Библиариум
Черная Библиотека

Арчибальду Хантеру Император, видимо, терпения при рождении не доложил, молодой инквизитор обводил свой кортеж скучающим взглядом, стараясь выискать в напудренных и одутловатых лицах представителей правящей верхушки хоть что-то отличное от сотен же подобных, на которые по долгу службы он вынужден был смотреть не первые десятилетие. Хвала Золотому Трону, что в роскошный гравимобиль, предоставленный губернатором, сопровождающих поместилось гораздо меньше, благодаря присутствию и внушительности Серого Рыцаря. Сам факт страха перед огромным воином очень позабавил Арчибальда, и он не смог скрыть легкой презрительной усмешки. 

Транспорт направлялся к губернаторской резиденции, оставляя кортеж из знати далеко позади. Присутствие на планете инквизитора Еретикус стало не единственным сюрпризом, о чем Арчибальду сообщил астропат уже по приземлению. На низкой орбите планеты висел еще один корабль, принадлежавший Инквизиции — и на этот раз, — Ордо Ксенос недвусмысленно заявлял свои права на находку. Инквизитор иллюзий не питал, но договариваться умел, хотя и считал, что коллегам делать здесь не просто нечего, их появление — вопиющая бестактность, интрига высших лордов и не более того.

Секретарь, обретающийся в свите, безликий и серый, ничем не примечательный человек со следами аугументического вмешательства преподнес Арчибальду информацию весьма кстати. Диалог с Мендозой аристократ мог предвосхитить и в мыслях, но личность второго инквизитора заставила его задуматься. Ордо Ксенос очень редко вмешивался в дела своих коллег, оставляя им гоняться по галактикам за еретиками и одержимыми демонами псайкерами. Однако, наличие артефакта, коий вполне мог иметь ксено-происхождение, не мог не заинтересовать книжных червей и любителей препарировать иные расы к вящему благу человечества.

Арчибальд пробежался глазами по колонкам строчек и удивленно приподнял бровь. Суровую мужскую дипломатию прислали разбавить женщину. По многолетнему опыту инквизитор мог предположить, что она была либо очень молода и амбиции подстегивали коллегу к активным действиям, либо же Ордос прислал кого-то бронированного опытом и столь же сговорчивого, как орочий вожак в кровавом безумии схватки.

«Тэмра фон Классэн. Человек. Женщина...» — «Если она — женщина, то уже не человек», — ядовито добавил про себя Арчибальд. — «Единственная дочь и наследница торговой империи Теодоры фон Классэн, обретающейся на Трациан Примарис, прошла обучение и получила должность дознавателя, а затем — и полноправного инквизитора благодаря поддержке Вэланны Дэмсфорд, своей наставницы, так вовремя пропавшей где-то неподалеку от Адрантис V. Поразительные знания по ксено-культуре и адаптация к большинству известных ксено-наречий, в том числе, являлась послом в Империи Тау и провела несколько весьма выгодных сделок с ксеносами, будучи отличным дипломатом...» — «Бред. О чем с ними можно договариваться?! Значит, лояльна, значит, может знать много больше, чем я или Мендоза. Всего лишь предположение, но ведь не она первой вышла на контакт...» — «...лицо предпочитает скрывать, на контакт идет неохотно, скрытна и непредсказуема. Хитра, беспринципна, амбициозна, редко прибегает к силовым решениям, конфликтна, умеет добиваться своего нетрадиционными методами. Всегда добивается поставленной цели...» 
Пикт, который был приложен к скупому и невнятному досье, так же отличался скупостью и невнятностью. В отличие от явно уверенного в своей власти Мендозы, портрет которого можно было найти и ленивому, теперь на Арчибальда смотрели темные, почти скрытые тенью низко опущенного капюшона, глаза, словно сажей обведенные. Скромная мантия, скромное оружие, — женщину изобразили в неудачный момент — скорее всего, она едва успела подняться на борт челнока, ткань мантии смотрелась, как черное облако, обволакивающее фигуру женщины. 
Инквизитор отложил документы и посмотрел в окно, улицы города-улья, а точнее, его верхних ярусов и впрямь радовали глаз чистотой, ухоженностью и пышностью. Местная аристократия из кожи вон лезла, чтобы выделиться.

— Я желаю связаться с представителем Ордо Ксенос, — ровно и холодно, не отворачиваясь от пейзажа, сказал Арчибальд. 
— Губернатор готов предоставить вам любую связь, господин, — бесцветно пролепетал секретарь, — Инквизитор Арок Мендоза отправил вам приглашение.

Ответа не требовалось, однако, Арчибальд уже прикинул все плюсы и минусы встреч с коллегами в атмосфере всеобщего внимания. Этого было не избежать, разве что взорвать ко всем чертям дворец и заняться беспрепятственно тем, зачем он прибыл на Тригондан? Было бы неплохо.

Гравимобиль плавно остановился у резиденции губернатора и Арчибальд расплылся в усмешке, той самой, неискренней, маскирующей совершенно иные эмоции, призванной донести до копошащейся у входа массы, что представитель Инквизиции очень, просто безумно рад всем им, каждому без исключения. Судя по вытянувшимся лицам, маневр удался, а как иначе? Усмешка стала много живой, когда инквизитор обернулся к покинувшему транспорт Серому Рыцарю.

Аллея великолепного сада, окружающего дворец, привела гостей и их сопровождающих к новой толпе лебезливых кукол, миновав которую, Арчибальд уверился в своем желании после миссии чисто из удовольствия почистить улей от наиболее, по его мнению, колоритных уродов.

Губернатор, встретивший Арчибальда, мало, чем отличался от уже виденных марионеток алчности и безнаказанности, однако, как приметил инквизитор, лысеющий и крепкий на вид правитель ловко имитировал простачка и кутилу. Он мог стать полезен или быстро превратиться в труп. 

— Господин Хантер, примите мои искреннейшие изъявления радости и облегчения. Ваш приезд на Тригондар стал праздником, да-да, поверьте, мой друг, я верю, я могу рассчитывать, что мы станем друзьями... — То ли молодость Арчибальда ввела в заблуждение губернатора, то ли подобная запанибратская манера была в ходу у всех власть имущих колониальных отростков Империума, то ли правитель города просто дознался, что инквизитор является еще и отпрыском великой фамилии на Терре... Впрочем, на этот раз, дабы не задерживаться посреди парада, Арчибальд стерпел и даже унял всплывающие в сознании картины всего того, что желал провернуть с тушей невежи.

— Взаимно, взаимно... — Усмешка исчезла, хотя голос звучал вполне буднично, даже несколько озабоченно, давая губернатору понять, что посланник Его воли спешит и дела насущные не терпят отлагательств, — Мои коллеги уже прибыли в город?

— Весьма счастлив... — Губернатор осекся, — Уважаемый господин Мендоза уже посетил нас, да продлит его дни и умножит славные деяния Император, а вот досточтимая госпожа фон Классэн пока что не явила нам своей милости.

— Тогда немедля свяжите меня с кораблем Ордо Ксенос, мой друг, — обращение было произнесено настолько ледяным тоном, что свита даже расступилась и отпрянула от гостей.

— Да-да, конечно... — Бормотал губернатор, словно это он был гостем в огромной зале, посреди которой незыблемым колоссом возвышался космодесантник в великолепной серой броне и его хозяин — схожий с устрашающим темным клинком.

Арчибальд позволил себе вздохнуть с облегчением и удостоить исчерпавшее себя мероприятие по случаю прибытия его персоны в город несколькими меткими красочными эпитетами, оказавшись в куда более уютном помещении, где застал своего астропата и еще кучку таких же мутантов, облаченных в длинные балахоны. Все они дружно и даже почти синхронно поклонились, отходя в сторону от пульта связи.

— Господин, на связь вышла леди Тэмра фон Классэн, как вы и просили, она ждет, — одетый в обычную форму гвардеец освободил инквизитору кресло, которое тот, в прочем, проигнорировал.

— Приветствую вас, — пауза после здравницы была нарочитой, женщина подчеркнуто обратилась без имени, хотя и точно знала его, — Надеюсь, ваше путешествие было благополучным.

— Весьма, — Арчибальд придал голосу некое подобие бесшабашной веселости, такой обманчивой, как и тон голоса леди-инквизитора, звучавший мягко, но никаких более эмоций не передающий, — Я хотел бы перейти к насущному вопросу, коли уж мы служим Императору и преследуем схожие цели, леди.

Повисла пауза. Расценить ее можно было и как удивление, и как вполне оправданное возмущение, но голос вновь зазвучал, и теперь в нем была изрядная доля сарказма:

— Я с удовольствием поприветствую вас лично, господин Арчибальд Хантер.

Инквизитор резко оборвал связь, резко развернулся и покинул комнату, но перед тем как войти в главный зал, Арчибальд отошёл к тёмному углу. Достав из за пазухи странного, если не еретического вида амулет, инквизитор зашептал что-то на непонятном языке, — одна из теней начала принимать очертания схожие с человеческими.

— Слушаю повелитель, — прозвучал противный скрипучий голос.

Арчибальд окинул тварь варпа равнодушным взглядом:

— Отправляйся в подулье и ищи... Что-нибудь необычное, — отдал распоряжение аристократ.

Порождение Эмпирей растворилось в тенях, и, скользя по полу, незаметно покинуло особняк, перебираясь от угла к углу от тени к тени. 
Тем временем инквизитор спрятал амулет обратно, и, стуча подкованными каблуками сапог, направился в зал.

Охотник на еретиков уже завладел львиной долей внимания собравшихся, снисходительно и улыбчиво ведя беседы и разъяснения, словно бы ему было комфортно в этой копошащейся толпе гостей. Свита же Мендозы с упоением поддерживала своего господина, ведя совершенно неприкрытую игру — дознаватели исподволь задавали с виду самые обыкновенные вопросы, интересуясь буквально каждым аспектом жизни города.

Арчибальд, предвкушая свою порцию внимания, опустился в кресло и без какого-либо желания оглядел стол. Аппетит ему отбили еще в дороге, да и не стал бы демоноборец рисковать — бывали такие случаи, когда коллеги не стеснялись травить друг друга, в угоду своих, по факту, высших целей. Охотница на ксеносов еще не появилась и ее то Арчибальд ожидал с куда большим желанием. С женщинами он договаривался быстрее, а эта фон Классэн слыла дамой вольных нравов...

***

— Ну что же, пора явить нашим баранам сущность тех, кто дал им право жить, — Тэмра сорвала маску, откинула капюшон и подобно локальному урагану принялась перемещаться по покоям, ощущая некоторый азарт, даже скорее — предвкушая что-то совершенно интригующее, а ведь подобные предчувствия ее никогда не обманывали.

Инквизитор не нуждалась в живых слугах — ведь отрежь им язык, они смогли бы написать, ослепи их, они все равно были бы бесполезны, потому то и не было в свите госпожи фон Классэн теплокровной прислуги — слишком многое скрывала плотная мантия и слишком многое защищала невзрачная с виду инсигния на поясе. 

Платье, извлеченное из гардероба, едва ли отличалось от повседневной мантии. Удивительная, словно мерцающая, ткань плотно облегала тело, оставляя открытыми плечи и большую часть груди. Татуированную кожу защищала плотная паутинка вуали, густой, словно темный дым. Маска, в отличие от повседневной, была выполнена из материала, напоминающего очень тонкую кожу. Шею охватывало роскошное колье, больше походящее на широкий ошейник, выполненное с теми же камнями, что и все прочие украшения инквизитора. Неизменными оставались сапоги... Правда теперь их, как и стройные ножки госпожи фон Классэн, было видно, — подол платья спереди едва достигал середины бедер, широко разбегаясь за спиной до самых каблуков и еще на добрых пять локтей по земле. 

Густые, свивающиеся тугими кольцами черные, как смола, волосы, Тэмра оставила распущенными, позволяя им хаотично рассыпаться и принимать любые замысловатые формы, создавая невероятный буйный объем, лишь несколько прядей на висках были собраны изящными серебряными зажимами.

Крутанувшись перед зеркалом, леди-инквизитор поспешно накинула плащ с глубоким капюшоном, заткнула за голенище кинжал и ухватила церемониальную саблю — иного оружия правила этикета не позволяли, хотя, Тэмра и подозревала, что коллеги могут притащить с собой и взвод терминаторов, или что еще, поинтересней.

Ей же вполне хватит замечательного и милого Тильмана... Тэмра мурлыкала, предвкушая, как же ей обаять угрюмого солдата, хотя, и в этом она была готова поручиться, подвижки уже были. 
Леди-инквизитор, застав Тильмана у челнока, едва сдержала смешок — если криговец и сменил мундир на парадный, то он был так же прост и скромен, особенно на фоне скандального наряда самой инквизиторши.

— Мой милый друг, — ручка Тэмры уже привычным хозяйским жестом легла на плечо мужчины, впиваясь в ткань коготками, — Я хорошо обдумала ваш устав и не нашла ничего такого вопиющего, потому как вам придется снять это, — вторая рука охватила лицо солдата почти ласково, — Мы идем туда, где вас угостят и вы продегустируете все, чем сочтут угостить меня... А насчет снятия формы... Это мы тоже обсудим... Позже, — ладошка потекла с плеча на грудь, чуть ниже, мягко соскальзывая. 

Тэмра прошла мимо своего компаньона и вошла в пассажирский отсек челнока. 
Она очень надеялась на скорейшее возвращение Яна, желательно — не с пустыми руками, но воля Императора такова, что подобные надежды питать не стоит, если приложил слишком мало усилий. Стоило задуматься и над тем, что господин Оберграут стал бы неплохим и весьма ценным приобретением...

Даже получасовой полет стал для женщины пыткой. Ей уже было душно, скверно, скучно и лишь наличие Тильмана не давало возможности послать все к чертям и не вернуться, чтобы зарыться в простыни и одеяла, забыться в золотистом напитке и объятиях... Чьих?... Не важно, хоть и того же... Тэмра уставилась на сидящего напротив криговца уже совершенно иначе. Приказа ее он пока еще не выполнил, ну да это ведь временное явление. Инквизиторский челнок был весьма удобным транспортом, хотя и выглядел скромнее маленьких шаттлов аристократии. 

Пересев со своего места на пустующее подле Тильмана, Тэмра вцепилась в предплечье мужчины и устало устроила голову у него на плече. Подобное внимание стало бы пыткой для любого, но воин Императора обладал незаурядным терпением... Либо же просто побаивался перечить инквизитору. 
Встреча гостьи в космопорте удивила скорее именно губернаторских прихвостней, ожидавших огромной свиты, зрелища... Хотя, вид прибывшей был зрелищем похлеще скучного и обыденного парада маленькой армии очередной «шишки». 

— Позволь, я обопрусь на твою сильную руку, — женщина втиснула тонкую кисть между корпусом тела и рукой воина и уложила ее поверх рукава мундира, изредка нежно поглаживая ткань тонкими пальчиками, — Готовься окунуться в эту клоаку, я буду экскурсоводом. 

К покинувшей челнок паре подскочил тучный запыхавшийся мужчина в безвкусной, но крайне богатой одежде, всем своим видом показывая, что он уполномочен. Кем и зачем — леди-инквизитор пропустила мимо ушей, как и большинство слов из этого рога красноречия. Фактом оставалось то, что все три представителя Ордосов уже ступили на землю Тригондана и сейчас, на приеме в честь оного события, встретятся лицом к лицу. 
Не более трех секунд Тэмре пришлось постукивать каблучком прежде чем один из делегатов встречи догадался осторожно и с подобострастным поклоном уложить длинный шлейф платья леди следом за ней в гравимобиль. Требовать подобной услуги у своего компаньона женщина не стала бы, ей нравилось унижать тех, кто напрашивался сам. 

Транспорт доставил их, но не туда, куда было указано, а туда, куда указала инквизитор — миновав скопища страждущих, транспорт свернул на аллею парка и, обогнув дворец губернатора, остановился у менее пышного входа. Пофыркав, Тэмра удовлетворенно огляделась и направилась к широкой лестнице, надеясь добраться до правителя этого гадюшника до того, как с ним случится что-нибудь смертельное. Спутник нагнал ее у тяжелых дверей, пропустив вперед. Инквизитор поймала руку Тильмана и водрузила ее на свою талию, заявив с усмешкой:

— Держи крепче, в коридорах власти всегда есть место желающим поубавить свет Императора. И сними уже чертову маску, мой милый друг, мы в светском обществе. Император храни!

***

Тэмра не питала иллюзий насчет банкета. Она давно не пыталась скрывать то, о чем ее коллеги перешептывались, а остальные осуждали, называя женщину уродом еще куда большим, нежели псайкер или навигатор. 

Инквизитору Еретикус хватило такта лишь скользнуть взглядом по новой гостье, замаскировав неприятные ощущения слабой неискренней улыбкой, впрочем, Мендоза и не старался расположить Тэмру к себе, а вот Арчибальд Хантер...

Женщина благодарно кивнула пододвинувшему ее кресло криговцу и властным жестом указала ему на соседнее. Гвардеец нехотя стащил с лица маску, открывая миру белокожее лицо с серо-голубыми глазами, бледной линией губ и тонким носом. Короткая уставная стрижка серебристо-белых волос была чуть растрёпана. Оберграут не выглядел на свои перевалившие за пол века года. Противогаз, всё же, далёко убран не был, и располагался на левом плече, чтобы в случае чего его можно было водрузить на уставное место.

Первую часть вступительных речей леди-инквизитор уделила созерцанию своего спутника, оказавшегося довольно привлекательным, существенно подкорректировавшим планы Тэмры на ближайшие сутки. Тильман держал дистанцию, но никак не показывал своего, сугубо своего отношения к грубым попыткам женщины спровоцировать хоть какой-нибудь поступок, утвердивший или опровергнувший надежды и чаяния оной. Женщина улыбалась под маской, отвлекая криговца от и без того скромного ужина, который он под ее натиском все же соизволил употребить.

Мендоза, мужчина в возрасте, ей даже понравился — старой закалки аристократ чем-то напоминал ей дядюшку, отличался манерностью, держался мило и прилично, но не показушно, как многие из присутствующих на приеме «сливки» общества. Инквизитор выглядел точно так, как его изображали на портретах, и Тэмра видела на пиктах в архиве схолария. Его весьма недурственный портрет красовался даже в галерее одного из замков на Трациан Примарис, это леди-инквизитор припомнила еще из своей юности. Благосклонно улыбнувшись Мендозе, она чуть приподняла свой бокал. С этим человеком стоило и договориться, возможно, репутация была всего лишь удачной ширмой, как и у большинства из служителей Инквизиции.

Господин Хантер выглядел в высшей степени замечательно, хотя Тэмра и подумывала, поглядывая на портрет, что художник польстил инквизитору. 

«Вот же ж... Ну да с ним все и без досье ясно, стоит хотя бы на это стадо овечек взглянуть...» — фон Классэн окинула презрительным взглядом набившихся в зале дам — объект томных взоров и трепыхания ресниц был один и он не вызывал сомнений.

Благородные черты и недурной вкус с лихвой окупались отсутствием даже минимальной сдержанности — Арчибальд не считал, что этикет стоит уважать, норов — сдерживать, а происхождение — уточнять. То ли Император решил в этот день, что взаимоотношения в Ордосах слишком теплы, то ли какая-то безумная тварь в варпе покусала господина Хантера еще до приезда во дворец, но вел он себя так, словно всеобщего внимания было недостаточно. 

Лиловые глаза Тэмры угрожающе сверкнули, она была готова поступиться спокойствием нерадивого хозяина сего банкета, лишь бы поставить заносчивого коллегу на то место, которого он стоил. Привитое воспитание не позволило ей вскочить с места сразу, но коготки довольно ощутимо впились в руку Тильману. 
Последней каплей едва не стал взгляд представителя Маллеус, коим он удостоил саму леди-инквизитора. 

Несдержанная натура аристократа, в отличие от куда более лояльной политики поведения остальных гостей, сыграла плохую шутку — Арчибальд, сначала попросту брезгливо созерцавший соседей по столу, теперь с нескрываемым отвращением уставился на Тэмру. 

***

Ян был жутко недоволен своим теперешним положением, он ожидал чего-то явно отличного от приказа лезть в трущобы в поисках неизвестно чего или кого. Вместо того чтобы он сопровождал наставницу на званый прием, как бывало до сего момента, эта стерва предпочла угрюмого солдафона, который, к слову, смотрелся рядом с ней, прости Император, как... О, да об этом и размышлять-то было — только усугублять и без того скверное настроение. 

Дознаватель состоял при госпоже фон Классэн более пяти лет и мог надеяться хотя бы на элементарное поощрение, но ведьма находила любого иного кандидата, одаривала его доверием, да-да, именно доверием, зная не более пятнадцати минут.

Ян плотнее запахнул плащ и отправил свои стопы в каюту. Оставалось всего ничего до того момента, как он, представитель Священной Имперской Инквизиции, осенит светом темноту душ, явно покинувших лоно веры. Вместо той, кто был должен возглавить миссию.

«Ну да ничего, рапорт о происходящем в Демн Прайм найдет своего читателя, моя госпожа Тэмра, я более, чем уверен, при всем вашем влиянии, на этот раз открутиться не будет возможности, вы же жар чужими руками загрести собрались, а я буду вашей костью, бросите на съедение, запросто, стоит марионеточным ниточкам на ваших пальчиках запутаться или оборваться. Вот в этом-то я стану помощником...» — Дознаватель даже не догадывался, что его самовлюбленная и стервозная начальница была не просто в курсе подобных вольнодумий, но и всячески, хоть и незаметно, их поощряла. 

Тэмра прекрасно понимала, зачем к ней приставили неопытного и крайне амбициозного юношу, она даже имела довольно крепкие догадки, кому это могло быть нужно, но предпочитала держать свое мнение, как и свои планы при себе, исключая подобные моменты. Отправление дознавателя в подулье было частью, крошечной частью огромной головоломки, которую леди-инквизитор вознамерилась собрать быстро и результативно. То, что Ян должен был только узнать, роли не играло — от него надлежало отвязаться. Сведения, принесенные им госпоже фон Классэн, были ей известны, Мэлинн, в отличие от Яна, служила Тэмре много преданней. Однако, то, что произошло на шестом ярусе подулья, требовало более тщательной проверки, а кто справился бы с этим эффективней берущего нахрапом молодчика, жаждущего продвинуться по карьерной лестнице и подсидеть начальство?

Лейтенант криговцев, отданный под командование дознавателя встретил Яна куда как менее радушно, чем адьютант губернатора — накануне. С таким сопровождением успех миссии вообще можно было ставить под сомнение, фон Кэйз поручился бы за это, но приказ оставался таковым и юноша понуро погрузился в челнок вместе с воинами Императора, вознося, в прочем, не особо искренние молитвы. 

Спуск в подулье предстоял пешим, исключая те случаи, когда арбитры могли предоставить служителям закона Владыки Человечества особенно комфортабельный спуск на лифте. Упадок жизни в сравнении с аналогами поверхности заставлял Яна брезгливо морщиться и отворачиваться. Бледные и изможденные лица обитателей служили многообещающей иллюстрацией к тому, что ожидало дознавателя ниже. 

Человека, которого надлежало найти, в последний раз видели в одном из не шибко законных питейных заведений, которое сумели зачистить арбитры, с гордостью рапортовавшие о ценнейших пленных и довольно неплохом наборе тех, кого будут показательно сжигать не позднее нынешней недели. Информация о ксеносах была незамедлительно передана госпоже фон Классэн, Ян сладчайшим тоном, вникая во все детали, вымучил Мэлинн, однако, достиг явно противоположного результата — Тэмра резко огрызнулась, пребывая в своем самом обычном состоянии духа — то бишь, будучи отъявленной сукой и неблагодарной дрянью. 

Она оборвала контакт, выставив Яна посмешищем, а задыхающегося тщедушного астропата на пропускном пункте арбитров — едва ли не при смерти. Ян, бледное острое лицо которого пошло пунцовыми пятнами, обернулся к кажущемуся невозмутимым лейтенанту и прошипел:

— Что? Вам так же кажется, что мой отчет перед госпожой фон Классэн был неубедительным или смешным? — Дознаватель остыл очень быстро, ощущая сожаление. Несдержанность была одной из причин, по которой его отдали под начало взбалмошной ведьмы, на перевоспитание, так сказать, более опытному коллеге.

Криговец, если и хотел рассмеяться в голос — так нелепо смотрелся почти впавший в предобморочное состояние помощник инквизитора, то сдержался, а может, и нет, за скрывающим лицо противогазом он вполне мог и зубоскалить от души.

— Что ж... — Ян выдохнул, немного неуверенно двигаясь к выходу с пропускного пункта, — Полагаю, здесь мы закончили, информация, что сообщили нам арбитры, вполне стоит того, чтобы я отправился туда и один, не распугивая местных обитателей вашими лазганами и... — он красноречиво взглянул в линзы противогаза, но язык прикусил. Это Тэмра могла ядом сочиться и лапать кого ей угодно, а ему и тявкать-то было нежелательно — а ну как сообщат потом эти болванчики о несчастном случае?

— Приказ леди фон Классэн был предельно ясен, сэр, — глухо ответил лейтенант, ни на шаг не отставая от юноши, — Мы должны обеспечить вашу полную безопасность и успех миссии, возложенной на нас священным Ордосом и Императором всеблагим.

«Вот ведь... А стервь то умеет избавляться даже от высших инквизиторов, ежели на маникюр к своей консервной банке, этому Василиску, не успевает...»

Попрепиравшись с упрямцем еще с полчаса, дознаватель все же достиг минимума из желаемого — по новому плану он должен был посетить заведение и, если там было все столь же безоблачно, как и утверждали арбитры, подать сигнал. Вместе с Яном в кабак выдвигался сам лейтенант, на удивление оказавшийся личностью куда более гибкой, в сравнении даже с его начальником, тем самым солдафоном, коего Тэмра предпочла в компании на приеме, да и в своей постели тоже. В этом Ян сомнений не питал, излишне яростно обрабатывая зубами ноготь на указательном пальце.

Криговцы рассеялись вокруг заведения, почти вросшего в плиты яруса, взяв под контроль входы и оконные проемы, если их можно было таковыми назвать. Фон Кэйз неспешно, чинно и улыбчиво влился в сброд завсегдатаев, окунувшись в тот мир, которым его пугали еще со схолара. 

Ни мантия, ни дорогой плащ, ни золотая инсигния, укрепленная на отвороте воротника, ни наличие за спиной крупной фигуры в шинели и противогазе не возымели никакого эффекта ни на персонал забегаловки, ни на довольно скудный контингент. Людей было мало. Грязи, вони, шума — много. На стенах еще виднелись следы посещения кабака арбитрами, — живописные брызги чего то уже побуревшего или же наоборот, серовато-землистого, искалеченная и без того неустойчивая меблировка и затравленный взгляд толстяка, исполняющего функцию разливающего.
Ян брезгливо подобрал плащ и уселся на более-менее сносный стул в углу, против двери. Лейтенант занял место за его спиной. Вся обстановка была до паскудства спокойной. 

Посетители ели и пили, бармен бессмысленно тер давно утратившие вид кружки, тучная особь женского пола месила сероватую массу на столе, видимом в дверном проеме, ведущем на кухню. Из раскуроченных не раз динамиков орала до хрипоты какая-то какофония, зовущаяся нынешним искусством.

— С кого начнем, сэр? — Ровно поинтересовался лейтенант, неотрывно следя за двумя внутренними плотно закрытыми дверями. Судя по примерной схеме здания, выходами наружу они не служили.
Ян, было, раскрыл рот, но проглотил малоуспешную колкость. В эркере, аккурат левее выхода сидели двое мужчин, выглядевших не столь убого, как остальные. Добротная, хоть и довольно простая одежда, скорее всего, принадлежала служащим какого-нибудь судна, а эта братия была всегда заодно.

— Нам нужен капитан судна, доставившего на Тригондан вещь, принадлежащую Ордосу, украденную вещь, лейтенант, — тихо проговорил дознаватель, — Полагаю, вон те двое смогут добавить смысла нашему здесь пребыванию.

Из тёмного угла, скрытого нишей одного из дверных проемов, вышло два освежеванных трупа в металлическом каркасе, с наполовину насаженными в стальные перчатки и сапоги конечностями. На черепушке одного из них была маска, изображающая лицо, искажённое агонией. Это воплощение издевательства над Сущностью Императора, стоило Яну сделать несколько шагов в сторону эркера, шагнуло навстречу и схватило дознавателя. Второй урод двинулся прямиком на лейтенанта.

— Тревога! — Завопил в рацию Психо 87123, — Атакуйте, во имя Императора!

В забегаловке началась суматоха. Кто-то тут же достал лазган, и открыл огонь в сторону лейтенанта и атакующего его голема. Кто-то просто побежал к выходу. Однако, там беглецов уже ждали солдаты Корпуса Смерти. Уж кто-кто, а эти работали по принципу полной зачистки. Несчастного, который уже был у двери, отбросило назад выстрелом из дробовика сержанта Альфа 456213.

Один из двоих человек, тех, кто показался Яну похожими на корабельных рабочих, чернокожий с жёлтыми волосами, перевернул стол, за которым они сидели. Второй, в форме пилота, достал оружие и прицелился, но меткий выстрел кого-то из рядовых прожёг свежее отверстие в голове.

Лейтенант же, на ходу отстреливаясь от огромного монструозного существа, перемахнул за стойку, сбив ногами бармена, и сосредоточил огонь на уроде без кожи. Тот, в свою очередь, упустив из виду командира отряда, повернулся и, тяжело ступая, полетел на двух криговцев с дробовиками. Тварь не падала, содрогаясь от выстрелов, но продолжая двигаться вперед. Солдаты атаковали с удвоенной силой. Лейтенант перевёл взгляд обратно, на Яна, и увидел, как из темноты шагнул очень высокий человек... Оказавшийся не человеком. 

Выстрел, и мелкие осколки кристалла полетели прямиком в не защищенные бронёй части тел солдат. Криговцы падали на пол, крича в свои противогазы. Ксенос продолжал неторопливо расстреливать противников, подкашивая одного за другим. Те, кто падал на пол, погибали под ногами остова, носившегося туда-сюда.

— Тактика выжженной земли! — Отдал приказ лейтенант, отступая к выходу, — Никого не жалеть! Во славу Императора! За Империум!

Ксенос как будто понял приказ лейтенанта. Он махнул рукой второму уроду, удерживающему фон Кэйза, и чернокожему, и они отошли через заднюю дверь. Лейтенант, было, открыл им вслед огонь, но пропустил атаку безумного извращенного создания, которое со всей силы ударило гвардейца в грудь, отправив в недолгий болезненный полёт через узкое окно. Через несколько секунд раздался оглушительный взрыв. Забегаловки больше не существовало. Отряда тоже. 

— Сжалься, Император... — сам себе резюмировал гвардеец, теряя сознание.


← Предыдущая глава
Еретик 546 22.03.2013 0
1
 


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта
Навигация
Комьюнити
Общение
Система Orphus


службы мониторинга серверов Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru