Библиариум
Черная Библиотека

— Не спешите с выводами.

С явной неохотой металлические пальцы коснулись креплений маски, открывая лицо Майнера. В зеленых глазах читалось упрямство, злость и уверенность в собственных словах. Мысленно он уже дважды проклял высокомерную инквизиторшу. Но она было нужна ему, чтобы подобраться к Хантеру. Выбирать не приходилось.

— Поверьте, мне этот фарс доставляет не больше удовольствия, чем вам. Во-первых, мне прекрасно известно, что Хантер копает под вас. Нанял людей, чтобы те следили за каждым вашим шагом. С чего бы это? Хочет оценить уровень опасности? Или найти союзника? Прекрасно, я ни капли не удивлюсь, если вскоре он заявится сюда с каким-либо предложением.
Я могу предположить, что вам угрожает опасность. Не сомневаюсь, такая женщина как вы вполне способна постоять за себя, но помощь никогда не помешает, не так ли? Ваша репутация чиста, я же считаю, что инквизиторы должны помогать друг другу в борьбе с Врагом.

Икарий поднялся с кресла и скрестил руки на груди, не сводя пронзительного взгляда с лица собеседницы.

— Я воин, леди Тэмра. Мир заговоров и интриг претит мне, я с большим удовольствием встречусь с противником лицом к лицу на поле боя. Вы же, насколько я могу судить, гораздо лучше знаете этот неприятный аспект инквизиторской жизни. Кроме того, о моем присутствии здесь знаете только вы. Потому я предлагаю вам обоюдовыгодную помощь, союз, альянс, называйте, как хотите. Я могу обеспечить вас поддержкой, информацией, кою могут собрать мои люди, и другой посильной помощью. Вы же можете пройти туда, где мне показываться не стоит, и узнать то, что мне недоступно. 
Тут инквизитор на несколько секунд отвлекся и коснулся вокс-передатчика в ухе. Выслушав невидимого собеседника, Майнер зло усмехнулся.

— Если же вы сомневаетесь, у меня есть доказательства. Уже есть. Хантер отправился к Ароку Мендозе и ищет его поддержки. Заметьте, не вашей.

Тэмра осклабилась, чуть подаваясь вперед. От ее расслабленной позы не осталось и намека, обманчиво хрупкое тело напружинилось, словно она готовилась нанести удар. 

— Какое благородство. Нет-нет, не испепеляйте меня взглядом, господин Майнер, не сработает. Я даже склонна верить всей этой вашей высокопарной чуши. Хантер уже искал моего общества, по прилету, но, видите ли, у нас с ним существуют почти непреодолимые обстоятельства. — Женщина запустила пальчики в роскошную шевелюру, взволновав каскад упругих локонов, — Вы прямолинейны, таковым быть нельзя в большинстве случаев, если речь идет об инквизиторах. Для меня не является новостью тот факт, что Арчибальд обивает порог охотника за еретиками, Мендоза был и у меня, необходимая лицемерная вежливость. Вы мне польстили, возведя в ранг знатока кулуарных приемов борьбы... Однако, леди никогда не будет навязывать своего общества мужчине, я не собираюсь влезать в доверие Хантеру, терпеть его закидоны и смирятся с тем, что, в итоге, окажусь игрушкой в руках сразу трех представителей сильного пола, причем, дескать, добровольно. 

Леди-инквизитор так же поднялась со своего места, сделав несколько шагов к стеклянной преграде, отделяющей уютную запущенность оранжереи от внешнего мира.

— И о какой опасности может идти речь? Арок не будет устранять меня при всей своей грубости, а Арчибальд... — Тэмра сменила гримаску, теперь на ее личике отражалась заинтересованность и симпатия, — Он непредсказуем для вас — и открытая книга для меня. Единственное, в чем вы правы, это служение. Мы все должны блюсти законы Империума и следить за душами тех, кого вверил нам Император. Я сохраню вашу тайну. Возможно, наше знакомство не столь безнадежно, каким кажется на данный момент. Я не привыкла ничего обещать, Икарий, — она обратилась к инквизитору по имени, не без удовольствия наблюдя в отражении на стеклянной поверхности, как напрягся ее гость, чувствующий себя неуютно в подобном обществе.

«Плебей, — вновь мысленно добавила Тэмра, — Ни такта, ни терпения. Выпусти его в чисто кадианское поле, попрет с саблей наголо. И куда ему лезть в общество? Хантер раскусит его, даже не открой он рот. Но все же... Заварушка с пропавшим артефактом нравится мне все меньше и меньше, Василий подтверждает отсутствие первоначальной цели на Тригондане. Тогда какого фрага здесь торчат Мендоза и Арчибальд?»

Леди фон Классэн, наконец, обернулась, сменив положение текучей атласной лентой. Лиловые глаза сияли подобно подсвеченным солнцем аметистам, притягивали, завораживали.

— Я не привыкла ничего обещать, Икарий, — повторила она, медленно приближаясь. — И я могу дать вам лишь одно свое слово. Я поддержу вас, если хотя бы одна из ваших догадок окажется верной. — Женщина подошла совсем близко и воззрилась на инквизитора снизу вверх, чуть запрокинув голову. Тонкие бледные губы сложились в ободряющую, но удивительно неискреннюю улыбку, — К тому же, вы, дорогой коллега, хотите многого, но я, милостью Императора, на Тригондане тоже не на отдыхе, мое дело, в этом я уверена, куда важнее, ведь то, что я ищу, может быть не только — и не столько спасением, скорее, оружием. Истории известны пагубные последствия и не мне вам о них рассказывать. Начни вы с того, что Хантер желает завладеть искомым объектом, предположительно впав в ересь — и я, как минимум, вынуждена была бы с вами сотрудничать. А угроза моей жизни — ничто, я лишь песчинка в замыслах Его.

В ухе инквизитора вновь ожил вокс-передатчик:

— Господин, задание выполнено! Быстро и чисто, сердечко тук-тук и тишина! Никто даже не догадается. А тут, как вы и говорили, кругом грязь и деньги, жуткое, жуткое коррумпированное свинство! Я опасаюсь ходить по полу, ведь могу запачкать свои прекрасные черные сапожки!

— Феникс оповещен?

— Да, господин.

— Отлично, друг мой, возвращайся домой. 

Когда Икарий поднял глаза на собеседницу, на его лице застыла немного жуткая улыбка.

— Прошу прощения. Ну, что же, большего я и не ждал, леди Тэмра. Спасибо за гостеприимство и уют. Что же до моих догадок... — Улыбка Майнера стала еще более жуткой, а в глазах появился нехороший огонек, — Представители целых трех Ордосов прибыли за артефактом, но, увы, искать никто ничего не торопится, вместо этого предпочитая следить друг за другом, ходить в гости и в уютной обстановке обсуждать погоду за окошком. Забавно, не так ли?

Тишина, павшая на оранжерею, была вскрыта звонким хлестким ударом. 

— Маска вам к лицу, Майнер. И видит Император, лучше бы вам не пытаться искать чужих ошибок, я напишу письмо главе Ордоса, ваша компетенция ничтожна, а манеры вызывают у меня лишь отвращение. Прощайте. — Тэмра плавно скользнула в сторону от своего гостя, более не заботясь о его пребывании под сенью своего дома. Ей не было дела до того, что на бледном окаменевшем лице инквизитора расцвело алое пятно, повторяющее по форме узкую ладошку.

Остановил леди фон Классэн звук приближающихся шагов — человек явно торопился — и, спустя несколько мгновений на террасу буквально ворвалась женщина, представленная Икарием, как дознаватель Станглер. 

Мариан, приготовившаяся что-то высказать, резко остановилась — наставник стоял к ней лицом, обернувшись в сторону двери. Еще никогда дознаватель не видела такой всепоглощающей, окатывающей льдом ярости во взгляде Майнера. Мужчина созерцал отнюдь не новоприбывшую, не что-то таящееся в переплетенных лозах запущенного садика — он пожирал взглядом тоненькую хрупкую фигурку леди-инквизитора, безразлично скользящую к выходу.

— Господин...

— Леди фон Классэн. — Тильман материализовался перед своей начальницей, словно соткавшись из сумрака внутреннего помещения. Или попросту почувствовав напряжение, грозившее в прямом смысле обрушить стеклянный купол оранжереи. — Досточтимый магос желает вас видеть немедленно, у него есть важные сведения.

— Полковник, проводите нашего любезного, — это слово Тэмра буквально выплюнула, — гостя. И сообщите ему, что леди фон Классэн в ближайшее время не сможет дать ему аудиенцию.

Ротный замер, но на бледном, как пергамент, лице не отразилось ни одной эмоции. Он слегка поклонился и, лязгнув каблуками сапог, направил свои стопы к демоноборцу.

Мариан была быстрее, участливость ее взгляда, оттенок мольбы, неясное обещание — дознаватель отчаянно желала оказаться подальше от особняка Бовэ, но послушает ли ее слова инквизитор?

— Господин, нам следует уйти. Очевидно, что леди пребывает не в лучшем настроении, а у меня для вас так же есть пища для размышлений. Прошу вас... — Станглер почти прошептала последние слова, едва касаясь похолодевшими пальчиками руки наставника.

Икарий сел в гравикар следом за сорориткой и дознавательницей. Что бы не произошло за ажурными решетками, скрывающими от посторонних глаз ново обретенное поместье леди фон Классэн, результат беседы был получен, плохой или хороший. Женщина была неоднозначной ни в своем поведении, ни в своих приоритетах. Связь с Хантером не подтвердилась, либо леди-инквизитор была весьма искусной лгуньей. 

Мариан ожидала, пока Икарий заговорит первым. У нее были новости, но совершенно неожиданные, не те, что попадаются в руки первым встречным, но имеющие определенный вес. Судя по лицу инквизитора, беседа с Тэмрой фон Классэн прошла не совсем удачно, впрочем, Станглер в этом не сомневалась. Наставник и господин отличался самозабвенной прямолинейностью и его принципиальная натура подчас была далека от дипломатического решения. Скорее всего, в особняке Бовэ произошло что-то из этого разряда. 

Утонченная, холодная, тонкая, как гравированный кинжал, аристократка вызвала у Мариан острый приступ зависти. Сама дознавательница была простовата, даже груба, ее и восхищали и угнетали манеры тех, в чье общество она попадала лишь благодаря статусу служителя ордоса.

Альбия, давно отрешившаяся и от подобных страстей, и от неуместных размышлений, молча созерцала мелькающие по ходу транспорта фасады зданий аристократического квартала, верхушки Демн Прайм.

— Ну как всё прошло? — Молчание прервал магос, так и не оторвавший взгляда бионических глаз от столбиков цифр и слов, стремительно бегущих по экрану планшета.

— Как нельзя лучше, — Зло усмехнулся Икарий, — какой бы не была её реакция, нужную информацию она получила. Как и я. Ты нашел что-нибудь?

— Довольно много информации, родословная, краткая доступная биография и прочее, прочее, прочее... Думаю, тебе лучше не торопясь изучить это в поместье. Единственное, что стоит особого упоминания — она неприкасаемая. Причем, судя по всему, весьма сильная.
— Вот как. Воистину, пути Императора неисповедимы. Я помню эту историю: Инквизиция привезла на Терру несколько сильных парий, их слитная аура стала настолько мощной, что едва не погубила Астрономикон. — В голосе Майнера нельзя было различить хоть какую-либо эмоцию. Инквизитор много лет назад принял свой дар и свое проклятие как должное, и если это и продолжало по прежнему терзать его, то об этом знал только он.

— Ты говорила, что у тебя что-то есть, Станглер? — Икарий, по неизвестной причине так и не одевший маску, висевшую у него сейчас на поясе, медленно повернулся к дознавательнице. 

— Да... — Мариан замялась, даже смутилась. Стоило Икарию повернуться, девушка уставилась на бардовое пятно, проступившее на щеке мужчины. — Я лишь хотела сказать, что госпожа фон Классэн, кажется, завзятая ксенофилка. Пока проходила ваша беседа, мне и Альбии предоставили некоторую свободу перемещения. Я прогуливалась по холлу и нижней галерее и там обнаружила странное существо, оно обладает частично протезированным телом и конечностями, но сохраняет превалирующие биологические основы. Это ребенок, мой господин, на вид — лет пяти-семи, и это дитя не имеет никакого отношения к роду человеческому, клянусь Императором.

Госпитльерша задумчиво кивнула, а спустя мгновение продолжила повествование дознавательницы:

— Предварительный визуальный анализ объекта показал — это действительно ксенос, я смогу сделать зарисовку, если вам это будет интересно, однако на словах поясню: предположительно мужского полу, необычайно рослый для сравнительно человеческого возраста, обладает удлиненным туловищем и гиперподвижными конечностями, лишь две из которых биологического происхождения. Я выражаю подозрение, что имеет место ксенотех, и, судя по всему, леди-инквизитор фон Классэн покровительствует подобным экспериментам, содержит это существо наравне с остальными домочадцами и то, что оно попалось нам на глаза я считаю милостью Императора, потому как...

Икарий не дал ей договорить, отмахнувшись. Он уже понял ход и развитие этой мысли. Рычаг. Рычаг влияния на эту клятую ледяную суку, возомнившую себя одним из столпов человечества. Проклятая аристократка совершенно недвусмысленно дала ему понять, что его предложение — не то, что стоило бы предлагать ее статусу и положению, а это ужасно раздражало инквизитора, определенную часть своей жизни проведшего в окопах гвардейцев.

Нет, Майнер не испытывал потребности быть столь жестоким или прибегать к подобным методам, но хозяйка особняка Бовэ сама вынудила его на крайние меры. И Икарию очень захотелось увидеть смятение в огромных лиловых глазах высокомерной выскочки с Трациан Примарис.

Однако, все это позже... Предстояло выслушать повествование Джейса, очевидно, уже вернувшегося в скромную резиденцию Майнера в Демн Прайм и предаться увлеченному изучению всех подробностей генеалогического древа древнего рода фон Классэн.


***

Арчибальд нетерпеливо вышагивал по приемной инквизитора Ордо Еретикус. Старый лис подчинил своему видению порядка почти все службы дворца губернатора, пребывая в огромном особняке на правах желанного гостя. Вышколенная охрана, правда, была заменена и демоноборец не без любопытства разглядывал странного вида разномастных наймитов на службе Многоликому. 

Мендоза не торопился принимать гостя, о чем в изысканно вежливой форме господину Хантеру уже дважды сообщил слуга, торжественно замерший перед двустворчатыми дверьми кабинета. 
На самом же деле старый лорд готовился. Еретикус слыли осторожными и проницательными, этакие обоюдоострые клинки, спрятанные в шелках. Конечно, Арок заимел себе славу менее осмотрительного инквизитора, но все его действия зачастую приводили к наилучшему результату, к чем же тогда подсчитывать ущерб? 

Вот и теперь он сидел в своем огромном удобном кресле и еще раз досконально изучал бумаги. Одного ареста Арчибальда Хантера было недостаточно. Игры владык хоть и были близки умудренному опытом охотнику на еретиков, но он участвовал в них пока что постольку поскольку. Поимка еретика такого ранга сулила новые перспективы, как в карьере, так и на жизненном пути. Мендоза видел своей целью провокацию — верный способ, безотказный для любого, чей эгоизм и спесь давно перешагнули пределы разумного — и по мнению инквизитора представитель Маллеус именно таким и был. Знатный послужной список при сравнительно небольшом возрасте и отменном самочувствии всегда настораживали Арока. Хантер же в глазах своих коллег едва ли перешагнул вековой рубеж, пусть было и иначе.

Ухоженные пальцы обхватили рукоять колокольца и через секунду в кабинет вошел слуга. Инквизитор лишь кивнул и сосредоточил свое внимание на том, что смело и энергично шагнул в это временное пристанище Мендозы.

— Мой дорогой друг, — речь охотника за еретиками была низко-напевной, с бархатными глубокими нотками, спокойной и доброжелательной интонацией, — Я рад видеть вас вновь. — Арок поднялся, засвидетельствовал свое уважение крепким рукопожатием, впрочем, заметив, насколько неохотно его надменный гость протянул руку. — Кажется, прошло не так уж много времени с вашего водворения на Тигондан, однако, последний прием у господина губернатора оставил у многих нехорошее впечатление.

— Совершено верно, — Арчибальд усмехнулся, но в темных глазах не отразилось эмоций, тронувших мимику. Лицо инквизитора действительно было молодо, Хантер был мужчиной в самом расцвете сил, несмотря на вопиющее расхождение с официальными данными.

Темные волосы обрамляли тонное аристократическое бледное лицо, на котором, казалось, жили лишь глаз, глубокие, выразительные, наверняка привлекавшие множество красавиц, чем, впрочем, демоноборец беззастенчиво, судя по слухам, и пользовался. Охотник на демонов был высоким, крепким, статным человеком, хоть и подававшим поводы обсудить праздные выходки, и тем не менее, очевидным был физический потенциал инквизитора — он был опасен и тренирован. Псайкерский потенциал так же внушал уважение.

— Полагаю, вы явились ко мне не просто из солидарно-дружеских побуждений, — Арок мягко и немного устало улыбнулся. За этой маской скрывалось острое внимание к любому слову, взгляду, звуку.

— Только не к вам, господин Мендоза, — Хантер презрел этикет и сел первым, безразлично поглядывая на живопись, украшающую стены кабинета. — Я пришел к вам в надежде решить кое-какие насущные вопросы. В том числе — об артефакте, который, при всем моем уважении к руководству Ордосов, либо не существует, либо является приманкой...

— То есть, вы даже не подразумеваете его наличие на Тигондане? — Вкрадчиво поинтересовался Арок, опираясь ладонями на широкую столешницу и наклоняясь чуть вперед, к собеседнику.

— Оставьте вот этот свой тон для таких, как леди фон Классэн, она бы умилилась. — Огрызнулся Арчибальд, — Кстати, она еще не удосужилась побывать у вас с тем же резонным вопросом? Я знаю, что именно вы и Еретикус в целом пустили этот нелепый слух о разграблении корабля Мехникус. То, что может показаться достоверным для людей и рядовых дознавателей, глупо было бы предположить, что станет правдой для магосов или инквизиторов с колоссальным опытом.

— Вы, очевидно, сейчас имеете в виду себя? — Не удержался от сарказма Мендоза, впрочем, продолжая снисходительно улыбаться.

— А вы считаете нас с Тэмрой идиотами? — Демоноборец расхохотался, скрывая раздражение.
— А вас не смущает, что я и мои люди продолжают искать то, что окажется благом для всего Империума? Вам, дорогой коллега, стоило бы пошире открывать глаза и почаще слушать, а не предаваться порокам, оплаченным дукатами вашего отца! — Смех Арчибальда Арок пресек жестко, сбросив благожелательную маску и явив гостю отмеченное печатью возраста и многих битв лицо. — Хотя, вы лицемерны и поверхностны в своих ценностях, дорогой друг, — охотник на еретиков смотрел на Арчибальда так, словно он был его нерадивым отпрыском. — Желаете загрести жар чужими руками? 

— Император упаси, откуда столь узкий взгляд на вещи? — Хантер закинул ногу на ногу, уделяя больше внимания безупречно начищенным сапогам, нежели нависшему над ним через стол собеседнику. — Просто искать то, что скрыто и то, чего нет — вещи разные, а я обладаю, во-первых, ограниченным запасом терпения, во-вторых — нет ни одного факта, свидетельствующего о том, что артефакт все еще здесь, был здесь и появлялся на этой Администратумом позабытой планете. И я пришел сюда к вам выяснить, насколько реальна моя паранойя или же, наоборот, насколько моя помощь могла пригодиться именно вам.

Арок на секунду прикрыл глаза. Арчибальда был хитер, но не хитрее хитреца. Он чуял, вернее не сказать, что земля начинает тлеть под подошвами его сапог, и был совершенно прав, суди Мендоза от лица лояльного Хантеру человека. Иное дело, что Демоноборец, хоть и делал при шаге вперед пару назад, но шел в верном направлении искусной ловушки. 

— Я буду считать начало нашей нынешней беседы досадным инцидентом, повтора которому быть не должно, верно? — Хозяин кабинета деланно успокоился и извлек из узкого шкафчика подле стола бокалы, а следом за ними исключительно красоты штоф, в котором плескалось густое, как кровь, вино.

— Идея не нова, но весьма хороша. Я поддержу, — Арчибальд улыбнулся лишь уголками губ. — Так значит, все правда?

— Ну, я бы не стал совершать столь альтруистичных и несвойственных мне поступков, я могу лишь предложить вам, как и всем, кто ищет моей поддержки, сделку. 

— Цена вопроса?

— Конечно же, информация. Эта валюта самая надежна, хотя, каждая таковая монета имеет две стороны. 

— И что же вы хотите узнать?

Арок отсалютовал своим наполненным бокалом и, пригубив напитка, пояснил:

— Наша дражайшая леди. Отчасти вы были правы и Еретикус, даже при том, что мы заняты поиском, несомненно, бесценного артефакта, мы остаемся слугами Императора и должны узреть и обезвредить очаг ереси. И приглашение на Тригондан Ордо Ксенос — не случайность.

— То есть, вы считаете...

— Нет, судить будет Он. Мы лишь располагаем набором улик и предположений. И потому я прошу у вас, Арчибальд, помощи. Вы молоды и обаятельны, имея на женщин потрясающее влияние, вы стали бы лучшим информатором, а я, в свою очередь, не остался бы в долгу. 

— Увы, как вы себе представляете мое общение с этой бездушной куклой? — Инквизитор раздосадовано, но не очень искренне вздохнул, — Вы тоже псайкер.

— Вот в том то все и дело... — Мендоза чуть переиграл, понизив голос и наполнив интонацию доверительностью, — У вас был контакт с милейшей Тэмрой, но я не был очевидцем, хотя, ручаюсь, последствия были не те, на которые мы оба могли бы рассчитывать. Ее проклятие надежно запирается в тщедушном теле. Какой ценой? Возможно, леди одержима? Арчибальд, мы служим одной цели...

Представитель Ордо Маллеус вернулся на свой корабль только на следующий день, а утром, лишь только время пришло к допустимому значению, в поместье Бовэ было отправлено письмо в лучших правилах хорошего тона. Арчибальд Хантер, коллекционер и охотник, был уверен — его жертва подарит ему все, чего желает тлеющая алыми углями во взгляде душа демоноборца.


← Предыдущая глава
Еретик 587 11.04.2013 0
2
 


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта
Навигация
Комьюнити
Общение
Система Orphus


службы мониторинга серверов Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru