Библиариум
Черная Библиотека

Айсфир был в бешенстве. Он расхаживал взад-назад по лаборатории, дожидаясь, пока оставшийся в живых остов приколотит заострёнными костьми-гвоздями к стене захваченного молокососа. За этим зрелищем с верещащим дознавателем наблюдал один из наемников-мон’кеев, закинув ногу на ногу. Остов завершил приготовления и отошёл в сторону, не мешая работать своему создателю. Верект подошёл к прибитому за ключицы к стене человеку, держа в руках ржавый от крови нож и болеусиливающий яд.

— Голодная Сука тебя побери, — низко проскрипел тёмный эльдар, обмакивая лезвие в яде, — ты там оказался очень некстати, мон’кей. И это тебе сейчас больно.

Взмах ножом. Клинок рассёк брюшину человека. В рану, раздвинув двумя пальцами края разреза, гомункул влил весь пузырёк с ядом, под оглушительные вопли, и задал вопрос:

— От кого ты пришёл? Что ты хотел?

Пустой пузырёк отправился в протянутую руку, отходящую от стены. Рука взамен дала препарат, не дающий выключиться пытаемому. В открытую пасть этот препарат отправился сию же секунду.

Ян попытался сфокусировать взгляд, но не вышло из этой затеи ровным счетом ничего. Дознаватель бессмысленно улыбнулся, даже не почувствовав, как по щекам потекли слезы. Губы шевельнулись, выдыхая имя «обожаемой» хозяйки.
Но ее здесь не было, а ведь именно эта дрянь должна была занимать его теперешнее место.

— Тэмра фон Классэн... Ордо... Ордо Ксенос... — Смысла хранить тайну уже не было, темный распплывчатый силуэт мог ведь оказаться и добрее инквизитора, всемогущий Император все видит... — Мы ищем Ведиго Ллойда... Его, будь проклята тварями варпа его душа... Вещь... — Он уронил голову, тонкая струйка слюны повисла с подбородка.

— Ох, фон Классэн... Да я же лично варил яд, чтобы отравить её!

На руке Айсфира возникла перчатка с многомолекулярными лезвиями на концах каждого из пальцев. Верект коснулся пятернёй макушки допрашиваемого и потянул вниз, оставляя грубокие борозды на голове и лице человека. Глаза Верект оставил рабочими нарочно.

— Не стесняйся. Поговори со мной. — Скрипучий голос гомункула слился с пением камней на его мантии, — Какая вещь?

Ян слабо мотнул головой, липковатая влага, заливающая лоб и глаза никак не привлекала его внимания, разве что смаргивать дознаватель стал чаще, не оставляя попыток сглотнуть подбирающуюся к губам слюну в перемежку с кровью. Голос, звучащий откуда то сверху и сбоку, был спокоен, ласков даже, совсем как у наставника... Разве можно было не сказать?

— Госпоже требуется вещь... Я не знаю, какая, она... Она хочет... Хочет что-то сделать, это древнее... Переполох здесь... Маллеус и Еретикус тоже ищут...

— Чуде-е-е-есно. С этими напыщенными мон’кеями мы можем славно развлечься!

Следующим инструментом был миниатюрный агонизатор, который тёмный эльдар достал из складки мантии. Небрежным движением руки Айсфир вырезал отточенные неисчисляемым количеством лет пыток руны Вечного Страдания, Агонии и Смирения, шепча что-то на своём языке.

— Последний вопрос, — Верект поднял голову Яна, глядя прямо ему в глаза, — Как мне найти твою госпожу?

Дознаватель продолжал улыбаться, погружаясь во взгляд темно-лиловых глаз. Говоривший хотел сделать что-то с этой неблагодарной дрянью... Что ж... Ян будет послушным мальчиком, он только подставит подножку зарвавшейся женщине, ведь она — еретик, уж он-то точно это знал...

— Она... Она больна... Она ищет вещь, чтобы исцелить тело, проклятое Императором... — Лепетал Ян, почти теряя сознание и удивляясь тому, как оно продолжает балансировать, — Яд, яд... Эту мразь отравили... Якшалась с остроухими выродками, продавала душу за их цацки... Она придет за мной... Ей нужна вещь, ей нужен я... 

— Ох, мальчик, — вздохнул Айсфир. — Я — один из тех, кто травил её. Но ты не переживай. Ты её встретишь. Мне как раз нужен новый Остов.

***

Настойчивое шипение наушника не дало родиться диалогу.Криговец пытался уловить смысл всех фраз, касающихся его слуха, но понимал лишь то, что коротко и емко сообщала ему новая начальница, едко давая комментарии, очевидно, ожидая и его инициативных ответов. Тильман коснулся приёмника.

— Полковник, — голос тяжело дышащего лейтенанта пробился через шквал помех, — у нас потери, я единственный выживший. Ксенос. Тёмный эльдар... Мессир фон Кэйз... захвачен... Я подвёл вас и Императора, сэр, я...

— Отставить, — чётко и негромко отдал приказ Тильман, — Лейтенант, вызвать подмогу. Встретимся в штабе. Вы не подвели Императора. Вы даровали славную смерть Верным Слугам Его. Мы с вами обсудим это.

— Миледи, — обратился гвардеец к леди-инквизитору. — У нас беда...

«Чертов псайкер... Император сладчайший, ну почему мне так не везет? Я готова принести десятки обетов, лишь бы услышать ответ на вполне резонный вопрос...» — Тэмра не без сожаления, но с плохо скрываемой досадой проводила взглядом фигуру покидающего залу Арчибальда. Инквизитор, нарочито резко раскритиковал обращение губернатора, кажется, нагрубил кому-то из аристократов, сочась ядом каждого слова и, презрев элементарный этикет, покинул торжественное мероприятие, оставив свою небольшую свиту играть уготованные им роли.

Маска надежно скрывала прикушенную губу, как и след темной крови, подсыхающий разводами в уголке губ и на подбородке.

Любая сильная эмоция, будь то радость, которую она не испытывала уже давно, или гнев, который едва не завладел ее разумом, словно выпивали остатки сил из и без того хрупкого тела женщины. Лиловые глаза затуманились, звуки голосов медленно сливались в нечто однородное, краски смазывались. Тэмра сжала дрогнувшими пальцами руку Тильмана и медленно, слишком медленно, как ей показалось, обернулась к нему.

Смысл слов, сказанных ей мужчиной не сразу угнездился в сознании, однако, в открытом теперь лице полковника был намек на эмоции. Зрачки Тэмры заняли всю радужку, она почти задыхалась. Миссия терпела первый провал и это было очевидно.

— Мой... милый друг, выясни у губернатора, где размещают нынче таких долгожданных... гостей... как мы, — женщина говорила свистящим шепотом, — Свяжись с кораблем, Василий... Да не смотри на меня так... Я все объясню, прошу... — Пальчик, украшенный коготком, коснулся щеки Тильмана, — Иди же, встретимся там, куда нас привезли, я хочу немного подышать... Как только нам выделят помещение, собери всех, Мэлинн... Найди ее, жду вас обоих.

Леди-инквизитор поймала недвусмысленный взгляд Мендозы, пошатнувшись, поднимаясь из-за стола. Украшенная перстнями ручка сгребла почти пустой бокал — самый простой способ замаскировать самочувствие, известный человечеству во все века.

Криговец подчинился на удивление быстро, четким шагом направляясь к уже поднявшемуся губернатору. Тэмра со всей доступной для нее скоростью ринулась к дверям зала, не заботясь уже о репутации или чем-то там еще — к чему озадачиваться тем, что о тебе подумают, если ты можешь дать повод еще и поглумиться, рухнув в зале без чувств? Да и старый лис в своем кресле не сводил с нее взгляд...

Каблучки сапог рождали дробное эхо, Тэмра почти бежала, стремясь вырваться из лабиринта комнат и коридоров. Она чехвостила себя за то, что оставила механикуса на корабле, она припоминала его лишенную эмоций отповедь, вновь и вновь сотрясая воздух клятвами о последующем прилежании в их выполнении, ежели Император сочтет ее достойной продолжить жизнь.

Едва не скатившись по ступенькам широкого мраморного крыльца кубарем, запутавшись в шлейфе, леди-инквизитор сбавила темп и огляделась. На город опускались сумерки. Сады губернатора, тенистые и обширные, уже терялись в полумраке, скрывая под кронами деревьев точки изящных светильников. Она разглядела гвардейцев, карауливших на отдаленной дорожке, но напрвилась в обратную сторону — судя по звуку, четкому после какофонии приема, неподалек был фонтан или какой-то иной водоем. Шаги давались все тяжелее, Тэмра умоляла Тильмана справиться быстрее, Василия — телепортироваться прямо ей под ноги, а Мэлинн — сказать, что Ян умудрился остаться в живых... Даже предположение о потере дознавателя, а вместе с ним и целого отряда вызвали у Тэмры приступ паники и истерии, она не привыкла терять, ей претили методы иных ее коллег, пусть даже фон Кэйз и бесил ее неимоверно, этот доносчик и лизоблюд... Женщина не могла представить, что чувствовал криговец, потеряв товарищей, возможно, он был к этому готов и даже рад за такой исход, но для нее это была настоящая трагедия.

«Шуточки варпа... Нет, Император определенно имеет отличное чувство юмора, остается только выудить из залы Мендозу и мы соберем весь комплект желающих завладеть чудом из чудес...» — Тэмра облизала покрытые кровавой корочкой губы. Она медленно и с достоинством, на которое еще хватало сил, приблизилась к ближайшей скамье, но обошла ее, двигаясь дальше — ее оттолкнул резкий порыв, болезненная гримаса на бледном лице. Арчибальд Хантер поднял на незваную гостью затуманенный малоосмысленный взгляд и сплюнул под ноги.

Псайкер определенно пребывал в состоянии прострации, отреагировав на ауру Тэмры менее агрессивно, нежели на приеме. Его разум растворился в каком-то суррогате.

— Господин Хантер? — Поинтересовалась леди-инквизитор, — Вот мы и встретились лично. Как и договаривались. Вижу, общество аристократов влияет на вас дурно. Впрочем, вы недалеко ушли от расфуфыренного стада, — добавила она едва слышно. Тэмра отступила еще на пару шагов, увеличивая дистанцию, но не отворачиваясь от собеседника. 

— Аа-аа, это вы, бездушная леди... — Фыркнул демоноборец, утирая рот изрядно помятым и уже несколько испачканным платком, — Ну что же вы, уже спешите уходить, едва напомнив о своем присутствии? 

— Я ищу то же что, и вы, коллега, нас с вами привела на этот мир одна и та же цель.

Судя по почти расплывшемуся лицу Арчибальда, Тэмра пребывал на последнем рубеже своих сил. Организм принялся отторгать излишки, коие, конечно, таковыми не были, кровь наполнила горло, спазм сжал его, женщина инстинктивно потянулась рукой к шее, но так и не успела прикоснуться к ставшему внезапно воротом гарроты ожерелью. Глаза закатились и она, совершенно не заботясь об окончательно погубленной репутации в обществе, стала оседать.

«Прав был Аун’Сэш... Я не могу больше сопротивляться, мне нужно искать лекарство, а не плести сеть, в которой буду путаться я сама... И... э-эх, чертова принципиальность... Хантер, почему ты варпов псайкер?!»

Тэмра, будь она в состоянии, наверняка смогла бы оценить всю поспешность, проявленную коллегой, сменившим гнев на милость, и подхватившим хрупкую женщину буквально у самой земли. Инквизитор повисла на сгибе руки Арчибальда, пальцы мужчины сорвали полумаску, на мощеную серым камнем дорожку упали несколько темных в сумерках сгустков. Чего господину Хантеру стоила эта услуга, Тэмре даже и в страшном сне привидеться не могло, однако, он с деликатностью светского фокусника, сбросив перчатку, осторожно продолжил очищать от крови и слизи рот леди-инквизитора, давая ей возможность сделать такой необходимый глоток воздуха.

Вся паскудность ситуации вызывала у Арчибальда лишь одно желание — пустить кому-нибудь пулю в лоб. На руках обмякла и задыхалась неприкасаемая, от одного присутствия которой голова инквизитора готова была взорваться, одному Императору было известно, почему он еще умудрялся стоять на ногах и, что еще важнее — помогать этой ошибочной ветке эволюции продлить ее мучительное существование вместо положенного собрату по служению удара милосердия. 

Фон Классэн была легкой и неестественно мягкой. Лишенное полумаски, в неверном свете отдаленного фонаря, лицо женщины оказалось пикантно-скуластым, с маленьким подбородком и нежным, почти детским ртом. Темные, скругленные рунами, линии татуировок льнули к высоким скулам, спускались по щекам к подбородку, а там и на шею, скрываясь под волосами. Когда лиловые глаза Тэмры были закрыты, можно было без опаски уточнить каждую черточку очень бледного лица. Инквизитор успел нащупать пальцами инъекционный разъем на затылке женщины. Не смотря на импульсивность и несдержанность, сейчас Арчибальд, едва удерживая себя на грани ментального и физического истощения, умудрялся панике не поддаваться и холодно оценивать ситуацию. Коллега, водворенная на скамью, лежала поломанной куклой, только тяжелое дыхание оставалось признаком того, что леди фон Классэн склонна сопротивляться. 

Инквизитор, спотыкаясь, отошел от скамьи, опершись на ствол дерева. У входа в аллею обозначилось какое-то движение. Но это уже было неважно — волею Императора знакомство потенциальных врагов и союзников прошло даже более, чем в приватной обстановке. Расскажи Арчибальду о чем-то подобном несколькими днями раньше, он не поверил бы, проще было даже представить эту беспомощную стерву в его постели, чем его в роли апотекария. Однако, воля Императора, похоже, была свершена, оставалось полагаться на милость Его.

Тэмра лежала на скамье в позе эмбриона, она казалась сейчас столь хрупкой и совершенно безобидной, однако же, слабеющий разум почти прекратил контролировать барьер, поддерживаемый амулетами. Аура ментальной пустоты наползала, словно морской прибой на пологий берег, растекаясь тошнотворной волной.

Из сумрака аллеи вынырнули две фигуры — тяжелая чеканная поступь подсказала Арчибальду, что за своей хозяйкой явился тот, кто, по мнению аристократа, был недостоин сидеть с ним за одним столом. Следом за криговцем показалась нескладная, но впечатляющая фигура механикуса.

***

Тэмра нехотя приоткрыла глаза. Впрочем, она тут же закрыла их снова, словно бы рассеянный свет, наполняющий покой, был способен был обжечь. Припоминая события минувшего вечера, она старалась понять, отчего тело ныло, будто милейший инквизитор бил ее окованными сапогами по чему попало. Голова упорно не желала отрываться от подушки, спутанные пряди волос лезли в лицо, шарф затруднял дыхание.

Тонкая рука метнулась к лицу, стаскивая ткань и позволяя выдоху родиться вместе с тихим, полным досады стоном. Теперь можно было и на мир взглянуть. Там, в парке, она уже отмолила все грехи перед Императором, это наверняка... Живая. Значит, Тильман успел, умудрился вытащить ее из под носа любопытных оппонентов. Однако, теперь предстояло объясниться с криговцем, иначе придется его просто убить. Темра привыкла доверять лишь Василию, даже Ян за несколько лет службы при ней не смог заполучить доверия леди-инквизитора, а уж тут... Она совершенно не могла предположить, какие чувства испытывает к своей начальнице ротный, но тот факт, что она жива, не мог не греть сердца.

Спустя несколько минут женщине удалось приподняться и полу-сидя устроиться в подушках. Тильман замер рядом с окном, Василий — над столом, совершая какие-то одному ему известные манипуляции со своими пожитками. Помещение отличалось от каюты на корабле, значит, ее принесли в отведенные губернатором покои — вполне логично, хотя, Тэмра и ожидала, что очнется в лазарете — или того хуже, в пыточной. Криговец вновь скрыл лицо под маской противогаза и теперь она не могла видеть никаких эмоций — а ведь бледное татуированное личико леди-инквизитора более не было тайной для подчиненного ей ротного. Лиловые глаза наигранно-испуганно распахнулись — она знала, что Тильман наблюдает за подавшей признаки жизни женщиной.

— Подойди, — голос был тих, но тверд, — Помнится, я обещала тебе кое-что, — Тэмра без предисловий перешла на «ты» и даже изобразила улыбку, столь же приятную, сколь был бы милым искренний оскал тиранида.

Криговец подошел и навис над ложем леди-инквизитора, словно тот, кому было суждено слушать последнюю волю умирающего.

— В самом начале нашего знакомства я пояснила тебе, что все мы — те, кто служит всеблагому императору, однако, способы служения у нас совершенно разные. Не тебе судить меня... Но, я так же просила тебя, воин Императора, быть со мной честным и искренним, словно бы ты посещаешь исповедь и я — служитель Эклезиархии, принимаю тебя и слушаю. Я склонна доверять тебе, Тиль... — Тэмра укоризненно покосилась на замершего Василия, зная, что механикус сейчас размышляет, какое процентное соотношение представляет доля лицемерия в речи инквизитора, — поэтому я поделюсь с тобой кое чем. Очевидно, что я больна, не так ли? — Смех неприятно резанул слух, — И столь же очевидно, что я умираю и умерла бы без столь расторопной помощи, как твоя и Василия. И я благодарна... Поверь, — пальцы инквизитора коснулись руки криговца очень мягко, даже нежно, — Служа Императору, я сталкивалась с самыми мерзкими представителями ксеносов, по сию пору растлевающих одним своим существованием миры и планеты. Моей самонадеянности с лихвой хватало побеждать многих, но я всего лишь человек, амбиции и переоценка сил сыграли со мной злую шутку, последствия которой ты можешь видеть сейчас. Это отрава, яд, если угодно, подробнее ты можешь узнать у моего механического друга.

Женщина, не отпуская ладони Тильмана, вновь откинулась на подушки и замерла, в покоях повисла тишина, нарушаемая лишь пощелкиванием аугументики и шипением вырывающегося из противогаза воздуха.

— Я надеюсь на твое понимание. Я надеюсь, ты простишь меня так же, как сделал бы это наш всеблагой Император, именем которого я заклинаю тебя помочь мне в опасном мероприятии, искоренении того, что недостойно узреть свет Его и вкусить даров Его, — очевидно, речь удалась, Тэмра впервые поймала себя на мысли, что ей хочется быть искренней с этим совершенно простым человеком, фактически лишенным судьбы и выбора как такового. Лицо леди-инквизитора побледнело так, что темные линии татуировок выделялись на полу-прозрачной коже как шрамы.

Ответа она получить так и не смогла, беседу прервали абсолютно бестактным образом — в дверь гулко стукнули и голос, принадлежащий, очевидно, кому-то из обслуги дворца, возвестил обитательницу покоев о прибытии высокого гостя. 

Тэмра едва ли не испуганно натянула на нижнюю часть лица сползший белоснежный шелковый платок, вошедшая раньше прибывших горничная помогла леди сесть и поправила покрывало на постели. Тильман на этот раз отходить далеко не стал, оставшись подле изголовья кровати, а вот механикус отступил в тень ширмы.

За дверями послышались тяжелые шаги, Тэмра ощущала их так же, как собственное гулкое сердцебиение.

«Так быстро? Неужели господин Хантер решил нанести визит вежливости, пренебрегая этикетом, так скоро?» — В глубине души Тэмра надеялась, что Арчибальд действительно наплевал на всю эту светскую чушь и пришел осведомиться о здоровьи, а не тащить ее на допрос с пристрастием, но в покои вошел совсем не он. Удивлению женщины предела не было. Инквизитор Мендоза решил посетить свою коллегу и освежить знакомство, произошедшее с непростительной поспешностью на пресловутом приеме.

— Леди фон Классэн, — Арок приближаться не стал, мастерски скрывая неприятные ощущения в присутствии побеспокоенной женщины, — Приношу глубочайшие извинения, я не желал нарушать вашего покоя, однако, долг мой, как человека и как служителя Императора нашего всеблагого, посетить вас и удостовериться, что жизни вашей не угрожает ничего.

Говорил он мягко, словно перед ним была не умудренная опытом охотница на ксеносов, а неразумное дитя, совершившее ошибку.

— Мое почтение, уважаемый, — голосок у женщины стал нарочито слабый, располагающий к сожалению о ее состоянии, — Ваш визит — приятнейшая неожиданность, редко, вам это должно быть известно, весьма редко кто-то из коллег мог бы столь искренне посочувствовать мне, и уж тем более пожелать здравия.

Она не хотела обидеть гостя, но колкости были неотъемлимой чертой ее натуры. 

— Располагайтесь, я надеюсь, ваш визит будет долог настолько, что я смогу, как примерная хозяйка временного пристанища, организовать закуски, мой дорогой гость. Вы же не откажетесь от бокал вина?

— Я буду польщен вашим вниманием к моей персоне, — Арок был самой дружелюбностью, улыбка не сходила с его лица, но Тэмру невозможно было обмануть — слишком хорошо она знала стоящего перед ней человека, по крайней мере, сведений о нем вполне хватало, чтобы безоговорочно верить лишь десятой части искренних сожалений или же желания помочь.

— Я стал невольным свидетелем общения вашего компаньона и доверенного лица Арчибальда Хантера, из которого сделал выводы о вашем состоянии, — осторожно уточнил Мендоза, усаживаясь в кресло.

— Ах, мой друг, я ведь могу вас так называть? — Женщина шутливо отмахнулась, возложив узкую ладонь на вздымающуюся грудь над сердцем, — Это все нервное истощение, работа у нас с вами уж очень тяжелая, бюрократические проволочки, долгое путешествие... Вы понимаете меня?

— Понимаю... Местные чиновники и аристократия меня немало утомили. Мой вам совет, — находите позитив во всем. Новые знакомства, хорошие напитки, красивые женщины, — в вашем случае, конечно, мужчины, — Мендоза слегка усмехнулся, откидываясь на спинку. Старый лис прекрасно понимал, что ни одна из перечисленных леди причин не стоила теперешнего ее состояния.

Горничная расторопно подала леди-инквизитору мягкий шелковый халат, длинные широкие рукава почти скрыли татуированные кисти рук, а блестящая ткань — нарочито подчеркнутые формы тела. И лишь затянутые в высокие сапоги ножки фон Классэн вызвали у коллеги зкономерный и оправднный интерес — едва живая, она не рассталась со своей обувкой, даже пребывая в постели.

— Давайте же покинем это скорбное место, ваше общество отгонит призрак недомогания, я уверена, — Тэмра, собрав все силы, с достоинством прошествовала к дверям в соседний покой, наверняка кабинет или столовую — лишь бы только отвлечь внимание Арока от копошащегося с инъекторами механикуса. Тильман последовал за ней, однако, сохраняя дистанцию.

Действительно, соседней залой оказался светлый и приятный кабинет, напомнивший женщине аналогичное помещение на вилле ее бабушки. Предупредительные слуги уже накрыли стол.

Жестом отослав слугу, Тэмра принялась ухаживать за гостем самостоятельно, хотя руки еще ощутимо дрожали. В бокалы было налито вино, на украшенные искусной гравировкой блюда разложены ломтики пряного мяса.

— Значит, я могу не скрывать перед вами, мой друг, своей природы, — инквизитор говорила с нарочитым нажимом в голосе, медленно стягивая шелковый шарф с лица, — смысла таить свою особенность не было — Арок был сильным псайкером, а значит все уже понял, как и почувствовал активацию защитного амулета. Однако, это человек, вероятно, общался с неприкасаемыми дольше и ближе, раз смело вошел к одной из подобных в логово.

— Благодарю, — Арок принял столовые приборы из рук Тэмры. — Извините меня за нескромный вопрос. Что за ограничитель вы используете? Я вперые...Так легко общаюсь с неприкасаемым.

Тэмра вспыхнула, в лиловом взгляде зажегся нехороший огонек, но пухлые губы женщины изогнулись в улыбке:

— Мой друг, Эклезиархия столько лет боролась с носителями пустоты, впрочем, как и с псайкерами, что были изобретены довольно эффективные амулеты, активация которых дает возможность использовать силы таких, как я во благо служения Императору. Однако же, вы — один из немногих, кому вот так запросто позволено касаться... — Леди-инквизитор смягчила нотки гнева фамильярным жестом — поправила белоснежную салфетку, выбившуюся из-за воротника мужчины, — Простите, я никак не могу привыкнуть к тому, что не нужно оправдываться, что у подобных мне есть друзья, а не только покровители или... Хозяева...

— Почемуже вы так думаете? Возьмем мою старую знакомую Сибилу — она научилась жить с этим даром и даже нашла свое место в жизни.

«А этот ловец еретиков опасней, чем мог показаться и не так туп, как ты считала, Тэм, ты только посмотри, расточает обаяние, ручку едва не целует, так, глядишь, и выгорит сотрудничество,» — мысленно фыркнула Тэмра.

— Место в жизни есть и у меня, мой друг, — женщина снова улыбнулась, пальцы ненавязчиво поигрывала кулоном-инсигнией, извлеченной из глубокого декольте халата, — Я служу всеблагому Императору в меру своих скромных сил и нахожу в этом утешение, однако же, мое служение не радует не только врагов, но и родственников, — Густые темные ресницы скрыли лиловые глаза инквизитора, — Милейший Арок, я урод, рожденный в уважаемой семье, вы же знаете, какие матримониальные планы рухнули, стоило дару проявиться?

Арок уловил напряжение собеседницы.

— Дорогая леди, я имел ввиду нормальную жизнь. Где нет... Всего этого. Я пробовал начать новую жизнь... — Арок вдруг стал печален, как никогда, эти воспоминания несли лишь боль. — Я был женат, у меня даже есть трое прекрасных отпрысков: Артур, Виктор и дочь Агнес. Но... Увы, мое прошлое забрало жену, и чуть не лишило детей. И я завидую каждому, кто умеет забывать и не оглядываться.

Тэмра изобразила сожаление — нет, она могла быть искренней и даже понимала, о чем говорил Мендоза, но они оба были здесь сугубо по делам, светский уединенный вечер лишь ненадолго сблизил коллег, а мог и растолкать по разным углам. 
— Приношу извинения, это не та тема, которую я хотела бы обсуждать, если она приносит лишь печаль, — Тэмра покачала головой, блестящие кольца черных локонов несколько секунд беспорядочно волновались вокруг бледного треугольного личика леди-инквизитора, — Вы все равно выглядите вполне довольным жизнью, — она прикусила язык — слишком уж явно она пошла в атаку, но тут было лишь два варианта — а Мендозе стоило напомнить, что он сейчас не в темном прошлом, а в экзотическом настоящем, тут спасло бы только обаяние хорошенькой женщины.

Арок подмигнул фон Классэн. Он был весьма рад этому визиту, ведь в его планы входило наладить со своими колегами отношения. Плюс ко всему, Тэмра оказалась намного податливей, чем о ней писал Тень. Она точно была воспитана, пусть ее дар и отразился в полной мере на манере поведения.

«Прям как Фраука, только женщина», — подумал инквизитор.

— Дорогая Тэмра, не сочтите за грубость и излишнюю любознательность. Но... Кто вас послал сюда?

— Мой друг, мне пришло шифрованное сообщение через астропата, я привыкла доверять руководству своего Ордоса, потому как оно было отмечено высшей формулой секретности, — Тэмра пригубила вина, чуть смочив терпким напитком губы, — А вы? Ордо Еретикус, насколько мне известно, не особо интересуется чем-то подобным или же вас прислали ограничить нашу с Арчибальдом спесь? 

— Ордо Еретикус Сегментума Солар нужен данный артефакт. Плюс — это моя работа, ведь наш Ордос занимается тем, что роеться в «мусоре» других организаций, чтоб найти признаки ереси. Это уж никак не работа Маллеус и, тем более, — Ксенос. Но... Я хочу вам предложить сделку.

«Вот, дошли до сути... Ах, мой милый Арок. Вот где карнифекс потоптался! Сделка, как же,» — Тэмра продолжила следить за безэмоциональным лицом Мендозы, выискивая признак отравы, коию обычно принято пихать как наживку, — «Что ж, спляшем. Ваш тур первый, Еретикус, я пока буду ведомой, ежели вам так удобней.»

— Я открыта любым здравым компромиссам, друг мой, — леди-инквизитор вновь отпила маленький глоток из бокала, — Я слушаю вас.

— Сотрудничество, совместная работа и раздел полномочий, — Мендоза сложил руки замком и оперся на них, — Но для полного компромисса мне нужно знать... На кого вы работаете, Тэмра фон Классэн?

Поименованная молчала, улыбаясь ровным рядом белоснежных зубов, молчала многозначительно, со вкусом.

— Не хотите говорить... — Казалось, Мендоза должен разразиться гневом, но он улыбнулся, — Пусть будет так. Леди, я готов обсудить условия нашего договора и вновь увидеть вас, но уже позже. Еще очень много дел нужно совершить.

— Мой ответ вам известен, дорогой коллега, — соглашаясь, поспешила оборвать Арока Тэмра и поднимаясь с кресла, опережая в этом самого Мендозу.

— Тогда позвольте откланяться. — Как ни старался инквизитор, поспешность выдавал и неприятные ощущения, коими мог похвастаться любой псайкер, и то, что гость понял, что не получит в этом обществе большего, на что рассчитывал и надеялся.

***

Стоило двери за Мендозой закрыться, Тэмра довольно прытко покинула кабинет, вернувшись в спальню. Горничная, миловидная курносая простушка, аппетитная и молодая, помогла подготовить одежду, но была выдворена из покоев, потому как леди-инквизитор предпочитала одеваться самостоятельно, а вот раздеваться...

Вспомнив галантность Арока, Тэмра усмехнулась и покачала головой. Разговор вышел хоть и короткий, но занятный, перспективный, так сказать. Оставалось надеяться, что господин Арчибальд Хантер окажется столь же любезным при личном общении и будет пребывать в хорошем расположении духа, потому как к нему Тэмра рассчитывала отправиться по утру.

Облачившись в узкие бриджи и туго перешнуровав сапоги, женщина накинула на голое тело просторную белоснежную шелковую блузу и, ухватив с трюмо пузырек с ароматическим маслом, коснулась сначала горлышка, а потом пальцы прошлись по ямочке между ключиц, за ушами, на запястьях и в ложбинке между грудей. Последним штрихом стала короткая курточка, подчеркивавшая тонкую талию инквизитора. Взбив волосы, Тэмра прикрыла лицо шарфом, застегнула на бедрах широкую полоску ремня и устроила оба пистолета под ним за спиной.

В дверь покоев стукнули два раза — вернулся Тильман, а с ним и выживший гвардеец.

Лейтенант стоял по стойке смирно, по крайней мере пытался. Рёбра всё ещё болели после «душевного удара» урода. Перед лицом, скрытым простым форменным противогазом, стоял ротный, держащий руку на поясе. Как-то солдаты привыкли к своему командиру, и рядом с ним было как-то спокойней. Оберграут же переоделся из парадного мундира в свой, обыкновенный. Начальница цокала каблуками, расхаживая взад-вперёд и вокруг лейтенанта. Каждый шаг в ушах отдавался эхом. Но больше молодого криговца нервировала трость с острым наконечником в руках женщины в мужской одежде. От таких можно ожидать всего.

— Докладывай, лейтенант, — потребовал Оберграут. Психо 87123 набрал в лёгкие воздуха и начал:

— При сопровождении дознавателя фон Кэйза в баре подулья, мы столкнулись с ксеносом, эльдар. С ним был чернокожий человек с жёлтыми волосами и белый человек, в костюме пилота. Помимо прочего с ним так же были Извращения над Самой Идеей Его, освежеванные трупы в металлическом контуре. Именно один из них и был тем, кто забрал мессера фон Кэйза. Второй изврат был уничтожен. Я подвёл Императора и Вас, мой командир.

— Эльдар?! — Женщина остановилась прямо перед лейтенантом. Правда, она едва доставала тому до подбородка, но ощущение было такое, что пылающие лиловые глаза находятся на одном уровне с лицом солдата, — Здесь?! Упаси нас всех Император, этот город поражен скверной ксеносов! Худшей ее разновидности! Что, что еще ты видел? Успел разглядеть это существо? — Тэмра старательно скрывала интерес, голос ее стал просто ледяным и звонким, как перетянутая струна, вгрызаясь в мозг раскаленной иглой.

— Никак нет, миледи, — Голос высоченного криговца шёл приглушённо из-под маски и фильтров. Лейтенант почувствовал, как по лицу идёт пот. Эта маленькая женщина почему-то внушала страх. Необъяснимо.

Трость гулко стукнула в пол. Она отошла, вернулась, обошла лейтенанта кругом, потом, куда спокойней продолжила, словно спохватившись:

— Фон Кэйз изменил план, я прощаю тебя, как простил бы Император, однако же, если твой командир решит вынести наказание, препятствовать не стану.

— Никак нет, мэм. — Оберграут сцепил руки за спиной, что на языке жестов полковника означало крайнюю злость. Не по отношению к лейтенанту. Его раздражал неведомый ксенос-убийца. — Напротив, я смею просить командование присвоить Лейтенанту Психо 87123 внеочередное звание, за проявленный героизм и то, что Император позволил ему донести до нас эти вести.

— Я походатайствую вместе с вами, — Тэмра скривила губы в жесткой усмешке, несколько секунд глядя в непроницаемые линзы противогаза. Она почти чувствовала прикосновения холодных колючих и опытных пальцев ксеноса к своему позвоночнику, она слишком отчетливо помнила ласкающие движения рук и удовлетворенный смех, тошнотворную глубину взгляда склонившегося к ее распростертому телу существа. Это было давно, однако, все пропыло перед внутренним взором женщины снова, заставляя поежиться и искать опоры, личико Тэмры побелело, она сделала пару неуверенных шагов.

В покои вошёл слуга, держащий перед собой расписную коробку. 
— Миледи, — он склонился, — эта посылка для вас.



← Предыдущая глава
Еретик 615 22.03.2013 1
2
 


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта
Навигация
Комьюнити
Общение
Система Orphus


службы мониторинга серверов Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru