Страница 1 из 6123456»
Модератор форума: KaiserVonBlut, Zastyp, Listik, PHOENIX 
Форум » ФРПГ Warhammer 40.000 » Активные сюжеты » Warhammer 40000: Отголоски прошлого (ИГРОВАЯ ТЕМА. Альтернативный сценарий)
Warhammer 40000: Отголоски прошлого
27.05.2015, 13:36

2907
24
0%










Гейм-Мастера:

Zastyp - ГМ сил Империума
Еретик - ГМ сил Хаоса


Участники:

Хаос

  • KaiserVonBlut - Адам ван Акерф
  • VIKSTRA - Клеархон Ларций
  • Zastyp - Кузнец Войны Дакон
  • torturedevice- Торчер, «мучитель»

    Империум

  • JampFaFnir - Брат Дальмус "Мудрый Кулак"
  • Еретик - Скарлетт Дэя
  • Sid - Этриан Дракс
  • PHOENIX - Сиверский десантно-штурмовой полк

    Warning: Ведется набор!
  • Не в сети
    Профиль пользователя Еретик Написать личное сообщение пользователю Еретик ICQ - 644017086
    06.06.2015, 19:56

    1046
    21


    ГМ-ПОСТ. Империум. День 1-й




    В глубоком космосе на краю звездной системы Саэро реальность вдруг вздыбилась и затрещала по швам, разорванная ярко-лиловой раной. Водоворот Эмпирея, способный запросто свести с ума смертного, осмелившегося долго в него всматриваться, вдруг погас так же неожиданно, как и появился, оставив после себя в реальном пространстве лишь одинокое судно.

    Корабль Механикус, крейсер-монитор «Секутор» носящий гордое имя «Гнев Омниссии» включил плазменные двигатели, выходя на крейсерскую скорость. Собранный на космических верфях системы Латэ, этот мощный и быстрый корабль имел длину более четырех километров и на его борту находились не только служители Бога-Машины, но и их давние союзники — космодесантники из Ордена Железных Рук под командованием почтенного дредноута Анраса.

    Архимагос Грейн, руководивший операцией Механикус в этом регионе, представлял из себя неестественно высокое металлическое создание, возвышающееся даже над космодесантниками. Давно избавившийся от слабой плоти, Грейн представлял собой живое воплощение идеала истинного слуги Омниссии. Из органических частей в его теле осталось лишь левое полушарие мозга и часть спинного. Правое же полушарие было заменено мощным когитатором и черепными схемами. Облаченный в традиционную багряную мантию Механикус и глядя на мир множеством фасеточных глаз, архимагос стоял подле массивного существа, представляющего собой близкий к идеалу симбиоз человека и машины.

    Почтенный дредноут Анрас, возглавляющий силы космодесантников Железных Рук, откликнувшихся на зов своих союзников Механикус замер посреди мостика, приковывая к себе почтительные взгляды младших жрецов.

    — Эти миры должны быть сохранены, почтенный. Технологии, хранящиеся на них, являются истинными дарами Омниссии. — обратился Грейн к своему собеседнику.

    — Тогда они будут ваши, архимагос — дредноут слегка покачнулся, изменив положение ног для большей устойчивости.

    — Мне известно, что около 60% ваших сил сейчас участвует в операции, названной «Крестовым Походом Ахилла». Мои скитарии готовы восполнить этот недостаток.

    — Нет почвы для волнений, архимагос. Моих братьев на этом корабле вполне достаточно для того чтобы сокрушить еретическую заразу.
    — громыхающий голос дредноута заставлял младших жрецов почтительно склоняться.

    — Я не сомневаюсь, почтенный Анрас. Скоро мы прибудем в зону боевых действий. Ваши братья должны быть готовы.

    — Они всегда готовы.
    — ответил архимагосу Анрас.

    — Железный Отец, мы с архимагосом Грейном ожидаем вас на мостике. — проговорил дредноут, включив вокс-связь, — и передайте братьям, скоро нас ждет битва.




    Тем временем в далекой крепости Эриох инквизитор Палаты Хежика Кармиллус добралась до своих покоев и устало опустилась на один из стульев. Длительное обсуждения проблем этой недавно открытой системы Саэро её крайне утомило. То, что жители этой системы оказались не затронуты порчей было практически чудом, но еще большим чудом были те технологии, что эти люди смогли сохранить и изобрести с далекого тридцатого тысячелетия. Когда и Экзеллиархия и силы Имперского Флота потерпели крах, операция была взята под курирование самой Инквизицией и Хежике, как одной из немногих её представительниц в этом регионе, предстояло решить множество насущных проблем. Как можно было установить дипломатически связи с людьми, отрицающими Имперское Кредо и Бога-Императора, заявляющих, что они живут по Имперским Истинам, дарованным им Императором-человеком? Ответ нашелся довольно быстро.
    Хежика повернулась к одному из своих аколитов.

    Какие из орденов Астартес сейчас присутствуют в Иерихонском Проливе?

    — Моя госпожа, мы располагаем сведениями о Штормовых Стражах, Черных Храмовниках, Железных Руках, Имперских Кулаках...

    — Стой. Кулаки. Отправь им астропатическое послание. Объясни им ситуацию и всю важность этой операции и попроси их о содействии.


    — Как прикажете госпожа — аколит коротко поклонился и исчез, оставив Хежику в одиночестве решать оставшиеся дела.

    Хоть она и была теперь главой этой операции, она всё еще оставалась инквизитором Палаты и не могла покинуть свой пост на Эриохе. Ей нужен был кто-то, кто станет её глазами и ушами, кто-то, кто сможет возглавить дипломатическую миссию. И на поиски этого человека у неё было время до ответного послания Астартес.

    Ответ прибыл несколько дней спустя. Капитан Имперских Кулаков сообщал, что прекрасно понимает всю важность системы Саэро, но он и его воины не могут просто так оставить Крестовый Поход. Так же он сообщил, что один из их самых почитаемых воинов, древний дредноут, который участвовал еще в Великом Крестовом Походе, вместе с эскортом из двух десантников уже в пути к системе Саэро на корабле Имперского Флота, а сам капитан и остальные братья прибудут сразу же, как появится возможность.

    Хежика облегченно вздохнула. Отношения Инквизиции и Адептус Астартес чаще всего оказывались в лучшем случае натянутыми, поэтому она не ожидала что доблестные космодесантники бросят все свои дела и прибудут по первому её зову. Почтенный дредноут мог оказаться как раз тем козырем, что позволит дипломатической миссии успешно выполнить свою задачу. А если он действительно ходил по земле еще в далеком тридцатом тысячелетии... Что же, это было еще лучше. Теперь оставалось лишь найти того, кто возглавит миссию.

    Заметив одного из своих агентов, ожидающего у дверей, Хежика жестом подозвала его.

    — Моя госпожа, в крепость прибыла инквизитор Ордо Ксенос Дэйя Скарлетт. Я уже приготовил для вас её досье — проговорил агент, протягивая женщине информационный планшет.

    Взяв в руки планшет, Хежика мельком пробежала взглядом по светящимся строчкам.

    — То, что нужно. Я хочу её видеть.


    "Что не убивает - делает сильней. Если же судьба со мной играет - я играю с ней."
    "Очередной противник, очередное разочарование."
    Warhammer 40000. Мастер-приемщик анкет, мастер-дай-мне-пруф и строгий страж бэка. Во славу Священной Инквизиции.
    Не в сети
    Профиль пользователя Zastyp Написать личное сообщение пользователю Zastyp
    06.06.2015, 20:03

    2907
    24
    0%


    ГМ-ПОСТ. Хаос. День 1-й




    Тщеславие, свойственное многим колдунам — и так многих из них погубившее, Зарафистону было присуще в весьма похвальных аккуратных размерах, вырастая и видоизменяясь только тогда, когда доверенный маг Магистра Войны покидал бдительный присмотр оного.

    Рабы приготовили зал для аудиенций на борту корабля уже после того, как один из крейсеров Черного Легиона покинул варп-пространство и цепкие когти Имматериума отпустили не только адаматиевые пластины обшивки, но и сознание Зарафистона.

    Помещение, выбранное советником Осквернителя, подходило для брифинга в самый раз. За ограниченной каркасом щелью широкого обзорного иллюминатора жила эта нетронутая еще система Саэро, не ведая того, отсчитывали неизменные часы ее обитатели, даже не подозревая, какие перемены им сулит появление незваных, но исключительных в своих посулах и возможностях гостей.

    — Смертный, говоришь ты? — Зарафистон говорил преувеличенно-снисходительным тоном, то ли удивляясь глупости, то ли порицая за нее. Один из его помощников, амбициозный колдун, не чуравшийся иными средствами, казалось, довольно сильно приблизился к избранности своего господина. — Чем нам может быть полезен смертный? — Конечно, сама мысль о дипломатии претила Абаддону, но полагаться лишь на силу и терпеть крах там, где уже потерпел его костный противник?! Люди же... Для советника они были жадны до личных страстишек и, зачастую, не видели цельной картины того, как дОлжно было бы вести дела и расставлять приоритеты.

    — Мой господин, шпионов мы почти потеряли, предыдущая миссия оказалась слишком грубой подделкой, к тому же, использование некоторых сил тлетворно влияет на отношения с этими твердолобыми новотерранцами. — Ходрет усмехнулся, лебезливо склоняя голову, но не опуская глаз, — Я лишь хотел предложить иной путь. А человек, который способен втереться в доверие этих пуритан, должен оставаться именно человеком, но быть преданным слугой Богов...

    — Верно мыслишь, — Зарафистон знал на перед каждое слово, еще не упавшее с языка колдуна, но его все еще увлекала эта игра. — Торговец, я помню. И что? Давно ли служит?

    — Он очень предан воле и помыслам Владыки Перемен, мой господин. Весьма способен, я неоднократно пользовался его услугами для вербовки некоторых лиц... Сейчас его корабли в Иерихонском проливе, род деятельности не вызовет...

    — Я знаю. — Отмахнулся Зарафистон, — Ну что ж, надеюсь, ты сможешь поручиться, как за него, так и за себя. Он должен понимать, какую цену заплатит в случае провала, не стоит огорчать Избранника Богов.

    — Я выйду с ним на связь...

    — Нет. Ты пригласишь его ко мне. Бытует среди людей одна милейшая поговорка: «Хочешь сделать что-то хорошо — сделай сам». Воспользуюсь советом, а может, приятно удивлю твоего протеже. Ему будет оказана великая честь. Одно лишь... — Увенчанные когтями, тонкие длинные пальцы колдуна несколько раз сухо щелкнули, — Пусть не удивляется, игра нынче крупная, игроки — тоже.

    Ходрет поспешно покинул залу, а советник Осквернителя еще некоторое время созерцал потемневшие от некогда пролитой крови и полу истлевшие от пережитого времени стяги и знамена канувших в небытие рот и даже орденов, стертых с лица вселенной несокрушимым кулаком мести его ужасающего господина, развешанные по стенам.




    Помимо обязательных мероприятий, закончившихся проведением ритуалов и жертвоприношений, доверенный советник Осквернителя позволил себе задержать призванных гостей на чуть больший срок, нежели оговаривалось раньше. Колдун попросту знал, кто может потерпеть, а кто, сочтя себя оскорбленным, позабавит его господина. В числе тех, кого ожидали на борту «Искажающего» присутствовали самые странные, непредсказуемые и загадочные личности — того требовала миссия, возложенная Абаддоном на колдуна. А предстоящие деяния, без сомнения, отличались куда большей утонченностью, и продуманностью, больше напоминая имперский регицид, нежели банальную резню — не зря именно Зарафистон сидел на командном троне, упиваясь властью и потакая тщеславию, а не кто-то из мясников Уркантоса.

    Звездная система Саэро... Зарафистон скосил взгляд на колоссальную гололитическую карту, подробную, древнюю, имеющую свои изъяны для изменившегося мира за пределами Ока, но весьма полезную для Саэро. «Искажающий» вышел из варпа на самой окраине этой системы, не пересекая широкого флера ленты крупных астероидов, космических обломков и не опознаваемых уже частей, которые могли принадлежать иным судам. Корабли сопровождения распределились вокруг флагмана.

    Закрытая и локальная до поры, Саэро оказалась самодостаточной в той степени, о которой только могли мечтать многие замкнутые миры. Древний гололит обозначал несколько планетоидов, у которых, при приближении, высвечивались крупные объекты, с одинаковым успехом являющиеся как спутниками естественными, так и искусственными — или же очень крупными орбитальными станциями.

    Кое-какие подробности колдун откладывал до начала брифинга с теми, чье участие одобрил Осквернитель. Легионеры, конечно, составляли основной костяк сил, но именно их массовое участие и было самым нежелательным условием в решении этой головоломки. Шпионы и выжившие разведчики до поры снабжали еретиков довольно поверхностными сведениями о силах, способных удержать на расстоянии даже крупный флот алчущих наживы проклятых слуг Трупа на Троне. И это была лишь одна из причин присутствия «Искажающего» в системе Саэро.

    Оправив расшитую символами и рунами мантию, Зарафистон выпрямился, откинув все свое высохшее худое тело на высокую спинку трона. Его пергаментно-серая, лишенная влаги кожа облепила череп, кое-где опасно натянувшись, грозя прорваться на скулах и задранном татуированном подбородке. Слишком светлые радужки глаз, казалось, совершенно утратили цвет, обозначаясь лишь широкой кровавой каемкой. Тонкие бесцветные губы все время безмолвно шевелились. Глубокий капюшон был приспущен на затылок только по случаю приема союзников, позволяя разглядеть облик колдуна.

    Зарафистон был прекрасно осведомлен, как реагируют многие воины на тех, чья сила черпается из варпа. Два колосса-терминатора из стражей Абаддона стояли по обе стороны трона, немым присутствием напоминая о власти того, чьими словами будет вещать посланник. А ожидал тот ни мало, не много, — тех, чей пример мог бы послужить наукой выживания пушечному мясу. И не из рядов смертных, чья жизнь вообще цены не имела.

    Железные Воины, частые союзники Черного Легиона, во главе с Кузнецом Войны Даконом, и сыновья Фулгрима, сохранившие хоть какое-то подобие целостности в своем формировании под командованием Клеархона Ларция. Сам Зарафистон куда более охотно обратился бы к Торамино и его колдунам, но Дакона выбрал сам Осквернитель, а Ларция рекомендовал соратник и конкурент колдуна при дворе Осквернителя Йетемор.


    Призрак Администратума. Магос всея ФРПГ Warhammer 40.000, Dragon Age, сценарист-затейник, летописец, ленивый и рассеянный хранитель Библиариума.

    Реестр персонажей

    Не в сети
    Профиль пользователя Еретик Написать личное сообщение пользователю Еретик ICQ - 644017086
    09.06.2015, 22:48

    1312
    4


    Брат Дальмус «Мудрый Кулак». День 1-ый



    Сотни лет войн способны поменять многое в мировоззрении человека. Тысячелетия войн ломают человека полностью, превращая его устои в пыль. Десятки тысяч лет войн не оставляют от человека ни следа. Для Астартес же сотни лет войн являются проверкой навыков и закалкой духа, Тысячелетия войн тренируют дух и проверяют разум на стойкость. Десятки тысяч лет укрепляют веру Астартес в его дело. Пройдя столько испытаний, космодесатник может либо с честью передать свой опыт младшим товарищам, либо полностью поменяться.
    Когда-то и у Дальмуса был выбор. Он видел многое, через многое прошел и стоял перед тяжелым выбором. Может, если бы тогда он решил пойти по иному пути, всё сложилось бы иначе, нежели теперь, но об этом уже никто не узнает.

    - Поменяй хват, Астарон! – Скомандовал Дредноут, продолжая по кругу обходить тренировочную зону, в которой сражались два боевых брата.

    Юный Астарон только четыре года назад стал полноценным Астартес и ему не хватало некоторого опыта в обращении с холодным оружием. Всё же первые свои годы он проведет под покровительством братьев из отделение опустошителей, а эти ребята предпочитают не лезть в ближний бой.

    Противником этого молодого война был ветеран первой роты Закир. Этот закаленный в боях ветеран с крупным складом тела, лысым черепом, что покрыт сеткой шрамов всегда составляет компанию Дальмусу в обучении новичков. В одном из боёв Дальмус спас жизнь Закиру, где тот потерял обе руки. В качестве напоминания и в благодарность на протезах рук он высек имя почетного дредноута.

    - Двигайся быстрее и не позволяй себя зажать! – Посоветовал дредноут, заметив, что ветеран ведет новичка к стене. Тот быстро среагировал и сделал кувырок в сторону, а после стал быстро заходить в спину противнику.

    От созерцания боя Дальмуса отвлекло сообщение, пришедшее по внутренней вокс-связи. Жестом дредноут объявил перерыв, а сам быстрым шагом направился к грузовому лифту, чтобы подняться на совещание. В сообщении не было написано, почему проводится экстренное собрание, но приказ исходил лично от капитана Лисандера и дредноут не хотел заставлять братьев ждать.

    Пройдя по просторным и запутанным коридорам, Дальмус дошел до зала собраний. Это было просторное помещение овальной формы. В центре располагался гала-проектор, на котором загружались первичные данные о планетах, на которые предстоит высадка и тому подобная тактическая информация. Почти по всей длине зала был поставлен стол и стулья для переговоров командиров отделений и командиров имперских полков. В виду того, что на заседаниях приходилось присутствовать и дредноуту, дверной проем расширили, чтобы пятиметровый Астартес мог без проблем заходить и выходить.

    На удивление Дальмуса, внутри был только Лисандер. Тот кивком поприветствовал дредноута и сразу протянул солидного размера инфопланшет стоящему подле него Механикусу. Это был Вальтрам. Этот техножрец был не только главным в техническом обслуживании саркофага, но и верным другом Дальмуса. Он взял планшет и быстрым шагом подошел к дредноуту. Взяв из рук адепта планшет, он внимательно прочитал выведенное на экран сообщение. Визор мгновенно сфокусировался на тексте, позволяя Дальмусу читать его в привычном темпе. Несколько секунд после дредноут обдумывал всё, что прочитал и не решался задать вопросы.

    Некая инквизитор Хежика запрашивала поддержки у его ордена в системе Саэро. Если бы это было обычное боевое задание, то Дальмус был бы советником капитану в выборе тех, кого следует отправить на помощь. Но почти все силы его ордена задействуются в Ахиловом крестовом походе и им бы пришлось сначала закончить важнейшие операции в своём секторе. Так бы они поступили, если бы не уточнение просьбы. Инквизитор просила помощи в приведении к Свету Императора планет, живущих по заветам Имперских Истин.

    В момент осознания того факта, что в галактике ещё остались такие миры, Дальмус был готов заплакать, если бы мог. И, естественно, он понимал, зачем его вызвали. Ему не нужно было слов, чтобы понять намерения Лисандера, а капитану первой роты нужно было лишь увидеть, как бронированный кулак дредноута ударил по корпусу.

    - Отлично. С тобой отправятся ещё двое братьев, для большей солидности. Всё снаряжение будет ждать тебя в тандерхоке. Удачи, брат.

    Дослушав капитана, Дальмус покинул зал и как можно скорее направился в ангар. Впервые за последние две тысячи лет ему предстоит курировать дипломатической миссией. И впервые за последние девять тысяч лет он снова станет проводником между Имперской Истиной и современным Империумом.

    - Вы явно удивлены, Дальмус. Что же вам предстоит? – Голос техножреца вырвал Дальмуса из раздумий.

    - А ты не читал сообщение? И чем же ты был занят в присутствии Лисандера? – Дредноут шагал быстро, но Механикус от него не отставал. Остановившись перед лифтовой шахтой, дредноут повернулся к Вальтраму, чтобы видеть его лицо и его реакцию.

    - Попросил коротко описать ваше состояние. Как только я закончил, вы вошли в зал. До этого, капитан советовался с несколькими неизвестными мне боевыми братьями.

    - Ясно. – Дредноут развернулся к открывающимся дверям лифта и зашел в кабину. Жрец последовал за ним. Следующие свои слова дредноут обдумывал долго, вплоть до прибытия в ангар, но заговорил первым подошедший Закир.

    - Нам предстоит трёхдневный перелёт и для меня честь сопровождать вас, брат. – В довершении своих слов космодесантник ударил себя кулаком в грудь, как недавно сделал сам Дальмус. Стоявший недалеко Астарон уже был в полном боевом наборе и проверял своё снаряжение. Дредноут ничего не сказал, ведь сейчас ему говорить не нужно. Следующие три дня пути, он проведет в необходимом сне, чтобы собраться с мыслями и с чистым разумом встретить свою миссию.

    Спустя несколько часов, три тандерхока разных модификаций покинули боевую баржу «Имперских Кулак» и направились к отмеченному судну Имперского Флота. Брат Закир и Брат Астарон в компании Вальтрама транспортировались на одном тандерхоке, второй был загружен всей необходимой амуницией, третий же являлся транспортной модификацией и перевозил саркофаг Дальмуса, которого предварительно погрузили в сон. После приземления и разгрузки, имперское судно стало на необходимый курс, покинуло основной флот и дойдя до точки перехода погрузилось в варп.



    Через 3 дня.

    Прошло несколько минут после выхода из варпа на окраине системы Саэро. Имперское снабженческое судна легло на запланированный курс, предупредив патрульные корабли о прибытии важной делегации Астартес. В процессе обмена сообщениями корабли сопровождения внимательно следили за ближайшим космосом, готовые прикрыть сопровождаемое судно. капитаны этих кораблей волновались, но выполняли свои обязанности без малейших ошибок. Дальмус же не испытывал того же волнения, что сейчас терзало нервы капитанов судов. Его разум быстро оправился после пробуждения, и он тут же занялся осмотром готовности своей амуниции. Астарон и Закир всё время полета привыкали к древнейшим реликвиям ордена – доспехам Мк III, что служили «Имперским Кулакам» ещё в их бытность легионом. Всё же дредноут хотел произвести максимально положительное впечатление как на Инквизицию, так и на жителей здешних миров.



    За Дорна и печеньки


    Сообщение отредактировал JampFaFnir - Среда, 10.06.2015, 10:18
    Не в сети
    Профиль пользователя JampFaFnir Написать личное сообщение пользователю JampFaFnir Написать на электронную почту
    10.06.2015, 08:12

    264
    10


    Адам ван Акерф. День 1-ый




    Роскошно обставленная каюта "Локи" освещалась канделябром из странного, холодного металла, в котором горела синеватым пламенем чёрная свеча. В высоком кресле со сбитыми имперскими знаками перед свечой сидел Адам и молча смотрел на ровное пламя. Сзади у кровати суетилась Нира , мутант с троящимся щупальцем вместо левой руки, которая исполняла роль служанки, советницы, и с высокой периодичностью, любовницы торговца-узурпатора. На людях она появлялась исключительно в дорогой мантии, скрывающей всю её, в общем-то, соблазнительную фигуру, если бы не уже упомянутое уродство, на которое сам ван Акерф смотрел философски. Сейчас же служанка-наложница была в красивом длинном платье, ведь на корабле скрываться было не от кого, тут все были изменены если не внешне, то внутренне. Нира, заправив кровать, подошла сзади к Адаму и положила тому руку на плечо, осторожно разминая через ткань цвета индиго его.

    — Зарафистон, советник Абаддона Осквернителя, — Не отрываясь взглядом от свечи сказал ван Акерф — хочет меня видеть.

    Нира ничего не сказала, лишь переместила ладонь на шею торговца. Пламя стало длинней и острей. Мужчина сузил глаза и нахмурился. Он уже направил корабль на нужный курс, и по всем расчётам он уже входил в означенную область.

    Навигатор, уже давно лишённый "нормальных" глаз, вёл пилотов, которых в отрыве от вольного торговца просто бы расстреляли на месте, а так - лишь косятся. Капитаном всего микрофлота так и вовсе был боец Кровавого Договора. Нира скользнула к щеке мужчины, на что ван Акерф небрежно убрал её ладонь и встал с кресла.

    — Очевидно, волей Тёмных Богов мне придётся заняться чем-то чуть более особенным, нежели совращать безмозглую богему.

    — Лорд Изменений ждёт многого, но и даёт немало взамен. — Неопределённо ответила женщина.

    Адам хмыкнул в ответ и взял поданный простым сервитором официальный плащ. Решив лишний раз не нервировать властителей, торговец поснимал с груди все регалии, повесив знал Тзинча на место имперского черепа. Оставив золотой аксельбант, тзинчепоклонник расставив руки прокрутился вокруг своей оси, показываясь наложнице-служанке. Та мило улыбнулась и кивнула, поправив щупальцем подол одежды. Акерф вытащил из держателя трость из чёрного дерева с тусклым серебристым набалдашником в виде головы с лицом в агонии и, больше ничего не говоря, направился к выходу, только лишь поступил сигнал о достижении цели.

    Дальнейший путь надлежало проделать на на челноке, отправленном прямо из чрева колосса-корабля, замершего и будто бы скрытого в несуществующих в космосе тенях. Обезображенный варпом сервитор безучастно встретил единственного гостя транспорта, скользнув по фигуре торговца тусклым, лишенным эмоций взглядом. Сервитор, чье тело украшали колеблющиеся полу-прозрачные щупальца, подобно непостоянной ауре, ткнул мутировавшей конечностью в салон, указывая гостю на место. Тот пожал плечами и вальяжно развалился на указанном сидении, поигрывая тростью в ожидании прибытия. Полет длился секунды и полную бездну времени - покуда громада флагмана не заняла весь обзор иллюминатора. Корабли сопровождения лишь угадывались очертаниями в этой искусно сотканной искусственной тени. Наконец, челнок скользнул в один из ангаров, пристыковался, - когда Адам уже хотел было вздремнуть, навёрстывая упущенное, и дверь с шипением и лязгом отошла, позволяя аппарели транспорта опуститься.

    На выходе с корабля ван Акерфа встретил Ходрет, его старый… контакт, с кем приходилось иметь дело довольно часто, от простого приёма артефактов Хаоса, до некого рода экстравагантных просьб. Видимо, этот визит вольного торговца из "знатного рода" принадлежит второй категории. Обменявшись рукопожатиями, Хордет и ван Акерф, молча шли к Зарафистону на приём. Им не требовалось говорить друг с другом, все и так всё прекрасно понимали.

    Акерф вошёл в зал, увешанный знамёнами и штандартами, где на троне в середине восседал искомый верховный колдун. За спинкой трона, заскрежетав древней темной броней при появлении гостя, материализовались два колосса-терминатора из тех, кому Абаддон вверил сохранность своего советника. Ходрет едва заметно кивнул, словно подавая знак, Адам подошёл ближе и склонился, припав на колено.

    — Адам ван Акерф, внимаю вашей воле.


    Как говорил мой дед: "Я твой дед".
    Не в сети
    Профиль пользователя KaiserVonBlut Написать личное сообщение пользователю KaiserVonBlut
    Sid
    11.06.2015, 13:36

    24
    0


    Железный Отец Этриан Дракс. День 1-ый




    При тусклом освещении его каюты сложно было что-либо читать, однако страницы книги исправно переворачивались, и если бы случайный гость заглянул в эту почти что келью, то увидел бы космодесантника из ордена Железных Рук, склонившимся над великим рукописным трудом. Страница за страницей Этриан проникался историей одного из бесчисленных миров, находящегося в лоне Империума. Казалось бы, какое ему дело до того, что происходит в сотнях световых лет отсюда, но, тем не менее, воин с интересом читал эту летопись. Он моргнул лишь тогда, когда услышал голос, донесшиеся из канала вокс-связи.

    - Железный Отец, мы с архимагосом Грейном ожидаем вас на мостике. — в говорившем Дракс узнал почтенного Анраса, — и передайте братьям, скоро нас ждет битва.

    - Конечно, почтенный Анрас. Уже иду. А братьев оповещу.

    Впрочем, в этом и не было особой необходимости. Едва заслышав шаги Железного Отца по коридору, многие из боевых братьев выглянули из своих кают и встретились с ним глазами. Этого, а также легкого кивка было достаточно, чтобы понять – время пришло. Приближаясь к мостику, Этриан уже был в своем боевом облачении, и лишь шлема недоставало для полноты картины. Он примерно знал, зачем его и нескольких других боевых братьев вместе с почтенным Анрасом передислоцировали, и пока что не знал, какие чувства испытывать по этому поводу. С одной стороны, все другие братья сейчас находятся в крестовом походе Ахилла, и ему надлежит быть с ними, но с другой стороны, новое задание было не менее интересным, а возможность в ходе оного найти забытые или потерянные технологии и вовсе была крайне соблазнительна, чтобы от нее отказываться.

    Проверив механодендриты на спине и перехватив поудобнее свой верный топор, Этриан шагнул на первую ступеньку лестницы, которая вела на центр мостика, именно там стоял почтенный дредноут Анрас и пока не особо сильно знакомый воину архимагос Грейн. Хотя его вид внушал Дракс почтение. Подумать только, плоти почти не осталось. Железный Отец видел таких, конечно же, на Марсе, да и много где еще, но все равно каждый раз испытывал прилив сил, глядя на дары Омниссии. Почтенного брата Анрас он знал давно и прошел с ним не одно сражение, поэтому был спокоен, будучи под его командованием.

    Оба замолчали, когда Этриан приблизился к ним. Железный Отец поклонился почтенному Анрасу и уважительно кивнул архимагосу.

    - Архимагос Грейн, благословленный Омниссией. Меня зовут Этриан Дракс.

    Он догадывался, что Грейн это все уже знает, но воспитание и привычка заставили его представиться лично. Этриан вспомнил, что написал в Техне по поводу подобных Грейну.

    «Послание 3, глава 1. Об архимагосах. А если увидите вы, братья мои, тех, которые приняли дары Омниссии, полностью победив свою слабую плоть, то будьте с ними почтительны и вежливы, ибо они могут нам многое поведать. Что есть наша плоть? Слабость. И мы с ней боремся до конца дней каждого из нас. Архимагосы всегда помогут вам советом, и не останьтесь вы в стороне в таком случае…»


    "The spirit has always been willing. The flesh has always been weak."
    Не в сети
    Профиль пользователя Sid Написать личное сообщение пользователю Sid
    21.06.2015, 01:37

    741
    10


    Лорд-командер Ларций-Клеархон. День 1-ый




    Томные крики рабыни, извивавшейся в сладостной агонии ласкали слух Каэлорна. На мгновение прикрыв красные, слезящиеся глаза лишь на секунду, наслаждаясь ароматом благовоний и человеческого пота причудливо переплетавшегося в комнате для призыва, Каэлорн почувствовал как приятное чувство сытого удовлетворения лениво расползается по его телу. Идеальную гармонию чувств и цветов, лишь нарушали двое десантников Черного легиона пристально наблюдавшими за действиями слаанешитов. Впрочем, их дисгармония была столь незначительна, что молодой чемпион сам едва ли ее мог различить за сладкой пеленой, постепенно сливавшейся с варпом реальностью.

    Ритуал открытия портала по своей сути был достаточно прост, и во многом аналогичен множеству других, но, как и многое, что подвластно Темному принцу, проходило действо куда как изощрённее и изящнее. По сути все приготовления и большая часть ритуала уже подходила к концу, песнопения стихли, превратившись в монотонный вой нескольких культистов стоявших за шелковым шторами по обе стороны от алтаря, а непосредственные участники прошедшей оргии лишь слабо дергались в предсмертных сладостных муках одновременной агонии и экстаза.

    В некотором роде Каэлорн им даже завидовал, познать наслаждение смерти, агонии и полного физического разрушения можно было лишь однажды и этим счастливцам как раз выпал этот шанс. Сама же старшая жрица была предложена в качестве сосуда для сил варпа и добровольно согласилась стать вратами. За этим процессом собственно и наблюдал Каэлорн — тело женщины извивалось на алтаре в абсолютно нереальных позах, а кожа дрожала словно водная гладь, крупными волнами переливаясь по всему телу. Возникало чувство, что добровольно распятая жрица корчится в жутком танце, смешанном с агонией. И вот, наконец, на глазах космодесантника слабая плоть служки будто бы треснула обнажая многоцветный калейдоскоп варпа, ширившийся вместе с постепенно раздувавшимся телом жрицы, ставшим уже напоминать ковш или чашу.

    Своеобразным сигналом к завершению ритуала поступил предсмертный крик экстаза служительницы, музыкой отразившийся в ушах Каэлорна. С громким энергетическим потрескиванием гладь «чаши», в которую превратилась жрица, постепенно выплывала массивная, нов тоже время невероятно изящная фигура. Лорд-командер Ларций-Клеархон по прозвищу Искушенный лично прибыл, на борт корабля, принадлежащего одному из герольдов Черного легиона, колдуну Зарафистону, потребовавшего его личного присутствия для обсуждения условий сотрудничества. Неторопливо, будто наслаждаясь каждым собственным движением чемпион, покинул портал, позволяя измученному телу, служившему вратами наконец обмякнуть и упасть кучей бесформенного мяса и кожи.

    Каэлорн невольно замер, в очередной раз любуясь несравненным величием, статью и красотой своего повелителя. А посмотреть было на что! Высокий воин с гривой серебристо-белых волос, возвышался над своими собратьями, сверкая в идеально чистом доспехе, сияющем настолько, что даже блеск отраженного от него света был для окружающих гипнотическим магнитом, притягивавшим взгляды и невольно трепетавшими перед могучей фигурой.

    Прекрасные черты лица, свойственные древнегреческим скульптурам и достойным древнеримских бюстов, застыли в неподвижной маске нескрываемого превосходства и вечного торжества тщеславия. Взгляд закрытых темной пеленой глаз подчинял, манил, лишал воли, сулил богатство и славу, всем и каждому, кто посмеет хотя бы погреться в лучах славы обласканного божеством чемпиона. Мощные же кожаные крылья, покрытые бледно пурпурной плотью, мерно колыхались за спиной чемпиона, словно плащом, королевской мантией, держась за спиной воина. Изукрашенный чуть изогнутый клинок покоился в позолоченных ножнах, крепившихся у пояса воина, издавая едва слышную тонкую песнь, своим шепотом сводящую слабых с ума.

    — Отведите меня к Зарафистону. Я желаю немедленно попасть к нему на аудиенцию, — голос десантника был одновременно скринучий и мелодичный, явно давно не принадлежал реальной вселенной. Аура невероятной харизмы десантника, заполонила помещение и даже пристально до того следившие за молодым чемпионом воины Черного Легиона на несколько мгновений опешили с некоторым удивлением осматривая, причудливого и во всех отношениях яркого, пришедшего из Варпа Избранного.

    — Как вам будет угодно, лорд Ларций, — ответил один из воинов, первый вышедший из своеобразного транса, — Следуйте за мной. Мастер вас ждал, — надменно кивнув, Ларций размеренным шагом проследовал за братьями из Черного легиона, небрежным жестом пригласив следовать за собой Каэлорна.

    По пути к зале в которой принимал послов колдун к небольшой процессии присоединилось еще около тринадцати воинов Детей Императора, до того свободно передвигавшихся по кораблю. Каэлорн, дал указание каждому из них предусмотреть возможные планы отхода, на случай, если лорду Ларцию вдруг не удастся договориться с представителем Осквернителя. Хотя Клеархон славился своей разумностью на фоне других чемпионов Слаанеш, он все еще оставался весьма гордым и самовлюбленным лидером, порой с трудом находившим общий язык с другими собратьями из легионов-предателей, особенно тех, кто до сих пор держал обиду на резню, учиненную детьми Императора по отступлении в Око Ужаса.

    Подойдя ко входу в залу, воин пристально осмотрел изукрашенные бронзовым барельефом, изображавшем нечестивые подвиги хозяина корабля, створки, и одобрительно хмыкнув, уверенно, словно хозяин зашел в залу, окинув ту пристальным взглядом, затянутых темной пеленой глаз. Зал производил должное впечатление, однако развешанные знамена казались слаанешиту несколько неуместно пафосными и портящими вид на девственно чистую систему.
    Лорд повернул голову в сторону советника Абаддона:

    — Приветствую тебя, славный Зарафистон, посланник Абаддона Осквернителя! Мои слуги доложили мне, что ты от лица своего владыки хотел обсудить перспективы союза со мной и моими людьми. Что же, я явился на зов твоего владыки и готов внимать тебе, — хаосит едва заметно кивнул колдуну, ожидающе скрестив руки на груди. Небольшой отряд сопровождения, во главе с Каэлорном, мерно покачивающим, запасными конечностями-клешнями, явно был на нервах — в некоторые моменты отношения лорда-коммандера и Черного Легиона были далеко не всегда теплыми, и десантники ожидали любой ловушки или подвоха со стороны «братьев».
    Не в сети
    Профиль пользователя VIKSTRA Написать личное сообщение пользователю VIKSTRA
    28.06.2015, 13:05

    1046
    21


    Кузнец Войны Дакон. День 1-ый




    Реальное пространство содрогнулось, когда из изменчивого водоворота Варпа вынырнул древний и могущественный корабль. Боевая баржа «Кузня Ярости», извергая из мощных двигателей потоки плазмы, неторопливо направилась в сторону скопления судов Черного Легиона.

    По мостику то и дело сновали смертные, но каждое их движение было спокойным и выверенным. Если в их душах и жила тревога по поводу встречи с десантниками Черного Легиона, то на лицах не было и следа эмоций. За многие годы службы смертные офицеры всё сильнее перенимали привычки своих хозяев, становясь всё более отстраненными и холодными, но при этом не теряя эффективности в работе.

    В то время как капитан Шалирог пребывал в своей обычной полудреме, неподвижным изваянием замерев на командном троне, неподалеку безмолвно замер сам лидер варбанды. Кузнец Войны Дакон, облаченный в искусный терминаторских доспех, с опущенным громовым молотом в руке и комби-болтером на поясе наблюдал за показаниями многочисленных приборов, сканирующих бесконечную черноту космоса.

    Призыв от Абаддона Кузнецы Смерти получили несколько месяцев назад. Он был такой мощный, что троим из девяти плененных астропатов на борту корабля выжгло мозг, а четвертый, после того как передал хозяевам сообщение, скончался на месте. Подумав, Дакон принял решение откликнуться на зов. Кузнецы Смерти уже много раз сотрудничали с Разорителем и знали, что его призыв означает возможность вновь больно ударить по слугам Императора-Предателя. Но это не означало, что Железные Воины ему доверяли. Именно поэтому баржа сейчас находилась в полной боевой готовности, как и все воины на её борту. В глубинах корабля, рычали и стенали многочисленные демонические машины, скованными Варп-Кузнецом Даэтрархом и Темными Механикус.

    К Кузнецу Войны приблизился один из офицеров.
    — Мой господин, мы обнаружили сигнатуру ударного крейсера «Предвестник Рока». Рядом с ним находится боевая баржа Черного Легиона и два рейдера. Обмен указами произведен, они сообщают что посланник Абаддона, Зарафистон, ждет вас на борту.

    — Отправь им сообщение, что мы скоро прибудем, — когда офицер кивнул и отошел, Дакон движением века переключился на внутреннюю вокс-связь, — Гарот, собери свое отделение и отправляйтесь в ангар D7.

    Услышав подтверждение, лидер варбанды задумчиво хмыкнул, немного повернув голову.

    — А ты как думаешь, брат?

    Дакон обращался к огромной фигуре, возвышающейся даже над облаченным в тяжелый доспех космодесантником. Древний Гаррол, бывший Кузнец Войны, ныне был заключен в саркофаг дредноута модели «Контемптор». Более человекоподобный, нежели те дредноуты, что сейчас использовались лоялистами и более мощный, Гаррол возвышался на четыре с половиной метра.

    — Не стоит доверять псам Абаддона. А уж тем более этому колдуну. Я буду рад возможности пролить кровь псов Бога-Трупа, но нам нужно быть готовыми к возможному удару в спину от наших «союзников».

    — И мы будем готовы, Древний — кивнул лидер варбанды и развернулся к выходу.

    Стоило Дакону сдвинуться с места, как за ним последовали две массивные фигуры, до того замершие неподвижными изваяниями. Это были двое личных телохранителей Кузнеца Воны, Макрит и Сентус, облаченные в доспехи терминаторов. Макрит был вооружен автопушной Жнец и цепным кулаком, а Сентус — грозовыми когтями.

    Пройдя сквозь многочисленные и запутанные коридоры баржи, Дакон и его телохранители вместе с воинами второго отделения погрузились в Громовой Ястреб. Двигатели похожей на хищную птицу машины взвыли, позволяя судну покинуть нутро боевой баржи.
    Уже вскоре транспорт доставил их на «Предвестник Рока». Отдав приказ воинам второго отделения во главе с Гаротом охранять «Громовой Ястреб», Дакон вместе с телохранителями последовал на прием к Зарафистону за безмолвно встретившими их черными легионерами.

    Три последовательных щелчка вокса сообщили о том, что телепортатор на борту «Кузни Ярости» запеленговал маячки в доспехах Дакона и его телохранителей и был готов вернуть их на борт в случае негативного развития событий. Конечно этому бы помешали пустотные щиты «Предвестника Рока». Именно поэтому половина орудий боевой баржи Кузнецов Смерти сейчас была направлена в сторону этого ударного крейсера.

    Массивные двери заскрежетали и отворились, пуская Кузнецов Смерти в просторную и украшенную залу. Демон, заключенный в громовой молот Дакона, «Пожиратель Ведьм», жадно захрипел в голове Кузнеца Войны, чуя исходящие от присутствующего здесь лидера Детей Императора эманации Варпа. Закинув молот на плечо и усилием воли заглушив демона, Дакон оглядел собравшихся. На находящихся здесь смертных он не обратил никакого внимания и лишь на долю секунды задержал взгляд на другом лорде. Зарафистон удостоился легкого, едва заметного движения подбородком. Макрит и Сентус тем временем остановились в шаге от Кузнеца Войны, уделив всем присутствующим много больше внимания, оценивая степень опасности для их лидера. Присутствие воинов иного легиона не стало для Дакона неожиданностью. То, что Черный Легион обратился к другим легионерам почти гарантировало масштабные военные действия против Империума. Теперь оставалось лишь определить цену.


    "Что не убивает - делает сильней. Если же судьба со мной играет - я играю с ней."
    "Очередной противник, очередное разочарование."
    Warhammer 40000. Мастер-приемщик анкет, мастер-дай-мне-пруф и строгий страж бэка. Во славу Священной Инквизиции.
    Не в сети
    Профиль пользователя Zastyp Написать личное сообщение пользователю Zastyp
    28.06.2015, 14:13

    2907
    24
    0%


    Инквизитор Ордо Ксенос, Скарлетт Дэя. День 1-ый




    «Неугомонный» покинул Эриох сразу, как только нога инквизитора Дэи ступила в священные, полнящиеся воспоминаниями и тяжелой пыльной взвесью коридоры. Новоиспеченным членам свиты предстояло подтвердить или опровергнуть догадки Скарлетт в ходе расследования, а это не терпело никаких отлагательств. Генетор при содействии Бланш, сестры Диалогус, увел в черноту космоса большую часть ситы, оставляя при инквизиторе только леди Ноэль Винитран, Целерия Рэда и младшую адептку Нову Кераллис.

    Чем ближе Дэя подбиралась к концу свившегося ядовитым клубком расследования, чем чаще ее люди встречались с разрозненными — и не всегда малочисленными семействами генокрадов, ассимилировавшимися с людьми и фауной тех или иных миров по пути к крепости, парящей в Иерихонском проливе, тем сильнее инквизитор ощущала потребность в помощи тех, кому неведомы были людские страсти даже в той мере, в которой их испытывала она сама, будучи полноценным и бесстрастным представителем Ордо Ксенос. Именно поэтому «Неугомонный» доставил Скарлетт сюда, в древнюю пустующую обитель, где несла свою службу и правила Хежика Кармиллус, вот уже три столетия представляющая интересы Ордо Ксенос в общем — и свои собственные — в частности, и шестнадцать лет руководила Палатой здесь, на Эриохе. Леди Кармиллус была для Дэи ожившей легендой, ранее — пиктом в архивах, недосягаемой и таинственной, и теперь, проходя мрачными холодными переходами, сводчатые потолки которых терялись в сумраке, Скарлетт должна была просить аудиенции и получить одобрение или отказ от высокопосталвенной коллеги.

    Далекая от каких либо интриг, белая ворона, инквизитор Дэя впервые испытывала неприятное волнение. Чуть более полу-века она трудилась в лабораториях Ордо Ксенос, отринув все мирское, пытаясь найти нечто полезное, изучить то, что помогло бы усмирить и истребить ксено-угрозу, как того желал Император. С неохотой Скарлетт выслушивала более походящие на доносы и сплетни обрывочные сведения об инквизиторе Палаты. Каковой окажется на самом деле леди Кармиллус, инквизитор не слишком задумывалась, лелея лишь одну надежду — получить вооруженную поддержку своей миссии и продолжить ее, поставив точку и сжигая дотла угрожающий человечеству источник заразы.

    Вопреки ожиданиям и чаяниям, леди Кармиллус не оделила новоприбывших своим вниманием, а если и оделила, то оно вряд ли вышло за рамки поступившего к ней доклада. Скарлетт и ее скромную свиту разместили в Медной башне, выделив достойные аппартаменты. Прошение было отдано, ожидание — затягивалось.

    ***

    Подозрения Дэи тем больше оправдывались, чем глубже она вникала в сводки докладов. Встречались и удивительно законопослушные миры, чающие отвести угрозу и всеми средствами содействующие шагам инквизитора — но, увы, в пику таковым были и те, чья властная верхушка уже была осквернена, а генокрады — жили и внедрялись в человеческое общество слишком давно и цепко удерживалоись в благодатной среде удаленных миров, где закон Императора становился мифом, а Инквизиция — полу забытым страхом.

    Имея привычку вышагивать по периметру помещения считанными шагами, в резком частом ритме, Скарлетт предавалась размышлениям, в буквальном смысле проводя переворот в собственной памяти в поисках какой-нибудь упущенной детали. Мозаика не складывалась. Уж слишком все было бы просто, улики, указывающие на рассадник ксено-заразы выглядели вопиющими. Но что-то оставалось в тени. Сам источник, червоточина, в глубине которой скрывалась истина, оставался в недоступности, обозначаясь на периферии сознания догадками и косвенными доводами.

    Не сразу инквизитор услышала вежливый настойчивый стук в дверь — не условный, с коим полагалось сразу входить, если посетитель покоев Дэи был членом ее свиты, — чужой, выжидательный.

    Потерев лоб, смахнув с него несколько вьющихся прядей, Скарлетт сама толкнула створу двери, негромко выдохнув в сумрак, живущий за пределами комнаты:

    — Войдите.

    На пороге показался довольно молодой мужчина, одетый скромно и практично, обладающий крепкой фигурой и цепким, проницательным взглядом.

    — От лица леди Хежики Кармиллус приветствую вас на Эриохе. Мое имя Литэй Пруденс, я служу инквизитору Палаты. Леди-инквизитор Кармиллус ожидает вас, прошу следовать за мной.

    Дэя немного рассеянно кивнула-клюнула острым подбородком, подобрала со спинки глубокого кресла меховой палантин и решительно шагнула к выходу. Из тени за высоким стеллажом следом за женщиной шагнула другая фигура, превышающая свою госпожу на добых пол фута. В до того напряженной тишине послышался гул, жужжание механизмов, шелест складок тяжелой багряной мантии. Рэд занял свое место подле Скарлетт, всем своим внушительным видом напоминая глупцам о неотвратимости наказания, ежели кому-то придет в голову даже здесь, в крепости, умудриться посягуть на безопасность протеже Целерия Багряной гвардии.

    Агент леди Кармиллус несколько стушевался, хотя и сохранил лицо. Грозный вид больше машины, нежели существа из плоти и крови, вызывал и священный ужас, и любопытство. Нет, адепты Механикус не были диковинкой или столь уж редкими гостями в стенах Эриоха, но такого, как этот колосс, Литэй встречал впервые.

    ***

    Прохладный воздух за пределами обжитых апартаментов неприятно покалывал кожу, забираясь под густой мех палантина, покуда Дэя, Рэд и их молчаливый провожатый преодолевали путь до приемной залы Инквизитора Палаты. К удивлению, и что греха таить, — облегчению Скарлетт, леди Хежика ожидала гостей в одиночестве, сохраняя официоз собственным положением на возвышении в глубине залы.

    — Я рада вашему прибытию, дорогая коллега. — Холодная, как постоянный кочевой воздух крепости, вежливость, звучавшая в голосе хозяйки Медной башни, нисколько не смутила Скарлетт. Главианка изобразила неглубокий поклон, всем видом свои изображая сосредоточенное внимание. Такой ее учил быть Рэмус. Таким наставник был с другими. Эмоции были глубоко спрятаны, хотя пылкая и еще не огрубевшая душа Дэи трепетала в присутствии властной леди Кармиллус, взгляд Скарлетт оставался близоруко-оценивающим, запоминающим.

    — Позвольте откликнуться взаимностью, леди Кармиллус, — а вот голос немного подвел, то ли от волнения, то ли от непривычного холода осипший, — Возможно, мой визит не слишком своевременный, но дела, не требующие отлагательств...

    — У меня есть для вас очень важное поручение, от которого может зависеть будущее Империума. — Хежика усмехнулась про себя. Скарлетт напоминала ее саму, очень молодую, давно, и это ее видение мира, это желание улучшить, очистить... Нет, со временем оно не исчезает, конечно. Просто опыт дает толстую шкуру и иные средства, менее благородные, в руки даже самых отстраненных ученых. Однако, времени на совершенно ненужные сейчас реверансы не было, потому леди Кармиллус и сочла возможным перебить молодую коллегу, — Недавно в Иерихонском проливе была обнаружена звездная система Саэро. Более подробная информация содержится здесь, — по кивку инквизитора адепт Литэй протянул Дэе информационный планшет.

    Сама формулировка «важное поручение, от которого может зависеть будущее Империума» почти моментально повергло главианку в некоторый ступор, она даже растерянно оглянулась на замершего чуть в отдалении Рэда, словно искала поддержки. Надо было отдать Дэе должное, мысли она привела в порядок очень быстро, тотчас уделив несколько полноценных секунд анализу. Задержка аудиенции, несомненно, была обусловлена именно этим сообщением. Глаза инквизитора на мгновение расширились, отразив изумение. Информация, содержавшаяся в инфо-планшете, была весьма любопытной, цепкий взгляд Скарлетт умудрился вычленить несколько отсылок к сводкам миграции одного из щупалец флота-улья. Несложенная собственная мозаика развернулась к собирательнице в иной плоскости.

    — В связи с тем, что жители этой системы бережно хранят воспоминания о Великом Крестовом Походе... — Хежика выдержала небольшую паузу, — мы приняли решение связаться с Адептус Астартес тех Орденов, что некогда были Легионами. И нам улыбнулась удача. Через варп-врата недавно прошел один из ударных крейсеров Имперских Кулаков. Хоть эти доблестные воины не смогут пока присоединиться к нашим войскам в системе Саэро, их капитан был столь любезен, что отправил нам одного из их самых старых братьев. Почтенного дредноута, к чести сказать, лицезревшего Владыку нашего, Императора, — инквизитор вновь умолкла, с интересом наблюдая за эмоциями, возникшими на лице собеседницы.

    — Позвольте, дредноут? — Главианка уже не пыталась казаться невозмутимой.Встерча с воинами Императора сама по себе была событием из ряда вон выходящим, а увидеть — и, тем более, быть удостоенной чести говорить с тем, кто видел самого Владыку Человечества, когда тот еще ходил среди смертных?! Пальцы инквизитора нервно стиснули край палантина, сминая пушистый мех, смуглые щеки чуть потемнели от румянца, — Простите, мне не приходилось сталкиваться с силами комодесанта, хотя я и чаяла получить здесь поддержку Караула Смерти. — Дэя вновь погрузилась в поверхностное чтение, стараясь скрыть волнение.

    — Вместе с небольшим эскортом этот древний герой прибудет в систему Саэро. Так что будьте готовы к встрече с ходящей и говорящей легендой, коллега, — лицо Хежики украсила слабая улыбка. — По прибытию в систему вам нужно будет скооперироваться с Имперскими Кулаками, после чего вы в составе дипломатической миссии отправитесь к планете Лир и свяжетесь с её правительницей. Помните, от успеха этого мероприятия зависит очень многое. Мы не можем позволить знаниям, ресурсам и технологиям, которые хранят жители Саэро, попасть не в те руки. Все остальные необходимые данные я передам вам чуть позже.

    — Леди Кармиллус, но всецело поддерживаю решение подключить меня к этой миссии и никогда бы не отказалась всеми силами послужить Империуму в меру своих скромных способностей, но... — Дэя растерянно покачала головой, — Но вы так и не дали ответа на мое прошение. Возможно, то, что я уже успела понять из ваших данных, напрямую связано и с моим расследованием. Угроза не менее серьезная, осмелюсь заметить...

    — Ах, да, совсем забыла. Недавно на Эриох прибыл фрегат Караула Смерти «Молниеносный». Он доставит вас в систему Саэро. Так же, принимая во внимание складывающиеся обстоятельства, я уговорила Магистра Бдительности выделить вам для сопровождения двух боевых братьев Караула Смерти. Они будут ожидать вас на корабле. Да прибудет с вами Император, дорогая Дэя.

    Посчитав аудиенцию оконченной, Скарлетт отвесила еще один поклон, вышедший куда менее почтительным в силу рассеянности и ошарашенности, — и поспешно покинула залу.


    Призрак Администратума. Магос всея ФРПГ Warhammer 40.000, Dragon Age, сценарист-затейник, летописец, ленивый и рассеянный хранитель Библиариума.

    Реестр персонажей

    Не в сети
    Профиль пользователя Еретик Написать личное сообщение пользователю Еретик ICQ - 644017086
    28.06.2015, 17:48

    2907
    24
    0%


    ГМ-ПОСТ. Хаос. День 1-й




    Зарафистон удовлетворенно прикрыл татуированные веки. Иллюзия украшавших его кожу рисунков заключалась в том, что смотревший на колдуна не мог определить точно, смотрит на него посланник Абаддона или нет. Советник Осквернителя смотрел на все и на всех — всегда.

    Все, кто собрался в зале на борту корабля были угодны его владыке и должны были сыграть свои роли, грамотно расставленные на игровой доске. Смертный, этот ван Акерф, выглядел вполне приемлемо для того, кому суждено вести тонкую игру в толпе таких же баранов. Жители Саэро были стадом — и — не имели никакой цены, кроме как стать гекатомбой Богам, но то, что взлелеяли их умы и сумели сотворить их руки — иное дело. Этим делиться было неприемлемо.

    Чуть склонив голову и подавшись вперед, Зарафистон вновь распахнул глаза, вглядываясь в коленопреклоненного смертного. Он чуял страх человека, он знал чаяния и был уверен в том, что способен удовлетворить нехитрые потребности, но этот же самый пресловутый человеческий фактор иногда мог сломать даже идеальную конструкцию — спесь людская, самоуверенность и алчность всегда оказывались обоюдоострым оружием.

    Не произнеся ни слова, колдун откинулся на спинку трона — в залу с некоторой помпезностью, — а чего ждать от разрозненных, но сохраняющих отголоски былого великолепия, детей Фениксийца, — вошли воины лорда Ларция, того, чья персона была настойчиво рекомендована Йетемором.

    Пальцы советника Осквернителя, бледные и неестественно длинные, сминали и расправляли складки мантии, скрывающей тело колдуна. Руны, вышитые на ткани, складывались в определенной последовательности, исчезая и вновь обретая сиюминутный смысл. Ходрет, стоявший чуть поодаль от своего протеже, едва заметно кивнул. Он понимал смысл послания своего господина, привыкнув к такой манере передачи информации.

    Зарафистон подниматься с трона не стал, но склонил голову, изобразив вычурный и многозначительный жест когтистой дланью в сторону прибывших. Черный Легион не нуждался в представлении, как и Дети Императора. Ларций имел определенный статус и власть, каковая, будь колдун свободным, вызвала бы у него куда больше почтения. Но альянс с Осквернителем означал определенный иммунитет к расшаркиваниям с иными избранниками Богов.

    — Приветствую тебя, лорд Ларций. Мой господин наслышан о тебе и успехах твоих воинов, ты привлек его внимание, будучи достойным сыном своего Примарха. Твое искусство и победы определяют славу, идущую далеко впереди твоих воинов. — Зарафистон едва заметно поморщился. Он давно набил оскомину, ведя те переговоры, которые сам Осквернитель вести не желал, отплевываясь кислотой и желчью от самой бездарности постановки дипломатических альянсов.

    Собирая мало-мальски крупное формирования в той или иной системе приходилось договариваться — и тут колдун всегда был на стороне расхожего среди смертных мнения: «Весу в том господине — на медяк, а цену гнет на имперский золотой».

    Велеречивое обращение пришлось прервать, двери залы со скрежетом и натужным гулом разошлись, штандарты захлопали от потока воздуха, ворвавшегося в створы вместе с новоприбывшими.

    К круглому столу с гололитов в центре, у которого сейчас остановился лорд Ларций и его спутники, вышли воины иного Легиона, смертный экипаж, до того попавший под непреодолимое очарование Избранного Слаанеш, замерли и опустили взгляды. Лорд Ларций привлекал внимание яркостью и изысканность, изяществом движений, распространяя вокруг ауру обожествленного обожания — и экипаж еретиков и рабов, стремящихся так или иначе снискать милости хоть у какого-нибудь из Избранных, благоговейно склонял головы и угодливо падал на колени. Сыны Пертурабо, наоборот, несли в себе такую отрешенную холодность и не скрывали отвращения к лебезливым и заискивающим знакам почтения, что смертные отшатывались в самые темные углы.

    — Кузнец Войны Дакон, — Поклон был явным, Зарафистон относился к Железным Воинам с некоторым пиететом. Едва ли кто-то из тех, кому удалось пережить Ересь и сохранить себя во время отступления от Терры, мог похвастаться такой стоической выдержкой — и такой искренней, незамутненной ненавистью ко всему, что олицетворяло Империум.

    — Теперь все в сборе. Не буду скрывать — миссия, угодная Магистру Войны, сложна и... Многогранна, — колдун улыбнулся так, что у Ходреда на лице отразилась смесь отвращения и страха. Лица ван Акерфа советник не видел, позволив смертному подняться и встать за его плечом, подальше от непредсказуемых воинов. — Не забывайте, мы не на имперском базаре, я предлагаю способы мести проклятому гнилому Империуму, я награждаю и даю вам свободу действий там, где не потребуется тонкого вмешательства — и прошу, да-да, прошу от имени своего господина, поддержки. Силы этих миров слишком сплоченные для лобовой атаки, а при поддержке лоялистов мы окажемся в самом невыгодном свете.

    Зарафистон, наконец, покинул свое возвышение, шагнув к столу. Опираясь на переливающийся энергией посох, он прошелся вдоль противоположного гостям края стола и остановился напротив Ларция.

    — Воины Черного Легиона обеспечат нам свободное перемещение между мирами, сейчас силы Легиона проводят операции по разведке и зачистке периферии удаленных миров и окраины этой системы, дабы обеспечить возможности основания плацдарма и укрепленных постов на поверхностях пригодных миров. Кое-где... — Колдун подал знак и гололит в центре колоссальной столешницы несколько раз мигнул и вспыхнул, позволяя всем насладиться чудом древних технологий. Взглядам собравшихся открылась система Саэро, — легионеры уже столкнулись с непредвиденными ситуациями. Эта уникальная система пережила не только все варп-шторма и предательство Империума, она сумела защититься от орд тиранидов. Кое-где еще происходят столкновения с отдельными локальными формациями ксеносов, преимущественно — заброшенные станции на орбитах и исчерпанные астероиды, несколько оставленных и почти неразработанных миров здесь, — когтистый палец колдуна ткнул последовательно в несколько небольших объектов, обозначенных на периферии системы. Некоторые, почти разрушенные, входили в пояс астероидов крупными обломками.

    — Ситуация такова: Саэро живет по тем законам, которые нам особо ненавистны. Но! — Зарафистон выдержал театральную паузу, усмехаясь открыто, — Наши зажравшиеся спесивые братья так же недовольны. Какие то людишки смеют утверждать, будто Император — не бог. Эти миры живут в неведении об итогах борьбы Хоруса и Трупа на Троне, но до них успели донестись отголоски эха этой войны прежде, чем Саэро скрылась от всей остальной галактики. — Колдун бросил взгляд на Дакона, — Очевидно, Предатель имел виды на эту систему, как на запасную базу, если хотите. Мощный флот, самодостаточные миры, способные обеспечивать население всем необходимым, полностью исключив торговлю и сотрудничество с Марсом. Вижу, вы уже понимаете, к чему я клоню. Попытки осады не принесли удачи ни нам, ни имперцам. А потому Магистр Войны внял моей просьбе вести с жителями Саэро конструктивный диалог, которому, конечно же, мешают. Мне нужны воины, способные предпринимать различные тактики — от откровенного саботажа и диверсии до затяжной осады. Мой господин выбрал вас. Что до цены... Животрепещущий вопрос. Я обозначу некоторые детали, которые, как мне кажется, способны будут повлиять на ваше решение присоединиться к походу или отказаться. Видение, дарованное мне Силами Богов, открыло лишь часть информации. Противостоять воинам Осквернителя и вам, если таковым будет ваш выбор, будут упертые и самоуверенные Имперские Кулаки. Я узрел их вторжение, и я видел, какова цена их ложных посул жителям этой системы. Смертные склонны уверовать словам тех, кто был создан Императором, заветами которого живут миры.

    Зарафистон не без удовольствия ожидал отклик Кузнеца Войны. Столкновение закоренелых врагов было весьма на руку колдуну и соответствовало его планам. Ларций же... Избранный Слаанеш мог в своей прихоти пожелать чего угодно. И советник Осквернителя удовлетворил бы его потребности в пределах разумного.

    — Помимо очевидного — нашей мести, — добыча. Миры богаты, скота для жертв хватит всем, ресурсы, техника... — Колдун смаковал каждое слово. Цели его господина тоже были очевидны. Но не все и не всем. Так и должно было оставаться. — Но с вами или без вас — Черный Легион добьется успеха. Если вы согласитесь, я определю каждому сектор работ и окажу всяческую поддержку.

    Колдун вернулся к своему трону, но сел не сразу, чуть замешкавшись. Взгляд его коснулся человека. Ван Акерфа.

    «Ты все видел и слышал. И сделал выводы, думается мне. Причины, по которым мне нужна именно твоя помощь, очевидны. Твоя репутация и твои умения сумеют открыть двери в миры за пределами этого места. Награда будет велика, смертный. Смотри и слушай дальше...»

    Уже откинувшись на троне, Зарафистон обвел собравшихся внимательным взглядом и снова опустил веки. На смертных и воинов взирали совершенно иные глаза. Гололит потух, но атмосфера, созданная гигантской картой, не исчезла, будто бы она могла раздвинуть пределы залы. В полукруглом алькове напротив панорамного иллюминатора замерцали уже видные глазу эфирные возмущения, окатив пространство вокруг колеблющимся лилово-багровым светом. Нестройный завывающий хор рабов возносил эхо-молитвы где-то рядом, пульсация в формирующемся коконе имматериума участилась, колеблющиеся эманации обретали форму, четкость.

    Спустя канувшие в вечность несчитанные мгновения несуществующего теперь времени перед собравшимися появилась проекция колоссальной фигуры в древнем доспехе, украшенном янтарно-кровавым оком. Некогда благородное лицо воина корежила острозубая плотоядная усмешка, гнев и кипящая лавой внутри ярость двигала желваки, темные вены на висках пульсировали. Черные, как самые глубокие колодцы космической тьмы глаза таили в своей глубине такую опасность, от которой при встречном взгляде, останавливалось сердце, разум терял опору и ногти сдирал в тела кожу. Смертные рабы пали ниц перед проекцией Избранника Богов.

    — Приветствую всех вас. Не люблю получать известия последним, поэтому желаю услышать итоги этой встречи. — Голос звучал, казалось, отовсюду. Он был криком гнева на поле боя, вкрадчивым шепотом убийцы, тысячным стоном гибнущей души в сошедшихся друг с другом армиях.


    Призрак Администратума. Магос всея ФРПГ Warhammer 40.000, Dragon Age, сценарист-затейник, летописец, ленивый и рассеянный хранитель Библиариума.

    Реестр персонажей

    Не в сети
    Профиль пользователя Еретик Написать личное сообщение пользователю Еретик ICQ - 644017086
    28.06.2015, 22:27

    1046
    21


    ГМ-ПОСТ. Империум. День 1-й




    Дредноут и архимагос обернулись, стоило Железному Отцу взойти на мостик. Оба замолчали, когда Этриан приблизился к ним. Железный Отец поклонился почтенному Анрасу и уважительно кивнул архимагосу.

    - Архимагос Грейн, благословленный Омниссией. Меня зовут Этриан Дракс.

    - Приветствую, доблестный Этриан Дракс из почтенного Ордена Железных Рук.


    Обмен любезностями прервал пронзительный стрекот множества сервиторов. Обернувшись, архимагос взмахом металлической руки приказал одному из адептов вывести данные на экран.

    - Мы получили сигнатуры и сигнал бедствия. Впереди развернулось сражение. Рейдеру “Глаз Сокола” и фрегату “Бич Отступников” противостоят корабли предателей – один крейсер и рейдер, тип кораблей уточняется. “Глаз Сокола” тяжело поврежден. Вероятность победы сил Империума в схватке не превышает сорок семь целых, тридцать пять сотых процента. – на несколько секунд Архимагос замолк, после чего вновь встрепенулся - Наша помощь увеличивает эту вероятность до девяносто четырех целых, пятидесяти шести сотых процента. Прирост приемлем.

    Развернувшись, Грейн выдал длинную тираду на Технолингве, приказывая всем системам корабля подготовиться к бою. Ответный стрекот, донесшийся из вокс-передатчика, сообщил о том, что силы скитариев на борту были уже в полной боевой готовности.
    Оптические усилители, установленные в обзорном иллюминаторе, позволили десантникам своими глазами увидеть разворачивающуюся битву.

    “Глаз Сокола” из последних сил отстреливаясь залпами лэнс-изучателей, пытался уйти от тяжелобронировонного противника. Судя по всему залпы еретиков повредили плазменный двигатель рейдера, так как вражеский крейсер медленно, но верно нагонял раненное судно, словно почуявший кровь хищник. “Бич Отступников” пытался прикрыть товарища торпедным залпом, но был вынужден резко сменить курс, уходя от атаки вражеского рейдера. В космосе между кораблями замер изуродованный остов вражеского разведчика, которого уничтожил совместный залп имперских кораблей.

    - Мы получили данные о характеристиках вражеского крейсера. Нашей мощи хватит, чтобы вызвать перегрузку пустотных щитов, но мы не успеем вывести корабль из строя прежде, чем он уничтожит “Глаз Сокола”.

    - Мы сможем, почтенный архимагос
    - ответил Анрас и медленно обернулся к Этриану.

    - Железный Отец, соберите отделение и прошествуйте в Телепортариум. Мы сокрушим корабль еретиков изнутри.

    - Мои скитарии помогут вам
    – согласно отозвался Грейн.

    ***

    Плазменные двигатели «Гнева Омниссии» изрыгнули потоки плазмы, выводя крейсер-монитор на оптимальную скорость. Мостик заполнился голосами техножрецов, возносивших молитвы духу Бога-Машины, управляющего множеством систем корабля.
    Не отвлекаясь от преследования подбитого рейдера, крейсер еретиков издалека открыл огонь по приближающемуся кораблю, но из-за расстояния часть выстрелов прошла мима, а оставшиеся были поглощены мощными пустотными щитами. В это время “Бич Отступников” совершил резкий разворот, серьезно сцепившись с вражеским рейдером. Два корабля обменялись торпедными залпами, медленно кружась в космосе.

    Тем временем “Гнев Омнисии” открыл огонь по упорно преследующему свою добычу противнику. Лучи множества лэнс-излучателей пронзили космической пространство. По пустотным щитам оппонента пробежала рябь, но они выдержали атаку. В ответ корабль еретиков дал массивный бортовой залп из макропушек. Двигатели “Гнева Омнисии” тяжело застонали, когда капитан корабля бросил его вверх, уходя от стены сокрушительного огня. Произведя маневр уклонения, корабль Механикус начал разворачиваться к противнику. Из шлюзов его правого борта вырвались потоки отработанной плазмы, ослепив системы наведения противника. Следом дали залп две мощные плазменные батареи. Из множества громадных сгустков плазмы, каждый из которых мог при попадании с легкостью уничтожить титана, в цель попало лишь шесть, но и этого было достаточно, чтобы заставить пустотные щиты противника судорожно заискрить и пропасть на несколько мгновений, пока не запустились аварийные генераторы.

    Развивая успех, “Гнев Омнисии” продолжил сближаться с противником. Шесть огромных люков в носу корабля откинулись в стороны. Из отверстий в космос хлынули потоки дыма и пламени, когда запустились мощные торпедные двигатели. В следующий момент магнитные захваты отключились и шесть стометровых зарядов полетели прямиком во вражеский крейсер, за секунды преодолевая десятки километров. Противник попытался залпом лэнс-излучателей добить “Глаз Сокола”, но промахнулся, вынужденный уклоняться от торпед. Из шести две прошли мимо, а еще две были сбиты системой турелей, но оставшихся двух было достаточно. Одна из них окончательно вывела из строя пустотные щиты, а вторая пробила броню и взорвалась, заставив корпус корабля судорожно застонать. Корабль Механикус уверенно сблизился с противником, в то время как в его недрах множеством техножрецов проводились священные ритуалы…

    ***

    Железный Отец и еще семь десантников Железных Рук неподвижно замерли в центре колоссального устройства. Вокруг то и дело сновали адепты техножрецов, отовсюду слышались почтительные молитвы, обращенные к духу машины почтенного Телепортариума. По мере того, как устройство заряжалось энергией, хор голосов становился всё громче. Наконец, яркое свечение, как и молитвы техножрецов достигло своего пика, после чего восемь фигур исчезли в пронзительной вспышке.

    Один из многочисленных коридоров крейсера еретиков заполнился едким запахом озона. В следующее мгновение в нем вспыхнул яркий свет, отразившийся от стен и ошеломивший оказавшихся поблизости рабов Черного Легиона. В воздухе материализовались восемь закованных в черную керамитовую броню воинов. Спустя пару секунд после телепортации ожил вокс Этриана.

    - Железный Отец, говорит Центурион Зелейн. Сопротивление врага незначительное, десантники-предатели еще не обнаружены. Передаю план корабля. Вы в секции F19. Ваша первичная цель – аварийные генераторы в секции F20. Мои скитарии займутся остальным. После уничтожения генераторов я встречу вас в секции F22. Буду поддерживать с вами связь. Да направит Омниссия ваше оружие.



    "Что не убивает - делает сильней. Если же судьба со мной играет - я играю с ней."
    "Очередной противник, очередное разочарование."
    Warhammer 40000. Мастер-приемщик анкет, мастер-дай-мне-пруф и строгий страж бэка. Во славу Священной Инквизиции.
    Не в сети
    Профиль пользователя Zastyp Написать личное сообщение пользователю Zastyp
    29.06.2015, 23:58

    2907
    24
    0%


    Инквизитор Ордо Ксенос, Скарлетт Дэя. День 1-ый




    Скарлетт обнаружила Нову у одного из обзорных окон головокружительной галереи. Зрелище за прозрачным толстым стеклом открывалось поистине потрясающее, - и Дэя замерла подле адептки, созерцая колоссальный огромный изменяющийся лабиринт из гигантских шестерней, выполненный в воистину титанических масштабах: посадочная площадка могла быть попросту пустым пространством между двумя зубцами в двести метров шириной, - в то время как мост над колоссальной бездной – медленно вращающейся полукилометровой соединительной шпонкой.

    - В некоторых зонах гравитация зависит от определенных компонентов лабиринта, - таким образом, стены могут стать полом, а за следующим поворотом пол превратиться в потолок. – Нова мягко улыбнулась, постучав кончиком стального пальца по стеклу, указывая на гигантский ребристый маховик, движущийся непостижимо медленно, если смотреть из безопасности защищенной галереи – и так быстро, если пытаться пройти по дуге моста.

    - Я вижу, ты нашла себе занятие даже ненадолго оставшись без присмотра, - Скарлетт не упрекала адептку, в голосе звучало плохо скрываемое волнение. Эриох был не знакомой до мелочей лабораторией в оставленном Ремусом комплексе на Фриде VI, Эриох был смертельно опасен, поражая не только масштабом, но и изощренностью своей постройки, будь то мелкая фортификация или те же внутренние дворы парящей крепости.

    - Адепт Рувикс, помощник магоса, служащего Инквизитору Палаты, милостиво уделил мне сорок семь минут восемнадцать секунд своего личного времени и рассказал кое что об этой громаде. – Нова лукаво улыбнулась, - Леди Ноэль повезло больше. Она побывала в малой часовне и умудрилась напроситься в одну из секций библиотеки башни.

    - Дэя. – Голос Рэда звучал шипяще-ровно, как едва колеблемая статика, лишенный интонации и эмоционального окраса. – Винитран с твоими вещами ждет в восьмом вакуумном ангаре, «Молниеносный» готов к вылету.

    Скарлетт поправила вокс-бусину, ограничившись в ответ коротким: «Принято, Рэд».

    Гостий крепости уже дожидался слуга, один из тех, кто рождался, жил и умирал в крепости, передавая свое бремя служения по наследству. Следуя за этим ничем не примечательным человеком, инквизитор задумчиво созерцала мерцающие строки инфо-планшета. Удивительная система Саэро могла стать кладезью знаний, коих Святая Терра была лишена после разрушительных боев с еретиками и предателями. Судя по предоставленным данным, люди, обретающиеся в мирах системы не только бережно сохранили знания, дарованные Императором, но и преумножили их, имея военное превосходство как перед силами Империума обновленного, так и перед стихийными налетами ксеносов.

    Остаток пути к ангару, переходя с подъемника на подъемник, меняя движущиеся платформы и двигаясь хитросплетением переходов, Дэя силилась припомнить хоть какие то традиционные моменты в общении с воинами Императора. Самобытность каждого ордена космодесанта и без того была для инквизитора дремучим лесом, а все, что ей довелось узнать о Карауле Смерти – и тех крох не хватило бы, чтобы предостеречь от нарушения какого-нибудь обязательного ритуала.

    Несмотря на то, что караульные обретались на Эриохе и к их помощи взывали служители Ордо Ксенос, структурой они были вполне самостоятельной, сокрытой от праздного любопытства смертных.
    С гвардией было проще. Да с Механикусами договориться было легче, - так считала Дэя. Пообещав себе воспользоваться удачным моментом и постараться поговорить с кем-либо из закованных в керамит гигантов, Скарлетт переступила порог колоссального, как пещера-выработка в гигантском астероиде, ангара, в котором одновременно могли бы расположиться и обслуживаться с десяток больших кораблей и боевых барж.

    Инквизитор следом за адепткой не удержалась от восхищенного вздоха. Легионы сервиторов сновали по каркасным мосткам ангара, гудели механизмы подъемников, сливаясь с дыханием ожившего гиганта-корабля в единое целое. Ударный крейсер Караула, «Молниеносный», считался судном не слишком большим, ощетинившимся вооружением. И все же, пребывая в непосредственной близости от этого потрясающего сооружения, Дэя ощущала себя лишь крошечной песчинкой. Даже ее «Неугомонный» был куда мельче и хрупче.

    Оказавшись на корабле, Скарлетт на мгновение прикрыла глаза, прислушиваясь к ощущениям. Сродство с культом Омниссии, учение наставника, - все в ней ожило, делая мир под опущенными веками ярке. Ей отчаянно захотелось прикоснуться к духу этого корабля, понять его, вновь ощутить это сродство души и машины.

    Обстановка «Молниеносного» была куда скромней эпатажного судна Себастьяна Ингрема, - простота и функциональность, надежность, память. Двигаясь в сторону мостика за одним из сервов Караула, Дэя позволяла себе мимолетно коснуться переборки, облицовочных панелей, вдыхая немного спертый воздух с примесью десятка запахов, знакомой с юности взвеси масел, едва уловимый аромат благовоний, пользуемых адептами.

    На мостике инквизитор и ее сопровождающие ненадолго задержались у входа, завороженные кипучей деятельностью десятков служащих, офицеров, адептов, обеспечивающих работу всех систем. Крейсеру предстоял скорый перелет, подготовка шла полным ходом.

    - Моя госпожа, кажется, это и есть ваши помощники из Караула… - Вежливо и предельно тихо прокомментировала леди Ноэль, тронув инквизитора за руку, чтобы привлечь ее внимание к двум фигурам, замершим над всем этим хаосом. У капитанского трона замерли два гиганта в черных матовых доспехах, они пристально созерцали прибывших, ожидая, когда те поднимутся.

    На периферии слуха Дэя уловила шепоток Новы, удивленный и немного испуганный. Она знала, почему. Приблизившись к караульным, инквизитор развенчала сомнения – один из космодесантников обладал гладкой темной, как застывшая темная лава, кожей – а не целиком состоял из керамита. Его взгляд действительно пугал – и завораживал одновременно, алые, хранящие внутреннее пламя радужки тлели дремлющими угольками.

    Оценив свое поведение, как бестактное, Скарлетт отвела взгляд и уделила внимание второму воину, найдя его черты более привычными, разве что хранящие какое-то инное благородство, подобную внешность инквизитор сравнила мысленно с виденными древними гравюрами, созданными мастерами древней Терры.

    Очевидно, лишь потомки сотворенных гением Императора Примархов оставались носителями этого благородства – так подумалось Дэе. Доспех второго воина был больше, несколько более громоздкий, возвышающий своего обладателя над обычным человеком на добрых два с лишним фута. Бледное лицо было посечено шрамами, частично скрытыми не слишком густой пепельной щетиной, и все же, ни пристальный внимательный взгляд из-под кустистых бровей, ни седые пряди в неровно остриженных волосах не позволяли определить возраст гиганта.

    Дэя, отказавшись от официоза еще на аудиенции, так и оставалась в меховом палантине поверх укороченной до середины бедра абайи с длинными широкими рукавами. Леди Винитран так же выглядела весьма по-светски, кутаясь в шелковую шаль и шурша подолом тяжелой, богато вышитой мантии, Лишь Нове и Рэду ни к чему были эти церемониалы.

    - Приветствую вас, достойнейшие воины… - Дэя осеклась, пытаясь сообразить, надо ли было уточнять, к каким орденам относятся ее сопровождающие и как было бы уместно их приветствовать. Сочтя нынешние размышления совершенно непродуктивными, инквизитор попросту склонила голову в вежливом приветствии, которое сочла приемлемым в сложившейся ситуации, - Мое имя – Скарлетт Дэя, я инквизитор Ордо Ксенос, а это, - женщина обернулась к своим спутникам, - моя свита: леди Ноэль Винитран, адепт Нова Кераллис и мой телохранитель, Целерий Багряной Гвардии, Рэд.

    Невозмутимость и какое-то безразличие со стороны космодесантников несколько осадило Скарлетт и она замолчала, выжидая.

    «И все таки даже с высокопоставленными магосами было проще…»

    Облаченный в массивный доспех терминатора десантник задумчиво хмыкнул, на долю секунду задержав взгляд на каждом из прибывших. Когда он остановился на Ноэль, лицо десантника заметно сморщилось, выразив испытываемое им отвращение. Заметив реакцию напарника, слово взял обладатель обсидиановой кожи:

    - Прошу простить моего брата за неучтивость. Я - Вел’Кир из Саламандр, а мой боевой брат - Гристор из Черных Храмовников. Магистр Бдительности сообщил, что нашей задачей будет ваше сопровождение в системе Саэро.

    Вел’Кир смотрел на инквизитора открыто и непринужденно, по нему было видно, что он уже давно привык к инквизиторской братии и свойственным им причудам.

    - Я буду в тренировочном зале, – коротко бросил Гристор брату-саламандре, упорно игнорируя инквизитора и его свиту, и покинул мостик.

    В очередной раз убедившись, что отвратительно разбирается не только в людях, но и в тех, кто считается большим, нежели просто человек, Дэя выказала поддержку своей компаньонке легким пожатием пальцев. Ноэль несколько побледнела и теперь смотрела куда-то себе под ноги.

    - Черные Храмовики не очень привечают псайкеров, и мой напарник не исключение, – пояснил Саламандра, встретившись с женщиной взглядом. - Если это все ваши сопровождающие, то следуйте за мной, я покажу вам, где разместиться. «Молниеносный» покинет Эриох через полчаса.

    Обсидиановый воин самую чуточку пугал инквизитора. Было в его этом облике то, что вызывало сразу и благоговение, - и страх. Особенно непривычным был огненный тлеющий взгляд Саламандры, впрочем, еще больше удивила Скарлетт манера общения, какой, судить по слухам и отзывам коллег, от космодесантников сложно было бы дождаться.

    - Многие не слишком привечают псайкеров, однако смею заверить, леди Винитран – женщина достойная, отдавшая служению Империуму многие лета своей жизни с самого детства. Хотелось бы верить, - Дэя осмелилась поднять взгляд и посмотреть в лицо своему провожатому, внутренне все еще борясь с желанием отвернуться и не оскорблять воина пристальным вниманием, - что не все столь категоричны. – Выдохнула, заставила себя слабо улыбнуться, проявить дружелюбие к тому, кто так старательно поддерживал натянутый диалог новых знакомцев. – Благодарю за помощь, все, кто здесь со мной присутствует, полетят к Саэро, я никого больше не ожидаю.

    Новообразовавшаяся команда покинула мостик.


    Призрак Администратума. Магос всея ФРПГ Warhammer 40.000, Dragon Age, сценарист-затейник, летописец, ленивый и рассеянный хранитель Библиариума.

    Реестр персонажей

    Не в сети
    Профиль пользователя Еретик Написать личное сообщение пользователю Еретик ICQ - 644017086
    Sid
    08.07.2015, 13:11

    24
    0


    Железный Отец Этриан Дракс, день 1-й

    Этриан присел на колено в центре священного Телепортариума, будто склонив свою голову перед топором, его примеру последовали и остальные семь братьев. Железный Отец, знавший наизусть свое детище «Техню», шептал оттуда один из катехизисов.

    -Глава 8, катехизис первый, посвященный смелости братьев перед лицом неизвестности. Не испугаетесь вы того, что может поджидать вас во тьме, будто то еретики, демоны, падшие братья и другие опасности. Помните всегда о том, что вас ведет вперед воля примарха нашего Ферруса Мануса, вас ведет вперед ваша стальная плоть и отвращение к слабости. Свет Императора и Омниссии рассеет эту тьму, а вы станете пастырями для заблудших, ибо нет страшнее врага, чем слабость и отчаяние. Мы – Железные Руки, и даже в самый трудный час мы воспрянем и пойдем вперед. Сила Железа, Воля Железа! – последние четыре слова Этриан с братьями произнесли максимально громко, после чего яркая вспышка света на доли секунды заполнила сознание, и они оказались в той самой неизвестности.

    Дракс сразу ощутил атмосферу того темного и проклятого места, в котором ему довелось оказаться. Рядом с ним и братьями не повезло оказаться нескольким рабам и еретикам, которые, очевидно присматривали за ними. Реакция десантников было мгновенной – рявкнули болтеры, один из братьев сломал еретику хребет своей металлической рукой, Этриан же рассек одного из надсмотрщиков надвое. Итак, это началось. И теперь братьям и ему стоит рассчитывать лишь на себя. И пусть служители Омниссии также будут заняты благородным делом, но здесь и сейчас – только Железные Руки. Получив указания он центуриона Зелейна, Железный Отец указал братьям направление движения.

    Впереди уже были слышны крики навеки проклятых, которые решили хоть как-то дать отпор воинам Его. Но Этриана мало заботило это обстоятельство – те, кто шел с ним, были профессионалами своего дела, опытными воинами, для которых огонь лазганов – едва ли ощутимое препятствие. Само собой, под огонь лезть в любом случае не стоит, но и продвигаться нужно максимально быстро. Еретики уже поняли, с кем имеют дело, а потому впереди из подручного мусора, тел рабов и других ненужных этому гиблому месту деталей возводились убогие баррикады. Отдав приказ рассредоточиться по бокам, Этриан и трое десантников двинулись вдоль левой стены, еще четверо братьев – вдоль правой. И вот первый стык коридоров, звуки выстрелов то и дело разрезают воздух, и даже тяжелый пулемет периодически бьет очередями по укрытию братьев, идущих справа.
    -Дект, Амак, Крипт – обратился он к своим спутникам, - маневр «Слепое жало».

    И все, дальше начал действовать слаженный тактический механизм. Дект бросает ослепляющую гранату, Амак, Крипт и Этриан под прикрытием братьев справа стремительным рывком преодолевают расстояние до этого «укрепления», где начинается все самое интересное. Этриан одним движением топора обрубил ноги еретику и уже занес свое оружие для добивающего удара, как сзади на него прыгнул еще один выродок, забывший или не знавший, что на данный момент неподвижные механодендриты на спине на самом деле – страшное оружие. И Дракс за многие годы отточил свое умение пользоваться ими в бою. Манипулятор поймал павшего в прыжке, после чего начал сжимать его голову. Череп хрустнул, и доспех Этриана вновь покрылся кровью. Крипт расстрелял оставшихся, после чего лишь кивнул. Он был не самым разговорчивым братом, но сейчас это и не требовалось.

    -Продвигаемся, братья! Еще десятки еретиков впереди жаждут узнать, каково это – быть погибшим от рук сыновей Ферруса.
    И десантники ринулись вперед. Казалось бы, необходимо пройти всего лишь одну секцию, но это затянулось на несколько часов. На каждом перекрестке коридоров – тяжелые огневые точки, которые братья каждый раз брали по разному. Ослепляли, забрасывали осколочными, тратили священное топливо огнемета или же просто одиночными выстрелами расправлялись с самыми напористыми еретиками. Те же в свою очередь с присущим им фанатизмом пытались задавить братьев числом в порой узких коридорах, и начиналась бойня. Болтеры били в упор, клинки вскрывали животы и грудные клетки, конечности летели прочь – Этриан делал свое дело с холодным сердцем, пропитанным такой же ненавистью к тем, кого он лишал жизни раз за разом. Его топор поднимался и опускался, отрубал, резал плоть и ломал кости, а механодендриты на спине действовали там, где топор уже не поспевал за своим владельцем.

    В конце концов, получив несколько несерьезных ранений, Этриан и братья добрались, наконец, до секции под номером F20. Но радость была недолгой, ведь их там ждали. 12 падших космодесантников из числа Черного Легиона, двое из которых несли на себе клеймо Хаоса, иначе говоря, были одержимы. Из их рядов вперед вышел один, с цепным мечом в руке и произнес со злорадством:
    -Приветствую вас на борту, железные шавки. Наверное, горды собой, убить столько рабов и жалких человечишек, которые вам при всем желании ничего не сделают. Ой, что же это, некоторые из вас ранены. А я-то думал… - раздался издевательский хохот, - ну что же, в любом случае перед вами реальный противник. Давайте, вы, железнолобые, покажите, на что способны.

    Этриан оглядел братьев и кивнул:
    -Твои речи полны яда, но уверяю тебя, слабак, ты захлебнешься своим ядом. Железные Руки, к бою!
    С лакеями Хаоса разговор должен быть коротким, и Этриан неукоснительно следовал этому правилу, отдавая приказы по внутреннему вокс-каналу, пока хаосит изображал оратора. Едва прозвучал его приказ, в сторону десантников Хаоса, задорно отскакивая от пола, полетели последние ослепляющие гранаты, в это же время Дракс сбросил со спины груз, которые тащил на себе с самого момента телепортации. «Тарантул». Одно слово. Турель была настроена вести огонь не куда попало, как это любят делать имперские гвардейцы, а исключительно по тем целям, на которые укажет Этриан своим улучшенным глазным протезом. Загрохотали болтеры, полыхнул огнемет брата Крипта, крики, прославляющие как Императора, так и тёмных богов, смешались в единую симфонию ужаса и боли. Одержимые, командир этих легионеров и еще несколько падших ринулись в рукопашную, навстречу граду снарядов. Дракса это не удивляло, от еретиков можно ожидать всего. Поудобнее перехватив топор, он издал боевой клич и ринулся навстречу. Одержимый прыжком сбил его с ног, и щупальце этого зверя уже потянулось к шее Этриана, но манипуляторы из-за спины перехватили его и оторвали от туловища. Кровь залила Железного Отца мгновенно, но он не растерялся и поднялся с ног, после чего обрушил свой праведный гнев на этого выродка. Механодендрит с огнеметом между тем выпустил струю священного огня прям в лицо, или то, что там было сейчас, второй одержимой твари, желавшей зайти со спины. Затем плазма доделала свое дело. Взмах топора – но нет, одержимый уклонился и бросился на Этриана вновь. Тот оттолкнул чудовище топором и размаху наступил упавшему на голову, вкладывая в свой удар железной ногой все возможные силы. Хруст, брызги крови, перемешанные с черепом – но рано радоваться, ведь вокруг еще столько еретиков. Раздался мерзкий звук звеньев цепного меча – то командир еретиков пытался отрубить Драксу руку. Железный Отец даже под шлемом позволил себе едва улыбнуться и прошипеть:
    -Это не твоя слабая плоть, мразь, это священный металл! – после чего топор вошел хаоситу между шеей и плечом. Этриан давил, сколько было сил – хаосит сперва встал на колени, а затем топор прошел дальше и окончательно оборвал его никчемную жизнь.
    -Ко мне, братья, ударим же за Императора и…
    Даже шлем не сумел справиться с тем гулом, который создал разорвавшаяся неподалеку граната. Как позже выяснится, смертельно раненый падший брат решил попытаться все же забрать кого-то из Железноруких с собой. И к сожалению, у него это получилось…

    -Железный Отец! Превосходный! Ты меня слышишь? – его пытался привести в чувство брат Дект.
    Этриан мотнул головой и несколько раз моргнул.
    -Да, я слышу. Я в порядке… Вроде бы. Статус?
    -Падшие уничтожены. Погибли трое наших братьев. Двое ранены, но хвала Омниссии, не критично.

    Дракс выругался. Едва слышно. Трое. Слишком много, слишком просто.
    -Брат Стирл, ты апотекарий, собери геносемя. Я должен помолиться.
    «Отец наш Феррус Манус. Император, сидящий на троне, чей взгляд повсюду. Омниссия. Эти трое служили вам смело и храбро. Каждого я знал, каждый был моим братом, и каждому из них я бы доверил все, что у меня есть, включая жизнь. Примите же их жертву как подобает. Они встретили смерть безо всякой слабости, а дух их теперь пребудет с нами. Сила Железа, Воля Железа».
    Поднявшись, Железный Отец устало выдохнул и оглядел это небольшое поле брани. Жестокость, с которой десантники Черного Легиона бились, была неописуема. Видимо, некоторые из них были верны Кхорну, а потому сражались отчаянно и до самого конца. Всюду кровь… И лишь из тел погибших Железных Рук не пролилось почти ничего. Священный металл защищал их до конца.
    -Уничтожить генераторы, - только и выдохнул Дракс.

    Очищающий огонь поглотил тела погибших, и Этриан еще раз вознес хвалу Императору и Манусу.
    -Центурион Зелейн, задание выполнено, идем дальше.
    Удивительно, но в дальнейшем в коридорах было спокойнее. Поняв горькую истину, заключающуюся в том, что Железные Руки будут идти дальше, как паровой каток, еретики бросили все отступили. В следующей секции под номер 21 Этриан наткнулся на панель аварийного доступа к системе жизнеобеспечения корабля. Поглядев на братьев, он молча отключил ее.


    "The spirit has always been willing. The flesh has always been weak."


    Сообщение отредактировал Sid - Среда, 08.07.2015, 18:29
    Не в сети
    Профиль пользователя Sid Написать личное сообщение пользователю Sid
    08.07.2015, 16:16

    1312
    4


    Брат Дальмус "Мудрый Кулак". День первый.



    Зайдя в просторный отсек, что был оставлен Астартес под келью, ауспики дредноута зафиксировали активную деятельность. Сервиторы и Механикус сновали из стороны в сторону, проверяя готовность своих приборов и снаряжения почётного дредноута. Астарон, облаченный в выданную ему броню, проверял готовность своей плазменной винтовки, а Закир затачивал лезвия своих мечей. Появление Дальмуса не прервало работу адептов Марса и сервиторов, но космодесантники отложили в сторону свои инструменты и направились к дредноуту. Остановившись перед ним, оба воина преклонили колени и склонили головы в знак уважения.

    - Почётный, - начал говорить Закир, - ваш дар воистину бесценен для нас. В благодарность за оказанную честь мы приложим все усилия и даже сверх того, чтобы помочь вам всеми доступными способами.

    - Так же мы отправили кодировку Капитану Лисандеру об успешном прибытии, как вы и просили, почётный. – Завершил доклад Астарон.

    - Ради Дорна, хватит уже оказывать мне ненужные почести. – Заговорил дредноут. Могло показаться, что он раздражен поведением своих братьев, но те, кто знают его достаточна долго уже запомнили, что злой Дальмус сразу даёт понять, чем он недоволен. - Приберегите их для Инквизиции и её псов. Я пришел сюда не затем, чтобы вы принижали собственное достоинство перед моим саркофагом. Встаньте и гордо смотрите на каждого, кто стоит перед вами. Я оказываю вам эту честь не для того, чтобы делать вас должниками, но для того, чтобы вы приняли эту честь и исполнили свой долг перед орденом, примархом и Императором.

    Эта речь прозвучала достаточна убедительно и громко, чтобы не только воодушевить Астартес, но и захватить внимание всех Механикус. Казалось, что всё вокруг замерло, восхищённое словами Дальмуса. Лишь бездушные сервиторы продолжали выполнять заданные им команды. Астарон и Закир встали с пола и ударами кулаков об нагрудники дали понять, что всё сказанное дредноутом будет исполнено. Нарушить повисшую тишину решился только один адепт Марса, который обладал достаточно смелостью для подобного шага.

    - Дальмус! – Раздался громкий возглас одного из Механикус. Одет от был как и все, в длинную красную мантию, но та была украшена замысловатым узором из шестеренок и электрических цепей. – Прошу вас, пройдите сюда.

    Это был Вальтрам – молодой адепт Марса, глава сопровождающей группы Механикус. Он следит непосредственно за дредноутом и состоянием его саркофага. В отличии от большинства служителей Омнисии, Вальтрам не только уважает Дальмуса, но и является его лучшим другом. Вне официальных встреч, дредноут любит поговорить о том, что произошло за сегодняшний день и тому подобное.
    Дредноут пошел за своим другом в дальний угол отсека, где Вальтрам бережно настраивал его оружие. Здесь было собрано всё оружие Дальмуса и несколько запасных вариантов. Это была его тяжелая штурмовая пушка, запасной комплект бронепластин для Мк7 брони , ракетница, взятая из оружейни баржи и перенесенная на борт транспорта и разнообразное вооружение, которые должно было быть доставлено этим судном передовым отрядам Империума. Вальтрам вызвался следить за всей этой амуницией и вполне успешно справлялся с этой задачей.

    Затем парень напомнил, что возраст дредноута не повод так упорно игнорировать новое оружие, поступающее на вооружение Астартес. Исходившие из динамиков звуки давали понять, что он всё понял и Вальтрам может переходить к следующей части осмотра. Адепт Марса утвердительно кивал и переходил к следующему оружию и так длилось до тех пор, пока не подошла очередь меча Дальмуса. «Гнев Мудрости» величественно покоился в стазис-поле. Его лезвие столь кропотливо собранное было матово-серым, а заточенная кромка словно разрезала свет. Длинная рукоять обвитая адаматитовыми канатами не несла на себе никаких украшений, но при этом являлась уникальным творением, специально подстроенным под кулаки саркофага Дальмуса. Гарда была выполнена в форме имперского орла, что держал в своих лапах молнии, а эфес сделан в форме сжатого кулака.

    Невольно залюбовавшись, Дальмус не заметил, как Закир и Астарон подошли к Вальтраму и стали активно его расспрашивать.

    - …но всё же Дальмус луче расскажет вам историю, нежели я. – Уловив обрывок фразы, Дальмус посмотрел на братьев и жестом позволил им задать необходимый вопрос.

    - Позвольте узнать, а это правда, что «Гнев Мудрости» был выкован самим Дорном специально для вас? – Вопрос озвучил Астарон, но это явно волновало и Закира тоже.

    - Нет. – Коротко ответил Дальмус, а спустя секундную паузу, продолжил. – Этот меч был выкован из обломков другого меча, тоже моего. Этот чем получил своё имя за тот горький урок, что я получил в тёмные времена Ереси. И этот урок наделил меня мудростью, что я воплотил в этом мече. Гнев мой, вызванный этой мудростью, обрёл свою материальную форму. И сей праведный гнев я обрушу на каждого врага Империума.

    Астарон кивнул, принимая полученный ответ, а после направился к своему оружию, чтобы закончить очистку и сборку. Закир же покинул компанию Дальмуса чуть раньше, что-то обсуждаю с другим техножрецом.

    Дальмус проводил их взглядом ауспиков, а после повернулся к другу, что уже отключил стазис-поле и стал аккуратно проверять меч. Дредноут обошел держатель меча и взял искусно украшенные ножны, что на магнитном держателе крепятся на пояс. Закрепив их он вернул меч в привычное для себя положение и направился в другой конец зала, где подчинённые Вальтрама заканчивают закрепление знамени «Имперских Кулаков» на штандарте.

    Это полотно повидало столько же крупных сражений, сколько видел сам Дальмус. Это знамя заслужило столько почета вместе с бойцами седьмого легиона ещё в Великом Крестовом Походе, а сейчас его слава только приумножается. На плотном полотне в центре изображен символ Ордена, по краям проведен замысловатый узор из имен великих воинов как «Имперских Кулаков», так и их союзников. Символ ордена окружает десять чисел, по количеству рот. Воистину, сражаться под подобным знаменем – великая честь. Пока Дальмус рассматривал узор из имен, рядом снова оказался Закир, только теперь с мечами на поясе и с полным набором печатей чистоты. Несколько секунд он молча созерцал знамя, а после передал поступившее сообщение.

    - Почётный, наше судно завершает стыковку с кораблём Инквизиции. Они ожидают нашу группу в главном ангаре.

    - Отлично. – Ответил Дредноут и направился украшать саркофаг всеми необходимыми регалиями. - Закир, ты понесешь знамя.

    Ветеран кивнул и остался рядом со штандартом, ожидая, когда сервиторы закончат все приготовления, а Дальмус позволил механикус начать наносить на его саркофаг украшения и печати чистоты.



    За Дорна и печеньки
    Не в сети
    Профиль пользователя JampFaFnir Написать личное сообщение пользователю JampFaFnir Написать на электронную почту
    26.07.2015, 22:44

    2907
    24
    0%


    Инквизитор Ордо Ксенос, Скарлетт Дэя. День 1-ый




    Дэя без спешки располагалась в отведенной ей каюте. Оказалось, что на огромном корабле Караула Смерти многие каюты-кельи пустовали, гулкой своей пустотой словно бы укоряя новоприбывших в окончательном забвении былых времен.

    Четко выстроенная схема катилась в варп, леди-инквизиторХежика переиграла все так, что ни у кого на месте Скарлетт не возникло бы и мысли отказаться – и даже если их дела несли бы груз ответственности ничуть не меньший. Нет, главианке, конечно, было немного лестно. Ее стезя была коротковата для подобных масштабных деяний, но будь хотя бы одно такое с успехом или с наименьшими потерями осуществлено, карьера широко шагнула бы через несколько ступеней кряду, в этом можно было просто не сомневаться.

    В конце концов, утешала себя Дэя, ее новообразованная оперативная группа с генетором во главе должна была выполнить указания инквизитора и разрешить дилемму с ее же совестью. Культ генокрадов будет уничтожен.

    Оставив теплую накидку на высокой спинке единственного кресла, женщина вытянулась на довольно широкой, но грубо сработанной постели, прихватив с собой несколько информационных планшетов. Сведения о системе Саэро нельзя было назвать совершенно скудными: но полной картины не удалось собрать никому. За витиеватыми комментариями представителей оскорбленной Эклезиархии и сухостью отчетов разведки крылось нечто большее.

    Помимо несколько лишающей внутреннего спокойствия встречи с почтенным дредноутом, которая должна была состояться в самое скорое время, скромной дипломатической миссии предстояло, пуская в ход лицемерие, лесть и тонкую психологию, - Дэя потерла виски и удрученно покачала головой, прикидывая роль такого дипломата на себя, - войти в тот круг общения с аборигенами планет системы, который впредь закрыт для духовенства Терры.

    Вчитываясь в поистине бесславную хронологию уже минувших событий, Дэя ощущала раздражение. Она никогда не была и не слыла дипломатом, но искренне удивлялась и не понимала тех, кто в гневе, порицая былые истины, истоки нынешних молитв, пытался силой навязать догматы метаморфозы прошлого. По укрепившемуся в сознании пониманию, Император не был тем божеством, которое желало фанатизма и слепоты. Император вел за собой прогресс, действительно освещая путь человечеству, но не факелами и кострами.

    Мысли инквизитора снова вернулись к предстоящей встрече. Почтенный воин, знавший времена, когда колонисты Саэро были бы правы в своем мировоззрении, наверняка сумел бы лучше пояснить ей, рожденной несравненно позже, что движет людьми блудных миров. Оставалось только догадываться, насколько заключенный в саркофаг воитель разговорчив.

    Поскольку опыт общения с космодесантом у Дэи формировался сиюминутно, любопытство подталкивало инквизитора искать ответов на родившиеся вопросы тотчас, едва успев расстаться с сопровождающими Караула Смерти. Храмовник, в отличии от Саламандры, дал ей понять, что на беседы не настроен, а темнокожий, такой отличный от любого иного что человека, что генетически усовершенствованного воина, Вел’Кир, наоборот, готов был уделять все свободное время. Только вот… Скарлетт отлично понимала, насколько эти братья далеки и от Инквизиции, и от ее темноты неведения. И захотят ли отвечать на то, что выбьется за рамки регламентированной порции дозволенных знаний?

    - Леди-инквизитор, с «Молниеносным» на связь вышел корабль «Имперских Кулаков». Мы идем на сближение, для гостей крейсера будет подготовлен челнок, вас ожидают на мостике. – Сообщение без малейшего оттенка эмоций заставило Дэю вздрогнуть и совершенно сбросить с себя оцепенение размышлений. Бросив взгляд на хронометр, женщина быстро, но без ненужной спешки, поднялась, осмотрела свой скромный, аккуратно сложенный гардероб, покоящийся в стальном сундуке. Накинув поверх абайи удлиненную куртку из толстой кожи с армированными вставками на плечах, спине и груди, инквизитор поправила ленту с инсигнией, единственным украшением, охватывающим шею, подобно бархотке. Темные вьющиеся волосы были безжалостно собраны в подобающий случаю пучок и закреплены несколькими костяными шпильками. Церемониальное оружие оттянуло пояс.

    Не успела Дэя оставить каюту, за спиной послышались мерные тяжелые шаги. Вскоре инквизитора нагнал Рэд, подстраиваясь под человеческий шаг, а у самого входа на мостик уже ожидали Нова и Ноэль. И если первая явно любопытствовала, то вторая, если и испытывала смешанные чувства, держалась скромно и с достоинством.

    Караульных еще не было, капитанский трон был развернут к выходу, офицеры чинно замерли, и только младший состави обслуживающий персонал продолжал выполнять свои функции, суетясь у панелей и обеспечивая отлаженную работу корабля.

    Челнок покинул «Молниеносный», удаляясь к оформившемуся в темном космическом пространстве силуэту судна «Кулаков». Обмен официальными приветствиями уже прошел, собравшиеся замерли в ожидании. Каждый, в этом Скарлетт была уверена, думал о своем, атмосфера несколько угнетала официозом и нервозностью. Взгляд женщины скользил по лицам, то и дело возвращаясь к массивным, разошедшимся в стороны створам двери. Вел’Кир и его товарищ все еще задерживались. Или соблюдали какое-то свое особенное правило – как общались между собой космодесантники, Дэя не могла предполагать.

    Челнок вернулся через неполных сорок минут, когда духота мостика уже звенела перетянутой струной. Буквально за считанные минуты перед тем, как в коридоре, ведущем в этот центр собрания, раздалась невероятно тяжелая, заставляющая содрогаться переборки, поступь, на мостике появились и Караульные. Саламандра занял место слева от инквизитора, Храмовник – справа, демонстративно оттеснив свиту. Рэд уступил только после прямого приказа.

    Почтенный… Скарлетт позволила себе удивленный вздох. Дредноут, с явными сложностями преодолевший не слишком подходящий для него дверной проем, оказался совершенно другим, нежели инквизитор предполагала. Ожидая увидеть угловатый громоздкий саркофаг, теперь женщина рассматривала куда более… изящную фигуру, больше напоминающую о том, что внутри заключен тот, кто был сначала человеком, а позже – большим, нежели недолговечное живое существо. Благоговение, которое внушал гость корабля, было очевидным. Даже скромная делегация, следовавшая за ним, не сразу привлекла внимание.

    В возникшей почти неловкой тишине, преодолев, как ей казалось, и нарушив, как казалось уже позже, все правила, Дэя спустилась с возвышения и шагнула навстречу прибывшим, выражая уважение гостям достаточно глубоким поклоном, без подобострастия и лицемерия.

    - Приветствую вас, - запнулась, пытаясь ухватить хотя бы одно из десятка подобающих слов, крутящихся на языке, - достойнейшие… эммм… - Последующее молчание можно было расценивать точкой в повисшем в воздухе приветствии. Инквизитор смутилась, глядя снизу вверх на почтенного воина, очень сильно надеясь, что ее останки не придется соскребать с пола после оскорбленного удара живой легенды.


    Призрак Администратума. Магос всея ФРПГ Warhammer 40.000, Dragon Age, сценарист-затейник, летописец, ленивый и рассеянный хранитель Библиариума.

    Реестр персонажей

    Не в сети
    Профиль пользователя Еретик Написать личное сообщение пользователю Еретик ICQ - 644017086
    Форум » ФРПГ Warhammer 40.000 » Активные сюжеты » Warhammer 40000: Отголоски прошлого (ИГРОВАЯ ТЕМА. Альтернативный сценарий)
    Страница 1 из 6123456»
    Поиск:
    Меню сайта
    Навигация
    Комьюнити
    Общение
    Система Orphus



    службы мониторинга серверов Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru