Библиариум
Черная Библиотека

Мариан Станглер, дознаватель Ордо Маллеус, резко выдохнула и вытерла покрывшийся липкими каплями пота лоб тыльной стороной ладони. Медленно, как её учили, сделала два шага влево, перенося вес с ноги ногу, и провела атаку. Тщетно. Удар вскользь задел щеку противника, а к дознавательнице уже стремительно приближался металлический кулак, под который она ловко поднырнула. Она привыкла, что этого удара справа следует избегать любым способом. Радость успеха была недолгой — маневр остановил локоть, Мариан успела закрыться, но на мгновение потеряла равновесие. В этот же момент её противник, продолжая начатое движение, обхватил её руками и подсек ноги. Станглер рухнула на холодный пол, прижатая весом партнера по спаррингу, а в миллиметре от её лица замерли сжатые в кулак стальные пальцы.

— Ты не пользуешься своим преимуществом. Ты более юркая и быстрая, но пытаешься сразить меня прямой атакой. 

Мужчина отпустил дознавательницу, встал и подал ей руку, помогая подняться. Тренировки вдвоем, поначалу изнурительные и болезненные, теперь были частью ежедневного ритуала.
Мариан окинула взглядом своего учителя: довольно высокий, широкий в плечах, крепкий, темноволосый мужчина мог бы показаться совершенно не опасным, однако, каждое его движение, будь то простой шаг, жест, поворот корпуса — все наполнялось пружинистой грацией, мышцы тугими клубками ходили под смуглой кожей. 

Черты лица Икария Майнера были излишне простыми, даже резковатыми, это впечатление усиливалось довольно грубыми шрамами, один из которых пересекал левую скулу и переходит на щеку, второй, бывший некогда раной, едва не стоившей учителю глаза, огибал правую глазницу. Легкая небритость еще больше усугубляла заурядность осязаемого портрета. 
Но глаза, их мягкая глубокая зелень, оттененная густыми темными ресницами, привлекали внимание — и сейчас они созерцали дознавательницу с легкой насмешкой.

Искусный иссиня-черный протез заменил инквизитору всю правую руку и часть груди, а черные нити странного металла уходили глубоко в тело, вгрызшись в кожу подобно хищникам. И чем больше Мариан старалась не смотреть на увечье, тем чаще нарывалась на едковатый комментарий в свой адрес. Станглер подозревала, что подобные механизмы не могли быть созданы с помощью технологий Империума. Но расспрашивать не торопилась, она знала, что когда придет время, Майнер вполне способен сам рассказать эту историю и еще чуть выше приподнять завесу тайны своей прошлой мрачной жизни. 

Немногословный, упрямый и язвительный, инквизитор-реконгрегатор, Икарий мог вызвать у большинства людей, да и коллег неприязнь и даже ненависть, но его отношение к собственной свите было сродни отеческому. Потому-то, заметив усмешку, женщина фыркнула и, прихватив со стойки полотенце, направилась к выходу из тренировочной залы.

Кивком поблагодарив дознавательницу, инквизитор проследовал в свою личную комнату. Дом на окраине улья Демн Прайм служил Икарию и его свите временным убежищем. Облачившись в армированный плащ с нашивками инквизиции, повесив на пояс силовой меч и скрыв лицо непроницаемой маской, инквизитор взял со столика один из планшетов и пробежался глазами по строкам письма, пришедшего пару месячных циклов назад.

Класс: Фиолетовый/Дельта. 
Дата: 703.M41. 
Автор: Недостаточный уровень доступа. 
Тема: Инквизитор Арчибальд Хантер. 
Получатель: Икарий Майнер.

«Мой дорогой друг. 

Пользуясь нашим с Вами взаимным расположением, спешу довести до Вашего сведения пожелание связующего всех нас звена мудрости из оплота веры, освещающей путь во мраке неизвестности. Служение Ваше хоть и увело достойного воина из нашей обители, однако, цели не изменились и нынешнее положение вещей требует Вашего вмешательства и помощи, к которой мы все вынуждены обратиться во избежание огласки и порочной тени.

Цель Ваша — подтвердить или опровергнуть домыслы Еретикус, но привести приговор в исполнение ранее наших хитроумных коллег. Ваше положение позволит вести наблюдение без привлечения внимания, однако, Он наделяет вас полномочиями, а мы — средствами нести волю Его в погрязший в пороках мир Тригондана. 
Арчибальд Хантер, полагаю, известен Вам, возможно, даже знаком. Еретикус имеют едва обоснованные подозрения, которые, при должном раскладе могут стать твердыми доказательствами отступничества достойного инквизитора с избранного пути. Щекотливость ситуации заключается в том, что сей достойный инквизитор является наследником уважаемой семьи и огласка подобного обвинения повлечет ненужные и плачевные перемены, которые, согласитесь, всегда болезненны, ежели не имеют надобности.

Охотник, пользуясь своими связями и оборотами дукатов, ведет весьма вольный образ жизни, слухами Терра полнится. Пренебрежение к некоторым вещам влечет подозрения в связи с Ксантитами и, более того, исчадиями варпа, — и на сей день время играет не в пользу Арчибальда. Официально подсылать к нему агента — обрекать на провал нашу милосердную миссию, будь то суд или же посильная помощь.

На Тригондан так же отправляется Арок Мендоза — и его Вам стоит опасаться куда больше, чем кого бы то ни было иного. Еретикус инициировал поиски артефакта на планете, однако, Механикус, чей корабль подвергся нападению, весьма недвусмысленно дали понять, что ничего не пропало — выходит, Демн Прайм — ловушка, а вот для кого? 

Вы должны понимать, что высокопоставленные чины Ордо Маллеус не смогут закрывать глаза на обвинения в адрес одного из своих представителей, Вам поручается вышеназванная миссия и наблюдение. 

Хвала Императору, у Вас, мой друг, имеется одно существеннейшее преимущество, но не будьте тщеславны, Хантер, коснись опасность его собственной судьбы или будь у него выгода — страшный противник.

На Тригондане Вас ожидает связной, Гаворн Тефиз. Ваше нынешнее положение позволяет вам не стесняться в выборе средств и это еще одна причина, по которой я прошу именно Вас. Подробности получите у моего человека, и я надеюсь, что опасениям нашим не суждено оправдаться — в противном случае Ордос потеряет гораздо больше, нежели обретет, очистившись...»

Инквизитор хмыкнул. Информация от связного была полезной, но далеко не исчерпывающей. К моменту водворения на Тригондан Хантера, туда же, словно мотыль на ослепительный свет, примчалась иная неожиданная «добыча», вполне способная стать охотником. Ордо Ксенос решил не отставать от прочих и, клацая бритвенно-острыми каблуками, во дворец губернатора явилась леди фон Классэн. 

Наблюдать становилось все интересней — однако, увы, гораздо опасней. Пришлось осторожно поднять старые связи. Благо, собрание из представителей каждого из Ордосов было не тем событием, которое можно легко скрыть. А уж то, что Арок Мендоза, слывший человеком столь же утонченным, сколь и грубым в выборе средств для достижения цели, пытался подкопаться под Хантера, который, в свою очередь, разнюхивал под охотницу на ксеносов, Икарий узнал из более... надежных источников. Но еще более заинтересовало инквизитора неожиданное исчезновение леди Тэмры.

— Джейс!

Появившийся словно из ниоткуда, худощавый человек замер перед Икарием, улыбаясь. Руки убийцы лежали на поясе, едва касаясь рукоятей кинжалов.

- Ты знаешь, что делать. Найди.

Освежившаяся, Мариан вернулась в кабинет. Женщина увидела, как ассасин храма Вененум поклонился инквизитору и стремительно ушел, не убирая с лица жутковатой улыбки.

Дознавательница вспомнила первые слова, которые услышала от учителя насчет этого убийцы:

«Никогда не улыбайся, если не поняла шутку Джейса. Тогда он просто обидится, а не перережет тебе горло.» 

Но своеобразное безумие ассасина отнюдь не делало его менее полезным для инквизитора. Взглянув на наставника, Станглер заметила, что он снова надел маску. Икарий снимал её крайне редко и неохотно, делая исключения лишь для приближенных членов своей свиты. Мариан надеялась, что когда-нибудь сможет понять и эту... «особенность». 

А подобных странностей было много. Чего только стоила свита инквизитора. Ассасин, Техномаг Дрейк, сестра из ордена госпитальеров по имени Альбия и даже Космический Волк. Вот только псайкеров в окружении Майнера не было по одной простой причине — Икарий был носителем ауры ментальной пустоты.

— У вас есть указания для меня, господин инквизитор?

— Да, — когда Икарий слегка коснулся её плеча, женщина даже не поморщилась. Она давно привыкла и к отторгающему ощущению ауры, и к прикосновениям. — Помоги Дрейку с сортировкой информации о нашей цели. Мне нужно всё, что вы сможете найти. Где, когда, зачем, почему и в какой позе. Всё. — На немой вопрос, вызванный явным недоумением, инквизитор ответил в свойственной ему манере — с толикой насмешки и снисходительности: — Наш механический друг не всегда может объять нелогичное, а остатки его человечности так малы, что вряд ли Дрейк способен без помощи теплокровного существа, именуемого человеком, прийти к консенсусу с самим собой.

***

«Склонитесь пред Бессмертным Императором, ибо Он наш Заступник. 
Восторгайтесь Бессмертным Императором, ибо велика жертва Его во имя Человечества. 
Восхищайтесь Бессмертным Императором, ибо строго Он вас наставляет. 
Благоговейте пред Бессмертным Императором, ибо во веки веков Он надзирает за вами. 
Почитайте Бессмертного Императора, ибо священна мудрость Его. 
Превозносите Бессмертного Императора, ибо неодолимо и извечно могущество Его. 
Прославляйте Бессмертного Императора, ибо видит Он все. 
Восхваляйте Бессмертного Императора, ибо нескончаемо владычество Его. 
Славься Бессмертный Император, Повелитель наш и Наставник...»

Арчибальд глубоко вдохнул и расслабился. Известий из подулья пока не было, разве что таинственное исчезновение леди фон Классэн немного тревожило охотника за демонами — амбициозная аристократка имела все шансы заполучить искомую вещь куда быстрее Еретикус или Маллеус. Однако конкретное местоположение леди-инквизитора определить оказалось совершенно невозможно, арбитры, опрошенные лично Хантером, упорно отказывались освещать направление прогулки Тэмры, а свита носительницы ауры ментальной пустоты тактично и холодно игнорировали аристократа с инсигнией, полагаясь на защиту своей госпожи. 

Но Арчибальд не ведал малодушных приступов отчаяния — если официальные источники отмалчивались, всегда существовали те, кто имел тенденцию держать глаза и уши откытыми. Фон Классэн видели неподалеку от поста арбитров, а позже — рыскающую на месте взыва притона, имевшего весьма конкретных посетителей... 

Демоноборец поднялся с колен и направился к необъятному письменному столу. О леди фон Классэн данных было унизительно мало — да и те, скорее, больше напоминали сборник сплетен и не совсем приличных слушков. Однако, Хантер привык к тому, что в аристократическом обществе даже подобного сорта информации стоит, если не доверять, то искать в куче перегноя зерно истины.

Потомок древней фамилии, единственная наследница огромного торгового картеля, Тэмра оказалась ложкой дегтя в бочке с благословенным императорским медом — род фон Классэн был одним из прямых конкурентов семьи Хантеров — потомственные псайкеры, выпествованный дар, четкие схемы браков... Да, Тэмра была позором — и единственной надеждой. Неприкасаемая, чей дар простирался далеко за пределы тщедушного тельца, заставляя избавляться от теплокровной прислуги и сторониться общества. И все же... Арчибальд задумчиво посреб подбородок. С такими характеристиками, столкнись он с дамочкой, у псайкера были бы все шансы оплавить мозги и заработать обширное кровоизлияние. Но холеные руки инквизитора прекрасно помнили прикосновение к гибкому телу леди фон Классэн, эту пародию на объятие, эту противоестественную помощь... Вывод напрашивался сам собой — женщина затравила свое проклятие настолько сильно, что умудрялась неплохо маскироваться под обыкновенного человека... Оставалось лишь догадываться, чего ей это стоило, а вот коллегам — интересоваться ценой и с десяток лет искать источник силы, способной приглушить отващающую пустоту.

Арчибальд отложил планшет с записями и перевел взгляд со скупых строк на довольно неплохой портрет. Леди Тэмра слыла красавицей, но на вкус терранца выглядела бледно, жестко, холодно и агрессивно. Худоба и мрачность прелести не добавляли, однако, Арчибальд мог понять и тех, кто за один лишь благосклонный взгляд бездонных лиловых глаз отдавали тело и душу в услужение охотнице на чужих.

В дверь кабинета тихонько постучали. Инквизитор раздраженно фыркнул и смел оставшиеся на столенице бумаги кончиками холеных пальцев так, что листы скрыли точеный профиль леди фон Классэн.

— Мой господин, — на пороге мялся секретарь с поразительно претензиозным именем Валентар — и это при довольно посредственной внешности и, увы, еще более посредственном интеллекте. — Из подулья вернулись Ийоме и Фалькон, они ожидают вас в малой зале...

— И мне наверняка нужно поторопиться, — язвительно бросил Арчибальд и презрительно указал на выход. Демоноборец знал почти точно, какие именно сведения раздобыли два нанятых в клоаке Демн Прайм соглядатая. Они получили изрядное вознаграждение — а обманывать того, чья власть была абсолютной, конечно, после весьма далекого Императора и властьимущих лордов, было более чем опасно... 

Хантер неторопливо покинул кабинет и направил затянутые в тяжелые сапоги стопы в обозначенный зал. Тень, которую отбрасывала фигура инквизитора, сначала послушно сочилась позади, слабая и серая, но постепенно она набиралась густой тьмой, а едва Арчибальд достиг ступеней лестницы, восстала с мраморных плит пола, вздыбилась и затрепетала.

— Ты слишком нагл, отродье варпа... — Прошипел мужчина, но остановился и нехотя обернулся. Колеблющаяся субстанция окончательно восстала и восприняла очертания человеческого силуэта. Алые чадящие опасным светом глаза уставились на Хантера с нескрываемой ненавистью.

— Я нашел женщину, хозяин... — Утробно пророкотало существо, расплываясь и снова возвращаясь к избранной форме.

— И что же женщина? — Перед внутренним взглядом Арчибальда вновь возник портрет Тэмры фон Классэн. 

— Она вернулась в город... Она пахнет смертью, она почти мертва... — Не меняющимся тоном продолжал вещать демон, — Ее слуги нашли нору, она теперь приползла туда и там остается, но мне нет хода в эти стены...

— Тогда находись рядом, безмозглая тварь! — Вспылил инквизитор, но тут же осадил свой норов, цепким взглядом окинув тускло освещенный коридор. Пусть он и находился на собственном корабле, но груз хранимых тайн заставлял его жить с оглядкой всегда.

Демон глухо зарычал, отступая и вновь сливаясь с тенью, постепенно тая на плитах пола.

***

После нескольких эпизодичных часов неуставных отношений с леди фон Классэн Тильман справедливо рассудил, что лучше бы на этом внимания не заострять, а то так можно получить обвинение и новое отверстие от пистолета комиссара. А лишние отверстия в неснимаемом противогазе противопоказаны полковнику Корпуса Смерти. 
Новость о переезде застала Оберграута в момент тактических учений расквартированных в выделенных для солдат Корпуса помещениях во дворце Губернатора. Простому солдату, коим, по факту, и являлся Оберграут, приказа вполне было достаточно.

— Собирайте вещи. — Гаркнул сквозь противогазную маску полковник своим гвардейцам. — Приказ передислоцироваться, готовность полчаса. За Императора! Капитан Циммерман, подойти ко мне.

Несколько десятков людей в серых шинелях и противогазах с длинным хоботом сорвались с мест и двинули в «казарму», собирать немногочисленные пожитки, в основном, оружие и неодетую сбрую. Капитан широким шагом подошёл к командиру.

— Проследи, чтобы после гвардейцев ничего не осталось.

***

Оберграут осматривал особняк, включив в линзах своего эксклюзивного противогаза тактический режим. Территория предстала как нагромождение геометрических фигур, при задержке взгляда на которых появлялся краткий анализ позиции. Собственно, именно этим сейчас Тильман и занимался, указывая наиболее выгодные для обороны места гвардейцам, которых фон Классэн почтила целым первым этажом.

Оберграут вытянул руку вверх с выставленными указательным и большим пальцами. Вперёд подался гвардеец с винтовкой. Полковник указал на балкон. Солдат отдал честь и направился к указанному месту. Схожим образом были распределён весь личный состав и назначены патрули, ответственным за которых был назначен капитан Циммерманн. Хьюго инструктировал вверенных патрульных, используя истинно криговский мат. Тиль под противогазом закатил глаза, делая вид, что не слышал этого и направился на личный осмотр территории. 

Стоит сказать, что ротный был абсолютно не в духе. Не далее, как час назад получил записку от комиссара Тибериума. Этот сын отродья Хаоса собирался посетить для получения отчёта поступивших в распоряжение леди Инквизитора криговцев. Это нисколько не радовало Оберграута, и даже бесило. Криговец шёл по саду, осматривая наспех починенную оградку и растительность, как вдруг раздался оглушительный визг взрослого мужчины. Полковник вытащил лазерный пистолет и выставив его вперёд, медленно зашагал, включив режим поиска в своём визоре. Крики внезапно затихли. Полковник, побродив ещё какое-то время с лазпистолем в руке и никого не обнаружив, выключил тактический режим и убрал оружие, останавливаясь для небольшой передышки.

В следующую секунду из-за деревьев, скрывающих живописную запущенность некогда великолепного сада вокруг здания, появилась маленькая хрупкая фигурка ребёнка с механическим протезом вместо одной руки и в капюшоне, поверх которого была надета... Криговец, если б мог, протёр кулаками глаза. Фуражка комиссара. И что-то в душе ротного не позволило усомниться, что прежний обладатель этой детали амуниции не более, чем прах... И это же что-то остановило руку, потянувшуюся к кобуре. Тильман не узнавал сам себя... Ему даже померещился на несколько секунд глубокий, точно воронка варпа, взгляд новой госпожи... 

Оберграут всем сердцем ненавидел комиссаров, этих слуг Его, считая их насквозь продажными и еретиками. Малец, приблизившись на дозволительное расстояние, низко поклонился ротному и поприветствовал его. Голосок действительно принадлежал настоящему ребенку, но вот выговор... Криговец никогда не слышал подобной напевности, мягкие нотки облагораживали готик, обволакивая сказанные слова.

***

Тэмра возвращалась — и теперь, с полной уверенностью, хотя бы на некоторое время, она могла сказать «домой». В особняк Бовэ. Она знала или догадывалась, что может ждать ее за кованой калиткой, в великолепной дикости запущенного сада, стоило гравикару остановиться. Стальные каблучки дробили выложенную натуральным камнем дорожку — и только женщина знала, скольких усилий ей стоило преодолевать малодушную слабость, пряча под чужим плащом поникшие плечи и сутулую спину; рассыпавшиеся из подобия небрежной прически волосы плыли черными локонами по воздуху, свиваясь кольцами по плечам или же прихотливо окружая голову женщины своеобразным черным ореолом.

Дом... Нет, не вилла леди фон Классэн, — менее эффектное здание, знававшее и лучшие времена, но обладающее собственным шармом старины — а ведь его выстроил, несомненно, чудак, влюбленный в ранний готический стиль, что Тэмра невольно улыбнулась. Она заметила у входа своих охранников, впрочем, инквизитор была уверена, что Тильман позаботился о должном патрулировании немаленькой территории. Криговцы вытянулись и походили на статуи, созерцая мир и приблизившуюся женщину сквозь линзы противогазов.

— Славно, — Тэмра накрутила один из непослушных локонов на пальчик и огляделась еще раз — место, выбранное Мэлинн, оказалось куда более удачным, чем могла предположить женщина — удаленность от центра верхнего яруса, заполненного аристократическим стадом была едва ли не подарком Императора.

Неторопливо войдя внутрь, в мрачный, освещенный настоящими факелами холл, инквизитор прислушалась и принюхалась — пыль, запах старых деревянных панелей отделки, камня, но были и новые: дом стал обитаем.

В планы Тэмры входило несколько жизненно важных моментов, как то удостовериться, что ее новые компаньоны прибыли и не знают ни в чем отказа — это забавляло, потому как леди начала опасную игру, впустив под свой кров ксеносов, но она не боялась, она уже пережила свою смерть от яда, пережила «гостеприимство» эльдар в подулье — она была необходима, а они были необходимы ей.

Но сначала нужно найти оплот своего спокойствия, того, без кого Тэмра уже не чаяла обрести спокойный сон и уверенность, этакую опору.

Изучая доставшиеся ей апартаменты, Тэмра шла по первому этажу. Надо было отдать должное ротному — при виде женщины все солдаты замирали в почтительности, оставляя свои насущные нужды — Мэлинн с толком распорядилась недвижимостью — залы, наполненные теперь криговцами, служили своеобразными казармами, через которые, если кому-то взбредет в голову покуситься на покой инквизитора, еще нужно будет пройти.

Ей не составило труда отличить высокую фигуру Тильмана, наряженного все в ту же форму, от всех остальных. Она знала, что криговец задолго до ее прихода знал, что она уже здесь. Обернулся медленно, не дожидаясь, пока обволакивающий голосок леди-инквизитора зазвучит зале.

Тэмра осенила себя знаком аквиллы — вышло очень изящно даже для столько раз употребляемого и зазубренного с малых лет жеста — ручки женщины легли на грудь, а потом священный знак трансформировался в наигранное недовольство, теперь инквизитор просто скрестила руки на груди и всем своим видом показала, что ожидает чего-то, например, доклада, а вот лиловый взгляд, проникающий, казалось, даже под линзы маски, уже пояснял, что не здесь, но желательно — сейчас. Спустя несколько секунд Тэмра развернулась и зашагала к выходу, она знала, что Тильман пойдет следом. Мэлинн в своем сообщении подробно обрисовала планировку и теперь инквизитор решила наведаться в комнаты, выделенные для ее человека, того, в ком она остро нуждалась. 

Она остановилась и замерла перед дверьми — пусть и будучи хозяйкой в доме, она презабавно дожидалась Тильмана, дабы тот, соблюдая этикет, сам пригласил ее войти и открыл перед ней двери. 
Дождавшись и оказавшись внутри, Тэмра улыбнулась — именно так она и представляла это логово. Обернувшись к ротному, женщина поинтересовалась:

— Как обстановка? Удобно? Возможно, что-то нужно? — А подойдя ближе, царапнув коготками ткань мундира, продолжила, — Не скучали ли без меня?

Оберграут, ступивший на странный путь еще с утра, преспокойно остался стоять на месте.

«Провокаторша...» — Как-то беззлобно подумал он.

— Никак нет, миледи, — чётко, хоть и с запозданием, отчеканил криговец. — Всё максимально надёжно для обеспечения безопасности. Только один вопрос.

Гвардеец выдохнул, заставляя фильтры издать протяжное «фхш».

Тэмра фыркнула и, повернувшись спиной, облокотилась на своего охранника. Задрав голову вверх, она широко улыбнулась:

— Во-первых, у нас с вами договор, милейший, пока мы вне внимания ваших воинов, снимите уже этот ужасающий атрибут, — инквизитор щелкнула коготками по маске. Голос Тэмры звучал опасно, слишком мягко, почти напевно лились слова. — Вам не нравятся эти покои? — Тонкая, покрытая татуировками ручка обвела уютную комнату, — Хотите обитать ближе ко мне? Ах, Император всемогущий, я же обещала, вы будете всегда подле меня, не так ли? — Смех был тоже красивым, музыкальным, ироничным, подлым, похожим на многообещающую пощечину. 

«Темнит, хочет спутать меня...» — В этом криговец был уверен, однако же, виду не подал. Всё же повинуясь приказу фон Классэн, мужчина взялся за основание шланга и потянул вверх, снимая маску. Это было грубейшим нарушением устава, но в последние дни все стереотипы в голове Тильмана хрустели и ломались.

— Кто тот малыш, что называет вас госпожой? — Оберграут сглотнул, чувствуя, как хрупкое тело леди фон Классэн прильнуло к нему весьма недвусмысленно.

— Тенебрис? О, это мое дитя, моя отрада и счастье всей моей жизни, — Тэмра мягко коснулась пальчиками лица мужчны, отмечая взглядом излишнюю бледность, суховатость кожи, утомленный вид, хотя ротный, скажи она ему об этом, наверняка нашел бы несколько пунктов устава, гласящего о том, как он должен выглядеть и вообще: не желаете — не смотрите.

— Он был подобран на одном из кораблей ксеносов, где воспитывался в клетке. Василий приложил не мало стараний, чтобы спасти ему жизнь — темные эльдар умеют калечить не только плоть, но и душу. С тех самых пор, как я выкармливала его и укачивала на руках, прошло много лет, малыш стал самостоятельным. Вижу, он вам понравился? — Инквизитор позволила себе привстать на цыпочки и заглянуть в глаза криговца, — Не обижайте его, он может оказаться гораздо полезеней десятка вояк, и он предан мне, в это сомневаться не приходится.

Женщина нехотя отошла от своего собеседника, отчего-то зябко передернув плечами. Ей снова было холодно.

— Отужинайте со мной сегодня. — Тэмра стремительно пошла к выходу, одарив Тильмана таким взглядом, что, будь на его месте пресловутый губернаторский адьютант, он наверняка захлебнулся бы пошловатыми фантазиями. Ротный смолчал, едва слышно вздохнув насчет ужина.

Инквизитор же уже выскочила в коридор, унимая сердцебиение — что-то в криговце изменилось и ей это нравилось еще больше. Каблучки сапог снова рождали дробное эхо, — Тэмра поднималась в свои покои, рассчитывая обнаружить там отраду и отраву своего сердца — так и вышло, однако, Тенебрис не ждал ее, он увлеченно подбрасывал в воздух высокую фуражку, барахтаясь и сминая покрывало на широкой постели.

***

Убийца вернулся. Он был невероятно грязен, он смердел — и абсолютно явно гордился собой. Он был лучшим, так он считал. Наверняка, существовали и иные ассасины, способные на проделки смешливого психопата, однако, такую шутку не в состоянии повторить никто, пусть и по приказу самого Императора...

— Вижу, что ты получил удовольствие, — Икарий усмехнулся, разглядывая вошедшего в скромную гостиную Джейса.

— Я разыграл лучший спектакль, — ассасин зашелся дребезжащим, порождающим холодные мурашки смехом, — а Хантер был моим зрителем, моим лучшим зрителем... Жаль, у него не хватило ума рукоплескать...

— Постой, ты видел Арчибальда? — Инквизитор нахмурился, гадая, не совершил ли его наемник чего-то такого, за что самого Майнера распнут при поимке.

— Как вас, господин, — убийца изобразил изящный поклон и вновь разразился смехом, правда, оборвал его неожиданно и на несколько мгновений в зале повисла зловещая тишина.

— Хантер скользок, как чумная слизь. Он нанял двоих мужчин из местных, жутчайшие грубияны с полным отстутсвием понимания искуства смерти. Он нанял их ходить за стервой без лица. Но лицо у нее есть и она — змея. — Джейс принялся покачиваться, переступая с ноги на ногу, — Пропавшая вернулась — с триумфом, надо сказать, и с тяжелым грузом. Я честно рассказал этому хаму о ней, я рассказал ему, как прекрасны ее тонкие щиколотки и как тепла ее тонкая ручка. И о том, как безжалостны мягкие пальчики со стальныыми коготками...

— Не утомляй меня витиеватостями, — Икарий саданул раскрытой ладонью по подлокотнику кресла, желая, скорее, не оскорбить и не заткнуть компаньона, а заставить того говорить языком, понятным самому инквизитору — хотя и туманные излияния ассасина были довольно емкими, но хотелось куда более четкой картины.

Джейс поджал губы, замер, но через мгновение вновь продолжил своеобразную марионеточную разминку.

— Фон Классэн прибыла на Тигондан позже всех. Она имела чуть больше информации и потому рискнула лезть в нору к хищникам раньше своих прожженных коллег... За что и поплатилась. Арбитр по имени Аарон Сарков рассказал мне о гибели целого отряда криговцев и дознавателя, которые были сопровождены на шестой уровень города. Миссия пострадала от взрыва. Фон Классэн полезла следом — и ах, чудесное спасение. Она вернулась из ада, сама едва ли не став одним из демонов... Интерес к ней Хантера очевиден, не ошибусь, еси предположу, что наш объект рванет за этой юбкой самостоятельно. — Убийца коротко хохотнул, — Рекомендую опередить его. Вы же обожаете женщин, от которых несет кровью и желчью.

— Хантер покинул корабль?

— Да, без малого три часа восемнадцать минут назад. Губернатор предложил ему отменные покои, но наш демоноборец изволил отказать в самой, что ни на есть, грубой форме. 

— И куда же он направился? — Майнер ощущал напряжение, полагая, что знает ответ. Но Джейс окончательно поразил своего господина:

— К Ароку Мендозе.


← Предыдущая глава
Еретик 597 10.04.2013 0
2
 


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта
Навигация
Комьюнити
Общение
Система Orphus


службы мониторинга серверов Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru