дабы он присмотрел за вами.+ - Мысленное послание Дариуса было предназначено Соллемии.

    +Я исполню твой приказ, мой господин+, - мягкая теплая мысль была ответом вместе со взглядом, который мог видеть лишь колдун, - +Надеюсь, она действительно выкажет пользу, нам как нигда нужны союзники… И свежая кровь в команду.+

    Канорнисса слегка склонила голову и обратилась к Кассиопее:

    - Ты слышала приказ. Пойдем, я покажу тебе комнату, куда ты будешь возвращаться, и просвещу тебя насчет некоторых непреложных законов, которые ты никогда не должна будешь нарушать, - Соллемия подошла к девушке и поманила ее за собой.


    "Что не убивает - делает сильней. Если же судьба со мной играет - я играю с ней."
    "Очередной противник, очередное разочарование."
    Warhammer 40000. Мастер-приемщик анкет, мастер-дай-мне-пруф и строгий страж бэка. Во славу Священной Инквизиции.
    Не в сети
    Профиль пользователя Zastyp Написать личное сообщение пользователю Zastyp
    14.12.2014, 15:44

    2907
    24
    0%


    Икарий Майнер, Тэмра фон Классен, отель "Серебряные дюны", Синий город, накануне атаки

    Тэмра неловко повернулась, стараясь придать измученному телу хотя бы мало мальски удобное положение. Тонкие пальцы натолкнулись на преграду, ощутив соприкосновение с плотной тканью. Сделав не первый, но достаточно глубокий вдох, женщина рискнула открыть глаза, сморгнув сонную пелену. Она все еще пребывала в коконе своей постели, вернувшись в реальный мир из кошмара. Рядом, взбив оставшиеся подушки, вытянувшись по горизонтали, прямо поверх покрывала, полу сидел человек, погруженный в чтение инфо-планшетов. Кое какие из них рассыпались тут же, кое-какие неаккуратной стопкой возвышались на придвинутом к кровати кресле. В изголовье горела лампа, остальная комната оставалась погруженной в сумрак, который уже не вызывал у леди фон Классен прежнего ужаса.

    Немощь не позволила Тэмре развить успех и хотя бы сесть, она приподнялась на слабых руках и вновь сползла, потревожив "сиделку". Повернув голову, инквизитор слабо улыбнулась. В неясном отсвете лампы она увидела лицо Икария, тотчас отложившего свое чтиво и развернувшегося к очнувшейся подопечной.

    - Ты очнулась, – проговорил он, касаясь ладонью её щеки. – Как ты? Что с тобой произошло? Василий ничего не рассказал мне, но по его поведению я понял, что это далеко не первый раз.

    Один из планшетов протяжно пискнул, но Икарий не обратил на него внимание, продолжая вглядываться в лицо Тэмры. Он и так знал, что там сказано. Вот-вот должен был начаться военный совет между маршалом и его приближенными, командирами полков и представителем благословенных Императором Саламандр. Орда некронов продолжала упорно приближаться к городу и время на подготовку обороны стремительно иссякало.

    Тэмра потянулась к мужчине, выскальзывая из нагретого телом вороха простыней. Она отчаянно боялась того, что очередная ложь, недомолвка - да и простое молчание, выказанное недоверие разрушат хрупкую связь, пережившую и без того слишком многое лишь чудом. Поэтому она, устроив голову на плече Икария, подобравшись, заговорила, осторожно, подбирая слова:

    - Взгляни на меня. Я немощна и слаба. Вся моя сознательная жизнь происходит в борьбе, но не только с чужими амбициями и жаждой власти, славы... Моя наставница погибла давным давно и я сочла своим долгом продолжить ее дело, охотясь на ксеносов с завидным рвением. Еще тогда мне в голову пришла мысль найти тех, кто способен был бы помочь мне ограничить проклятие пустоты, разрушившее мое положение в лоне семьи. - Женщина судорожно сглотнула, тонкие пальчики нашли руку Икария и слабо сжали ее, в поисках поддержки, - Я прослыла отменным дипломатом, заручаясь хрупким доверием тех, кого в Империуме принято истреблять. Я посетила владения Тау и повстречалась с инными в своей мудрости эльдар. Но однажды... - Тэмра крепко зажмурилась, стараясь волей задушить в сознании образы минувшего кошмара, - На торговое судно, которое согласилось перевезти меня в обозначенную ксено-дипломатами мира-ковчега Ультвэ, напали. Бой был жестоким, но, увы, коротким, имевшим самые ужасающие последствия для тех, кто остался в живых. Таковых, кроме меня было совсем немного, разве что рабочие нижних палуб, кто не оказал сопротивления, да отряд сопровождавший магоса...

    На некоторое время Тэмра замолчала, поддавшись воспоминаниям. Икарий терпеливо ждал, скользя внимательным взглядом по выступающим под тонкой тканью острым коленям и прикрытым широкой полосой дорогого кружева атрофированным голеням.

    - Это были друичии, тэмные эльдар, жестокие садисты, извращенные в своих желаниях. Они пиратствовали в том секторе, нападая исподтишка, грабя и убивая, но, по большей части, захватывая в рабство. Участь эта миновала меня не потому, что я была удачливее или смогла спрятаться. Увы. До меня добралось существо, именуемое гомункулом, этот изувер слывет мастером плоти и способен дирижировать симфонией боли, продлевая существование пытуемого различными веществами столько, сколько ему захочется и будет интересно. - Приподнявшись на локте, леди фон Классен дернула подол рубашки, - У меня отнялись ноги, но и это было меньшим злом, поверь. С того самого дня, как я пришла в себя на полу мостика разоренного дерйфующего корабля, яд, созданный и смешанный этой нечестивой тварью, уничтожал мое тело, медленно, но столь же верно, как если бы на мне тяготело неотвратимое проклятие. - Ладонь женщины скользнула выше, по бедру, повторяя темные контуры татуировки, - Такой меня нашли другие. Умирающей от интоксикации, почти без сознания, мне протянули руку те, кого я так искала. Ксеносы.

    Инквизитор посмотрела в глаза Икарию, стараясь понять, сколь долго ей осталось жить, и захочет ли мужчина продолжать слушать, а не попросту отстрелить ей голову, презрев даже самое личное.

    - Если б я был истинным пуританином, мне бы стоило пристрелить тебя на месте, –хмыкнул Икарий, машинально касаясь живой ладонью своего киберпротеза из темного, теплого и пульсирующего внутренней энергией металла.
    - Продолжай. – Произнес инквизитор, не разрывая контакта глаз.

    - Мой дар... Мое проклятие нашло отклик в душах тех, кому оно претило, вызывая боль и отторжение. Теряя сознание, я теряла контроль над собой, но именно они, проклятые ксеносы, да простит меня Император, спасли меня, вытянули, выходили, наделив своими дарами. Я почти не помню их странных лиц, только тихую музыку и шепот, слыша который, я начинала узнавать скрытый смысл посланий. - Тэмра с трудом сдержала рвущийся наружу кашель, - Эльдар передали меня лорду Гаэнису. Они не смогли очистить мое тело от яда, но подарили мне возможность запирать мой дар надежней, чем это делали имперские амулеты и самоконтроль. Я стала почти нормальным человеком. А потом нашелся Василий. И дал мне возможность ходить. Именно его выдающиеся труды в области ксено-технологий позволили синтезировать некоторые компоненты многоструктурного яда друичий, именно он каждый раз спасал меня, локализуя приступы... Такова моя судьба, Икарий, - Женщина рухнула обратно в подушки, бледнея еще сильней от слабости. Лиловый взгляд скрылася под темными полумесяцами ресниц. Обмякшее хрупкое тело леди фон Классен выглядело так, будто она сама была готова к любому исходу разговора - и даже ждала исполнения незачитанного приговора.

    Несколько минут Икарий молчал, обдумывая услышанное. У него остались еще вопросы, к примеру, его интересовало пыталась ли Тэмра найти тех ксеносов, что отравили её. И кто такой тот мелкий чужак, что сопровождает её? Но он решил подождать с ними. В конце концов, у него еще будет возможность расспросить её. В какой-то момент ему захотелось ответить ей откровенностью на откровенность, рассказав о том, что не только ей пришлось побывать в цепких лапах ксеносов, но он сдержался.

    - Ты должна знать, что я ценю твое… доверие. Никто не узнает от меня о твоей тайне.

    Икарий поднялся, ласково проведя тыльной стороной ладони по щеке Тэм.

    - Намечается военный совет, некроны всё ближе подходят к городу. Я собираюсь присутствовать там. Ты же – отдыхай и набирайся сил. Позже мы продолжим наш разговор, любовь моя.

    Тэмра едва слышно всхлипнула, но постаралась держать себя в руках. После собственных откровений стало легче. Пусть и не все она решилась открыть человеку, которому, пожалуй, доверяла, более, чем самой себе. Бледные прохладные губы коснулись его ладони, отдавая пугливую нежность. Объятие заставило ее воспрять с постели, окунуться в тепло и надежность рук Икария, а мгновением похже - повторить пылкий, полный воспоминаний поцелуй, с которого когда-то началась новая страница ее жизни.

    - Я сожалею, что не смогу присутствовать. Передай мои слова капеллану Аэзону. Он - единственный, кому стоит доверять полностью, он честен и обратится к знаниям, а не в угоду спеси человеческой. Он послушает тебя. - Тихо проговорила Тэмра, оторвавшись от инквизитора, - Надеюсь, я достаточно окрепну, чтобы встретить противника рядом с тобой, не хотелось бы сходить с ума в четырех стенах... - Снова легкое сопроикосновение губ, которое преодолеваешь с великим трудом, осознавая ответственность выше личного счастья. - Я люблю тебя, Икарий Майнер, и любила всегда.

    Мужчина осторожно опустил леди фон Классен на постель, поправив покрывало. Поймал ее блуждающую невесомую руку, поцеловал холодные пальцы.

    - Оставлю тебе отчеты, прочти. Возможно, у тебя появятся идеи, - он кивнул на стопку инфо-планшетов и положил ей на кровать небольшой вокс-передатчик.

    - Если тебе будет что-нибудь нужно, свяжись с Кромвелем. Он сейчас с Василием, эти двое довольно быстро нашли общий язык, – усмехнулся Майнер. – Постараюсь вернуться побыстрее.


    Призрак Администратума. Магос всея ФРПГ Warhammer 40.000, Dragon Age, сценарист-затейник, летописец, ленивый и рассеянный хранитель Библиариума.

    Реестр персонажей

    Не в сети
    Профиль пользователя Еретик Написать личное сообщение пользователю Еретик ICQ - 644017086
    14.12.2014, 21:52

    1522
    8
    0%


    Отряд Видящей, рейнджеры, отряд разведки Биэль-Тана. Некронтир, Джибейд и его отряд, джунгли Харакса

    Совместно с Еретик, JampFaFnir'ом


    Сэлиданна очнулась от ступора первой. Все происходящее существовало в каком-то вакууме, движения застревали в остановившемся времени — и только резонирующая чужая боль была доступна каждому. Мстительница в единый долгий прыжок оказалась рядом с раненым, одновременно испытывая страх соприкоснуться и желая остановить эту невероятную, ужасающую волну эмоций. Казалось, дозорный и сам не понимал, что происходит, эманируя только собственное неприятие деящегося.

    Опустившись подле застывшего соплеменника, Сэлиэ чуть грубее, чем хотела бы, ухватила оба запястья эльдара и дернула его на себя, заставляя встретиться взглядами. Страх отступил, возвращая с таким трудом завоеванное спокойствие. Изумрудные глаза эльдарки смотрели без жалости. Сочувствие, сопереживание — возможно, она когда-то и испытала подобное чувство утраты собственного внутреннего стержня, но то, что происходило с этим дозорным, было и иным, — и тоскливо поющим свою мелодию в унисон.

    Позади послышались шаги, потревожившие мелкие обломки и жухлый ковер растительности. Сэлиданна обернулась. Видящая, хладнокровная и совершенно невозмутимая, застыла над ними, а Рамиэль, приближенный к ней колдун, словно выполняя не озвученный приказ, опустился на колено рядом с раненым. Мстительница с удивлением обнаружила, что осязает этих двоих, как одно целое, будто мудрая Талассэлис и ее спутник — олицетворение гармонии и полностью замкунвшегося цикла Великого Змея.

    Эльдарка продолжала удерживать своего соплеменника, правда, гораздо мягче, стараясь пропустить через это прикосновение все понимание и утешение, на которое была способна. Страдания, выпадавшие на долю эльдар, виденные ее собственными глазами, не раз порождали опасный отклик в ее неустойчивой душе. Потому Сэлиданна и старалась подарить хотя бы частичку покоя, обретенного самостоятельно этому эльдару. Ему сейчас было гораздно нужнее. Колдун же внимательно изучал удерживаемые мстительницей руки дозорного, беззвучно общаясь с замершей изваянием Видящей.

    — Ты здесь не один. Взгляни на меня, — Сэлиэ рискнула нарушить гнетущую тишину, обратившись к эльдару, — Изгони страх, гнев, здесь нет того, что зажигает твою душу. Здесь твои братья... — Говорила она тихо и мягко, искренне желая, чтобы смысл дошел до сознания и успокоил его.

    Айзенган не мог контролировать себя, всё происходящее было словно в тумане. И поэтому, когда его схватили за руки, он даже не шелохнулся и не попытался освободиться. Его разум настолько упивался горем и яростью, что остальной мир был уже не важен. Потребовалось чудо чтобы вернуть сознание молодого человека. Долго ждать не пришлось. Изумрудные глаза смотрели через линзы шлема прямо в душу Экзодита.

    «Глаза, прекрасные глаза, они такие как я их помню, как у моей матери...»

    Боль ушла, сознание вернулось. Айз уже ясно видел картину которая разыгралась возле него. Девушка, вернувшая его в чувство сидела напротив него. Странно, но на душе эльдара царило спокойствие, будто прошлые события испарились а их место на бесконечной полке памяти заняло что-то приятное. Эльдар чувствовал общую связь между ними, хотя сам этого осознать не мог.

    Экзодиту стало неловко и стыдно за свое поведение. Он чувствовал себя слабым за неконтролируемые посылы души и тела.

    «Этого больше не повториться, я буду сильным. Я смогу утихомирить бурю моего сердца. Я должен постараться ради тех, кто меня окружает. Ради тех, кто все еще жив...»

    Айз легонько высвободился из уже мягкой хватки девушки. Он тяжело поднялся с земли и слегка поклонился той, что вернула его на землю живых. Затем моментально оказал себе первую помощь для правой руки. Резким движением он вправил пару костей пальцев, издавших довольно громкий хруст. Со временем они придут в норму и хотя ничего тяжелого в этой кисти держать не удастся сил все-таки хватит для нажатия на курок. С левой рукой дела обстояли хуже. Кожа была сильно повреждена, в некоторых местах она даже прилипла к броне. Каждое движение рукой приносило сильную боль, но экзодит готов был терпеть ее.

    В лагере все стали спешно собираться, настало время покинуть это место. Экзодит решил помочь своим товарищам. Того, кто мог еще ходить, он поднял с земли, закинул его руку себе за шею,держа его левой рукой. Правой же он поднял своё оружие, прижимая его к груди. А другим стражем, который остался без рук, занялись остальные войны. Оставалось только дождаться команды. И все же странное чувство не покидало эльдара, теперь он машинально будет выискивать взглядом ту самую девушку. Она оставила свой след в душе эльдара. Как и тот вопрос что произошло с ним и каким образом ему удалось ударить молнией?

    ***

    Разведчики широкой дугой рассыпались от временного лагеря эльдар в руинах, используя для перемещения не только мягкую, пружинящую влажную почву джунглей, но и низкие, крепкие ветви деревьев, укрытые своими маскировочными плащами так, что сливались с пестрой зеленью.

    Разбившись на пары, рэйнджеры выискивали противника, который, по словам глубокоуважаемой Видящей, продолжит преследование эльдар, не остановившись на уничтожении отряда в пустыне. Раненые собратья оказались хорошей приманкой, словно некронтир знали, — за ними явятся, не в привычках звездного народа бросать своих воинов на верную гибель. Так и вышло. Враг дал Талассэлис и ее спутникам весьма скромную передышку, увеличенную лишь за счет умения эльдар скрывать следы и быстро передвигаться по любой местности. Джунгли подходили как нельзя лучше.

    Один из разведчиков чутко замер. Перехватив винтовку, он наблюдал за своим собратом, двигающимся по земле всего в нескольких десятках ярдов левее укрытия. Вторая пара забрала чуть западнее, остальные удалились еще больше, просеивая местность восточнее руин.

    Первым делом некроны отправились на то место, где встретили эльдар в первый раз. На месте бойни всё ещё валялись теля убитых противников, но раненых уже не было. За выжившими разведчиками пришли их сородичи — и исчезли, растворившись в джунглях. Что ж, это вполне в их стиле... Отправив смертоуказателй вперёд в, во влажный лес на разведку, сам Джибейд в сопровождении преторианцев, лорда Хондо и лич-гвардов направился к малым вратам «звёздной проблемы». Врата не подавали признаков активности и вряд ли активируются в ближайшее время, но чтобы отрезать возможный путь отступления извечных врагов, преторианцы должны уничтожить их...

    Тем временем двое смертоуказателей, скрытые в карманном измерении, почуяли странное искажение в реальности поблизости преторианца. Эти тени, смутные силуэти пробудили хищничиеские инстинкты металлических снайперов. Выйдя из своего укрытия лишь на краткий миг, смертоуказатели отметили эльдар своими метками — сверхъестественными ореолами зеленой энергии, после чего тут же скрылись в своем измерении. Буквально через несколько минут смертоуказатели вновь обнаружили колебания неясных теней, передвигающихся быстрее естественных аналогов. Все данные некроны передали Джибейду, как следовало из командных протоколов, после чего стали возвращаться. На приличном удалении от первых пометок оставшиеся три смертоуказателя нашли аналогичные тени. В полученных командных протоколах предполагалось уничтожение помех на пути основной группы. Они имели пять помеченных целей. Пять будущих трупов. Охота началась.

    Первого разведчика смертоуказатели уничтожили быстро, эльдар осел беззвучно, утратив даже минимальную возможность выжить. Появившись в реальности позади второй жертвы, некронтир одновременно выстрелили из своих винтовок, превратив мозги снайпера в кипящую жижу. Не успевшего нырнуть в карманное измерение смертоуказатель получил выстрел точно в голову, а отомстивший рейнджер вновь слился с местностью.

    Еще двоих эльдар противник настиг в осторожной гонке вглубь джунглей: разведчики так и остались на своих позициях, навсегда обняв землю мира Харакс. Второго смертоуказателя уничтожил мекткий выстрел замыкающего группу разведки. Однако, скорбь и долг едва не стоили ему жизни. Ловкий воин умудрился собрать три из четырех камней душ своих сородичей, прежде, чем продолжил стремительный бег и прыжки по канатоподобным лианам гигантских деревьев.

    Джибейд получил информацию о помеченных целях в ту же секунду, как их обнаружили разведчики. Передав краткую команду смертоуказателям, преторианец оседлал свой диск и поднявшись над землей отправился за отрядом эльдар. Быстрее было бы лететь над джунглями, но тогда они могут стать лёгкой добычей для ответного огня.

    — Уничтожать только помехи. Остальных оставлять в живых. — Прозвучала команда Джибейда по внутренней связи.
    Ответа не последовало, но преторианец в нем и не нуждался. Он знал, что эти воины последуют за ним в любом случае.

    Разведчики ворвались в руины гораздо раньше — и застали остальной отряд едва не на марше. Видящая в окружении колдунов замерла на возвышении, вновь обратившись к рунам, один из раненых уже держался на ногах и составлял компанию озирающейся по сторонам мстительнице, так же помогая своему собрату, другого уложили на удобные носилки, созданные костопевами. Нести их должны были вернувшиеся рейнджеры — и Сэлиданна горестно вздохнула, пересчитав, сколькие вернулись из-под сени леса. Из десятка назад пришло лишь шестеро. В ладони Талассэлис скользнули камни душ погибших и Видящая благодарно кивнула смельчаку.

    Сэлиданна протянула руку и пальчики едва коснулись плеча ее нового знакомого, словно делясь с ним общим горем. Так было легче, единение ее народа помогало пережить самые страшные катастрофы.

    Еще несколько мгновений — и руны, сверкая подобно слезам Иши, осыпались в широкую прорезь невесомых одежд Видящей. Эльдар покинули руины, не оставляя следов.


    Модератор ветки: ФРПГ Warhammer 40.000.
    Голосуем за сайт:
    Не в сети
    Профиль пользователя Listik Написать личное сообщение пользователю Listik
    15.12.2014, 20:20

    34
    7


    Совместно с Еретик и Zastyp

    Лейтенант Артем Иглин
    76-й Сиверский ДШП
    Около 500 км до Синего Города


    Артем трясся на переднем сидении курсового стрелка и, придерживая одной рукой свой лазкарабин в амбразуре, читал на планшете отчёты сержантов о потерях. Четверо убитых: один из «спецов» Смолова, ветеран Долгова, парочка новобранцев из отделения Фролова. Кроме того, за время короткого боя, десантники потеряли две птички — Валькирию и Небесный Коготь, одно Копье Императора и шагоход, что прибавляло к цифрам потерь ещё семь имён.

    Раненых было трое, поражены они были оружием некронов, однако характер ранений был не типичен: словно их бронежилеты, одежду и кожу в области поражения аккуратно срезал скальпелем искусный хирург. Один раненый в отделении Авкина: получил молнию в живот, лишившись не только части кожи, но и органов, второй из отделения Фролова: выстрел некрона пришелся аккурат по его лазкарабину, отчего тот взорвался в руках несчастного и опалил часть лица, наконец, был ранен и сам Фролов: выстрел, в буквальном смысле, расщепил ему руку. Несмотря на ранения, за исключением первого тяжелораненого, ни Фролов, ни его подчинённый не покинули строй, и с перевязанной культей и наполовину забинтованным лицом, десантники хмуро теснились в отсеке своей БМД, ожидая приказов.

    Так или иначе, самые большие потери понесло отделение Фролова, и не смотря на все заверения последнего, верить в прежнюю эффективность отряда было затруднительно, что вносило свои коррективы.

    За тэбя калым атдам, душу Варпу я прадам, и как будта бы с нэбэ-ээс, Ымпэратыр ко мнэслэ-ээз! — во весь голос внезапно загорланил Ара песню, которую до сих пор мурлыкал под нос.

    Едрить твою в бога-Императора душу, Ара, что это за хрень? — недовольно поинтересовался лейтенант, от удивления откладывая планшет и глядя на водителя, — тебя за такие песни не то что Падла, а кадет ещё на втором куплете расстреляет!

    Э! Тащлэйнант, зачэм так абиднагавариш, слюшай! Эта жэ у нас в горах народная пэсня, трысталэт на свадьбах паём, никамунэ мэшали, а тут на тэбэ, «растрэлят»! — Ара многозначительно поднял восклицательный палец правой руки вверх, — Мы её нэвэстам поем! Как знак страсты и лубвы!

    Слышь, сын гор, ты на ком тут жениться собрался? — Присоединился к разговору Плотников, всунув в кабину сначала голову, а затем и фляжку с пойлом — Я, конечно, завидный кавалер, но моё сердце уже занято! Так что, вынужден тебе отказать.

    Э, все щютки щютишь, тащ старшина, а я сэрьозна! — Ара расплылся в блаженной улыбке, — Дэвущка мнэ приглянулас! Красата её сэрдцэмнэ поразила, как пуля из стаббэра, мамой клянус!

    Ох мля, второй на мою голову, где ж я нагрешил так?! — картинно всплеснул руками лейтенант, взял у Плотникова фляжку и сделал хороший глоток, — Слушай сюда, половой гигант, ты мне эти мысли брось, а то я тебе лично оскоплю и скажу, что так и было! Чего вам эта бедная девка далась-то так?! Вам что, в борделе баб мало?

    Брат, а ты хоть один, даже самый захудалый бордель, или даже хоть одну другую бабу в радиусе ста верст видишь? — парировал Антон, отбирая флягу, — я только песок вижу и полсотни потных вонючих мужиков... Ну и еще целую армию оживших вурдалаков и одного ходячую варп-бомбу. Тут не то, что на бабу одноглазую, на кадета засматриваться начнешь, не ко сну сказано... Кстати, кадет после кадавров совсем подавленный какой-то, может всё-таки ему грамм пятьдесят налить? Хотя не, пущай посидит, а то ещё напьется, буянить будем, машину заблюеет...

    Тащ лейтенант, извините, что я тут вашу чудную беседу прерываю... — Влезла в кабину, оттолкнув старшину, голова Касчеева, — Но я снова настаиваю на остановке! Думаю, мы уже покинули опасную зону, а раненым перевязка нужна, водителям передохнуть, да и парням поесть нужно!

    Кащей, ты чо, серьёзно тормозить хочешь, зная, что за нами по пятам эти черти, как гули на говно, прут?! — спросил Плотников отталкивая медика, — Если мы щас встанем, то не только «водители передохнУт», а все мы здесь передОхнем!

    Тащ лейтенант, остановка нужна... В конце концов, поглядите на Прецептора, он выглядит так, словно ещё чуть-чуть и лично перед Золотым Троном предстанет! — уверенно заявил Касчеев, игнорируя Плотникова, — Тащ лейтенант, прикажите остановиться, ответственность беру на себя...

    Ответственность он возьмет, а меня потом «Батя» за яйца возьмет.... Ладно, хрен с тобой, Касчеев, мы вроде оторвались и погони не видно, а размять ноги и пожрать и впрям надо, заодно с капитаном свяжусь нормально, — почесав щетину, проговорил Артем и повернулся к Аре, — Так, маленький гигант большого секса, передай остальным машинам: остановка пятнадцать минут, отделение Авкина в охранение, их потом Долгов сменит. Жрем, отдыхаем, справляем надобности.

    Колонна остановилась, с брони спрыгнули бойцы, открылись люки БМД и на воздух стали вылезать трясшиеся несколько часов без остановки внутри машин гвардейцы, прыгая и разминая затекшие ноги. Отделение сержанта Авкина, ворча принялось организовывать охранение вокруг колонны, покуда остальные начали подручными средствами разводить огонь и греть пищу в походных котелках. Артем с опаской взглянул на вяло вылезающего из «Копейки» Тониза: Антон был прав, встреча с кошмарными тварями, словно сошедшими со сборника страшилок, пошатнула кадета, однако почувствовав на себе взгляд, парень посмотрел в глаза Артема и коротко кивнул, пытаясь показать, что все в порядке. Решив, что нужно дать побыть кадету одному и осознать ужас, с которым они столкнулись, Иглин подозвал Бубнова, и тот, нехотя отрываясь от еды, быстро настроил вокс-кастер и подал трубку лейтенанту.

    По мере разговора лицо Артёма становилось все более хмурым, Иглин щелчком привлек внимание Грибенко и показал на пальцах условный сигнал. Сержант понимающие кивнул и принялся раздавать указания своим людям: десантники, бурча и потягиваясь, принялись выгружать свои тяжелые болтеры и устанавливать их на крыши «Копеек» — один из самых простых и эффективных широко практикуемых сиверцами способов повысить огневую мощь бронемашины. Закончив говорить по кастеру, лейтенант подозвал сержанта Фролова и раненого бойца из его отделения и начал им что-то втолковывать указывая то на Прецептора, то на «Копейку» Ары.

    Сержант и гвардеец недовольно скрипели зубами и спорили, но, в конце концов, подчинились Иглину и хмуро потопали к машине. Старшина Плотников, уловив цель друга, начал проводить перегруппировку десанта четырех бронемашин, стараясь дополнительно усилить стрелками четвертое «Копье Императора», оставшееся без тяжелого орудия на крыше.

    Деметрис стоически терпела пристальное внимание к своей скромной персоне всю дорогу, ей было совершенно невдомек, за какое прегрешение, смилуйся над ней Император, изуродованное лицо, испорченная рваная одежда и покрытое ссадинами и синяками тело могут привлекать кого-то, если, конечно, они - не оголодавшие обитатели джунглей, которым, как говорится, и косточка с хрящиком – закуска.

    Взгляды она буквально ощущала кожей, но старательно игнорировала, выдавая осведомленность ярким частым румянцем, вспыхивающим на ее конопатой мордашке всякий раз, когда слух улавливал ту или иную реплику. Конечно, шутки гвардейцев, по большей части, были совершенно безобидными, вполне польстившими самолюбию такого тщедушного существа, как зачуханая немая калека, однако, Деметрис с ужасом представляла свое положение, ежели бы Прецептора рядом с ней не было, да и Диггенса, подбадривающего ее дружеским участием.

    Стянув остатки рубашки на груди одной рукой, второй девушка старательно разбирала сбившиеся в колтун и потускневшие, выцветшие огненно рыжие кудряшки. В волосах собралась уйма песка и кожа зудела неимоверно, однако, тратить драгоценное время на личную гигиену и медицинское обслуживание в условиях опасности, к тому же, она считала себя последней в очереди на помощь, было бы просто кощунством.

    Осторожно оглядываясь по сторонам, но не отходя от Крейза ни на шаг, медичка немного расслабилась. Ей, молодой девушке, радоваться надо было бы, опровергая для самой себя мысль о том, что стакой меткой на лице ни один мужчина в здравом уме не глянет, а тут – хоть выбирай… Внезапное прозрение оформилось в немом, ментально громком постулате:

    «А зачем мне кто-то еще? Наверное, я так дичусь потому, что уже есть человек, который мне нравится?» - Деметрис вновь стала пунцовой. Обхватив себя руками, она опустила голову, искоса поглядывая на Прецептора, словно ища внутреннего отклика – и с некоторой паникой находила его. Все в этом худощавом прихрамывающем человеке, наделенном устрашающим даром, было ей мило и дорого. Даже этот его взгляд, от которого не то, что голой себя чувствуешь, рентгеновским снимком…

    Сам Крейз в это время застыл подле одной из БМД, задумчиво оглядывая сопровождающих их десантников. Ему не нужно было даже напрягаться, чтобы почувствовать напряженность, недоверие и отголоски суеверного страха, яркими пятнами вспыхивающие в мыслях сиверцев, стоило кому-то из них остановить взгляд на псайкере. Не сказать, что это его особенно волновало: за свою долгую жизнь в рядах Имперской Гвардии Иактон давно привык к подобному отношению. Людям свойственно бояться неизвестного. Как, впрочем, и того, кто способен раздавить тебя одной лишь мыслью. Исключение составляли редкие индивидуумы: таким был неунывающий лейтенант Диггенс, с которым Крейз прошел бок о бок уже множество компаний, такой была Деметрис, маленькая медичка, продолжающая удивлять псайкера своей внутренней силой.

    Хрипло каркнув, на плечо Иактона опустился верный ворон. Три пары ярко-алых глаз внимательно следили за десантниками, каждую минуту ожидая подвоха. Псайкер усмехнулся. Его питомец всегда был настороже.

    Обернувшись, Прецептор нашел взглядом медичку, уже долгое время следующую за ним буквально по пятам. Уже достаточно времени прошло с того момента, как эта девушка случайно оказалась в его воспоминаниях и Крейз внимательно приглядывался к ней, иногда улавливая случайные, слишком громкие мысли. После того как эта храбрая девушка доблестно проявила себя во время боевой операции, Иактон считал бесчестным открыто читать её разум.

    Убедившись, что его взводный прекрасно справляется сам, лейтенант подошёл к Прецептору, подал псайкеру и стоящей рядом с ним девушке два походных котелка, в которых дымилось питательное варево, и заговорил на готике:

    Не ростбиф из грокса, конечно, но все лучше, того дерьма, что интенданты сухпаем называют... Выглядите получше, сэр, смотрю, прогулка на свежем воздухе принесла пользу, не врут, значится, апотекарии... — Иглин невесело усмехнулся, достал планшет и активировал на нем карту города и местности, — я связался с ротным, новости плохие, сэр. Информация о присутствии некронов уже неактуальна: несколько часов назад Город убедился в этом сам и подвергся атаке вот здесь. Но это была только проверка боем, скоро будет полномасштабное наступление, по крайней мере, так считает Батя... в смысле, полковник так считает. СПО, артиллерия и Астартес смогут замедлить продвижение тварей, но на большее рассчитывать не приходится, силы ограничены. Линия обороны держится на соплях, большая часть местных защитников — новобранцы, и сейчас в Городе в режиме постоянной готовности базируется большая часть нашей полковой авиации, собственно, именно поэтому к нам в итоге так и не прислали воздушный транспорт для эвакуации. Проблема в том, что вполне вероятно, мы не попадем в Город до того, как начнется атака. Тем не менее, ваша доставка в штаб все ещё считается приоритетом, а тот факт, что мы можем оказаться в тылу противника наш полковник рассматривает, как отличную тактическую возможность, так что мои задачи получили определенную корректировку. В общем, план таков: вы, с вашей свитой и тремя моими ранеными, на одном «Копье» прорветесь к нашим позициям, я же, с остальными «Копейками» и своими парнями, пробью для вас коридор и вмажу в тыл некронам, кто знает, возможно, сможем смять их ряды. Я поеду в сорок седьмой, в вы в той же сто седьмой БМД, её ведёт наш лучший водитель... Ара!

    Слушаюс, тащлэйнант, всьо понял, всьо в лучшем видэсдэлаем! — ответил на крик лейтенанта водитель, показался из люка и, заметив медика, расплывшись в широченной улыбке, активно жестикулируя, на ужасном низком готике затараторил:

    А! Мэдик-джан, свэт маего сэрдца, услада маих глаз, мёд моих губ, срочный мэдыцынский помощь твой нужен, твой красота сэрдцэ мой поразил, рану кровоточащую оставил, без пацэлуя тваего лэчэбнаго савсэм мёртвый буду...

    Ара, свали нахрен! — гаркнул лейтенант, и голова водителя исчезла в люке раньше, чем по ней попал кинутый Артемом планшет, — извините, мэм... мисс... он у нас немного импульсивный, но водит так, словно сам Омниссия одной жаркой ночью с его мамашей согрешил.

    Деметрис испытывала зараз и стыд, и желание рассмеяться. Лучший водитель был человеком доброй души и явным ценителем юмора, отчасти являясь самостоятельным курьезом. Нерешительно взглянув в сторону машины, девушка с трудом представила дальнейшее путешествие, разве что Император милосердный даровал бы ей глубокий сон…

    Закусив губу и в очередной раз залившись румянцем до кончиков ушей, девушка не придумала ничего лучше, как отступить ближе к Крейзу и, совершенно уж растерявшись, заручиться внутренней поддержкой, несильно сжав пальцы Прецептора. Опомнилась она уже позже, ощущая совершенно удивительное успокоение и внутреннюю гармонию. Разум же вопиял. Медик уставилась себе под ноги, стараясь выгнать весь табун оживших мысле-страхов и казней самобичевания из головы. Выходило плохо. Хуже было оставаться осмеянной, отруганной и получившей взыскание за неуставные манеры.

    Мягко высвободив руку, Крейз бегло взглянул на Деметрис и неопределенно хмыкнул. В этом момент из БМД раздался грохот и отборная ругать. Судя по всему, отвлеченный собственными возвышенными мыслями Ара совершенно случайно споткнулся и упал, приложившись головой об какой-то элемент внутреннего интерьера БМД.

    Астартес, некроны…Что ж, многое мы пропустили, бегая по джунглям за орками, – задумчиво протянул псайкер, – Ваш план хорош, лейтенант, но я внесу в него одну поправку. «Копье» повезет только раненных. Я отправлюсь с вами. В штабе полно своих светлых голов, мои же силы найдут лучшее применение в битве. И это не совет, лейтенант, – Прецептор раскаленным взглядом остановил возражения, готовые вырваться из уст Иглина. – Вы обязаны исполнять мои приказы, нравится вам это или нет. Иначе я могу счесть это дезертирством и невыполнением обязанностей, возложенных на вас Богом-Императором. Мне понадобится отряд сопровождения из опытных и мобильных солдат. И я желаю видеть в нем вас, – Крейз качнул посохом в сторону лейтенанта и продолжил:

    Если нам удастся зайти в тыл некронам, лучшим вариантом будет уничтожение их артиллерийских орудий. Распределите взрывчатку межу отрядами. В моем отряде она не нужна, я всё сделаю сам. Открытое столкновение опасно, поэтому лучшим вариантом будет прорыв к орудиям, установка взрывчатки и быстрое тактическое отступление. Не сомневаюсь, ваши десантники подкованы в таких вещах. Пока мы будем ехать, я подробнее обдумаю план операции и передам его вам.

    - Растудыть твою налево... - процедил Иглин на сиверском, в очередной раз задаваясь вопросом, почему именно ему выпала доля нянчиться с прецептором, вздохнул и продолжил уже на готике - Слушаюсь, сэр. Взрывчатка у нас и так распределена по отделениям, плюс есть ракеты и автопушки "Копеек". Что же до орудий, полагаю аналогичные задачи перед нами поставит и полковник, заодно и сориентирует по координатам. И еще, только раненых "Копье" не повезет, мы собираемся действовать маневренно, имеет смысл не перегружать машины и распределить бойцов для равномерной огневой мощи. И вот еще что, сэр. Постарайтесь выжить, немало парней полегло, чтобы вытащить вас, не хотелось бы, чтобы их смерть оказалась напрасной.

    Крейз замолчал, задумчиво наблюдая за тем, как к Иглину подошел лейтенант Диггенс.

    Пс-с, дружище. На пару секунд, – Диггенс по-дружески прихватил лейтенанта Иглина и отвел в сторонку.

    Я так понимаю, ты этим ребятам батя и командир, поэтому мое дело предупредить тебя, а ты уж сам думай, – улыбчивое лицо Диггенса на мгновение стало задумчиво-серьезным. – Девушка эта, не просто медичка, –лейтенант важно поднял палец вверх, – а личный помощник господина Савант-Прецептора Иактона Крейза. Прецептор наш командир строгий, но справедливый, ребят свои в обиду не дает. И, ежели ему, –Диггенс перешел на шепот, – вдруг покажется, что помощницу его обижают, он ведь и по стене размазать может. Был у нас прецедент один уже, весь день останки бедолаги со стены барака оттирали. Псайкеры –они народ такой, сам понимаешь…

    - Э, ты нас за кого принимаешь?! - с вызовом подошел Плотников, подавая Артему кинутый в Ару планшет и озлобленно глядя на Диггенса - Мы - Сиверские десантники, никто - кроме нас, там где мы - там победа! Еще раз обвинишь нас в изнасил...

    - Спокойно, Тоха! Лейтенант не это имел в виду - Артем рукой остановил друга, призывая последнего остыть - Кажется, он хотел сказать, чтобы парни поменьше пялились и докапывались до девушки. Так и передай парням, а конкретно Аре скажи, что если еще раз, еще хоть один варпов раз он такое отчебучит, так подставит мою жопу - из его я сделаю туннель для отступления!

    Задумчивый взгляд Диггенса упал на ворона Крейза, который, забравшись на одну из БМД и вцепившись когтями в автопушку, захлопал крыльями, поднял машину на метр в воздух, затем, опустив громыхнувший БМД и насмешливо каркнув, долбанул клювом по броне рядом с лицом высунувшегося из люка десантника, оставив на ней вмятину, после чего взлетел и принялся нарезать круги в воздухе.

    В общем, я тебя предупредил, а дальше – дело твое, – лейтенант вновь улыбнулся и, хлопнув Иглина по плечу, пошагал обратно к Прецептору.

    - Одни, мать его советчики ... - недовольно процедил сквозь зубы Антон и повернулся к Иглину - Может оно и к лучшему, что этот псайкер с нами останется? Врываться в тыл к этим тварям одним взводом - да у нас больше шансов нагишом в Око Ужаса и обратно сбегать... А с этим деятелем, кто знает, может и выгорит что-нибудь. Правда, слишком уж он берет на себя много...

    -Приказы нужно выполнять, Тоха. По крайней мере, если они разумны. Его пока разумны. - проговорил Артем хлопая Плотникова по плечу - Там где мы - там победа, помнишь? Добудем Прецептору еще одну победу.

    В это время, Крейз оценивающе скользнул взглядом по Деметрис, после чего воткнул посох в песок и снял с себя рубаху.

    +Приоденься, иначе эти альфа-самцы не смогут сосредоточиться и на орке в паре метров перед собой + – мысленно сказал девушке псайкер, протягивая одежду.

    Медичка беззвучно открыла рот, тем самым пытаясь выразить протест, но тут же закрыла его, осознав, что спорить, пусть и мысленно, бесполезно, а потому прибегла к тактике увещевания, почти уверовав, что Крейз оставит без внимания ее фамильярность.

    Отвернувшись к транспорту, она ловко стащила лямки комбинезона и повязала их на поясе, потом нырнула в просторную рубашку, на мгновение уткнувшись носом в грубую ткань, хранившую запах владельца. Поблагодарила Императора, что очередной прилив крови к щекам не виден никому.

    Рубаху девушка подвязала узлом под грудью, так, чтобы она перестала напоминать хламиду огородного пугала, но широкий ворот все равно сползал то с одного, то с другого плеча, и все же, так было гораздо уютней. Ободрав обе штанины, Деметрис осталась в импровизированных шортах, демонстрируя сбитые в кровь острые коленки. Великоватые ботинки поршеньками болтались вокруг худых голеней, хотя она и постаралась потуже стянуть шнуровку.

    +Я благодарна, господин Прецептор, но сочту необходимым, как медик, напомнить вам, что приоритет медицинского ухода и заботы о сохранности, все же, принадлежит вам…+ – Даже мысленному тону не хватало твердости. Особенно, после вроде бы и шуточной, но демонстрации отсутствия воспитания у наглой птицы Крейза, впрочем, как и не слишком понятной выходки хитро ухмыляющегося лейтенанта Диггенса. – +Надеюсь, мое общество для вас не слишком хлопотно…+ – Добавила девушка уже гораздо неувереннее, все еще опасаясь смотреть на Прецептора.

    + Физические раны меня беспокоят мало, а душевные залечить ты не в силах. Но я благодарен тебе за твою заботу. И да, когда мы доберемся до противника, ты отправишься со мной. + - ответил Иактон, задумчиво чертя какую-то одному ему известную схему на песке. Оказавшийся рядом Диггенс улыбался, а когда Деметрис встретилась с ним взглядом, он хитровато и ободряюще подмигнул ей.

    Десантники закончили с приемом пищи и начали грузиться, Плотников вновь начал перераспределять людей по машинам, водители с неохотой стали занимать места в кабинах. Касчеев подошел к лейтенанту Иглину вспотевший с саперной лопатой в руке и протянул лейтенанту окровавленный жетон:

    - Пять двухсотых, тащ лейтенант - холодно проговорил медик - Семецкий скончался от тряски. Остановись мы на хоть на полчаса раньше - возможно, он бы выжил. Надеюсь оно того стоило, Артем.

    - Я тоже, Кащей - пробормотал лейтенант глядя вслед развернувшемуся и уходящему медику, не ставшему слушать ответ - Я тоже.
    Не в сети
    Профиль пользователя PHOENIX Написать личное сообщение пользователю PHOENIX
    17.12.2014, 11:21

    2907
    24
    0%


    Леди фон Классен, Айсфир Верект, встреча в клинике, Синий город

    Оставшись в одиночестве, Тэмра с колким холодным ужасом припомнила своего гостя, покинувшего тени. Отбросив покрывало, женщина с великим трудом сбросила неподвижные ноги с кровати, не ощущая босыми ступнями глубокого теплого ворса ковра. Слабой рукой она дернула шнур звонка и спустя несколько слишком долгих секунд в покои скользнул хрупкий силуэт единственного существа, которое было преданно госпоже без лишних вопросов и сомнений.

    Тэнебрис выслушал шепот-просьбу и удалился, правда, совсем ненадолго. Вскоре эльдар вернулся и отдал инквизитору тяжелый серебристый инъектор с разъемом под капсулу. Справившись с «подарком» Веректа, ксенос с огромной осторожностью вогнал толстую иглу в разъем на шее женщины и впустил антидот в кровь. Тэмра глухо застонала в подушку, скобля ногтями гладкую спинку кровати. Слабость отступала равномерно, возвращая телу ощущение силы в мышцах. Чудодейственным зелье гомункула не было, оно лишь нейтрализовало очередной компонент из сотни еще неизвестных, но приносило облегчение на куда более долгий срок, нежели то, что синтезировал магос.

    Тэнебрис притащил и обувку, расторопно помогая госпоже встать на ноги в привычных сапожках. С поспешностью, порожденной страхом и укороченным сроком, Тэмра обрядилась в легкую темную тунику с распущенным воротом на шнуровке и плотные бриджи, скрепляющие швы на бедрах десятком миниатюрных ремешков. Хрупкие руки обжали тонкие замшевые перчатки с широкими раструбами, голову и шею скрыл черный палантин, на плечи она накинула длинный плащ с капюшоном. Оставив на стойке и оружие, и инсигнию, инквизитор остановила свой выбор на миниатюрном выжимном кинжале с таким узким лезвием, что казалось, оно было ледяной иглой. Клинок имел полость, хранящую парализующее вещество и в рукояти прятались две запасные ампулы. Эта предосторожность предназначалась посторонним лицам, способным спутать планы леди фон Классэн, но никак не для устрашения того, к кому она шла добровольно.

    Выскользнув следом за маленьким эльдаром, Тэмра добралась по коридору до черной лестницы и узких коробок спусковых платформ для обслуживающего персонала. Ксенос запустил механизм и вскоре он и его госпожа вышли на задний двор отеля, а оттуда — на узкую улочку, огибающую «Серебряные дюны». Охрана отеля из СПО-шников даже не заметила двух легких теней.

    ***

    К месту назначения, к медицинской клинике, закрытой для общих нужд и пользующейся спросом у звена среднего достатка картелей Синей корпорации, Тэмра прибыла через неполный час, кружа улочками верхнего яруса так, что и с кибермастифами найти беглую инквизиторшу было бы сложно. Ксенос шел параллельно своей госпоже, ловко минуя достаточно людные магистрали, хотя его одежда надежно защищала творение Василия, рисковать все же не стоило.

    Инквизитор избрала это заведение благодаря наводке своего юркого соглядатая, хотя и не предполагала встречи с гомункулом здесь, на Хараксе. Клиника должна была послужить полевой лабораторией магосу на тот случай, если придется скрываться от официальных властей или, что гораздо страшнее, от защитников города в лице воинов Императора.

    Большинство гражданских уже покинули стены своей родины, оставались лишь те, кто поддерживал мануфактории корпорации, ведущие непрерывную добычу и поставку воды. Клиника располагалась в скромном квартале среднего яруса, равно удаленно и от рабочих кварталов, хотя их присутствие угадывалось по поднимающейся из секторов ниже дымке, и от фешенебельных полу-террас местных власть имущих. В отличии от Черного города, Синий буквально утопал в растительности, ставшей настоящей роскошью для тех, кто вынужден был торговаться с Синим городом за каждую пинту жидкости самого различного качества.

    Заведение было погружено в сумрак. Тэмра устроилась в глубоком удобном кресле в отдельном кабинете, очевидно, принадлежавшем руководителю. Остальные залы, отведенные под процедуры и приемы посетителей располагались дальше, вдоль низкой галереи, опоясывающей здание по внешнему краю и нависающей в пустоте иллюзорного небосвода. Взглянув на вычурный хронометр, инквизитор прикрыла глаза. Тенебрис устроился в уголке, плюхнувшись в карло. Эльдар превратился в осязание и слух.

    Верект вошёл твёрдым и решительным шагом, выйдя словно из ниоткуда. На этот раз гомункул был в некоем подобии плаща с капюшоном, кои носят мон’кеи, застёгнутом под горло. Чёрная кожа поблёскивала в более чем скудном освещении помещения. С внешней стороны одеяние было абсолютно непримечательным. Но внутренние ячейки и карманы скрывали многое. За Айсфиром дверь закрылась спустя пару секунд, достаточно, чтобы дать понять, что он здесь не один, хоть и без отпрысков. Внутри друичи снизил темп ходьбы и сделал два шага в бок, чуть приближаясь к ручному выродку, хоть Верект и не заметил его, по крайней мере, сразу.

    — Ты не меняешься, — спокойно констатировал факт Айсфир, подходя чуть ближе к креслу. — Физически.

    — Как и ты. Но опустим любезности, — Тэмра внимательно следила за гомункулом, пытаясь просчитать самые вероятные варианты очередного «Сотрудничества», — Чего ты хочешь? Насколько я помню, мы условились общаться более-менее дистанционно, но судьба имеет скверное чувство юмора, — Инквизитор фыркнула, окончательно избавившись от тени страха перед сумрачными чудовищами, — Итак, ты здесь, я здесь. Ставки? Выигрыш? Какова цена теперь, Айсфир?

    Тэнебрис встал и скользнул к хозяйке, прижавшись к ее бедру худеньким телом. Серебристые глаза созерцали сородича пытливо и не без уважения, однако, никакого подобострастия в облике ксеноса не появилось. Эльдар замер, готовый уберечь госпожу от чего угодно ценой своей хрупкой жизни. Металлический протез прятался в складках просторного плаща.

    Верект скользнул безразличным взглядом по ребёнку. Фон Классен проявила специфическое милосердие, приютив это, учитывая, особенно, её род занятий. Осмотрев того с ног до головы, Верект вновь вернул выцветающие зелёные глаза к хозяйке и подошёл ещё чуть ближе, понижая тон. Голос Мастера Плоти превращался тем больше в скрип смычком по разбитому контрабасу, чем тише он говорил.

    — Тут добывают руду. Мне нужно всё, что ты сможешь вывезти отсюда. А ещё мне нужно уйти отсюда как можно более безопасно. Ты мне в этом можешь помочь тоже.

    Айсфир приблизился к столу, стоящему рядом с креслом Тэмры и оперся руками, чуть нависая над столешницей. Неяркий свет с одной стороны превращал древнее узкое лицо во что-то ещё более неприятное и жуткое. Морщины превращались в рытвины.

    — А ещё мне интересно, что ты готова мне предложить взамен... — глава семейства выдержал паузу, смакуя каждое мгновенье тишины, с долей сожаления о высказанных словах прервав её. — ...полного исцеления.

    Все перечисленное не слишком удивило инквизитора, но Тэмра буквально отшатнулось, стоило дребезжащему шепоту обозначить и донести смысл сказанного. Распахнув лиловые глаза, женщина несколько секунд буквально пожирала взглядом чудовище, подавляющее любое живое существо одним своим присутствием.

    — Руду получишь. Местные картели наверняка владеют месторождениями или знают, как перекупить добычу у красных партнеров. Корабль будет ждать тебя на низкой орбите, «Таэаил Наис», быстрый и маневренный рейдер. По крайней мере, тебя доставят до безопасного места. Надеюсь, на этом мучения экипажа закончатся. — Холодно, но негромко, с хрипотцой, парировала леди фон Классен, — Я понимаю, все это — оплата нынешней порции? Расценки растут год от года, Верект.

    Женщина приподнялась в кресле, но даже так она смотрела на друичия снизу вверх, подавшись чуть вперед, она замерла, не испытывая ни отвращения, ни страха, даже чувствуя касание дыхания ксеноса. Тэнебрис прижался к ней сильнее, пряча личико в складках ее одеяния.

    — Что до исцеления... Скажи, тебе нужно что-то определенное, раз ты сулишь нам столь дружественное расставание без внеочередной возможности достать меня, загнать и шантажировать? — Выдохнула Тэмра, полностью вставая. Теперь и она, и гомункул сошлись в гротескной пародии на схватку взглядами где то по центру широкой столешницы, — Чего тебе не хватает? Нужен корабль? Ресурсы помимо тех, что уже обговорены? Собственная вилла в центре Трациан Примарис? Рабы? Что можно оценить моей спокойной жизнью без тебя, Айсфир? — Она усмехнулась ему почти в губы, прикрывая глаза, пряча злость под густыми ресницами.

    — Ты получила половину за то, что ты сейчас озвучила. — Айсфир говорил тихо, спокойно, делая некоторые паузы между словами. — Вторую часть получишь, когда предоставишь мне корабль.

    Оценивая специфическую решительность фон Классен, Верект слегка оттолкнулся от стола и, внезапно, расстегнул свой «плащ», открываясь визави. На шее на цепочке болтался хрустальный шарик с глазом внутри, бешено вращающимся в мутноватой жидкости. Из нагрудного кармана торчала ампула с зеленоватой жидкостью. Но что скрывал подол одеяния — пока ещё оставалось секретом. За исключением того, что Айсфир достал пергамент и развернув его одной рукой, другой ладонью коснулся лица Тэмры, чуть сжав её щёки.

    — Ты напрасно думаешь, что я для тебя не страшен, — начавшего шевелиться Тенебриса Верект смерил таким леденящим душу взглядом, что комиссары бы поседели. — Я знаю, на что надавить, если ты мне понадобишься. Я слышал, у тебя есть дочь... этот выродок... тот мон’кей в наморднике... Не надо мне грубить.

    Айсфир выпустил лицо инквизитора просто разжав пальцы. Верект чуть боле шумно задышал, поворачивая к Тэмре пергамент.

    — Это способ твоего излечения. Я могу тебе его отдать просто за рабов. Но мне нужно нечто большее за саму операцию. — Верект сделал непонятный жест рукой, давая сигнал кому-то ещё. — Мне нравится твоя идея с убежищем среди вас, мон’кей. Но этого недостаточно. Я дам тебе шанс оценить свою жизнь самой. Дам тебе подсказку: Ксенос.

    — Опять твои загадки, Айсфир, — Тэмра вскинулась и одним ловким плавным движением оказалась на столешнице, оттолкнув в недра кресла испуганно пискнувшего эльдара, — Некронтир? Эльдар? Может быть, синекожие Тау? Орк? Или поймать тебе тригона? — Инквизитор без зазрения совести перешла на родной язык гомункула. Со стороны казалось, что и худая до смертельной хрупкости женщина — не человек, а ксенос, бледный, призрачный, с запавшими глазами, в которых беснуется лиловое пламя, — И не надо меня пугать, Верект, пуганая. Мы всегда ладили, особенно, после первой встречи. Хотел бы убить — уже убил бы. К тому же, я всегда готова дать тебе шанс. А вот судьбами других распоряжаться не тебе, есть люди куда осторожней и умнее меня. И они будут предупреждены, я озаботилась этим в конце концов.

    Тэмра осторожно, так, словно окунала палец в горящее масло, коснулась им холодной мертвой кожи на груди эльдара, чуть задев цепочку. И откуда взялась эта смелость? Вряд ли это была смелость. Обреченность. Груз лжи душил ее веру и совесть слишком давно, угроза потерять все в угоду эгоизму заставила сломать себя и вновь собрать, заново, то, что осталось.

    — Или тебе собрать зоопарк со всей галактики? Хотя... Нет, — сладко процедила инквизитор, — скорее всего, — эльдар, твои лицемерные светлые сородичи. Их мучить гораздо приятней в этой вашей изощренной мести и ненависти. Скажи мне, что я неправа?!

    — Ты прозорлива, — скривился в усмешке Верект. — Для мон’кей. Я предоставлю тебе кое-какую информацию о них. К тому же, расскажу тебе о конкурентах. За дополнительную плату.

    Верект отошёл от стола, достав из кармана капсулку, раздавив её пальцами. Лёгкий дымок разошёлся между двумя длинными и узловатыми пальцами и растаял в воздухе. Айсфир перестал зубоскалить и его ноздри стали чуть раздуваться, что говорило о гневе.

    — Я всё ещё могу убить тебя, если ты не будешь мне полезна. Прекрати строить из себя героиню. — Тон Веректа стал ещё более холодным. — Скажи, ты имеешь власть над вашими монкеями в броне? Мне нужно их обмундирование. Голов на пятнадцать. Оружие, броня, всё, что есть. Отдельно от содержимого.

    Помолчав, друичи сложил руки на груди, сощурив глаза. Фон Классен по его мнению было даровано необычайное право. Да и избавить её от этого яда будет интересным опытом. Айсфир уже придумал, что сделать.

    — Скажи мне, фон Классен... Сколько тебе лет?

    — Разменяла пятый десяток, Айсфир, — Инквизитор осклабилась. Пожалуй, Верект, хоть и был богомерзким ксеносом, она вполне могла бы сравнить его с некоторыми людьми, коих и без особых обстоятельств вздернула бы на какой-нибудь перекладине, а гомункул, в пику им, в некоторые моменты действительно оказывался и полезным, и, Император сладчайший, верным своему слову. — Уточни-ка про броню... Уж не думаешь ли ты, что я повредилась умом и могу убить космодесантников? Если ты на это надеешься, лучше убей сейчас. Гвардейское обмундирование я смогла бы еще раздобыть, не отчитываясь ни перед кем. Отдельно от содержимого. Но модифицированные воины не просто не подчиняются мне, они табу для меня и моих спутников. Думай, Айсфир, думай, а то вдруг я обесценюсь шустрее, чем ты изобретешь способ выехать за мой счет? — Слова чужого языка давались Тэмре все легче, хотя ее тон и не обладал большинством эмоциональных уловок для более точной передачи смысла. Гомункул ее понимал.

    — О нет, ни в коем случае, — Хмыкнул Верект. — Не думаю, что ты способна убить кого-то, чуть крупней ваших... гвардейцев. Я не имею ни малейшего понятия, съёмная она или нет. Разве она не производится серийно?

    Ксенос примерно прикинул названный возраст, и что ему понадобится для операции. О да. Раскрыть карты будет довольно интересно. Учитывая сердобольность мон’кеев.

    — Так что, фон Классен, ты хочешь излечиться?

    — Пятнадцать комплектов брони имперской гвардии... Что ж, будет тебе обмундирование. Что еще? — Тэмра прикидывала себе, какова будет окончательная цена и уже отчасти жалела, что пришла на торги собственной совести одна. Но, с другой стороны, кто бы не сопровождал инквизитора помимо Тэнебриса, забившегося в угол, тот непременно погиб бы. Верект терпеть не мог посторонних и свидетелей. — Ты же знаешь ответ. Хочу. Иначе, какой смысл барахтаться столь долго? И потакать твоим капризам.

    Женщина соскользнула со стола, прошлась по кабинету, зябко потирая плечи и кутаясь в плащ.

    — Скоро будет бой. Броню и тряпки тебе доставит сюда же Тэнебрис, заберешь завтра с рассветом, город опустеет окончательно и его патрулирование снизят. Насчет руды я узнаю, возможно, кто-то из этих алчных картелей продаст мне месторождение-другое, добычу будут собирать контейнерами для погрузку на мой корабль. Надеюсь, капеллан простит мне мою меркантильность... И ты дашь мне свою панацею, я должна быть у стен. Не хватало, чтобы я там в грязь навернулась в припадке.

    — Панацеи не существует, — Айсфир отошёл к двери, махнув рукой. — Нам придётся провести операцию, фон Классен. Твой щенок получит от меня вторую дозу противоядия, чтобы ты не легла раньше времени.

    Верект повернулся к инквизитору спиной и сделал два шага по направлению к двери.

    — Кажется, я забыл сказать. Тебе для излечения понадобятся здоровые девочки. Пяти будет достаточно. — Айсфир криво ухмыльнулся, — Я слышал, у вас есть Схола Прогениум. Готова ли ты на это?

    С этими словами Верект вышел, а вместе с ним пропали и тени.

    Вслед гомункулу, расколовшись об дверь, полетело тяжелое пресс-папье. Тэмра злилась страшно, но так случалось каждый раз — и каждый раз от ее совести оставалось все меньше и меньше...

    Спустя неполный час, переодевшись в простую домашнюю мантию, застегнутую под самое горло, леди фон Классен общалась с одним из клерков картеля Фриури, действующего от лица своего нанимателя. И ожидала, когда вернется Тэнебрис, отправленный с Василием в штаб командования имперской гвардии. Техножрецы гвардии не слишком охотно открыли для магоса закрома, но, так или иначе, расстались с требуемыми комплектами брони.

    Инквизитор осталась в желанном одиночестве ближе к полуночи по местному времени, хотя судить о смене часов было сложно — непроницаемые тяжелые облачные завихрения напрочь скрывали небо Харакса. Сон не шел к женщине, она устроилась в кресле с инфопланшетами, которые принес Икарий, и погрузилась в изучение, в ожидании новостей с совета.


    Призрак Администратума. Магос всея ФРПГ Warhammer 40.000, Dragon Age, сценарист-затейник, летописец, ленивый и рассеянный хранитель Библиариума.

    Реестр персонажей

    Не в сети
    Профиль пользователя Еретик Написать личное сообщение пользователю Еретик ICQ - 644017086
    21.12.2014, 18:58

    2907
    24
    0%


    Неизвестные наемники, отряд движется вдоль линии джунглей, от Синего города, преодолев пустыню

    Неизвестный отряд двигался по самой кромке пустыни, оставляя позади город Синей корпорации. Некоторые люди были одеты в маскировочные песочные плащи, почти сливаясь с набегающими под порывами ветра дюнами, некоторые двигались медленнее из-за довольно неудобной для подобных переходов брони. Караван растянулся вереницей, оставляя чуть позади двигающихся в одном темпе механических рабов, несущих закрытую переноску-контейнер.

    Тобиас Клэвис был невероятно раздражен утерей связи с кораблем, как, впрочем, и собственным незавидным положением. Еще в Синем городе, куда ренегат сбежал от погони фон Классен, стало очевидно, что покупатель и наниматель не смог пробиться на поверхность, хотя инквизитора терзали и иные сомнения: его просто кинули, а возможно, бездушная стерва перебила цену или сговорилась. Клэвис и его наемники едва успели улизнуть из осажденного, почти зажатого в кольцо ксеносами города, пробиваясь под защиту влажных лесов, представляющихся куда меньшим злом, к примеру, нежели встреча не только с ополоумевшей леди с Трациан Примарис, но и ее дружком, таким же проклятым, Майнером, свалившимся буквально с неба.

    Агенты обоих инквизиторов загоняли Тобиаса более четырех лет, но покровительство заказчика и кукловода позволяло уходить из-под слежки буквально на волос до появления аристократки и ее псов. Зачем сопливая наследница империи фон Классен была нужна таинственному нанимателю, бывшему исключительно щедрым и игравшим на слабостях ренегата, Клэвис не знал, да и не желал знать, исправно перевозя свой специфический груз с мира на мир.

    И вот теперь Харакс. Далекий от политических интриг, этот мир ничем не мог быть полезен беглецу, потому команда инквизитора спешила скрыться и затаиться до более удобного момента. Клэвис знал, что фон Классен не пожертвует своим ребенком, даже если возникнет угроза пострашнее ксено-угрозы. Эта тварь способна была скормить все население планеты тиранидам, лишь бы вернуть девчонку себе. А ведь Тобиас почти добился своего, распространяя слухи и плетя изощренную паутину интриг, в которой когда-то на Тригондане почти запутались и Тэмра, и Хантер.

    Что до Арчибальда, его время еще не пришло. Убрать его пока не представлялось реальным, аристократ стал параноидально осторожным, поддерживая удивительную дружескую связь с прокаженной неприкасаемой, словно события восьмилетней давности сблизили двух инквизиторов даже больше, чем родственные узы. Ну да и это проблемой не стало, смерть или же казнь еретички станет прекрасной демонстрацией власти, поставит на мето многих — а еще большему числу заткнет рты.

    Среди наемников, следующих за инквизитором, выделялся его ученик, с погрешностью на возраст воспитанный в тех же традициях — и столь же алчный. Если бы не острый ум самого наставника, интерогатор получил бы инсигнию, содрав ее с перебитого горла самого Тобиаса. Но более всего раздражало Клэвиса нездоровое влечение спутника к этой бездушной куколке с удивительными изумрудными глазами, способными заворожить. Почти постоянно дитя фон Классен пребывало в полу-сознательном состоянии, накачанная препаратами и буквально увешанная ограничителями. Однако, даже в этом виде Клэвиса тошнило и головные боли едва не заставляли его бежать подальше. Его ученик, Марсель, находил это забавным. Он не был псайкером, а потому вытворял с девчонкой совершенно непотребные делишки, получая удовольствие от ее купания, переодевания или расчесывания темно-каштановых локонов. Инсценируя издевательскую пародию на светское общение, он муслякал маленькие руки и тискал худые, не оформившиеся бедра юной аристократки, правда, большего не позволял, опасаясь очередной зуботычины от раздраженного наставника.

    — Здесь разделимся. Разведчики прочешут лес, потом мы встанем на привал, иначе я сдохну от духоты и от грязи этой вонючей проклятой планеты, — огрызнулся Клэвис, взмахом руки отправляя четверых наемников под полог джунглей. Отряд изрядно поредел. Троих инквизитор потерял благодаря собственному недоверию, пристрелив возроптавших еще при высадке, еще двоих — зарезал его аколит, поддавшийся паранойе Тобиаса или же своей собственной. Ощущение крадущейся за спиной тени не покидало никого. Из дееспособных наймитов в живых осталось пятнадцать человек, головорезов и наркоманов, обретавшихся на корабле Клэвиса. Их не жаль было скармливать местным пескам и лианам. Несущие паланкин с капсулой сервиторы так же могли поддержать отряд огнем.

    Разведчики скрылись в джунглях, и почти сразу с ними пропала связь, оборвавшись ан полуслове. Клэвис от души пнул Марселя, сбив с ног на осыпающийся грунт.

    — Следующим пойдешь ты, проклятый ублюдок! Твоя идиотская идея тащиться через пустыню не к океану, а сюда, очевидно, была направлена на общую погибель! Я убью тебя раньше, щенок! — Тобиас выхватил стабб-револьвер и направил его на сбившихся кучей оставшихся наемников, переводя дуло с них на замершего, но кажущегося совершенно спокойным, Марселя.

    — Мой господин, уймите гнев. На этой планете потеря связи — дело прошлое, дайте разведке время, они вернутся, — елейным голосом заговорил аколит, — Мы прошли колоссальный путь, агенты фон Классен не смогут нас выследить здесь, пустыня не хранит следов! Пусть эти ящерицы и люди разбираются с ксеносами, налаживают сообщение, у нас достаточно припасов, чтобы пережить здесь и полтора сезона, у нас есть еда и вода, остается просто найти убежище и ждать связи... — Марсель всегда умудрялся притупить безумие Клэвиса, лелея собственные соображения, подпитанные не только личными амбициями, но и довольно продуктивными разговорами с нанимателем.

    — Тогда ждем, но если люди не вернутся через час, искать их пойдешь ты один! — Рявкнул инквизитор, — Встаем здесь, рассредоточиться и смотреть, воду экономить. Меня не покидает ощущение, что за нами следят...


    Призрак Администратума. Магос всея ФРПГ Warhammer 40.000, Dragon Age, сценарист-затейник, летописец, ленивый и рассеянный хранитель Библиариума.

    Реестр персонажей

    Не в сети
    Профиль пользователя Еретик Написать личное сообщение пользователю Еретик ICQ - 644017086
    25.12.2014, 13:48

    264
    10


    Полковник Т. Оберграут.

    Вновь улучив свободную минутку, полковник растворился в толпе, уходя от гостей в тёмные закоулки. Книга в планшетнике вновь звала прочитать себя. Она таила в себе невиданное. непостижимое. В этом Тиль был уверен. Оставалось только подробнее разобраться в этом. Вновь спустившись в закутки труб и ящиков, в месте, напоминающем родные бункеры Крига. Это место приносило успокоение, вкупе со своими тайными… увлечениями это было необходимо. Выдохнув сквозь фильры противогаза, Оберграут медленно стал извлекать книгу, завёрнутую в непонятные тряпки. Он купил её у огрина, лет восемь назад, будучи ещё при своём взводе… При воспоминании Дэмн-Холла в криговце начинало что-то кипеть. Это было недостойно, но ничего поделать было невозможно. Вспомнив своих братьев по оружию, безликих в своём рвении, Тильман с ненавистью распахнул книгу, вчитываясь в текст. Хотя, сказать, что книга прямо уж так читалась . Просто открывая её, ты понимал некоторые вещи. Просто и напрямую. Некоторые осознания… кощунственны. Постоянное упоминание Его как трупа-на-троне… Это было вне сомнения, артефактом Варпа, уродливым порождением тёмных богов. Тильман не понял, это осознание его самого, его разума без внешнего влияния, или это ему рассказала сама книга, стараясь склонить его на свою сторону. Образ странного существа, перетекающего тысячей лиц… рога из плеч… Откуда у того огрина было такое? И откуда он пришёл? Был вольный торговец, но он проповедовал Свет Его. С ним общались Инквизиторы, они наверняка бы что-то поняли… Полковник захлопнул демонический трактат и убрал его обратно, не заворачивая в тряпки. КНига настойчиво требовала продолжить ознакомление с ней, но Вера в Императора была сильней. Узнав, что Тэмра вернулась, криговец, не снижая темпа, направился прямо к ней. Ему предстоял тяжёлый диалог, и он шёл с повинной. Застав в своих покоях фон Классен в не лучшем расположении духа, он, как в момент их знакомства, не снял противогаз и, по военному вытянулся в струну перед старшей по званию.
    — Леди фон Классен. — Криговец положил перед Тэмрой книгу и свой лазпистоль, рукоятью к ней. – Я пришёл на суд Экклезиархии. Я нарушил Его заповеди и, как оказалось, читал и приобрёл у мутанта огрина демонический трактат. Вверяю свою судьбу в ваши руки.
    Тиль спокойно, ровно, приставил ногу к ноге и смотрел прямо на невысокую, особенно относительно себя, женщину. Единственное, что действительно полезного наконец донесла книга - он не более, чем биоробот на Его службе. Поэтому…


    Как говорил мой дед: "Я твой дед".
    Не в сети
    Профиль пользователя KaiserVonBlut Написать личное сообщение пользователю KaiserVonBlut
    30.12.2014, 18:59

    741
    10


    Архонт Вилиан, кабал "Темной воды", кабал "Вязкой крови" и Семейство Веректов.
    Через несколько часов после отбытия Вилиан, зал врат осветила яркая вспышка активации врат. Изнутри явно, что-то пыталось проникнуть. Инкубы оставленные Обероном насторожились и перехватив клейвы и силовые глефы приготовились к встрече врага. Первый некрон вывалившийся из портала, пал буквально в доли секунд — красные лучи, излучаемые из разбитых камней душ, парализовали все системы машины, сделав ее легкой добычей для храмовых бойцов. Однако громада монолита, вырвавшаяся в след за небольшим авангардом, быстро поставила на место заносчивых воителей, лучом зеленой молнии испепелив нескольких на месте. Несколько теней, до того не проявлявших никакой активности шмыгнули к выходу из залы, снаружи блокируя комплекс врат.

    В покои Айсфира буквально ворвалось не менее десятка вооруженных кабалитов в сопровождении пары инкубов. Не смотря на сопротивление гротесков, воины, не проявляя агрессии разбежались по периметру залы, оставив инкубов охранять внешний вход.
    — Мастер Айсфир! — один из воинов, чье лицо было изуродовано шрамом низко поклонился перед гомункулом, — У врат произошло, кхм, нападение. Пока не могу сказать вам, кто конкретно нанес удар, но мы узнаем об этом в ближайшее время — гвардия леди Вилиан заблокировала вход в залу изнутри и скоро наши кабалиты сокрушат, безумцев, осмелившихся бросить нам вызов. Эти воины — по оставленным распоряжением леди Вилиан должны будут послужить вашей безопасности и в случае нужды прикрыть ваше отступление, мастер, — сибарит еще раз низко поклонился мастеру плоти. В коридорах раздавались вопли культов ведьм, под боевые кличи спешивших из казарм к вратам и бряцанье оружием кабалитов, предвкушавших славную жатву.
    Верект фыркнул, сложив руки треугольником. Уж он-то наверняка знал, что и кто вышел из ворот. Это был вопрос времени. Дослушав сбивчивую речь кабалита, Айсфир великодушно махнул рукой и медленно побрёл к трону, пропуская мимо себя двух четырёхруких сслитов в полном тяжёлом обвесе. Гомункул медленно уселся на своё место, повернувшись лицом к вновь вбежавшим.
    — У меня нет ни времени, ни желания вникать в это… нападение. — Айсфир принял из пятой руки своей служанки кубок с Экстрактом. Длинные пальцы в оккультных кольцах обхватили ножку сосуда с лёгким пренебрежением и равнодушием. — Это было ожидаемо, и я дал рекомендации для этого случая. Где сама твоя хозяйка?
    — Леди Вилан отбыла на переговоры с нашими, — эльдар замялся, — Союзниками, в обществе Верховного Палача и дюжины инкубов из ее личной свиты. Мы не можем ждать ее возвращения. Она приказала мне и Саэльнире, приставить к вам и леди Раббене охрану, как и было договорено. Поверьте, мы настоящие профессионалы и знаем свое дело, — сибарит криво усмехнулся, осмелившись поднять единственный видящий глаз на Веректа. - Культ Хладных цепей уже сражается с захватчиками, а мои ребята скоро подтянут тяжелые установки темного копья. Тем более в резерве еще осталась Яркая резня и ее ведьмы, — кабалит говорил уверенно, однако почему-то все равно в воздухе буквально витало ощущение того, что эльдар убеждал в собственных силах не только Веректа, но и себя самого.
    — Аэльнор, грязный выродок, тащи свой тощий за… — уверенный голос рыжей драконтессы послышался из коридора и он явно был недоволен, беседующим сибаритом.
    Верект сузил глаза в неудовольствии, глядя на собеседника.
    — Подтянут скоро? — холодно осведомился Айсфир, буравя выцветшими глазами воина, выделив интонацией последнее слово. — А где они были, когда я распорядился выставить их изначально? От гнева гомункула одноглазого спас голос в коридоре, и мастер плоти перевёл взгляд на источник звука.
    — Вы решили устроить проходной двор в моей лаборатории? — повысив тон голоса осведомился друичи, откидываясь на троне и бесшумно втягивая экстракт. Сслиты заняли своё место по бокам от «насеста» своего нанимателя. Остовы плотнее стали держаться к двери. Из дальней залы появилась Рабенна, разбуженная шумом. На длинном лице девушки «красовались» следы от неудобной позы сна.
    — Прошу прощения мастер. Я имел ввиду стационарные установки повышенной мощности. Все наши люди и рейдеры уже несут орудия, заряженные темным светом, — сибарит быстро сбавил тон и едва не упал перед Веректом на оба колена. Из коридора раздались какие-то невнятные извинения, больше походившие в общем шуме на бурчание.
    — Все, о чем я смею вас просить, мастер Айсфир, чтоб вы и ваша дочь, оставались здесь в безопасности, как велела того леди Вилиан. С вашего позволения, мое осколочное ружье нужно моим людям, — кабалит еще раз поклонился и быстро пятясь покинул помещение вливаясь в поток солдат, спешившим к вратам.
    Тем временем у врат ситуация начинала принимать опасный оборот. Горстка оставшихся инкубов была прижата к одному из углов зала и едва успевала рассекать глефами и клейвами, приближавшихся к их строю некронтир, немногочисленные контратаки, увы не приносили должного результата — на место разрубленных машин из портала выходили новые. Подтянувшиеся же кабалиты, при поддержке культов ведьм, связавших силы некронтир ближним боем, сосредоточенно вели огонь на подавление, преимущественно отдавая предпочтение наиболее крупной цели — Монолиту. Культ Хладных цепей, возглавляемый собственной гекатрикс, покрытой этими цепями с головы до ног, принял основной натиск некронов на себя. Ведьмы собственными глазами видели, как их предводительницу и ее лучших учениц, отсекли от общей массы эльдар и буквально растерзали, несмотря на то, что при этом сами воительницы, уничтожили куда как большее количество машин. Элитные части некрон просто на просто игнорировали огонь орудий эльдар и принимали его на мощные щиты, лавиной двигаясь на отстреливавшихся кабалитов. Единственной преградой для этих устрашающих воинов, были ведьмы из Яркой резни, которые с оставшимися Хладными цепями, пользуясь преимуществом в скорости и ловкости, кружили вокруг некрон изрядно замедляя их продвижение. Но поворотным моментом в сражении можно назвать внезапное появление самого архонта и техники, вылетевшей из ангаров следом за самой эльдар. Некрон были столь увлечены единым фронтом, где были сосредоточены основные пехотные подразделения, что упустили из вида ангарную дверь, видимо предполагая отсутствие техники у эльдар или ограниченность несколькими уничтоженными баржами, оставшимися у самих врат. Кабалиты, отчаянно сражавшиеся со свежевателями, ударившими в спину армии эльдар, справлялись весьма успешно — множество не благорожденных в большинстве случаев успевали убивать тварь, утащившую их собрата, пока они не исчезали в очередной вспышке телепорта.
    Губители во главе с машиной самой Вилиан сосредоточили огонь на монолите, а «Веномы», будто стервятники наворачивали круги под самыми сводами зала, разя своими орудиями личей и Монолит. Не смотря на то, что Монолит явно получал серьезные повреждения, конструкция напоследок успела втянуть в себя несколько воинов эльдар и уничтожив несколько грави-транспортов «Рейдер» и одну машину «Губитель». при этом повредив флагманский корабль самой архонтессы. Над полем буквально на долю секунды зависло молчание, когда пустотные щиты, «Коварного клинка» (Губитель Вилиан) с треском лопнули и зеленый энергетический луч ударил по палубе машины. Однако трещание энергии разорвал громкий боевой клич самой Вилиан, слышимый даже в самых укромных уголках убежища. В окружении своих лучших ведьм, архонт лично врубалась в ряды разворачивавшихся воинов некронов и личей, без разбора отрезая металлические конечности и насквозь протыкая металлические нагрудники. Воодушевленные прорывом своей предводительницы, кабалиты начали уверенное контрнаступление, тесня дрогнувших и явно неожидавших удара в спину некрон. Закономерно упавший Монолит еще более закрепил положение эльдар, превращая сражение в отчаянную бойню в которой некронтир, наконец оставшихся в решительном меньшинстве, шаг за шагом загоняли к вратам, стягивая кольцо окружения словно удавку на горле атакующих. Когда последний некрон пал, а врата с кряканьем закрылись, растрепанная и раскаленная схваткой Вилиан подняла правую руку, под одобрительный рев воинов сжимая ее в кулак.
    Айсфир проводил взглядом вышедшего из залы и добил остатки в кубке, передавая его обратно служанке. До лаборатории гомункула доносились крики и стоны, лязг и звуки выстрелов. Верект-старший уложил руки на подлокотники из мон’кейской кости и прикрыл глаза, слушая каждый вопль участника. Рабенна протёрла глаза и в полупоклоне встала перед отцом, дожидаясь, когда выдастся небольшая передышка в криках. Она тянулась довольно долго, настолько, что лламея чуть вновь не уснула и упала бы носом в грязный пол, но постоянно себя поддерживала, хватая небольшие капли страдания издали. Наконец, всё стало тихо, после продолжительных звуков закрытия врат. Айсфир открыл бледные глаза и посмотрел на полудремавшую дочь. Друичи повелительно выставил руку с длинными узловатыми пальцами, украшенными ритуальными кольцами и перстнями и подозвал дочь к себе. Та послушно поплелась к отцу и мастеру.
    — Пока Лаэлль’к развлекается со своими новыми друзьями, ты останешься здесь за главную. — Верект поднялся с места и небрежно указал на трон, ловя недоумённо-вопросительный взгляд мастерицы алхимии. — У меня тоже есть дело, мне нужно уладить кое-что с давней знакомой.
    С этими словами Айсфир покинул помещение, двигаясь в одному ему известном направлении. Рабенна страшно разозлилась на отца, но всё же уселась на трон. Ещё бы, в данной ситуации, после стольких долгих дней беспрерывной работы он требует от дочери руководства пусть и крайне малой группы в десяток человек вместе с его и её свитой, но тем не менее. Рабенна подобрала подол платья и раздражённо сделала жест семирукой, чтобы та достала ей экстракта.
    — Если Виллиан, Леда, этот скот, сам Асдрубаэль Вект или Голодная Сука появятся, — эльдарка раздражительно и вместе с тем устало отдала приказ, — велите вести ко мне.
    В коридоре раздались тяжелые шаги инкубов, перебивавшие, топот множества ног, тащивших, раненых и фактически мертвых к казармам. Вилиан в окружении инкубов и клейвокса легко вошла в залу, не обращая внимания на растрепавшиеся волосы и чуть опаленную чёлку. Тонкий шрам, оставленный видимо кем-то из некронов на бедре девушки, стремительно затягивался на глазах у ламеи. лучшая работа архонта Тайбера, была перед глазами Рабенны. Лицо архонта было скрыто волосы цвета воронова крыла на тонких губах играла таинственная усмешка.
    — Всегда рада тебя видеть, Рабенна. Но мне бы пригодились таланты твоего отца, -подойдя к трону произнесла Вилиан, бесцеремонно отбирая кубок с экстрактом у рабыни мон’кея, наполнявшую его для своей госпожи. Одним жадным глотком опустошив сосуд, эльдар улыбнулась еще шире, демонстрируя ряд ровных, жемчужных зубов.
    — Это. Было. Моё. — Младшая из Веректов процедила сквозь зубы, проклиная в этот миг вообще весь Варп и не только. — Отец ненадолго отлучился. Сейчас за главную я.
    Семирукая рабыня принесла новый кубок, передав лично в руки лламеи. Та взяла его за чашу двумя руками, жадно осушая. Чуть придя в себя, Рабенна приобрела и уверенность в себе и внушительный вид. Чуть расправив тонкие плечи, Верект закинула ногу на ногу и сложила руки клином, почти в точности, как её родитель.
    — Что конкретно ты хочешь?
    Вилиан безразлично пожала плечами на замечание родственницы, тенью метнувшись к спинке трона Веректа.
    — Я хочу предупредить, что планирую отправиться в налет немедленно, благо договорилась с нашим «другом» о поставках руды. Я заберу. то что мое по праву — твой отец, то, что я обещала. Ну и я рассчитывала, что мы сойдемся с ним в цене по возможной реанимации моих солдат, по средствам кое-чего, что, осталось от клики моего отца. Ну и что до нашей с ним сделки, на мой взгляд пришло время мне просить, частичного ее исполнения, благо Темная вода свою часть выполняет с лихвой, — архонт ласково положила изящные пальцы на предплечья лламеи, едва ощутимыми движениями разминая их, — Ну и я надеялась. коли ты проснулась - озвучишь цену, которую хочешь получить за мой клинок.
    Рабенна взяла Виллиан за руку и вывела из-за своей спины, ставя перед собой. Лламея сурово посмотрела на архонта и щёлкнула языком.
    — Айсфир Верект скорее всего возьмёт уже не рабами. — Рабенна решила поднять ставки, рассуждая, что отец такое лишь одобрит. — Он за это дело уже получил их достаточно. Так что у тебя будет время подумать, что ему предложить.
    Рабенна вернула положение рук клином. Яркие зелёные глаза, ещё недостаточно старые, чтобы выцветать как у гомункула с тёмно-фиолетовой подводкой уставились на родственницу.
    — Что до меня… я хочу рецепты твоего отца.
    Архонт не сопротивлялась и не перестала паясничать, даже встав перед лламеей. После боя, эльдар явно была в духе, а ее сердце, насытившееся жестокостью и страданиями соратников, делали ее будто слегка опьяненной сражением.
    — Я найду, что ему предложить, — эльдар в который раз усмехнулась и чуть задумчиво склонила голову к правому плечу, — Секреты отца надежно заперты в Золотом шпиле. Я пущу тебя в первые залы лаборатории. Хочешь пройти дальше — сначала разберись с первым уровнем его катакомб. Мне не нужны сюрпризы под моим собственным шпилем, Рабенна, — Вилиан наконец всерьез прикинув последствия такого решения, наконец несколько посерьезнела сама, — Ты получишь доступ к первому уровню, если ни крупицы знания не просочится мимо тебя. Я буду время от времени спрашивать тебя об успехах, а ты, я надеюсь, честно будешь делиться со мной, тем знанием к которому я дам тебе доступ. Если такие условия тебя устроят, то по прибытию в Коморру, я лично проведу тебя туда. Тебя одну — никаких развалин, помошников, зверьков. Любой живности, что может запомнить дорогу. Путь знаю лишь я, мой Верховный палач и узнаешь ты.— архонт, говорила размеренно и четко, не терпящим возражения тоном, в кои-то веки перед глазами Рабенны стояла настоящая Вилиан, властная и расчетливая.
    — Голодной суки ради, — устало махнула Рабенна. — Хоть после каждого посещения. Думаю, что отцу тоже будет интересно на это посмотреть. Вопрос в том, готова ли ты его туда пустить? - Рабенна внимательно посмотрела на сслитов, внимательно наблюдающих за архонтом.
    — Об отце мы не говорили, — холодно произнесла архонт, — Я обещала дать доступ тебе, а не Айсфиру. Если он хочет получить ему — ему нужно будет платить. Я и так продала часть секретов, которые считала возможными продать в Коморре. Ты же понимаешь, что я не благотворитель и не размазня с корабля ковчега и всему есть своя цена и свое время. Я пущу тебя туда лишь исходя из того, что это будет взаимовыгодно, да и я честно задолжала тебе услугу. Если Айсфиру нужны секреты — пусть приходит, и я поговорю с ним о цене. Ах, — эльдар краем рта улыбнулась, — Совсем запамятовала. То, что я хотела от твоего отца. Мне нужна гекатрикс. В срочнейшие сроки. Обученная, кровожадная, умная и искусная, способная вести культ. Я бы с удовольствием предоставила ему бы тело погибшей, но…его засосала проклятая пирамида некрон и боюсь его я боле не увижу. Поэтому, я не могу оставить культ обезглавленным, а твой отец в состоянии воскресить или вырастить, мне все равно подходящую личность, — девушка загнула изящный палец, увенчанный длинным, прочным «когтем» в нескольких местах пробитый колечками из драгоценных металлов, — И второй момент в который я тебя посвящаю. Если эта сука, прибывшая к твоему отцу не уберется до момента, как я вернусь из налета — я прикажу своим людям убить ее. Я не терплю пренебрежения к себе, своему кабалу и своей благородной фамилии, — тон архонта изменился в нем явно читался гнев и раздражения, — Так, что в случае чего пусть не будет раздосадован. У меня хватает манер, чтоб предупреждать о своих действиях, -архонт пренебрежительно фыркнула с досады воткнув зуботычину одному из карликов-рабов Веректа.
    — Да успокойся ты, — Верект-младшая была учёной, а не дипломатом, поэтому позволяла себе некоторые вольности. — Я тебе сказала это с целью тебя сориентировать. Расплачивайся с ним, как считаешь нужным.
    Слушая дальнейшую тираду сестричка, Рабенна совсем как отец, положила руки на подлокотники и откинулась на спинку. Рабенна представляла собой молодого Айсфира в юбке, и, возможно, именно это и заставило в своё время Айсфира вложить в дочь всю доступную, крайне скудную, любовь отца.
    — По поводу первого… я думаю, расценки ты знаешь, — Рабенна добавила стали в голосе. — Если материал будет твой, выйдет дешевле. Если нет… Ну, ты в курсе. А что до последнего…Мореллэт Леда прибыла сюда не по приглашению. Поэтому вряд ли Айсфир Верект расстроится, если незваный гость исчезнет. Хотя, я недостаточно осведомлена… В любом случае, ты бы проявила больше уважения к Мастеру Плоти.
    — Уважением, является даже то, что делиться новостями с ним прихожу я лично, а не отправляю кого-нибудь из прихлебателей, — парировала архонт, небрежно садясь на горб, что-то ноющего раба, — Цена — руда. Он ее получит, плата за руду, информацию и военную поддержку — три его услуги. Две части собственно уговора, я соблюла, третья — на подходе. Я думаю, я в праве просить хотя бы об одной из обещанных операций. Сколько и чего он потратит — меня не волнует, мне важен результат — сильная, в достаточной степени верная и в некотором роде идеальная гекатрис взамен старой. Я могла бы провести игры и выбрать новую из ведьм культа — но у меня нет на это времени и гекатрис выбранная в впопыхах, в походе, едва ли получит и долю влияния прежней, — архонт подожгла палочку могильного лотоса, выпуская струйку фиолетово-сизого дыма.
    — Что до налета, мои слуги в городе установили несколько экранов, а часть шлемов ведьм и кабалитов оснащена аренными психоинтерфейсами. Как начнется резня, рабы принесут тебе и Айсфиру, если к тому времени он вернется экраны, и вы лично сможете получить удовольствие от налета, даже находясь здесь, -Вилиан игриво подмигнула собеседнице, — Хотя мое предложение, прокатиться вместе с нами на эту бойню — все еще в силе, учти. Экран — это хорошо, но собственными глазами — согласись, совсем другое чувство.
    — Маловато выходит уважения для того, кто становил Коммораг, не находишь, — Верект ещё ниже опустила свой голос, чуть прищурившись. — Особенно то, что ты сейчас озвучиваешь вашу торговую сделку. Мне кажется, что касательно гекатриссы ты ведёшь к чему-то конкретно.
    Лламея разогнала узкой ладонью дым перед лицом, и вцепилась взглядом в Виллиан.
    — Мне для этого придётся наряжаться как на поход в Симфонию Боли. А я слишком ленива сегодня.
    — Я достаточно любезна и вежлива с твоим отцом. И архонту не гоже, склонять голову перед кем-либо, кроме великого тирана Комморы Аздрубаля Векта, — последние слова, эльдар произнесла буквально только губами, — Я очень ценю вклад твоего отца и его мастерство, как и твою работу Рабенна. Золотой шпиль предлагает союз лишь лучшим и достойным. Мы работаем на равных и меня, как думаю и твоего отца, это устраивает, — эльдар еще раз затянулась, набирая полные легкие дыма, — Ты так говоришь, будто тебе обязательно одеваться самой. Мои фрейлины готовы буквально за несколько часов привести в порядок хоть дедушку Мора, да так, что ты даже сама не заметишь, что кто-то тебе помогал. А такую красотку как ты и подавно обслужат по первому классу. Забредала бы в мой шпиль чаще, хотя бы с регулярностью твоего брата, знала бы, что мои публичные дома и дома наслаждений славятся одним из лучших сервисов в Комморе, — архонт не без гордости приосанилась, небрежно сдувая длинную челку.
    Лламея не пожалела всего холода, отведённого ей Варпом, чтобы вложить его во взгляд, направленный на Виллиан. Верект смолчала, но, как ощутил весь зал, это понял.
    — И ещё фрейлины твои воткнут мне нож между рёбер. — Рабенна почти шипела, входя в роль своего отца. — Видишь ли, до меня тут дошли слухи, что твой и Ледин любимчик меня заказать в открытую пытается. Так что, пожалуй, думаю ты понимаешь, что мне тут будет комфортней.
    — Я не дура, чтоб потакать капризам твоего братца. А лезть в ваши разборки — избавь, вы мне полезны в равно степени и смерть одного из вас, не в моих интересах, — Вилиан спокойно посмотрела на лламею, так похожую в этот момент на своего родителя, — Я слишком ценю услуги твоего отца и тебя, чтоб пытаться убить тебя. А не для кого не секрет, что единственный отпрыск, который заботит твоего папочку, это ты. Поэтому выкинь эти глупости куда-нибудь на задворки своего разума.
    — Но возникает другой вопрос. Почему ты не сообщила брату о вратах? Он мог бы прибыть со своей техникой, а это было бы недурное подспорье нашему делу, — Вилиан посмотрела на кузину с легким осуждением, впрочем, быстро ушла от скользкой темы, — Я не веду не к чему конкретному. Мне нужна гекатрикс, а насколько я могу судить, то твой отец — один из лучших гомункулов, найдет решение.
    — Я рассказала этому выродку о них. То, что он в алкогольном бреду не услышал этого — проблема не моя. Так что… — процедила сквозь зубы Рабенна, передразнивая Вилиан — «выкинь эти глупости куда-нибудь на задворки своего разума».
    Слова грубоватой лести всё же чуть смягчили отношение младшей Верект, и она перестала уж так явно шипеть, хотя позы не поменяла. Эльдар поймала себя на мысли, что ей весьма нравится этот трон и надо бы купить у отца такой же.
    — А не проще ли тебе нанять гекатриссу в Коммораге? — заметила мастерица алхимии. — В конце концов, можешь предложить Леде. Возможно, вы даже станете подругами…
    Теперь очередь бросать полные леденящего кровь холода взоры перешла к архонту. Поджав и без того весьма тонкие губы, эльдар, чуть приподнимаясь со спины раба ответила:
    — За кого ты меня принимаешь, чтобы я брала в свой кабал бездомное отрепье, которое еще и оскорбило меня при этом? Я понимаю, что порой оборачивать врагов в союзников бывает полезно — но не в этом случае. Что до наема — это возможно, но кто поведет культ сейчас, чтоб эти суки не разорвали друг другу глотки за право выделиться передо мной? Им нужна самая коварная и сильная сука, которая уймет вспыхнувшие амбиции прочих. У меня самой слишком много работы, чтоб постоянно разнимать ведьм, дерущихся за власть.
    — Тебе нужна гекатрисса уже сейчас? — в изумлении подняла бровь эльдарка. — Серьёзно? Ты рассчитываешь на полноценного командира?
    Что-то тут было неладно. Вилиан крутилась вокруг да около, наверняка у неё есть предложение, от которого Айсфир не обязательно придёт в восторг.
    — Так, все вы. Оставьте нас на пару минут. — лламея выгнала всех из зала, и скрестила руки на груди. — У тебя наверняка есть какой-то план. Поделись, и я скажу, имеет ли вообще смысл говорить об этом с отцом.
    — Я готова подождать пару дней или даже цикл. Но грызня в моих рядах, явно повредит поставленной мной задаче, — эльдар посмотрела куда-то в сторону, будто представляя перед собой какую-то картину, нарисованную ее разумом, — Поэтому да, она нужна мне как можно скорее. — Вилиан согласно махнула рукой, позволяя инкубам выйти, оставив их с Рабенной наедине, не считая Верховного палача, продолжавшего свою службу около входа и старательно делая вид, что он является такой же частью интерьера. как и колбы и стеллажи гомункула. Отпихнув скулящего раба, служившего Вилиан стулом, архонт неторопливо встала и сделав несколько шагов в сторону от трона на котором восседала Рабенна произнесла.
    — Моя дорогая кузина, ты смышленая девочка и думаю, что для тебя не составит труда подумать и прикинуть, где твой отец сумеет найти сейчас материал для весьма сложной и кропотливой генетической работы, - эльдар чуть усмехнулась, потирая костяной перстень подаренный Айсфиром, — Не легче ли вырастить нужную особь из готового материала?
    Рабенна недоверчиво крякнула, испытывающе глядя на Виллиан, чуть наклонив голову в бок.
    — Я даже не догадываюсь, кого ты хочешь видеть, — медленно, нараспев тянула Верект, — но готовься выложиться.
    Лишь бы не то, что я думаю, — взмолилась всему сущему мысленно Рабенна. — пожалуйста, только не это.
    — Моя дорогая Рабенна, Айсфир обещал любую, операцию из своего списка и реанимация, насколько мне известно входит в нее, — эльдар спокойно продолжала расхаживать из стороны в сторону, — Посмотри на свою голову. Прекрасная работа, мне всегда нравилась эта тиара.
    Рабенна прищурилась так, после чего её глаза превратились в две щёлки. Интересное наклёвывалось предложение. Вновь увидеть сестру… в обмен на тиару… И без согласия отца…
    — Хочешь мою тиару, Виллиан, — наконец, медленно начала Верект, — придётся за неё заплатить. Мне не важно, куда ты её пустишь и что будешь с ней делать. Ты хочешь забрать мою вещь. Так что… плати.
    — Похоже ты не так меня поняла, — эльдар довольно кивнула, на мгновение чуть прикрыв глаза, -Я лишь подсказала возможный материал, который понадобится твоему отцу для воссоздания. Или у тебя есть какие-то свои соображения на этот повод? — Вилиан чуть приподняла правую бровь, наконец прямо посмотрев на лламею.
    — Ни малейшего. — Рабенна махнула рукой, чтобы свита Виллиан и Верект вошли обратно. — Я не тактик, а алхимик. У тебя всё, Лаэлль’к?
    Рабенна непроизвольно повторяла даже движения отца, вновь откинувшись на спинку трона после кратковременной подачи вперёд. В самом деле, ей не стоило вести подобных переговоров, обещая или советуя что-то Лаэлль’к.
    — Не проще ли ткнуть в одну из твоих ведьм пальцем и назначить её на эту должность?
    — Если бы все было так просто, думаешь я бы стала бы обращаться к твоему отцу. Без официальных игр и относительно спокойной обстановке, эту навязанную гекатрикс скорее растерзают завистливые конкурентки во время очередной тренировки или налета,
    - Вилиан, которую саму одно время учили на ведьму говорила весьма спокойно и размерено, — Есть два пути — быть лучшей внутри коллектива и уничтожить всех конкуренток, что займет много времени и прольется много крови, на которую у меня нет времени или желания или прийти извне и поставить остальных в такую ситуацию в которой, им придется тебя уважать и в первую очередь бояться. Смекаешь? Я вижу, что ты весьма амбициозна и поверь мне управление моей сворой куда как не такое простое дело как кажется, -архонт подмигнула кузине, опершись на широкое плечо Оберона подозрительно провожавшим каждого вошедшего подозрительным взглядом окуляров из-под щели шлема.
    — Хватит недомолвок, Виллиан, — устало вздохнула Рабенна, потерев переносицу. — Не с рейдером торгуешься. Будь добра, расскажи мне подробно и свои мысли. Или не рассказывай, но тогда сейчас мы закончили.
    — Ты прекрасно знаешь к чему я веду. Мне нужна новая гекатрис, и я хотела бы видеть в ее лице твою сестру. Если ты наконец заставила меня говорить об этом столь, прямо-то можешь быть собой довольно, — архонт злобно зыркнула на лламею, — Ты наверняка об этом догадывалась, хотя признаю, я получила некоторое удовольствие от игры.
    -Разумеется я догадалась. — Махнула тонкой рукой лламея. — Но тебе всё равно придётся купить у меня диадему. Потому что я так понимаю, у отца не будет выбора, реанимировать Тремию или нет. Хотя, не могу сказать, что я могу отказать себе в удовольствии вновь её… увидеть.
    — Неужели, сам Айсфир не сможет ее взять у тебя для реализации? Или ты намекаешь, что у мастера-гемункула есть какой-то другой материал? — Вилиан недовольно нахмурилась, задумчиво подперев острый подбородок.
    — Это моя вещь. — Упрямо повторила Рабенна. — А раз она моя, я сама ей распоряжаюсь. Ты можешь договориться с моим отцом, но при всём его величии, я не он.
    — Ну, что на этот раз ты хочешь? Рабов, развлечений? Может тебе обновить оборудование в лаборатории? — Вилиан явно была недовольна, но иного выхода не видела, лишь надеясь, что налет окупит все ее расходы.
    — Пожалуй, оборудование я возьму. — Рабенна кивнула, решив больше не торговаться. Если Виллиан не пойдёт на вероломный обман, Рабенна Верект получит с этой кампании только плюсы.— Как только отцу она понадобится, я её ему передам.
    — Чудесно, — недовольно буркнула архонт, — Пришли список моему двору, они все подберут и договорятся о доставке. Но, собственно, я рада, что мы все-таки нашли общий язык и время не ждет, скоро на планету окутает тьма. Самое время выйти на охоту самым опасным хищникам здесь? Прикажи, чтоб кадавры твоего отца не препятствовали кабалитам, которые занесут кристаллы — я позаботилась лично, чтоб вы насладились этой бойней, — от угрюмости эльдар не осталось и следа, Вилиан уже была не в покоях Веректов, а на импровизированной арене, в виде городской площади мон’ки.
    — Обязательно, — Кивнула Рабенна в спину Виллиан и улыбнулась. Одни выгоды.
    — Каэль’Винг, возьми своих головорезов и проверь, активность в секторе Z-344. Только разведка — если это наша светлая родня, в контакт не вступай, сразу с докладом ко мне или кому ни будь из Веректов, — гелион явно недовольный, что вместе налета ему придется заняться разведкой, разочаровано, но покорно кивнул удаляясь от Вилиан уверенно шедшей в сторону ангаров, в которых собрались все ныне боеспособные силы эльдар.
    — Флэрис, найди Элфани — ваш провал с младшим Веректом был недопустим, вы меня разочаровали. Но к счастью, вы — мои любимые фрейлины и я готова дать вам второй шанс. Идите и помогите младшему Веректу прийти в себя. Делайте все, что он пожелает и не пускайте к нему никого, кроме главы его кабалитов и родни. Особое внимание уделите его сестре — они не ладят, не хочу по прибытии обнаружить труп одного из них, «Было бы замечательно, если новая наколка Веректа — очередной раунд в их с Рабенной попытках убить друг друга. Куда прискорбнее было бы если неизвестный диверсант проник в наши ряды и выводит моих союзников из строя», — С вами останется еще пара моих инкубов. И напоминаю — если хоть волос упадет с головы Мецгера Веректа в мое отсутствие, кара которая постигнет вас будет стремительна и неминуема. Свободны, — напуганная фрейлина, что-то пролепетала и скрылась в переходах комплекса, спеша выполнить приказание архонта.
    Мрак ночи спустился на пустынные склоны планеты, покрывая каждую песчинку безбрежной, практически безжизненной ее части, обволакивая их, словно заботливая мать своим одеялом из теней. Председатель Стивенс, взявший на себя обязанности Урсуса остался в своем кабинете до самой ночи, спешно подписывая необходимые указы. Мужчина устало потирал глаза, дикари которых они никогда не брали в расчет — пришли к их стенам, а они, сильнейшая корпорация оказались на деле не готовы. Мужчина еще раз моргнул и подойдя к окну окинул взглядом площадь перед капитолием. Нынешняя ночь была не похожа ни на одну другую — необычайная, мертвая тишина и густая, почти осязаемая тьма, даже печать Хаоса, заслонившая небо над солнцем сияла как-то неохотно, почти незаметно, тускло. Стивенс невольно нахмурился, не найдя на площади часовых. Пусть у них осталось очень мало охраны — но достаточно, чтоб главное здание охранялось достойно.
    — С-с-сэр, — мужчина услышал, полный ужаса голос молодого офицера, который охранял кабинет. Парень был явно не из пугливых, но что бы то ни было, сердце военного однозначно ушло в пятки. Стивенс резко повернулся на каблуках, бистро окинув взглядом взыскательных серых глаз дверь. Молодой офицер трясся всем телом, а нечто зловещее, пульсировавшее мрачной темно-зеленой энергией стояло за ним. Быстрее чем, Стивенс выхватил свой лазпистолет, грудную клетку паренька пронзило острое лезвие костяного серпа, а шестирукая тварь, словно сотканная из первозданной тьмы бешено метнулась в сторону от разящих лучей лазпистолета. Стивенс отчаянно стрелял из своего оружия, пока оно не перегрелась, а опустошенная батарея жалобно не запищала. Мандрагора будто не подчинялась законам физики нашего мира — темный силуэт танцевал в тенях, то увеличиваясь, то уменьшаясь, время от времени, будто издеваясь над человеком. Все тело директора сковала судорога паники, а по лицу пробежала струйка ледяного пота. Тень приближалась все ближе, Стивенс в панике отполз в угол кабинета, по пути запустив в существо несколько предметов, в тщетных попытках замедлить неминуемо приближающуюся тварь. Лицо твари закрывали немытые грязные, спутанные длинные белоснежные патлы, а воздух вокруг становился мертвенно холодным, вещи покрывались тонким налетом инея, а множество загадочных тату. Существо, склонилось над Стивенсом, краем серпа подцепляя подбородок фабриканта. Мон’кей буквально обливался холодным потом, судорожно ища рукой, хоть что-то чем он мог бы поразить проклятую тварь, однако окоченевшие пальцы лишь тщетно стучали по полу, стирая тонкий слой инея. Тварь, чуть надавила на серп — невольно заставив голову Стивенса запрокинуться. Потолок кабинета покрылся влажными пятнами, а из едва заметной трещинки капал кровавый поток, ударяя точно в лоб мужчины. Мандрагора резко откинула свою шевелюру, отображая на своем ужасном лице жуткую круглую пасть, полную игольчатых зубов. Жуткий вопль последнего директора Красной корпорации огласил площадь, а его алая кровь, причудливым узором легла на стену его кабинета.
    — Этой ночью, эта жалкая твердыня мон’кей становится личной вотчиной кабала Темной воды! — голос архонт разносился над полем брани, в которое превратился верхний город, особенно — его главная площадь, — Сегодня, истинные владыки галактики получат достойный урожай душ и рабов, а улицы недостойных мон’ки будут затоплены кровью! Вперед мои славные воины, принесите мне голову той суки, что ими командует и по прибытие — этот смельчак получит дюжину любых рабов, которых он только пожелает! — изукрашенная золотистой резьбой грави-колесница «Веном» в сопровождении еще четырех подобных и нескольких барж с придворными, кружили над толпившимися перепуганными мон’ки, беспечно цепляя слабые, рабские тела за мощные крюки. Сотни кристаллов визуализации, в подражание аренным кристаллам были подсоединены к самым разным частям доспеха воинов, передавая каждую эмоцию и момент сражения наблюдателям в кристаллы, установленные в убежище кабала. Вилиан, заметив особо яростное сопротивление у, казалось уже зачищенной мандрагорами ратуши, неторопливо осушила кубок с экстрактом и властным жестом указывая ведьме снижаться, невольно заслушалась великолепной симфонией криков и страданий окружавших ее людей и сородичей. Женщина в военной форме и еще группка СПОшников, защищавших вход в ратушу, отчаянно отбивалась от группы ведьм Яркой резни и кабалитов, даже сумев сразить нескольких из них. Изящным кульбитом покинув колесницу, архонт прыгучей, кошачьей походкой прошлась сквозь дерущихся кабалитов и остатки самообороны, пробиваясь к командиру. Оттолкнув ведьм, рвавшихся на передовую, Вилиан лично возглавила атаку, достав из-за спины клинок-джинн, заранее смазанный составом лламеи. Архонт не могла отказать себе в удовольствие на мгновение зажмуриться, ощущая гнев и ярость отца, чья душа злобно шипела в сознании эльдар, ощущая самую страшную из возможных пыток — духовную. Ведьмы из культа «Дочерей тьмы», как фарфоровые куклы схожие друг с другом, окружили своего архонта плотным кольцом из мелькающих лезвий, с небывалым напором врезаясь в ряды СПО, отрезая мон’ки конечности в смертоносном танце Каина. Где-то за спиной самого архонта сверкал клейв верховного палача, не столь изящно танцевавший танец смерти — но каждый удар, словно идеальное уравнение с холодной точностью достигал цели обрывая жизни врагов. Кровожадно усмехнувшись, Вилиан осталась один на один с командиром людей, с холодной решительностью, смотрящей в глаза эльдар.
    Не в сети
    Профиль пользователя VIKSTRA Написать личное сообщение пользователю VIKSTRA
    30.12.2014, 19:01

    741
    10


    Эльдар не воспринимала эту битву всерьез и с откровенной издевкой отвесила шутовской поклон своей противнице, немедленно воспользовавшейся случаем и со всей силы ударившей кулаком наотмашь по лицу, Вилиан, заставив архонта с силой упасть на землю. Стерев кровь, капавшую с рассечённой ударом надбровной дуги, эльдар в голос рассмеялась, резко вставая и описывая полукруг своим клинком. Ловко изогнувшись, архонт провела серию ударов, уже куда-как более искушенных, чем ее предыдущая выходка. Капитан стражи держалась достойно, умело парировав каждый удар. Мысленно хмыкнув, девушка усилила давление на противницу, сделав упор на парирование — напитанная экстрактом и обладавшая тысячелетним опытом архонт, могла бы сражаться беспрерывно недели, когда-как ее противница не имела такого запаса энергии. С каждым ударом, мон’ки уставала и готовясь воспользоваться единственной, фатальной ошибкой противницы, эльдар играла со своей противницей в кошки мышки. Наконец клинок мон’ки скользнул, но оружию архонта, оставив брешь в обороне женщины. Молнией, описав фантастический пируэт над головой своей соперницы, архонт ловко обхватила ее шею, едва заметным движением сворачивая ее. Склонившись над побежденным соперником, эльдар подхватила тело соперницы, ловко взбираясь на крупную гору трупов, которую по сценарию, ее небольшого «спектакля» сложили кабалиты. На самой ее вершине, архонт, тяжело дыша издала громогласный боевой клич, вырывая сердце своей павшей противницы и жадно впиваясь зубами в плоть откусывая крупный кусок от уже нефункционирующего органа. Потоки крови затопили переулки верхнего города, а кучи трупов возвышались над ними словно, жуткие острова. Рейдеры и Веномы не один десяток раз удалялись с поля, переправляя перегруженные рабами трюмы в шахты под городом — новую базу для кабала, которую столь «вежливо» предоставили их новые союзники.
    Не в сети
    Профиль пользователя VIKSTRA Написать личное сообщение пользователю VIKSTRA
    04.01.2015, 17:20

    2907
    24
    0%


    Тэмра фон Классен. Синий город, отель "Серебряные дюны"

    Тэмра вздрогнула. Само появление Тильмана ее вернуло в реальность и дата-планшеты стопкой выскользнули из тонких пальцев и рассыпались по полу. Лиловые глаза леди-инквизитора мягко мерцали, в равной мере отражая сожаление, недоумение, обиду и тревогу. Несколько невыносимо долгих мгновений она созерцала полковника, а потом, словно против воли, перевела взгляд на положенный перед ней предмет, смахнув оружие в сторону.

    - До чего же я тебя довела... - Шепотом всхлипнула женщина, ощущая только невыносимую тяжесть, неподъемной каменной плитой вновь опустившуюся на плечи, никуда не девшуюся даже после откровенного и нужного разговора с Майнером. Ложь порождала ложь. Не существовало лжи во благо, потому что благом руководил личный интерес, эгоизм и выгода. За несколько лет, проведенных в обществе Оберграута, Тэмра, как ей казалось, смогла вдохнуть в своего близкого друга жизнь, которой Тильман не видел такой, какой склонна была видеть ее сама фон Классен. Она доверяла ему по наитию, она доверяла ему даже больше, чем самой себе, поручившись, что холодный рассудок криговца компенсирует ее эмоциональную спесь. А Тильман следил, не укоряя, за каждым шагом творца и проводника воли Императора, не вмешиваясь и не осуждая, даже если то были сделки с ксеносами или нечистые делишки с каперами, убийцами, таким сбродом, чьими услугами пользуются отчаявшиеся отступники.

    Тильман всегда был рядом. Засыпая на плече полковника, прижавшись к его твердому телу, устроивгшись на коленях, Тэмра обретала покой после приступов и лелеяла свои грандиозные планы с такой легкостью и уверенностью в безнаказанности, будто сам криговец привез ей с Терры индулигенцию на любой ее шаг.

    Тэмра осторожно встала, неуверенно держась на ногах. Преодолела эти ничтожные пол шага до собеседника. Оперлась, как прежде, на его плечо, цепко сжав ткань неизменного мундира.

    - Посмотри мне в глаза. Ты знаешь, что я ценю искренность и откровенность, но именно теперь решил прибегнуть к маске, придя ко мне, чтобы облегчить душу. Или ты усомнился, что она у тебя есть?! - В голосе инквизитора укора хватило бы, чтобы поставить на колени полк с комиссаров во главе. - Я разглядела в тебе еще на Тригондане то, что ты осознал много позже. Считаешь себя еретиком? Отступником? Тогда... - Тонкая хрупкая ручка леди-инквизитора сгребла со стола оружие и ткнула рукоять в ладонь полковника, - Пристрели меня, ведь я руководствуюсь собственными соображениями и взглядами на предел того, что остальные считают верой. А я считаю, что никто не должен быть лишен человечности. Ты пришел покаяться в том, что рискнул мыслить и искать первопричины. Искать различия и осознанно размышлять не только над тем, сколько секунд предписано уставом для смены обоймы или подшивания воротничка.

    Втиснув лазпистолет в руку Тильмана, Тэмра прильнула к нему, обняла, ткнувшись лицом в плечо. От собственной слабости и от страха, нет, не за себя, - за рушащийся мир единственного преданного человека извне в своей жизни, она мелко дрожала, закусывала губу, окончательно и безповоротно решив не быть инквизитором сию минуту, выказать слабость нарочно, в глубине души надеясь, что если ее не сожрет очередной приступ, то уж верная рука друга способна будет даровать покой. Смерти она уже не боялась. Смелость, укрепившая ее пылкие колкости в разговоре с Айсфиром была результатом обреченности. Приближающийся бой мог оборвать ее жизнь, Майнер, которому она еще не до конца исповедовалась , с тем же успехом мог отдать ее Еретикус и забрать дочь себе, лишив смысла все в этом мире.

    - Тиль... Я не буду судить тебя. Все мы, на службе Империуму и Императору, встаем перед выбором, а выбора - сотни вариантов и вариаций, и каждый - заведомо снабжен сожалением, гордостью, осознанием пользы, своевременности... Я все эти годы позволяла тебе раскрываться. Я хотела, чтобы ты понимал, что преданность - это тоже чувство. Нельзя быть машиной, но можно оставаться хладнокровным. Нельзя слепо шагать на убой, но можно пожертвовать жизнью осознанно. Ты понимаешь меня? Ты слышишь меня? - Женщина отпрянула и схватила книгу. Распахнув ее на заломленном месте, пробежалась глазами по строкам.

    Ничего нового. Очередная полу-правда. И инквизиторам, тем, кто знал суть и положение вещей по-настоящему, были знакомы все эти ниточки, коими руководствуются писцы, составляющие подобное чтиво.

    - Император умер за нас, Тиль. Император оградил нас своим духом, он дал нам видение того, чему дОлжно быть Империумом, но, увы, слуги его, мы, Инквизиция, Эклезиархия... Мы исказили сам замысел. Никто в Империуме не должен был быть слепым, каждый нес осознанную пользу, будь то воин, защищающий уже покоренные миры, или фермер, заботящийся не только о родном доме, но и о десятках и сотнях жителей бесплодных ульев в соседней системе. А мы... Мы запугали, мы надавили и извратили саму ценность души и воли человеческой, руководствуясь жаждой власти и реализуя собственные помыслы чужими руками.

    Тэмра швырнула книгу в камин, в чрево жадного пламени.

    - Я живу с этим и надеюсь, что остаток дарованных мне дней я смогу посвятить важным и нужным вещам. Ты помогал мне в каждом моем деле, благовидном или не слишком, личном - или благом. Прежде, чем судить тебя, я должна сама предстать перед судом. Поэтому я прошу, дай мне время. Хотя, я полагаю, что не почувствую вины той, которой захотят меня оделить остальные. Видит Император, я верую. И я служу ему так, как умею.


    Призрак Администратума. Магос всея ФРПГ Warhammer 40.000, Dragon Age, сценарист-затейник, летописец, ленивый и рассеянный хранитель Библиариума.

    Реестр персонажей

    Не в сети
    Профиль пользователя Еретик Написать личное сообщение пользователю Еретик ICQ - 644017086
    Форум » ФРПГ Warhammer 40.000 » Активные сюжеты » Warhammer 40000: Хроники Легионов (ИГРОВАЯ ТЕМА. Альтернатива. Открытый сценарий)
    Страница 8 из 10«12678910»
    Поиск:
    Меню сайта
    Навигация
    Комьюнити
    Общение
    Система Orphus



    службы мониторинга серверов Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru