Страница 2 из 6«123456»
Модератор форума: KaiserVonBlut, Zastyp, Listik, PHOENIX 
Форум » ФРПГ Warhammer 40.000 » Активные сюжеты » Warhammer 40000: Отголоски прошлого (ИГРОВАЯ ТЕМА. Альтернативный сценарий)
Warhammer 40000: Отголоски прошлого
27.07.2015, 03:28

741
10


Лорд-командер Ларций-Клеархон. День 1-ый




Каэлорн проводил вошедших в залу Железных воинов, своей жуткой усмешкой трех рядов бритвенно острых игольчатых зубов с нескрываемым нетерпением двигая дополнительной парой конечностей. Другие воины Ларция тоже заметно оживились заметив бойцов Железных воинов, готовые к любой команде со стороны своего лидера. Ларций же сохранявший благожелательное спокойствие и бровью не повел, вежливым кивком поприветствовав новоприбывших и едва заметным движением руки указав своим воинам угомониться. Многие из бойцов Ларция смотрели на железных воинов если не с презрением, то с явным недоверием — полное отсутствие даров богов и уродливая (На взгляд искушенных слаанешитов) аугментика внушали им еще большее недоверие.

К счастью обращение колдуна привлекло общее внимание, и лорд с легкой гримасой снисхождения на лице внимательно слушал словоизлияния своего «партнера». Лорд пристально изучал, карту, отображенную на гололите, мысленно уже прикидывая и просчитывая количество воинов, которое ему может потребоваться для той или операции. В одном колдун был абсолютно прав, задача перед служителями Темных Богов стояла далеко не из простых, судя по описаниям колдуна ситуация, в которой оказались силы Хаоса отнюдь не была для них благоприятной. Но лорда Хаоса давно уже не пугали подобные обстоятельства, скорее наоборот — чем сложнее цель, тем интереснее было ее добиваться, тем больший вызов бросали Ларцию Боги, тем большую награду он и его люди получат в случае, неминуемого успеха и тем ближе, они станут к абсолютному совершенству, которым уже стал их прекрасный Примарх.

— Я понял, диспозицию сил в системе, благодарю Зарафистон, -лорд задумчиво кивнул головой, — Думаю, мы сможем договориться, за справедливую плату. Первое — мы возьмем шестую часть добычи, во славу Темного принца и на покрытие военных и транспортных расходов. Второе -планета-рай, — хаосит жестом указал на одну из планет, отображавшихся на экране гололита, — Должна стать планетой, посвященной Слаанеш. Я не настаиваю на ее личном контроле, но требую уважения к Госпоже Искушения и это будет достойным даром для нее. Пожалуй, третье и последнее — мы с моими людьми желаем получить всех захваченных представителей высших каст, в частности служителей искусства, убийц, шлюх, воров и заключенных для нужд храма. Как видишь, Зарафистон, мои требования к плате весьма скромны. За эту плату я готов поддержать тебя и предоставить тебе экспертов в практически любом виде ведения ремесла войны. Я готов выступить верным союзником и советником в этой компании для тебя и твоего, господина колдун. Но лишь прошу учесть, что не стоит забывать разницу между союзником и слугой, и между поддержкой и подчинением, помни, что жизни и души моих людей принадлежат мне и, считай, что мы договорились, — слаанешит скрестил на груди руки и расплылся в лукавой улыбке.
Условия, которые он предлагал и впрямь, были далеко не самыми жесткими и разорительными для корпуса Черного легиона. Во многом, такую скромную цену лорд обусловил личным интересом в заявленной операции, а также как это уже упомянул колдун, столкнуться со старыми врагами.

Явление Осквернителя и впрямь было волнующим и несомненно потрясающим событием. Пускай наследник Воителя не присутствовал здесь лично, гнетущая аура его могущества все равно эхом отозвалась по залу, заставив даже перенасыщенных чувствами и эмоциями космодесантников детей императора застыть в секундном благоговейном замешательстве, смешанным со сладковатым запахом зависти и страха исходившего почти ото всех в зале. Ларций с вожделением вдохнул наполненный почти ощутимыми колебаниями варпа воздух, почтительно склонив голову перед голограммой лидера Черного легиона.
— Слава тебе Аббадон Всеизбранник Четверых! Мы с моими воинами будем рады оказать посильную поддержку твоим бойцам в противостоянии жалким приспешникам Трупа на Троне. Пусть в прошлом мы не всегда могли найти общий язык, но в этой схватке мы выступим с Черным легионом плечом к плечу, как уже когда-то мы бросили Галактику к ногам Лжеимператора. Будь уверен, мой клинок и клинки моих бойцов с радостью окропят эту землю кровавым узором угодным Принцу Наслаждений, — опершись кистью руки на гарду своего клинка закончил слаанешит, глядя на голограмму с определенным уважением, однако весьма далеким от почтения и раболепства. Лорд командер еще помнил Аббадона правой рукой его примарха, помнил, как сражался плечом к плечу с Лунными волками ним в том числе, чтобы падать ниц, пусть и перед куда более успешным чемпионом.
Не в сети
Профиль пользователя VIKSTRA Написать личное сообщение пользователю VIKSTRA
28.07.2015, 20:30

1046
21


ГМ-ПОСТ. Империум. День 1-й




Отключение системы жизнеобеспечения вызвало массовые отключения гравитационных пластин. До точки встречи Железным Рукам приходилось добираться то отталкиваясь от стен, то используя магнитные захваты на ботинках. Кое-где пластины еще работали, но было видно, что вскоре и они отключатся. Сканеры шлемов регистрировали массовую утечку кислорода. По мере продвижения Рукам стали всё чаще встречаться трупы рабов Легиона, погибших от удушья. Вскоре отключился вокс, заполнившись белым шумом и странными словами, в которых явственно угадывались богохульные слова.

Центурион Зелейн встретил Железных Рук в оговоренной точке. Представляющий из себя смертоносный сплав плоти и железа, Зелейн по размерам превосходит даже облаченного в терминаторский доспех десантника. В правой его руке зажат искрящий силовой топор, а левая заменена на тяжелый каталитический магнитный ускоритель. Выглядывающие из-за спины механодендриты так же были вооружены плазменным и цепным оружием.

- Приветствую, десантники. Похоже ситуация усложнилась. Скитарии обнаружили источник помех, он на нижнем уровне E23. Попытки добраться туда закончились неудачей, я потерял уже второй отряд скитариев. Похоже нижний уровень заполнен творениями темных механикус, прокляни их Омниссия.

Беседу прервало нападение полусотни орущих что-то на искаженном машинном коде сервиторов. Зелейн и его скитарии среагировали мгновенно, открыв огонь по проклятым, а секунду спустя их поддержали Железные Руки. Когда последний из сервиторов пал на землю, разорванный на куски лавиной пуль из каталитического ускорителя Зелейна, центурион вновь обернулся к Железному Отцу.

- Дьявольские машины отвергнутых Омниссией безбожников продолжают идти из секции E23. Мы не можем продвигаться к мостику, оставив их за спиной. Помехи так же сильно снижают наши шансы на выполнение операции. Считаю рациональном разделение. Один отряд пройдет через секцию E23 и уничтожит сопротивление падших, другие же продолжать двигаться по уровню F.
Я поведу своих скитариев, а вы – своих собратьев. Мои подчиненные вооружены одинаково хорошо и для встречи с темными механикус и для десантников-предателей. У вас есть приоритетные пожелания, Железный Отец Этриан Дракс?




"Что не убивает - делает сильней. Если же судьба со мной играет - я играю с ней."
"Очередной противник, очередное разочарование."
Warhammer 40000. Мастер-приемщик анкет, мастер-дай-мне-пруф и строгий страж бэка. Во славу Священной Инквизиции.
Не в сети
Профиль пользователя Zastyp Написать личное сообщение пользователю Zastyp
22.08.2015, 23:32

1046
21


Кузнец Войны Дакон. День 1-ый




Заметив оживление среди воинов Детей Императора, Дакон немного повернул голову, оценив возможную угрозу. Несмотря на численный перевес Детей, и Дакон, и его телохранители были облачены в тактическую броню дредноута, дающую неоспоримое преимущество в условиях замкнутого пространства залы. На чью сторону встанут воины Черного Легиона в случае конфликта? Неизвестно. Пронзительный взгляд Кузнеца Войны остановился на лице лорда Детей. В далекие времена, когда Легионы возглавлялись Примархами, Дакон увидел Фулгрима во время совместной операции двух Легионов. Тогда легионер Железных Воинов увидел в Примархе Третьего Легиона безудержное стремление к совершенству. И то, что собой представляли Дети Императора сейчас, было безумно далеко от сохранившегося в памяти Кузнеца Войны образа. Потеряв к ним интерес, лорд вновь обратил внимание на Зарафистона.

Дакон и его воины замерли безмолвными и недвижимыми изваяниями, стоило колдун Абаддона начать речь, описывающую общее положение дел в системе Саэро. Даже упоминания Имперских Кулаков не покоробило Кузнеца Войны, хотя некоторые в зале могли почувствовать, как на пару секунд явственно колыхнулась имматериальная пелена ненависти, окружающая Железных Воинов. Пока с колдуном общался лорд Ларций, Дакон обдумывал предстоящую войну. Было очевидно, что штурм планет был невозможен по множеству причин. Если колдун намеревался играть в дипломатию – пускай, а остальным предстояло укрепиться на периферии системы и не дать Империуму сделать того же. И вот тут осадный опыт Кузнецов Смерти был как нельзя кстати – разрушение вражеских укреплений, возведение и защита собственных крепостей было их излюбленным и превосходно отработанным стилем ведения войны.
Наконец, вокс-передатчик шлема Кузнеца Войны ожил, разнося голос Железного Воина на всю залу.

- Если ты позвал нас, Зарафистон, значит тебе нужны воины, способные сломать защиту любого из форпостов, что выстроят имперские псы. Тебе нужны те, кто сможет сдержать натиск Имперских Кулаков. Мы сделаем это. Но есть несколько условий:
Во-первых, мои воины заберут себе то, что будет захвачено при осадах лично ими. Во-вторых, мы заберем артиллерийскую технику. И в-третьих, нам нужны рабы, но не те слащавые псы, на которых претендует Дите Императора. Нам нужны простолюдины, рабочие, механики.


Дакон замолчал. Он знал, какие чувства пробудят известия о давнем противнике в его людях. Арханы и Халивасы всегда ждали таких моментов. Железным тараном Кузнецы Смерти пройдутся по силам прогнившего Империума, сокрушая любое сопротивление на своем пути, а Темные Механикус получат желанную технику и рабов.

Ответ колдуна на заявление Кузнеца Войны отстрочило появление варп-проекции Осквернителя.
Хотя тело и лицо Дакона, как и у его воинов, было полностью скрыто броней и шлемом, его движение головой, обращенное к Абаддону, можно было расценивать как уважительный кивок. Дакон, которому довелось однажды воочию увидеть Магистра Войны, никогда не воспринимал Осквернителя как альтернативу Хорусу. Нельзя было сравнивать Примарха и десантника, пусть он и имел благословение Темных Богов.

После длительной и сочащейся лестью приветственной речи Ларция, вызвавшей у Дакона легкий приступ отвращения, обращение Кузнеца Войны выглядело весьма суховатым:

- Приветствую тебя, Первый из Сынов Хоруса. Как и раньше, Кузнецы Смерти помогут твоим воинам стереть имперскую заразу из этой системы.

Холодный разум уже начал математически точные вычисления, касающиеся предстоящей войны. Единственной яркой искрой в его сознании было желание сойтись в битве с Имперскими Кулаками и уничтожить этих заносчивых шавок.


"Что не убивает - делает сильней. Если же судьба со мной играет - я играю с ней."
"Очередной противник, очередное разочарование."
Warhammer 40000. Мастер-приемщик анкет, мастер-дай-мне-пруф и строгий страж бэка. Во славу Священной Инквизиции.
Не в сети
Профиль пользователя Zastyp Написать личное сообщение пользователю Zastyp
27.08.2015, 00:33

2907
24
0%


ГМ-ПОСТ. Хаос. День 1-й

Абаддон едва коснулся взглядом приветствовавших его. Разве что Кузнец на мгновение привлек внимание Магистра Войны: слабый отголосок прошлого шевельнулся в проклятой душе Первого капитана, едва замерло эхо слов приветствия Железного Воина. Дитя Императора, как и многие до него, да что там, - и многие после тоже, вел себя согласно репертуару избранных Принца Наслаждений. Велеречивость сочилась лицемерием, недоверием и завистью. Параноик по своей сути, Осквернитель воспринимал любую лесть, как подвох, особенно, если она предворяла неуместный в случае Избранника всех четырех Богов торг.

– Мы услышали вас, союзники. – Насмешливый тон Зарафистона вполне соответствовал усмешке его повелителя. – Однако…

– Клеархон. – Голос Абаддона вновь неудержимым прибоем окатил залу, не оставляя никого чуждым тому, о чем он вещал, – Мне понятны причины, по которым условия сделки те, а не иные, но не слишком ли большой кусок ты желаешь откусить? – Гулкий оборванный хохот отразился от стен, – Будет тебе добыча. Будет мир для Божества Искушений. Но не все высшее сословие отдадут тебе на убой или что ты там с ними делаешь… – Осквернитель выдержал раздражающе-длинную паузу, и без того почти утративший четкость, образ его дрогнул, пошел зловещей рябью, – Промышленные миры и их руководство – не для тебя. Запомни это.

Тон Магистра Войны не подразумевал дальнейший диалог. Абаддон знал, что Ларций согласится. Выгода была и осталась, но место в этой импровизированной пищевой цепочке кое-кому стоило напомнить. Чуть сложнее выглядела полемика с Кузнецом Даконом. Железных Воинов почти невозможно было заставить склонить голову. И их непрошибаемая хладнокровная наглость действовала архиеретику на нервы посильнее изысков Детей Императора. Дакон знал, о чем попросить. Техника и специалисты – это было то, от чего никому отказываться не стоило, орудия и танки оставались острой нуждой довольно легкомысленных в планировании своих действий Черных Легионеров. Череда неудач, конечно, в той или иной мере оказалась на пользу Осквернителю хотя бы тем, что выявила ряд причин его параноидального психоза. Головы предыдущих союзников украсили пики на черном троне, в рядах собственных воинов сменилось командование, куда более осторожные и хитрые заняли места самонадеянных и трусливых.

– Дакон. – Абаддон осклабился, – Я склонен удовлетворить твои условия. Но вы заберете две трети артиллерии.

Проекция замерцала резче и чаще, а спустя несколько секунд истаяла окончательно, напоследок уже без изображения транслируя жуткую какофонию завываний, доносящуюся извне.

Зарафистон выжидательно замер на своем троне, из-под полу-прикрытых татуированных век следя за собранием. У него оставался еще ряд сюрпризов для каждого из союзников, но опытный игрок, каковым колдун себя считал, никогда не выкладывал крупных карт сразу. Незаметный жест заставил двух легионеров отделиться от остальных и исчезнуть из залы. Ненадолго.

– Лорд Ларций, если ты готов соблюдать условия и выступать под знаменами Магистра Войны в этом альянсе, мне нужно кое-что тебе передать. Считай это личной просьбой моего господина. – Воины вернулись, с трудом втащив в залу довольно объемный ящик из пластали, похожий на саркофаг. – По желанию Магистра Войны тебе предоставляется небольшой отряд, считай их должниками Богов, следи за ними, пусть будут полезны.

Короткий жест – и крышка контейнера поднялась с свистом и шипением, выпуская вовне облака ледяного пара и взвесь ледяных кристаллов. На дне неуютного ложа покоилась десятифутовая фигура космодесантника, точнее, того, кто им когда-то был. Модифицированное, имплантированное тело было заключено в причудливо слившийся из различных частей иной брони доспех. Лицо погруженного в сон было столь же отвратительно, сколь холеным выглядел лорд Ларций.

– Он возглавит небольшой отряд и окажет помощь твоим воинам при необходимости, - безапелляционно изрек Зарафистон, с усмешкой наблюдая за реакцией Избранного Слаанеш. – Уверен, он не доставит неудобств. Убедись сам, лорд Ларций, – колдун взглянул на миниатюрный, искусно изготовленный в виде маленького кадуцея хронометр, – Подожди несколько минут, он… оттает.

Сойдя с возвышения, Зарафистон приблизился к карте. Несколько оскверненных, подвергшихся изменениям и порче служителей забытого Омниссии, манипулируя только им известными механизмами, приблизили для всеобщего обозрения центральную часть системы Саэро.

На периферии, несколько удаленная от рубежа патрулирования непобедимым флотом объединенных миров, на орбите опустошенного добычей руды астероида медленно вращалась большая космическая станция, данные, выведенные на дополнительные голо-экраны, свидетельствовали о ее заброшенности.

– Итак, это поручение – для тебя, лорд Ларций. Маневренность и быстрота потребуется здесь куда больше долговременной зачистки. Нам нужна эта станция. Не исключено, что там сохранились архивы и данные, способные пролить свет на существование этой системы. Очевидно лишь то, что станцию оставили на произвол судьбы по каким-то веским причинам. Разведчики, отправленные туда по прибытию, исчезли. Тебе и твоим воинам нужно проникнуть на станцию, добраться до командного пункта, суметь забрать все, что хотя бы смахивает на данные, выяснить, что случилось с обеими группами разведки… – Колдун развел руками. Рабы, кланяясь и пресмыкаясь, приблизились; не поднимая взглядов, немощные, несколько мутировавшие, лишенные кто глаз, кто ушей, рук, скальпированные, лоботомированные, с искалеченными конечностями, они разложили перед Избранником Слаанеш на столе стопки инфопланшетов.

– Для тебя, Кузнец Войны, Магистр приготовил иное задание, учитывая приоритет специализации твоих людей и хмм… предпочтения, – Колдун обратил внимание Дакона на карту, – Вот здесь, на этом в общем-то не слишком значимом каменном шарике императорские шавки планируют укрепление уже отстроенного аванпоста. Это не основная база и вряд ли именно там твои воины получат возможность излить свой гнев на высокомерных пасынков Дорна, но цель такова: силам Трупа на Троне нельзя позволить удержать за собой ни клочка земли. Организация подобного аванпоста позволит им создать перевалочную базу ближе к центру системы; закрепившись, они станут куда более сложной мишенью для разведки. К тому же, любому известны таланты Железных Воинов, непревзойденных не только в искусстве осады, но и в нерушимой обороне…– Лесть была грубой, это было, скорее, клише, но констатация непреложных фактов и верное определение нужд этого союзника всегда играло на пользу.

Из оттаивающего саркофага послышались маловразумительные звуки, возня и рычание, определяющее настрой недолгого обитателя, как гнев и разочарование.

– Возможно, есть какие-то особенные нужды или пожелания? – Зарафистон уже не смотрел на хаоситов, его скрытый взгляд созерцал затаившегося в тени колоссов-терминаторов человека. Ван Акерф был бледен и сосредоточен.

«Ты все видел, человек. Для войны ты совершенно не годен, а потому ты будешь полезен мне в ином месте. Твоему кораблю надлежит, не привлекая ненужного внимания со стороны Империума, но и не скрываясь от их патрулей, проникнуть в демилитаризованную зону системы, выдавая себя за торговца. Полагаю, преподаватели тебе не нужны. Насколько мне стало известно, эти колонисты не гнушаются торговать, поворачиваясь флюгером в выгодную сторону. Закрепись, найди связи, но не гневи Тцзинча: игра в твоем исполнении должна быть очень тонка. Агенты дохлого божка наверняка питают иллюзии относительно успеха своих дипломатов. Ходрет навестит тебя позже…»



Призрак Администратума. Магос всея ФРПГ Warhammer 40.000, Dragon Age, сценарист-затейник, летописец, ленивый и рассеянный хранитель Библиариума.

Реестр персонажей

Не в сети
Профиль пользователя Еретик Написать личное сообщение пользователю Еретик ICQ - 644017086
27.08.2015, 09:28

26
0


Нойзмарин-раптор Торчер. День 1-ый



Ледяная дымка парила над распахнутым саркофагом, скрадывая угловатые очертания фигуры существа внутри и одев инеем металлические детали и пластины керамита, на которых уже несколько минут спустя стали расползаться влажные пятна. Предельно замедленные жизненные процессы возобновлялись со скоростью нарастающей лавины; зафиксировав повышение температуры и пригодную среду, системы силовой брони выводили владельца из оцепенения. Приоткрытые глаза, слепо уставившиеся в потолок, шевельнулись под веками и вертикальные зрачки сузились до тонких росчерков – заработал инъецированный стимулятор, облегчивший обитателю контейнера возвращение в реальный мир.

Сознание зажглось мгновенно, панически-быстро, напоминая об опасности и необходимости действовать, но еще несколько секунд Торчер не шевелился, все его внимание поглотил просмотр телеметрии оживающего тела, данные и схемы, что быстро сменялись перед расфокусированным взглядом. По всему выходило, что он сейчас оттаивал после заморозки, значит, спешить уже явно было некуда, с того момента, когда раптор заснул в свой последний раз, могли пройти годы и десятилетия. Удивляло только, почему ему снова дали проснуться и не только не разобрали на части, но даже слегка подремонтировали. Что, он еще понадобился хаосу? Воодушевляет.

Кто-то говорил, обращаясь не к нему, и голос разносился эхом, отражался от потолка и изламывался, но идентифицировать его все равно не составило труда. Зарафистон. Через сжатые челюсти вырвался злобный тихий рык. Торчер хорошо помнил эту мразь, он думал о нем постоянно все те последние несколько суток, что в его памяти предшествовали нынешнему пробуждению, думал о том, как отрезал бы по куску, как разгрызал бы кости, и еще думал о том, как иногда невыносимо быть только мелкой неприятностью. Хотя, если посмотреть здраво, вся затея была большой дуростью, на которую хаосит пошел вместе с остальными – как же, ограбить планетарную базу Черного Легиона, пока хозяев нет дома, польстились на технику и рабов. Тех хозяев действительно не оказалось в пределах системы, но свалившийся на голову колдунишка со своими кораблями с орбиты зажал налетчиков внизу, после чего их всех перебили по одному. Наверное перебили. Торчер понятия не имел, что случилось с соратниками, может быть, он был последним, может, его бросили свои, когда он в конце концов через несколько суток отключился от перенапряжения в какой-то крысиной дыре. Нет же, все честно. Каждому свое по праву силы, только горечь собственного позора почему-то не делается слабее.

Последнее сообщение о состоянии контура энергоснабжения погасло и он, наконец, повернул голову, рассматривая место, в котором оказался. Из саркофага ничего не было видно и вставать пришлось медленно, чтобы не спровоцировать никого, кто мог бы оказаться снаружи. Глянув вниз, ему с какой-то даже обидой на подобное пренебрежение пришлось убедиться, что новый хозяин даже оставил ему оружие, лишний раз убеждая пленника в собственной беспомощности. Самонадеянно, или глупо, или он действительно очутился в полной заднице. Незаметно ткнув в разъем питание бластера, Торчер закрепил его магнитным держателем на поясе и прикрыл подключенный кабель привешенным рядом шлемом, после чего выбрался наружу, проскрежетав по полу когтями, способными вскрыть броню половины присутствующих. Раптор выпрямился во весь свой немалый рост и так же медленно обвел зал взглядом, часто смаргивая – вся панорама в деталях запечатлелась в его искусственной памяти, чтобы потом при случае пикт можно было внимательно изучить, хотя и без подробностей уже стало ясно, что компания собралась явно не по его душу.

Колдун, задвинувшийся терминаторами Черного Легиона, вероятно, и был радушной хозяйкой банкета, больше некому. Торопливо и будто бы со стыдом отведя от него взгляд – все равно не достал бы, Торчер отсоединил маску, скрывающую нижнюю часть лица и неестественно длинным языком слизал оттаивающие слюни, намерзшие на нижней челюсти – они закапали на нагрудник, оставляя густые потеки. Он несколько раз сплюнул на пол, но так и не избавился от привкуса апотекариона во рту, паршивого запаха дезинфекции, намертво связанного с унижением и ожиданием, вони, забившей ему обоняние. Продолжив делать вид, что поглощен своими манипуляциями, он проверил силовой кулак, с ублюдков вполне могло статься тайком отсоединить часть кабелей, но нет, пальцы шевельнулись, откликаясь.

Торчер повернулся, пристраивая маску обратно и будто бы случайно покосился в сторону. Кучка Железных Воинов здесь явно в гостях, как и вставшие особняком... надо же, детишки из Третьего Легиона. Бесплотный шепот предупредил о присутствии Избранного, но стерва, как всегда, оставила подвох и не сказала, кто именно из них представляет наибольшую опасность, поэтому он задержал взгляд на мгновение дольше, высматривая того, кто может быть вожаком этих наряженных клоунов.

На всю оценку диспозиции понадобилось секунд десять, после чего, выдув из воздухозаборников маски облачка изморози, Торчер подошел к четырехрукому мутанту из Детей Императора, остановился в паре шагов – нелишняя фора, реакция после такого отдыха может быть хуже, чем обычно. Легкий скачок напряжения, выведенного на сирены, заставил издать их динамики негромкий характерный щелчок, знакомый многим из присутствующих. В закрытом помещении для людей, сервиторов и техники акустический удар не оставит ни единого шанса, но, приковав к себе таким образом внимание, нойзмарин даже не двинулся, спиной чувствуя нацеленные в него дула. Вместо этого ожил его синтезатор речи и мягкий, чуть монотонный голос поинтересовался:
- Когда-то у меня была младшая сестренка, милая светловолосая девочка, я так грустил, когда она потерялась. Это, случайно, не ты?


Сообщение отредактировал torturedevice - Четверг, 27.08.2015, 09:28
Не в сети
Профиль пользователя torturedevice Написать личное сообщение пользователю torturedevice Написать на электронную почту
27.08.2015, 20:06

1312
4


Брат Дальмус "Мудрый Кулак". День Первый.

Длительный перелет между кораблями, наконец, завершился. В ангаре группу Дальмуса встретили корабельные техники и младшие адепты Марса, в чьи обязанности входило проверить шатл перед отлётом и после прибытия. Никто из них не осмелился поднять свой взор на дредноут, все они трепетали перед его величием.

Он не стал обращать на это внимание, а сразу направился корабельному офицеру. Который должен был показать ему путь до мостика корабля. На самом деле, в этом не было необходимости, ведь дредноут был хорошо знаком с планировкой имперских судов, и мог самостоятельно довести свою группу. Но игнорировать столь вежливый жесть он не мог, так что помощь принял, соблюдая весь довольно скучный церемониал.

Дальмусу не пришлось ничего говорить. Человек, которому выпала честь его проводить, стал говорить очень торопливо, а когда запнулся в своей приветственной речи, потерял сознание. Астарон первым бросился проверять состояние человека. Хоть он и не был медиком, его знаний хватало, чтобы не дать этому офицеру умереть до прибытия медиков. Дальмус молча наблюдал за всем этим, а когда жизнь человека оказалась в безопасности, повёл свою группу самостоятельно.

- Мне казалось, что делегация инквизитора встретит нас здесь, а потом мы пройдём более подходящее для переговоров место. – Вдруг заговорил по закрытому вокс-каналу Закир. – Это было бы куда разумнее и сэкономило бы нам время.

- Ты хочешь разумных действий от инквизитора? – Ответил Дальмус.– Я более чем уверен, что нас просят подняться на мостик, чтобы по пути мы осмотрели корабль и его персонал. Так нам намекнули бы, что здесь всё под полным контролем. Инквизиторы всегда хотят показать свою силу и власть, чтобы мы не стали лишать их всех привилегий сразу.

У дредноута действительно крайне предвзятое мнение в отношении слуг инквизиции. За всю свою жизнь дон ещё не встречал открытого и скромного инквизитора. Таки попросту нет. Все они гордые и важные «папуасы», как когда-то говорили на древней Терре. Собственно, сейчас дредноут готовит себя к пафосному и напыщенному приветствию с тоннами льстивых слов и тому подобным фарсом. В ответ почётный собирается сразу перейти к сути их задания, игнорируя всякие там правила и нормы приветствия, чтобы не тратить время на пустые слова.

Именно в таком настроении дредноут прошел на мостик. Дальмус внимательно осмотрел собравшуюся свиту и саму инквизитора. Разве их должна встречать женщина? Конечно, древний воин уже видел представительниц женского пола в инквизиции, но не ожидал встретить женщину на этом задании. Благо, его удивление внешне никак не выдавалось, чего не скажешь про свиту и саму инквизитора. Помимо этого факта было ещё кое-что интересное. Все взгляды были прикованы к дредноуту. Только Астартес Караула Смерти заметили товарищей Дальмуса, зашедших сразу за почётным представителем «Имперских Кулаков». Повисла тишина. Астарон и Закир не собирались её нарушать, ведь говорить должен почётный, а тот в свою очередь ждал пафосной речи инквизитора. Та спустил со своего возвышения, отвесила глубокий поклон и заговорила. Точнее, попробовала. Ни капли лицемерия, только восхищение и волнение наполняли эту женщину. Сначала дредноут не поверил, но после её слов, которые никто не осмелился продолжить, дредноут поменял своё изначальное мнение. Чтобы инквизитор не повторила судьбу младшего офицер корабля, Дальмус заговорил сам.

- Приветствую, достойные слуги Его! Мне отрадно знать, что наше ответственное задание будет выполняться вместе с вами. – Голос дредноута, раздавшийся из динамиков, сразу развеял всё напряжение, что повисло до этого в воздухе. – Позволите представиться. Дальмус «Мудрый кулак», почётный дредноут ордена «Имперских Кулаков». Со мной прибыли сержант-ветеран Закир и Астарон – молодой Астартес первой роты.

Когда дредноут назвал имена своих братьев, те по очереди вышли из-за его спины и стали на свои места слева и справа от дредноута. Оба космодесантника были в полном наборе брони «Марк III» и выглядели, словно войны из самых древних легенд об Астартес. Боевое знамя, что держал Закир, завершало картину и давало понять, что «Имперские Кулаки» не просто откликнулись на зов помощи – они прислали лучших своих воинов.

- А теперь, прошу, назовите себя и своих подчиненных.



За Дорна и печеньки
Не в сети
Профиль пользователя JampFaFnir Написать личное сообщение пользователю JampFaFnir Написать на электронную почту
27.08.2015, 23:23

2907
24
0%


Инквизитор Ордо Ксенос, Скарлетт Дэя. День 1-ый




Инквизитор заметно ободрилась, отблагодарив инициативу прибывших слабой, но искренней улыбкой. Напряжение спало, словно стылая его волна схлынула. Отсутствие опыта общения с представителями космодесанта Дэя обрела возможность компенсировать нынешним положением, сохранив и жизнь, и лицо в их прибавившемся обществе.

- Мое имя – Скарлетт, я представляю в этой системе и на этой миссии дипломата в большей степени, нежели акцентирую внимание на каком-то конкретном Ордосе Священной Имперской Инквизиции. Мои спутники… - Инквизитор замялась, но избрала такую последовательность представления, какая наверняка не стала бы оскорбительной для ее свиты в пику новых лиц, в ней временно появившихся. – Сын Примарха Вулкана, Вел’Кир, - повернутая вверх ладонью рука женщины в знак благожелательности указала на Саламандру, - Гристор, достойный воин Черных Храмовников, - жест коснулся техногвардейца, - мой телохранитель, Целерий Багряной Гвардии, Рэд. А эта достойная дама, - Дэя указала на опирающуюся на посох женщину, - Леди Ноэль Винитран, моя помощница. Она – псайкер и хронист. Рядом с ней – дочь миров Латэ, Нова Кераллис, адепт Бога-Машины.

Было очевидно, что вся эта парадная мишура не слишком удобна – и в первую очередь самой инквизиторше. Голос женщины звучал кое-где неуверенно, без поставленных интонаций и акцентов, - а главное, без какого-либо пафоса и напыщенности. Так обычно знакомят с друзьями, официальные титулы которых не слишком уместны в узком кругу.

- Я выражу общее мнение – мы рады встречать вас на этом корабле. Присутствие почтенного дредноута – мудрое решение главы Вашего Ордена и хорошее подспорье в дипломатической миссии. – Наконец закончила свой монолог Скарлетт, снова неуверенно улыбнувшись и оглянувшись украдкой на своих спутников, словно ища хотя бы молчаливого одобрения. – Полагаю, с официальной частью можно закончить… - Тон выровнялся, инквизитор поборола неловкость, и вернулась в свое обычное состояние сосредоточенности, – а такое случалось всегда, когда ее разум обращался к сути вопроса, нежели отвлекался на светские расшаркивания, - И перейти к насущным делам. Уважаемый Дальмус, Вас уже ввели в текущее положение дел в системе? Если быть краткой, то силы Империума, как мы с вами, так и те, кто, судя по предоставленным данным, закрепляется на периферии и занимается патрулированием, начинают общение с обитателями Саэро заново. Опыт предыдущих неудач будет нам уроком. Признаюсь, я не слишком хороший дипломат, как и историк. Изучая данные, доступные моему уровню, я пришла к выводу: этим людям невозможно что-то внушить, они живут своими заветами и имеют представление о чести. Силовое воздействие отметать не стоит, но оно на данный момент не принесет результатов, кроме очевидных - плачевных.

Дабы не быть голословной, Дэя отдала короткий приказ. Ранее установленный Новой, компактный, в сравнении с корабельными, гололитический проектор, ожил, давая четкую картинку. Перед собравшимися открылась система Саэро в той доступности, которую позволяли самые последние разведовательные данные. Четыре крупных мира, несколько окраинных, разной удаленности, не слишком плотные пояса астероидов, свидетельствующие о гибели некоторых планет в незапамятные времена. Судить о причинах не представлялось возможным, по крайней мере – пока.

- Каждый крупный мир – уникален, сама система самодостаточна, об этом можно судить хотя бы из того срока, который она пребывала, отрезанная от остального Империума. Планеты управляются избранными правителями, с которыми в предпочтительном варианте нам нужно будет договориться. Приоритетной целью является контакт с кем-либо из руководства этих миров, контакт живой, аудиенция, которая позволила бы наладить крепкий контакт и получить оценку дальнейших наших действий. В том числе – развертывания необходимых сил. Увы, я не слишком подхожу на роль основного переговорщика… А вот Вы, Дальмус – вполне. Для обитателей Саэро Вы – живое свидетельство того, что Империум помнит времена, когда Император ходил среди людей. У меня почти нет сомнений, что именно Вас встретят куда радушнее, нежели иных миссионеров или политиканов. Вы… найдете, что им сказать. Рассказать. И о чем напомнить. – Почти торжественно подытожила Скарлетт, уверенно глядя на дредноут и его сопровождающих.


Призрак Администратума. Магос всея ФРПГ Warhammer 40.000, Dragon Age, сценарист-затейник, летописец, ленивый и рассеянный хранитель Библиариума.

Реестр персонажей

Не в сети
Профиль пользователя Еретик Написать личное сообщение пользователю Еретик ICQ - 644017086
27.08.2015, 23:46

1046
21


ГМ-ПОСТ. Империум. За неделю до основных событий.




- Сэр?

Леон Старис, капитан крейсера “Триумф Кроса” оглянулся на окликнувшего его офицера связи. Усилием мысли капитан выудил из памяти его имя.

-Что у тебя, Танс?

- Сэр, мы только что получили новые приказы. 76й Сиверский ДШП надлежит транспортировать в систему Саэро для участия полка в боевых действиях на планете CZ-10.

- Быть такого не может. Проверьте, возможно имеет место ошибка. Они загрузились к нам всего два дня назад и направляются на фронт для борьбы с Тау.

- Уже проверил, сэр. Всё верно, приказ касается именно их. И…я думаю вам стоит взглянуть на это.


Заметив взгляд офицера, капитан молча подошел к нему и через плечо взглянул на экран. Несколько секунд он молчал, после чего устало прикрыл глаза.

- Ну что же. Передай новости навигатору и полковнику Якушеву. И никому не слова об источнике приказа, хорошо, Танс?

Дождавшись утвердительного кивка офицера, Старис вернулся на свое место. Ситуация только что сильно осложнилась. Свернув с намеченного курса, “Триумф Кроса” взяла курс на систему Саэро.

Империум. День 1-й




Корабль Имперского Флота “Триумф Кроса” вышел из Варпа на окраине системы Саэро и направился к планете CZ-10. По имеющимся данным, на данный момент Империум имел там лишь небольшой аванпост, на котором люди столкнулись с угрозой местной агрессивной фауны. Задачей 76й Сиверский ДШП должна была стать зачистка окружающей территории и защита рабочих на аванпосте.
По пути к кораблю примкнуло два фрегата сопровождения. По данным разведки, на окраинах системы Саэро в последнее время была замечена высокая активность ренегатов, поэтому командование предпочло не рисковать.

Добравшись до планеты “Триумф Кроса” завис на орбите, в то время как тысячи рабочих на его борту подготавливали всё для высадки полка. Фрегаты сопровождения хищными акулами бороздили космос рядом с крейсером, терпеливо ожидая. После того, как весь 76й Сиверский ДШП окажется на поверхности планеты, им полагалось вернуться в место базирования основного флота.
Размеренную работу экипажа на мостике прервал сигнал, пришедший с одного из фрегатов. Из черноты космоса появились темные силуэты кораблей предателей, на крейсерской скорости устремившихся к силам Империума.

- Сэр, наши сенсоры засекли три…нет, четыре боевых корабля! Судя по сигнатуре, два тяжелых крейсера и два рейдера. Каковы будут ваши приказы? – старший помощник Сен обернулся к капитану. В его глазах явственно читалось желание дать врагу бой.

Старис раздумывал всего пару секунд. Даже если они откажутся от высадки, шансов уйти у них немного. К тому же, насколько бы он не любил “Триумф Кроса”, он понимал, что их груз куда важнее, чем жизни членов экипажа и сохранность судна. Капитан не знал, чем именно эта проклята система заинтересовала Империум, но коль уж это произошло, он мог только постараться как можно лучше выполнить приказ.

- Остаемся на месте. Снизить энергию двигателей до минимума, усилить щиты! Зарядить лэнс-батареи правого борта. И пошлите сообщения остальным кораблям Империума в системе.

После переоборудования под перевоз Гвардии, в том числе полков бронетехники, его корабль лишился большей части своей огневой мощи, но он всё еще был очень крепким и способным больно огрызнуться на нападающих.
Рейдеры и один из тяжелых крейсеров отвлеклись на имперские фрегаты, чьи капитаны храбро бросили судна в бой с превосходящим их противником. Небольшие, по сравнению с тяжелыми крейсерами предателей корабли постоянно маневрировали и давали в сторону противников торпедные залпы, выигрывая время для “Триумфа Кроса”.

Лишь один из вражеских крейсеров не клюнул на уловку и не обращая внимания на огонь имперцев, продолжал упорно приближаться к зависшему над планетой кораблю. Мощный удар лэнс-излучателей заставил щиты Имперского корабля судорожно вспыхнуть и на несколько секунд отключиться. Мостик тряхнуло, но на ногах остались почти все – сказывались годы привычки. Старис замер, разглядывая яркую точку на экране, означавшую приближающегося противника. Сбоку высвечивались колонны символом и цифр, описывающих координаты, ускорение и множество других значений, знание которых являлось крайне важным для сражений в космосе.

- Ждем. Ждем. Подпустите его поближе. Ждем…Огонь!

Лэнс-батареи по правому борту “Триумфа Кроса” окрыли огонь, заставив уже ослабшие щиты корабля предателей лопнуть, и в нескольких местах пропороли броню. Ответный залп полностью перегрузил едва восстановившиеся пустотные щиты Имперского корабля. Со всего судна стали поступать сообщения о пожарах и повреждениях.
Старис обернулся к помощнику.

-Какова общая ситуация?

- Капитан, фрегат “Копье Веры” уничтожен, “Горец” сообщает о повреждении двигателя. Мы не успеем высадить всех, Валькирии не сумеют вернуться на борт за следующими.

- Используйте спасательные капсулы.

- Но… как же…

- Высший приоритет - Сиверцы. Полк должен высадиться любой ценой. Сразу после них начните эвакуацию экипажа, старший помощник.

- Так точно, сэр!


Спустя некоторое время от терзаемого вражескими залпами крейсера одна за другой в сторону планеты начали отрываться спасательные и грузовые капсулы. От гнева предателей их защищал корпус “Триумфа Кроса”, стоически принимавшего на себя удары противника.
Корпус корабля мучительно скрежетал и содрогался, целые секции корабля были уничтожены или открыты для губительной пустоты космоса. Но “Триумф Кроса” держался. Наконец, сервиторы передали сигнал о том, что последняя капсула с гвардейцами стартовала с раненного судна.

- Отличная работа, Сен. А теперь давайте попробуем подороже продать наши жизни – обратился к своему старшему помощнику капитан Старис.

Сотни спасательных капсул пронзали атмосферу планеты. Лишенные каких-либо точных навигационных приборов, они упрямо летели в распростершийся перед ними континент, с пронзительным завыванием включая тормозные двигатели. Только командование полка, погруженное в Валькирии, и наиболее удачливые пассажиры капсул могли рассчитывать на то, что по приземлении окажутся рядом с Имперским аванпостом.



"Что не убивает - делает сильней. Если же судьба со мной играет - я играю с ней."
"Очередной противник, очередное разочарование."
Warhammer 40000. Мастер-приемщик анкет, мастер-дай-мне-пруф и строгий страж бэка. Во славу Священной Инквизиции.
Не в сети
Профиль пользователя Zastyp Написать личное сообщение пользователю Zastyp
28.08.2015, 17:25

741
10


Лорд-командер Ларций-Клеархон. День 1-ый




— Я тоже услышал тебя, Осквернитель. Да будет так, — Клеархон сухо кивнул голограмме, безразлично покосившись на карту звездной системы. Если Черному легиону нужны фабричные чиновники, то Ларций отдаст их без сожаления. В подобных местах обычно к вершине пробираются не талантливые творцы, а приспособленцы с умением организовать серость и заставить ее работать. Подобные люди мало интересовали Темного принца.

Когда наконец голограмма владыки Черного легиона погасла, а обстановка в зале стала вновь не столь напряженной, лорд с вежливым кивком выслушал колдуна и растянув тонкие, бледные губы в змеиной усмешке ответил:
— Не велика потеря, — десантник смерил собеседника испытующим взглядом, — Не столь велика, чтобы я отказался бросить эту систему в объятия моей Госпожи. — с напускным безразличием лорд осмотрел контейнер и вывалившуюся из него мешанину плоти и металла, отдаленно напоминавшую грязного, потрепанного и изрядно аугментированного космодесантника. Не сказать, что Ларций был в восторге от «подарка», но и судьба его нового «бойца», лорда волновала мало. Десантник давно уже отстранился от страстей большинства, не принадлежащего к его бойцам или ближнему кругу советников. Их души были скроены слишком просто, а переживания были столь примитивны, что и вовсе не стоили внимания Избранного.

— Если Абаддон желает, чтобы я принял его подарок, то мне лишь остается передать ему мою искреннюю благодарность, — лорд желчно усмехнулся, краем глаза заметив, что «нечто» постепенно приходит в себя и судя по всему двигается в сторону их отряда. Каэлорн поднял вопрошающий взгляд на лорда, ожидая определенной реакции на «новобранца». Ларций едва заметно кивнул, давая знак десантникам пока, что расслабиться. Собственно, пока раптор не проявляет откровенной агрессии нет нужды брать его на мушку еще на подходе.
Что до брифинга колдуна, то лорд проявил необычайное внимание к показавшейся голограмме и с нескрываемым интересом изучал отобразившийся на карте клочок материи, время от времени задумчиво хмуря свое прекрасное лицо. Задание было не из простых, но Дети Императора никогда не ставили себе низких планок. Ларция, как и большинство представителей его легиона устраивал только успех — абсолютны и безоговорочный. Средства, цена и затраченные ресурсы были не важны, значение имел лишь успех и совершенство.
— Цель мне понятна. Я планирую выдвинуться в ближайшее время, Зарафистон. С твоих слов у нас каждая минута на счету… — механический голос раптора, что-то пролепетавший в адрес молодого чемпиона прервал речь лорда, с раздражением махнувшего рукой в сторону стоявших за спиной раптора воинов, один из которых с готовностью ударил рукоятью силового клинка по черепу раптора, отправляя того обратно в бессознательное состояние, — Поэтому у меня будет ряд просьб, которые, я надеюсь окажутся для тебя не столь обременяющими. Первое —в ближайшие часы, я был бы благодарен если бы мне предоставили последние записи разговоров с развед группами, а также состав этих групп и их вооружение. Второй момент, мне нужны последние координаты каждой группы где они выходили на связь. Так же, пока мои корабли не прибыли, я прошу предоставить мне средство доставки до точки десантирования. — десантник мельком изучил один из планшетов, принесенных рабами и кивнув одному из воинов взять данные, продолжил, — Если ты не возражаешь, мы с моими людьми немедленно приступим к подготовке к заданию. - выслушав ответ колдуна, лорд со своей свитой, несущей планшеты и «новобранца», отправился в предоставленный им отсек корабля, готовить план грядущей операции.
Не в сети
Профиль пользователя VIKSTRA Написать личное сообщение пользователю VIKSTRA
30.08.2015, 17:59

2907
24
0%


ГМ-ПОСТ. Хаос. День 2-й

Космическая станция, которую надлежало либо захватить, заплатив свою цену, либо удовольствоваться лишь данными, сохраненными на блоках памяти этого звездного колосса, замершего на высокой орбите мертвой планеты, была огромна. Судя по внешним осмотрам и частичному сканированию, она не имела серьезных внешних повреждений. Несколько стыковочных шлюзов на борту станции были выведены из строя полностью, стойки шлюзовых ворот покоробились, заблокировав их. Самый ближайший к центральному обзорному иллюминатору, стыковочный отсек имел вид неприступного бастиона, основные створы внешних ворот явно по чьему-то наитию были намертво закрыты, заварены, - не столько ради того, чтобы никто не вошел. Лишь бы не вышел. Каждый шлюз полностью изолирован от остальных, те, что не подверглись внешнему воздействию при первой атаке, герметичны. Относительную внешнюю целостность сохранил так называемый командный мостик, об этом можно судить по едва тронутому паутиной трещин толстому обзорному стеклу. Удары, судя по всему, были нанесены уже изнутри, но преграды не разрушили.

Разведчики первой волны Черного Легиона в этой системе обнаружили станцию почти сразу. Своей иллюзорной доступностью она смущала любого, кто пожелал покуситься на ее содержимое. Сравнительно небольшой отряд, десяток воинов-легионеров, проникли в один из отсеков с помощью десантной капсулы, останки которой так и продолжали торчать в пробоине, но выглядели скверно. Судить о том, что стало с группой, было сложно. Те, кто проник на станцию, при столкновении с ней, конечно, выжили и, если тщательно осмотреться, покинули свой транспорт, воспользовавшись вторым пробоем в переборке, ведущим в основной коридор. По старым схемам схожих конструкций станций предполагалось, что просторный туннель протянется через весь корпус, имея десяток крупных ответвлений в отсеки и палубы.

Едва уловимый след разведки становился явным аккурат перед первым «крестом» развилки, в двадцати пяти ярдах от разъехавшихся в стороны створах толстых защитных створ командного отсека. Потемневшие от времени, серо-графитовые стены коридора и переборки боковых отводов густо и живописно украшали чернеющие в полумраке пятна и потёки. На полу все еще различались следы волочения, с тем же буро-черным ореолом, что и на стенах. Бой, а именно он имел здесь место, был нешуточным, но удивительно быстрым, предрешенным, таким, будто противник не просто ждал своих оппонентов, не просто был готов. Противник был слишком умен, чтобы списывать подобное нападение на животные инстинкты. А это могло значить лишь одно - в глубине станции таилось нечто большее, нежели расплодившаяся стая генокрадов.

Ни оружия, ни тел нигде не было. Второй отряд, прошедший тем же нехитрым путем, отправленный за товарищами с промежутком в несколько часов, был куда многочисленнее. Полтора десятка головорезов в броне с поддержкой огнеметчиков вторглись в обманчиво пустые залы, сумев продвинуться дальше самой верхней палубы. Выходивший на связь командир рапортовал лично Зарафистону: специалисты приступили к поиску блоков с данными, оружейных запасов, следов неудачливых предшественников - не разделяясь на мелкие группы и не углубляясь дальше одной палубы. Спуск ниже планировали провести полным отрядом, используя тактику открытой местности. На механизированном подъемнике первыми спускались простые смертные, добровольно или не очень служившие Богам. Узкие коридоры были бы куда более выгодной позицией для прикрывающих фланги и спину огнеметчиков, однако, оказавшись палубой ниже, отряд попал в полностью отключенные от питания зал, результаты первичного сканирования не дали ничего. Форм жизни не было. Зато из полного мрака вели два весьма узких параллельных коридора, снабженных обилием вентиляционных ходов, лишенных заградительных решеток, обходящих обитель инженеров и сходящихся уровнем этой же палубы ниже на обзорную галерею. Там вновь появляются следы волочения крупных объектов, впрочем, без сопротивления, что укрепляет теорию о полной ликвидации первой группы разведки. Все двери отсеков по обе стороны как главного коридора, так и отводных на второй палубе, заварены, закрыты с помощью генетических замков, заблокированы контейнерами. Судя по всему, все эти помещения - жилые отсеки персонала, пищеблок, апотекарион, несколько лабораторий, - соединены единой непрерывной системой подачи кислорода без автономных локальных запасников. Исключением, если судить по найденной на командном мостике схеме, служит только апотекарион, который предыдущие владельцы покидали последним.

Ниже галереи есть две платформы в узких шахтах спуска на орудийную палубу. Одна из платформ явно неисправна, но может быть починена до уровня «спуститься», не более, вторая - работоспособна, но передвигается, не задерживаясь на орудийной палубе, опускаясь сразу ниже, к наиболее защищенной части всей станции - так называемому ядру, к системе жизнеобеспечения, блокам с данными, закрытым боксам с особо значимыми наработками лаборатории (к слову, из одной из покинутых лабораторий к ядру ведет шахта под сильным наклоном, предназначенная для спуска и подъема герметичных капсул со стандартный человеческий рост высотой).

Связь со второй группой пропала на третьем часу пребывания на станции после рапорта о спуске к платформам орудийной палубы. Тем, кому посчастливится добраться до платформ (только в случае выполнения полного задания по захвату и зачистке всей станции), обнаружат работоспособную платформу застопоренной вручную (проверка механизма позволит устранить поломку). На оружейной палубе при достаточном осмотре (не беглом) обнаружатся пробои в переборках между отсеками и следы присутствия неких форм жизни (разлагающиеся останки, слизь, экскременты, мелкие паразитирующие представители разнообразного семейства генокрадов в различной степени эволюционного процесса.

Само гнездовье утоплено в глубине ядра, в хорошо защищенном и огнестойком отсеке лабораторных исследований (выход на верхние уровни через наклонную шахту!) В трех из пяти обширных боксов обитают брудлорды, окруженные своими потомками, в самых дальних из которых явно угадываются следы ассимиляции с людьми, неудачливыми штурмовиками ли сил Саэро или теми, кто не успел эвакуироваться сразу после нападения на станцию. Саэранцы, очевидно, оставили попытки вернуть станцию совсем недавно, против воли поставляя ксеносам материал для размножения.

К боксам ведут узкие проходы, движение в них рассчитано на двоих людей, стесняющих друг друга, или на одного космодесантника, идущего плечом вперед. Потолки тоже довольно низкие, в переборках и вентиляционных шахтах явно видны следы жизнедеятельности ксеносов, чем ближе ядро станции, тем очевиднее судьба тех, кто разведывал станцию по приказу Зарафистона. Как ни странно, система жизнеобеспечения все еще функционирует. Запах разложения просто тошнотворный, по углам и в закутках видны обрывки конечностей, защищенные керамитом, иногда встречается оружие.



Призрак Администратума. Магос всея ФРПГ Warhammer 40.000, Dragon Age, сценарист-затейник, летописец, ленивый и рассеянный хранитель Библиариума.

Реестр персонажей

Не в сети
Профиль пользователя Еретик Написать личное сообщение пользователю Еретик ICQ - 644017086
01.09.2015, 17:11

1312
4


Дальмус "Мудрый Кулак". День первый.

С каждой минутой эта инквизитор Скарелтт нравилась Дредноуту всё больше. Если бы он могу улыбаться, то обязательно бы ответил на улыбку женщины. Всё же это первый инквизитор, не источающий лицемерие и пафос одновременно. Хотя её манера речи была довольно странной, Дальмус уже обращал внимание не только на поведение инквизитора, но и на порядок знакомства. Первыми были названы, как и подобает, Астартес, а затем уже свита инквизитора в порядке убывания звания.

Если судить об Скарлетт по первым минутам знакомства, то она выглядит намного лучше большинства иных инквизиторов. Либо она действительно хороший человек, либо очень хорошо изучила доступную информацию по Дальмусу и хорошо подготовилась. Увы, почётный больше верил во второй вариант. Не смотря на то, что эта женщина не выглядела как-то резко, кулак не мог просто взять и поверить в чистоту её помыслов. Благо, цель была превыше предрассудков и дредноут откинул их в сторону, внимательно слушая первую часть доклада.

- Проинформирован я хорошо, но спасибо за напоминания. – Заговорил дредноут, чуть понизив громкость и тон динамиков. – Положение в системе крайне плачевное и это было одной из причин, почему мы прибыли так быстро. В наших интересах действовать быстро и, как вы видите, я сделал необходимые приготовления со своей стороны. Прошу вас наладить контакт с любой из необходимых нам планет и назначить официальную встречу. Может, у вас и не хватит опыта дипломата, Скарлетт, но вы можете смело положиться на меня.

Свои слова Дальмус подтвердил ударом правой механический руки по корпусу, а левая рука легла на рукоять меча. Оба жеста выражали готовность дредноута действовать в любое время и. если честно, он хотел бы начать дипломатическую миссию уже сейчас. Всё же эти миры значат для дредноута слишком много. С последующими словами инквизитора он был более чем согласен и своё согласие выражал почти невозможным для дреднота жестом – он кивал. Чудеса техники времен ВКП наверняка привлекли механикумов из свиты инквизитора. Почётный думал, разрешить ли им осмотреть и притронуться к столь священному реликту ордена, как его саркофаг. С одной стороны это наверняка улучшит отношение со Скарлетт, с другой, он не может допускать к столь важному предмету кого попало. От своих размышлений дредноут отвлекся, как только инквизитор перестала говорить. Выждав немного, дредноут решил закончить это собрание.

- Что же, свою роль в предстоящих событиях я понял. Как только всё будет готово и с вашей стороны – я выдвинусь на переговоры. Инквизитор Скралетт, хоть вы и сомневайтесь в своих дипломатических навыках, я настаиваю на вашем присутствии. Пусть я и являю собой напоминание былых времен, мы должны показать себя не просто сильными и верными идеалам. Думаю теперь мы можем спокойно разойтись и заняться более важными делами. Я задержусь на вашем корабле, инквизитор, так что если возникнут какие-либо вопросы любого характера – обращайтесь.

С этими словами Дредноут без промедления покинул мостик и отправился в обратный путь по коридорам «Молниеносного». Узкие проходы и не самый вместительный лифт вскоре сменил ангар, в которым дредноут, приковывая к себе взгляды, решил устроить разговор со своими братьями.

- Вам есть что сказать? – задал он свой вопрос по внутренней вокс-связи.

- Эта женщина сильно волновалась. Мне кажется, она что-то скрывает и это вызывает подозрения. - Заговорил Закир. – Так же мне не нравится, что с ней эти двое из Караула Смерти, хотя, как мне кажется, брату Гристору доверять можно. Астарон?

- Согласен с тобой, брат Закир, но не полностью. Скарлетт что-то нам не договорила, но почему-то я уверен, что её интриги нас никоим образом не касаются. Когда речь зашла о системе Саэро, говорила она спокойно и сосредоточенно. Так что мы можем не сильно волноваться по поводу её интриг – они направлены не в нашу сторону. Что касательно её свиты, то меня волнует только леди Ноэль.

Выслушав обоих, дредноут мысленно улыбнулся обоим Астартес. Всё же приятно знать, что твои боевые товарищи разделяют некоторые твои сомнения. Дредноут искренне надеялся на то, что он ошибается, но до тех пор его отношение к инквизитору Скарлетт хоть и будет тёплым, но без полного доверия.



За Дорна и печеньки
Не в сети
Профиль пользователя JampFaFnir Написать личное сообщение пользователю JampFaFnir Написать на электронную почту
02.09.2015, 15:53

26
0


Лорд-командер Ларций-Клеархон, нойзмарин Торчер. День 2-ый



Совместно с VIKSTRA


Когда Торчер очнулся во второй раз, он снова дернулся было вскочить, но вокруг опять не оказалось тонущих в отбросах и дерьме тоннелей, которые чуть не стали его последним пристанищем. Стандартные сутки назад, или год, или дохрена лет, пока он валялся в закрытом ящике грудой мусора... впрочем, это неважно. Уже все неважно.

Белый свет бил в чувствительные глаза, но отчего-то не получалось ни отвернуться, ни даже пошевелиться; мгновение безотчетного ужаса, когда половина тела не откликнулась на паническую попытку действовать, сменилось выжиданием. Его раздели и обездвижили, и когда-то так уже было, ощущения смутно-знакомые по сухой выжимке фактов и клинических состояний, описанных и упиханных в блок памяти, это мышечный релаксант не дает даже сократиться зрачкам. Вспомнив, что уже просыпался, раптор мрачно изучил сохранившийся образ – какой-то зал, довольная рожа Зарафистона, обрывок его подслушанной речи, притихшие и настороженные хаоситы из разных лагерей. Кому-то из них, вероятно, его и подарили, как ненужный в это время и в этом месте, но потенциально полезный предмет. Неясно только, что было потом, как он вырубился, хотя эта мелочь тоже больше не имеет абсолютно никакого значения.

Через несколько минут Торчер, наконец, сумел рассмотреть, где оказался, какой-то паршивый апотекарион, и смутная фигура, вероятно, принадлежала его хозяину. Поодаль мелькнуло что-то знакомое, пурпурный наплечник, темная нечеткая груда, вероятно, его броня. Раптор хотел обозвать апотекария мудаком, но выключенным оказался даже синтезатор речи, и он сумел только хрипло, низко зарычать, голоса почти не было.

Пустая бессильная злоба мешала дышать. Никто еще не смел прикоснуться к нему без разрешения и не поплатиться за это, никто еще не смел шутить с ним подобные шутки. И, уличая его позор, издевательский смех разносился из пустоты той стороны; что было еще невыносимее, от них не укрыться, насмешки демонов могут длиться бесконечно, как в дерьмо макая в то ненавистное ощущение, когда от его собственной воли и желаний не зависит ничего. Кто-то говорил, но Торчер не различил слова, окончательно потеряв представление, где разносится звук, в реальности или только у него в голове.

«Заткнись, тварь!»

Визгливый хохот в ответ. Разнесся, затих было в повторениях эха, и вновь набрал силу, перелился в какофонический вой, благословенную песню утешения, в которой смутно слышались кличи райских зверей и голоса дев из божественных садов. Но все оборвалось, тишиной, наставшей резко и страшно, в тот миг, когда существование вне этой музыки стало казаться немыслимым.

«Спасибо за то, что поддержали.»

Он постарался подумать это как можно скептичней, хотя понятия не имел, слышат ли на самом деле сумасбродные демоницы его мысли.

- О, кажется, мой пациент проснулся! - Ликург, наконец, оторвался от стола с множеством странных склянок, перегонных кубов и прочего оборудования. Апотекарий смотрел на раптора со смесью любопытства и презрения, как на диковинную зверушку.

- У тебя очень интересное строение черепа, а эта аугментация... на мой взгляд, грубовато, но сделано на совесть. Было бы очень жаль, если бы такой образец как ты, сгинул на предстоящем задании... - Он резко развернулся, видимо, кто-то еще вошел в комнату, - Ах, Каэлорн! Лорд Ларций уже требует его к себе? Так скоро? Думаю, мне стоит его привести в полный порядок... -Астартес вновь отошел от стола с обездвиженным раптором, впрочем, того надолго одного не оставили, на смену апотекарию в поле зрения появился тот самый космодесантник с радужной гривой волос и парой омерзительных клешней, торчавших из-за спины.

- Ты слышишь меня, червяк? Если да, то кивни. Поверь, тебе лучше слушаться меня... Будь на то моя воля, ты был бы уже мертв. Благодари лорда Ларция за то, что он пожелал сохранить твою жалкую жизнь.

Рассмотрев нависшее над ним лицо, пытаться отвечать Торчер счел ниже своего достоинства, лишь пристальней уставился в глаза, впрочем, видел все равно почти сплошное мутное пятно. Он понятия не имел, кто это такой, но на всякий случай постарался запомнить хотя бы запах.

Десантник с силой схватил его за горло, поднимая беззащитное тело над операционным столом. В глазах молодого чемпиона горела нескрываемая ярость.

- Либо ты туп, либо прикидываешься таковым. Тебе предстоит встреча с лордом Ларцием и второй промашки с твоей стороны он не потерпит. Я же... - Слаанешит облизнул тонкие белесые губы длинным змеиным языком, - Я же очень надеюсь, что ты ее совершишь, мой друг.

Затем апотекарий, подошедший со спины к молодому чемпиону, что-то возмущенно прокричал, видимо, спешно заставил опустить новобранца обратно на операционный стол и, по крайней мере, временно покинуть залу. Несколько шприцов с мутноватой жидкостью, легкий разряд тока, шаг за шагом, Ликург возвращал раптору подвижность, впрочем, был достаточно осмотрителен, чтобы все еще держать руки бойца скованными, а аугметированные ноги подключать в последнюю, очередь, не находясь с ними в непосредственной близости.

- Как самочувствие? - с легкой толикой интереса в голосе произнес апотекарий, вновь склоняясь над раптором.

- Отсоси у меня. - Предложил Торчер, дернул рукой, больше для проформы, хотя в тот момент ему и хотелось выдавить глаза кому-нибудь из этого зверинца.

- Очень мило. Повышенная агрессия, что может быть прекраснее! - Апотекарий что-то зафиксировал на небольшом планшете, - Я рад, что Лорд Ларций сохранил твою жизнь, а я успел вовремя оттащить Каэлорна. Кажется, он на тебя за что-то очень зол, - последнюю фразу ученый произнес наигранным заговорщическим шепотом, - Собственно, я заменил в твоей аугметике пару устаревших частей, все смазал, девочки помогли мне отполировать твой доспех, - Он кивнул в сторону кучки полуобнаженных рабынь и культисток, частью божественно прекрасных, другой гротескно уродливых, - А также снарядил тебя новыми стимуляторами собственного производства. Думаю, ты можешь гордиться тем, что первым опробуешь их на деле, - Ликург горделиво приосанился и вновь пристально, будто на маленького ребенка, посмотрел на своего пациента, - Ну, раз уже шутишь, думаю ты в порядке. Я готов тебя отпустить, если обещаешь вести себя прилично. Поверь мне, за пределами этого кабинета все твои вспышки гнева и прочие выкрутасы терпеть никто не будет. И лучше бы тебе хотя бы на какое-то время послушаться моего совета, иначе бы жаль потерять такой интересный экземпляр. - апотекарий ожидающе наклонил голову, словно бы получше рассматривая свою жертву.

- Это чучело зовут Каэлорн? Любимая сосалка твоего лорда? Спасибо, учту. - Пока Торчер говорил, его взгляд невольно метнулся в сторону разложенной отдельно силовой брони.

Многолетние слои крови, копоти и грязи, покрывавшие ее и сделавшие почти неразличимыми священные полумесяцы и диски, оказались тщательно отскоблены, а все доступные поверхности отполированы до необычного блеска; до этого дня нойзмарин сам только изредка вычищал места, где сочленялись подвижные части его ног.

- Если твои шалавы попробуют еще раз прикоснуться к моим вещам, повесить на меня цветочек или бантик, я отгрызу их кудрявые головки. А теперь отвяжи, надеюсь, ты не собирался меня трахать.

Не дождавшись реакции, раптор зло сощурился и с шумом выдохнул через зубы.

- Да все я понял, я знаю, что вы за кучка аккуратных куколок, Третий Легион. Когда-то вы мне даже нравились... - Он перестал хмуриться, но понять выражение уцелевшей половины лица все равно было сложно, - Правда.

- Каэлорн - молодой чемпион и второй человек в роте. По крайней мере сейчас, - Ликург мягко поправил раптора, кивнув, чтобы рабыни и пара сервиторов в золотых масках постепенно облачали космодесантника в его броню, когда операционный стол принял почти вертикальное положение.

- Не стоит так гневаться. Здесь каждый знает свое дело и знает свое место, и добивается совершенства в нем. Думаю, ты, если выживешь, со временем поймешь, - апотекарий пожал плечами, наблюдая за процессом облачения раптора. - Собственно, лорд Ларций дал тебе второй шанс. Ты не первый, кого мы принимаем в роту из... других легионов. Надеюсь, ты все же найдешь общий язык с бойцами и, конечно, с нашим Владыкой, - закончив, апотекарий кивнул рабыням расстегнуть крепления, удерживавшие раптора, сам же выглянул за дверь, приглашая уже знакомого Торчеру молодого чемпиона в сопровождении двух космодесантников, один из которых нес огнемет, другой - изящно украшенный силовой меч. Судя по золотой гравировке на доспехе и отличительным знакам, это были ветераны роты.

- Арфа, Лукреций конвоируйте это к Лорду Ларцию, я догоню... - чемпион казался несколько мрачным, но вполне сдержанным и уже взявшим себя в руки. Десантники синхронно подошли к раптору и без лишних церемоний подтолкнули к двери, увлекая в сеть петляющих коридоров корабля Черного Легиона.

- Руки убрали. - Ласково попросил Торчер, чуть задержавшись на пороге, чтобы обернуться и, отсалютовав силовой перчаткой, послать второму человеку в роте преданный взгляд, стекленеющий от сдерживаемой ярости, - Я вам их выдерну, если оцарапаете эту охрененную полировку.

- Смотри, а мусор-то конвоировать разговорчивый подрядили, Арфа, - один из десантников с характерными бычьими рогами на шлеме, хохотнул, ожидая поддержки от более молчаливого приятеля с огнеметом, весьма меланхолично продолжавшего шагать в будто одному ему известном ритме.

Торчер на всякий случай промолчал. На самом деле он прекрасно представлял себе пределы дозволенного, лишь пробовал на прочность рамки, в которые его поместили и только проигнорировал наставленное на него оружие. Он знал цену себе, своему опыту и тому знаку, в который сливались багровым узором шрамы у него на животе, с течением лет когда-то сами собой соединившиеся в священный сигиль, и сбавлять эту цену не собирался. Существуя только в настоящем времени, он уже давно отвык составлять планы или тщательно выстраивать отношения с кем бы то ни было, всех этих людей попросту не существовало в его крохотном мирке, окруженном чередой быстро сменяющихся лиц. Пока они шли, он успел напрочь забыть имена своих конвоиров, и даже лицо апотекария, и почти все, что он там наговорил, но это Торчера ничуть не волновало. Он думал об Избранном и о предупреждениях своих молчащих демонов, и еще думал, что второй шанс, это, пожалуй, совсем неплохо, если учесть, на чем именно он попался.

Через некоторое время процессия подошла к довольно крупным металлическим створкам и шедший впереди астартес, пару раз нажав на приборную панель, отворил их, без лишних церемоний впихнув внутрь раптора и закрыв двери за собой.

Внутри царил приятный запах благовоний, а от поднимавшегося дыма ароматических палочек и кальянов, непривычному к этой атмосфере хотелось чихнуть. В помещении стояло несколько статуй, изображавших прекрасных воинов древности, грубый металл по возможности был задрапирован шелками и бархатом. На полу, устланном подушками, расположилось множество наложниц, часть из которых игриво подзывали раптора к себе, другие же в откровенных позах ласкали друг друга. Сморгнув сообщение о примесях в воздухе, Торчер отключил часть фильтров – перехватывающие дыхание густые ароматы, запах возбуждения и обнаженных тел мог помочь избавиться от ненавистной вони апотекариона. С интересом осмотрев улыбающихся ему рабынь, он чуть приоткрыл пасть – так получалось что-то вроде жутковатой улыбки; впрочем, окажись хоть одна из этих женщин в его руках, вряд ли она долго сумела бы сохранять свою услужливую благосклонность, но, быть может, до этого еще дойдет.

Хозяин залы восседал на высоком, вырезанном из кости какого-то огромного зверя троне в окружении наиболее нарядных наложниц, лениво потягивающих кальян или, словно кошки, ластившихся у ног своего господина. Сам Лорд Ларций в задумчивости изучал один из планшетов, стопка которых возвышалась неподалёку от трона. Десантник был однозначно довольно занят, но все же поднял взгляд на прибывшего Торчера и позволил себе легкую вежливую улыбку.

- А, наконец-то. Ликург никак не хотел тебя отпускать? - Улыбка лорда стала шире, - Он был просто в полном восторге, когда тебя доставили в его медблок. В чистом доспехе ты смотришься уже куда как лучше, - Клеархон придирчиво смерил вошедшего взглядом и удовлетворенно кивнул, - Располагайся, как тебе удобно и, я думаю, нам стоит поговорить. Если у тебя есть вопросы ко мне, то я позволяю тебе их задать. Как твое имя?

С подобающим вниманием выслушав и рассмотрев Избранного, раптор остался стоять перед ним и отвел взгляд, словно заставляя себя признать чужое главенство. Это не то противостояние, которое он сумел бы выиграть; Торчер ничуть не боялся космодесантника, который был перед ним, он с удовольствием бы потягался с ним и, быть может, даже разорвал его на части, но сила, что стояла за Избранным, там, глубже и непостижимей и которая не имела названия, пугала. Любой, кто коснулся хаоса, хорошо знал, что это такое, что это за воля, она тянула, звала, но и отвращала – там шепот с той стороны, там ждет безумие и бездна, в которой каждый растворится как песчинка, если попробует приблизиться. В конце концов, Торчер считал, что должен уважать волю бога, метку которого носил и потому, неслыханное дело, он в кои-то веки счел за лучшее воздержаться и не съязвить в ответ.

- Моя мать звала меня Маркус, но я зову себя Торчер. И нет, никаких вопросов, - Он чуть развел руками, - Я знаю порядки.

Кроме того, благожелательному тону лидера Детей Императора, этой разукрашенной принцессы, не доверился бы и грудной младенец, но, по крайней мере, он свидетельствовал о том, что прямо сейчас непрошенный подарок и незваного гостя убивать не станут.

- Прекрасно. Я - Лорд-командер Ларций-Клеархон, а теперь и твой лорд тоже. Думаю, для тебя не секрет, что в этот раз мы выступаем союзниками Черного легиона и у Зарафистона есть для нас специальное задание. Исходя из докладов двух групп разведчиков, которые, увы, не вернулись, станцию, на которую нам следует проникнуть, населяют ксеносы. Могу предположить, что это генокрады, впрочем, полной уверенности нет, - десантник жестом подозвал к себе одну из наложниц и, нежно вручив той один из инфопланшетов, передал его раптору, - Вот, ознакомься. Здесь я скомпоновал все элементы, заслуживающие внимания. Кратко говоря, вся суть последних передач разведчиков и примерный план станции, что был составлен на основании доступной информации.

Торчер аккуратно взял хрупкое устройство и быстро пролистал, записывая в память весь доклад, куда быстрее, чем обычному человеку или даже астартес потребовалось бы на чтение, чуть дольше задержался на плане, потом поднял взгляд:

- Что представляет собой цель?

- Минимум - добыть информацию, хранящуюся в рубке. Максимум - закрепиться на станции. Само собой, мы ставим перед собой вторую цель. Но, думаю, более конкретно дать оценку обстановке получится уже на месте, - лорд изрядно посерьезнел, - Обрати внимание, что там уже пропали две группы астартес Черного Легиона, и нам стоит подойти к делу со всей серьезностью. Тебе в том числе. Наличие ранца делает тебя более маневренным, поэтому ты поведешь нашу группу впереди. Позади тебя будут прикрывать мои ветераны.

- Мы только познакомились, а я тебе уже настолько надоел? - Торчер резко поднял голову и встретился взглядом; озвученное больше напоминало ему самоубийство, - Что именно я должен сделать и сколько нас будет?

Выражение глаз неуловимо стало насмешливым - давай, умник, придумай гениальный план в духе твоего Легиона.

- Ты просто пока что не один из нас, - усмехнулся лорд, - Считай это твоим вступительным испытанием. Ты мне достаточно симпатичен, Торчер, настолько, что я запретил Ликургу тебя вскрывать. Твоя страсть может стать жемчужиной моей роты и поэтому я даю тебе шанс показать себя достойным. - он со спокойным достоинством встретил взгляд раптора и продолжил: - Ты должен будешь вести группу, грубо говоря, прокладывать самый оптимальный и короткий путь, подразумевающий скорейшее проникновение - сперва к документам, к исполнению задачи минимум. За тобой буду идти я и еще десяток моих ветеранов. Для этой работы я бы использовал больше сил, но, увы, еще не все мои воины прибыли на орбиту, чтобы провести полномасштабную штурмовую операцию. У нас есть двое огнеметчиков, пара бойцов с болтерами, остальные преимущественно вооружены оружием ближнего боя. Я предлагаю сделать нам ставку на скорость - молниеносно проникнуть, доставить данные, если понадобится - нанести удар.

От комплимента Торчер напрягся; он слишком хорошо их знал, этих ублюдков, и слишком много заметок хранилось в его памяти, чтобы не заподозрить какой-то подвох. Или это неудача сделала его подозрительным?

- У меня внутри нет ничего такого, что могло бы его заинтересовать, даже напротив, много чего не хватает, - Бросил он, стараясь уйти от неприятной темы, - Мы пройдем.

Факт присутствия самой принцессы утешал, уж этот точно не собирался идти на убой и явно что-то задумал, но не говорил. Впрочем, для раптора это не имело никакого значения.

Для него уже почти все неважно.


Сообщение отредактировал torturedevice - Среда, 02.09.2015, 18:49
Не в сети
Профиль пользователя torturedevice Написать личное сообщение пользователю torturedevice Написать на электронную почту
05.09.2015, 15:11

264
10


А. ван Акерф. День второй.


Хорошо известный на окраинах Империума корабль Акерфа, как и было велено, вошёл в пространство искомой планеты без лишних проблем. Небольшие стайки патрульных кораблей не приставали к небольшому, но очень гордому флоту вольного торговца, обладателя патента и множества наглости. Отсеки с товаром — самым что ни на есть обычным — были забиты до верху, но в личном крупном сейфе Акерф хранил кое-что особенное, пару козырей в рукаве, если угодно, чтобы разыграть их, если его убедительности и обаяния не хватит. Адам ждал стыковки, задумчиво поглаживая подбородок. Высадка ещё не разрешена, лишь кратковременная стоянка.

Нира длинным щупальцем поправила плащ-накидку, на которой уже были все необходимые отличительные знаки. Раз Зарафистон считает, что следует действовать как торговец, то кто он, лишь приоткрывший дверь к истинному могуществу, такой, чтобы спорить? Служанка обвилась, словно змея, вкруг тела Адама, коснувшись языком кончика уха тзинчепоклонника, отчего тот лишь поморщился. Однако, Ниру не отстранил ровно до тех пор, пока в дверь не постучался сгорбленный мутант с фасеточными глазами и длинными когтистыми лапами.

— Шеф, прибыли, — пощёлкивая жвалами оповестил мутант и, получив жест пальцами в кольцах, удалился. Адам грубо отодвинул от себя Изменённую, и взял трость из белого драгоценного металла, после чего проследовал на капитанский мостик. Там уже во всю суетился капитан и пилот, на каком-то особом, капитанско-пилотском языке изъясняясь с местным диспетчером. Услышав, как дверь распахнулась, тот обернулся, поглядел на Адама, и брякнул что-то в динамик, что сейчас с ними будут разговаривать официальные лица. Уступив место начальнику, капитан потянулся к выпивке, вышибая пробку зубами.

— Назовите себя — Повторили на том конце. Новоявленный шпион тихо прокашлялся и взял слово.

— Адам ван Акерф, вольный торговец семьи ван Акерф — начал довольно властным голосом Адам, — Торговый Патент говорит за меня.

— Цель визита. — По ту сторону мужчина был явно не впечатлён наличием торгового патента, если вообще знал, что это.

— Предложить свой изысканный товар изысканным дамам и господам вашей дивной планеты, — но в голове в первую очередь всплыл гнев.

"Цель визита торговца? Строить храмы Омниссии, во имя всего святого и нечистого, что я ещё могу здесь делать?".

Однако, правда была в том, что делать он, Адам ван Акерф, мог и должен много больше. — И самые прекрасные и диковинные товары я припас для чудесной госпожи, правительницы вашего замечательного мира. И прошу у неё аудиенции.

Наименее изменённые и пираты, не тронутые ничем, уже принарядились в униформу, носящую "гербовый" цвет рода, выстроились в ряд и ждали высадки. Уж в том, что их спустят сомневаться не приходилось.


Как говорил мой дед: "Я твой дед".
Не в сети
Профиль пользователя KaiserVonBlut Написать личное сообщение пользователю KaiserVonBlut
Sid
07.09.2015, 12:57

24
0


Этриан Дракс, 1-й день



Этриан внимательно выслушал центуриона, после чего поглядел на своих оставшихся братьев, которые слышали его переговоры. Как их лидер и друг, он знал, несмотря на их молчание, какой вариант они предпочтут. И сейчас, впрочем как и всегда, он был мысленно с ними. В этих проклятых коридорах кровь предателей будет литься дальше. И это путь Железных Рук, их стезя, с которого они не сойдут никогда.

-Центурион, мы пойдем прежней дорогой, соблюдая наше кредо – искоренять слабость и ересь. Против падших братьев пригодится наша сила и наши умения. Мы справимся с ними лучше кого бы то ни было. Предлагаю начать движение, промедление сейчас не нашей стороне.

Центурион кивнул и ринулся прочь, в то время как сыны Ферруса отправил дальше, во мглу этих бесконечных извилистых переходов, где на каждом углу может поджидать смерть. Ждать стычки долго не пришлось – парочка вражеских легионеров встретила их огнем от бедра и попыткой занять укрытие, чему братья сразу воспрепятствовали и, ослепив врага, спокойно добили их точными одиночными выстрелами. Дракс понимал, что это лишь двое, кто знает, какое число падших несет в себе этот проклятый всем корабль. Тем не менее, он и трое оставшихся братьев продолжили движение, стараясь как можно быстрее достигать удобных точек для обстрела и укрытия. Вскоре Железные Руки столкнулись еще с тремя еретиками, один из которых был вооружен цепным топором, а еще один – плазмаганом. Наспех прочитав одну из коротких молитв, Этриан под прикрытием своих ринулся вперед, дабы не дать берсекеру нанести какой-либо ущерб. Этот психопат ничем не отличался от тех, который Дракс и его братья уничтожили ранее: те же крики, рычание, вопли. Его топор оставил несколько глубоких зазубрин в бионической правой руке Этриана, но Железный Отец тоже не стоял на месте: когда под его стопой захрустел череп падшего, оставшиеся двое решили ретироваться, но поздно – брат Дект из своего снайперского варианта болтера пробил ублюдкам коленные суставы. Дракс лишь ухмыльнулся, после чего, произнеся над каждым из падших очищающую литанию, отрубил им головы.

-Пусть ваш жалкий божок возрадуется вашим последним подношениям.
После этого боя идти долго не пришлось: Этриан с братьями попали в относительно освещенное для этого корабля место, можно его было с натяжкой назвать залом, но путь к мостику преграждал… Дракс читал об этих проклятых существах. Если стоящие рядом с ним десантники еще были похожи на то человеческое, что когда-то хотел взрастить отец-Император, то эта тварь ничего общего с ними не имела. Это истинное порождение технологий тьмы и порчи Хаоса – Облитератор. Несильное, но заметное мерцание вокруг него выдавало варп-щит, а это значит, что нужно будет добраться до расстояния, на котором можно размахнуться своим топором.

-Ты пришел за своей смертью, лоялист, - то ли пробурлило, то ли прохрипело существо.
-Я принесу ее тебе, убожество. Сколько бы ни было в тебе демонического оружия, тебе не одолеть святой металл.
-Знаешь, а ведь… мгх… мы уж.. бркг… не такие разные. Ты ведь тоже превратил себя в ходячий кусок металла. Почему же ты..ггххх… считаешь меня отвратительным, а себя – идеальным? Типичный имперский лицемер.
-Твои дары губительны для тебя самого, отребье. Это твоя погибель. Мой же металл священен, и он станет последним, что ты увидишь.


Сказав это, Этриан резко сбросил со спину «Тарантул», крикнул братьям по внутреннему каналу связи приказ уничтожить двух десантников, предварительно выкинув все гранаты, какие только можно. Сам же он, издав боевой клич, ринулся со своим оружием наперевес в сторону проклятых. Неизвестно, как быстро зараженный вирусом Облитератора выбрал для себя приоритетную цель, но уже через секунду-другую Железный Отец ощутил, как его броня получила мощный удар из лазерного оружия, а потом забарабанили периодически попадающие снаряды, выпущенные из его болтера. Этриан понимал, что еще немного, и для него, а затем и для братьев, все может кончиться бесславной кончиной, поэтому он ускорился, выжимая все из своих аугментаций. Он ощутил запах плавящегося железа, но не сбавил темп. Ярко полыхнула мельта, Дракс закричал и в порыве священной ярости сделал финальный рывок. Что было дальше – сложно понять. Шлем оплавился, но лицо не пострадало, оплавились конечности, механодендриты заскрежетали, раздался крик братьев, и ко всему этому примешивался белый шум в вокс-канале и проклятия там же.

На этот раз Этриан не терял сознание. Он встал с помощью брата Декта, оперся на слегка оплавленный топор и осмотрелся. Облитератор, как и сопровождавшие его бойцы, был мертв. Но погиб и их брат, и теперь Железных Рук осталось трое: сам Железный Отец, апотекарий Стирл и брат Дект.
-Превосходный, у вас повреждена нога, а доспех… Омниссия, я даже говорить про него не стану. И шлем…
-Спокойно, брат Дект. Это исправимо. Я не могу связаться с Зелейном… Я подвел вас, братья. И у нас остается лишь одна дорога – вперед. Брат Стирл, ты знаешь, что нужно делать.

Этриан, хромая и медленно переставляя ноги, двинулся вперед.


"The spirit has always been willing. The flesh has always been weak."
Не в сети
Профиль пользователя Sid Написать личное сообщение пользователю Sid
09.09.2015, 22:03

26
0


Лорд-командер Ларций-Клеархон, нойзмарин Торчер. День 2-ый




В шлюзовом отсеке было малолюдно, но десяток астартес выглядели совсем уж жалкой кучкой рядом с персоналом, суетящимся вокруг десантного катера, угловатого и темного в скупом дежурном освещении, только за бронестеклом кабины мешанина огней выдавала работу пилотов. Отрешенно уставясь на яркие вспышки, Торчер слегка выпал из течения времени, пока кто-то не позвал через вокс. Обернувшись, он поймал на себе взгляды стоящих рядом людей, никто из которых так и не решился приблизиться и сказать, что пора, и усмехнулся одними глазами, ему нравилось это, нравился их подсознательный и совершенно резонный страх. Внутри раптор уселся на пол ближе к выходу и с каким-то мстительным чувством загнал в этот самый пол когти, со скрежетом располосовав покрытие – на сохранность корыта Черного Легиона ему было, ясное дело, плевать, поменяют. Жаль только, что ни один из прислужников не дал повод проделать с собой то же самое.

Когда катер пошел к цели, время снова куда-то выпало, и на гололитической схеме видимых частей станции, показанных на проекторе под потолком, он мало что видел, кроме яркого и невообразимо-красивого бирюзового цвета.

Какая разница. Какая уже, к черту, разница.

Пусть решает принцесса, их растили, чтобы командовать, а у него всегда другое получалось лучше всего, и смутное чувство, недооформленное желание отозвалось гулом и невнятным шепотом на грани слуха. Это желание убивать и даже чуть больше, жажда чего-то, о чем он почти забыл, но чего странным образом не хватает и что ему, несомненно, понравится. Что-то такое, от чего сводит яйца, почти как от голосов его демонов, когда те довольны.

Катер повело в сторону, дрожь побежала по корпусу и Торчер удержался на месте, добавив еще дыр в ребристом металлическом покрытии пола, уже силовой перчаткой – под пальцами все рвалось, как бумага. Он поднялся, так проще было удержать равновесие и, мазнув взглядом по проплывающему мимо узкого иллюминатора куску космоса, усеянного звездами, надел шлем. Мгновение абсолютной черноты оборвалось со щелчком в черепе – там встали на место разъемы, картинка вспыхнула и подернулась мутью, подстраиваясь; по-видимому, кто-то ковырялся в визоре и, придирчиво перебирая настройки, Торчер заметил инфракрасный режим, переключился и посмотрел на свои руки в оттенках синего и голубого. Кто-то здорово перестраховывается.

Они высадились на корпус, уже изрядно побитый мусором и метеоритами, с переломанными антеннами и разбитой аппаратурой неясного назначения, утратившей всякий вид; искусственная гравитация, добивающая через обшивку наружу, создавала слабое подобие верха и низа, но в темноте, пока солнце было скрыто за диском планеты, это почти ничего не давало. Прожектор с катера нашарил поблизости люк, судя по узким мосткам и перилам, предназначавшийся для техников, что обслуживали внешнюю оболочку станции; Торчер просто пропорол этот люк когтями, подождал, пока из внутреннего помещения выйдет воздух и выдрал толстую створу по кускам, отправив их плавать на орбите. Внутри было темно и тесно, но ему вполне хватало света собственного визора, чтобы отыскать вторую дверь шлюза, разумеется, заблокировавшуюся.

Ублюдки, что жили внутри, по-видимому, долгие годы ухитрялись не только поддерживать свой дом на заданной орбите, но и содержать в более-менее рабочем состоянии ее основные системы, и раптору это не нравилось. Пока его спутники разбирались с замками, он думал о двух отрядах предшественников и еще думал о том, что, пожалуй, не удивится, если некоторые удачно мутировавшие твари будут отстреливаться от астартес из их же болтеров.

Разгерметизировав подряд два помещения, наконец, им удалось воспользоваться в качестве шлюза длинным коридором и на смену внешней тишине, пока выравнивалось давление, начали приходить звуки.

Рассматривая в полумраке бессмысленные для него обозначения на стене, Торчер вслушивался в шорохи и шумы, отделяющиеся от невнятной мешанины: поскрипывание обшивки станции, надсадный гул вентиляторов вдалеке, шум воздуха в его собственной дыхательной системе, тяжелые шаги позади, статические помехи вокса, и что-то еще. Звуки присутствия, пугливые и осторожные.

Странное дело, именно этих звуков он ждал и хотел их. Раптор в такие моменты просто забывал про то, что может сдохнуть, это не умещалось в его сознании, сузившемся с некоторых пор до полнейшей звериной примитивности, до прочно и непостижимо связанных между собой образов врагов и жажды наслаждения, что некогда отпечаталось так ярко, что уже не могло стереться даже из его ущербной памяти. Переключив воздушные фильтры на внешнюю среду, Торчер попробовал воздух, затхлый и чуть сладковатый от гнили и заодно отдал команду заранее ввести боевой стимулятор, когда это действительно станет важным, может оказаться слишком поздно.

Но почему-то вместо обычного ощущения предельной ясности сознания, накатывающего волной и словно замедляющего время вокруг него, вдруг бешено заколотились оба сердца. Он словно утонул в стекле, застрял в собственном теле, ставшем мучительно неповоротливым и медлительным, за мгновение успевая продумать сразу и одновременно несколько мыслей, причудливо разделившихся на параллельные течения, только среди них не было ни одной дельной.

«Что за...»
«Овердоз, проклятье.»
«Этот тупой ублюдок что-то...»
«Убью!»

Раскрыв свою зубастую пасть, раптор судорожно ловил воздух ртом, на пол потекла пенящаяся слюна и у него стало темнеть в глазах, когда все остановилось. Время остановилось. Запоздавшая волна пришла и смела все на своем пути, все слова и каждую мысль, перемолола его целиком, оставив крошево немыслимой эйфории, которая так и не закончилась, и, кажется, он даже заскулил в голос от переполнившего его упоительно-прекрасного ощущения, которому не было названия. Теперь каждая тень и каждый тихий звук наполнились смыслом и глубиной, Торчер различал в темноте за спиной каждый шорох и звон цепей на броне, и стук чужих сердец, и шипение вокса отозвалось болезненным грохотом, и чей-то голос назвал его по имени, и все одновременно, все сразу, все слилось в ускорившемся восприятии в безумный поток. Все еще пытаясь продышаться, он обернулся, не узнавая никого из тех, кто стоял рядом, сделал шаг ближе, но вовремя вспомнил, что это не те. Не те, что шуршали в коридорах и еще не знали, что уже предназначены для него. Этих не нужно. Этих – нельзя.

- Круто вставило. – Он показал большой палец. – Идем.


Сообщение отредактировал torturedevice - Четверг, 10.09.2015, 17:37
Не в сети
Профиль пользователя torturedevice Написать личное сообщение пользователю torturedevice Написать на электронную почту
Форум » ФРПГ Warhammer 40.000 » Активные сюжеты » Warhammer 40000: Отголоски прошлого (ИГРОВАЯ ТЕМА. Альтернативный сценарий)
Страница 2 из 6«123456»
Поиск:
Меню сайта
Навигация
Комьюнити
Общение
Система Orphus



службы мониторинга серверов Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru