Библиариум
Черная Библиотека

Отъезд из особняка пришлось отложить совсем. Конечно же, Тэмра смогла найти этому с десяток оправданий, которые и в голову не пришли бы коллеге-мужчине, но леди-инквизитор никак не могла себе позволить оставить Майнера под кровом без личного участия в его занятиях.

 

Мужеподобная девица, носившая не претензиозное имечко Мариан, вместе с достойной госпитальершей заняли покои по левую сторону от комнаты полковника Оберграута, тощий паяц, состоящий, очевидно, штатным убивцем в свите Икария, делил помещение с угрюмым, похожим на огрина, наемником и едва не выставившим дверной короб космодесантником из тех, кого Тэмра могла бы заподозрить в наличии блох... Или иных паразитов.

 

Новообретенному и сомнительно желанному союзнику досталась совершенно иная участь — несмотря на просьбу не разделять его с компаньонами, леди фон Классэн не без удовольствия сообщила коллеге об отсутствии комнат. Конечно, судя по его запанибратскому общению с наймитами и дознавателем, местечко нашлось бы и в койке Станглер... Тэмра одернула себя, подавив смешок. Не трудно было разгадать в этой собачьей преданности и этом полном неприличного обожания взгляде чувства, которые дознавательница испытывала к своему господину и наставнику.

 

Выход нашелся сам собой. В противоположном крыле здания, отделенном от гостевых покоев лишь лестницей и галереей, располагалось с десяток комнат различной степени пропыленности. Тэмра занимала две из них, благоустроив кабинет и спальню.

 

Пока Майнер, игнорируя свою провожатую, оценивающе расхаживал по выделенным апартаментам, леди-инквизитор не спускал сверкающего взгляда с вытянувшегося стрункой слуги, уже битый час торчащего при входе. Василий внушительной статуей замер над перилами лестницы, словно бы выжидая удобного момента, его механодендриты беспокойно раскачивались и щелкали. Магос терпеть не мог большого скопления народу, если было бы можно так сказать, он испытывал остаточный эффект раздражения своей компаньонки. Инквизитор лишь кивнула механикусу и направилась вглубь покоев, дабы соблюсти вежливость и откланяться. Дел предстояло очень много, а теперь к ним прибавился камень на шее в лице неотразимого Арчибальда, отношения с которым портить непрофессиональными заигрываниями ой как не хотелось бы.

 

Тэмра очень надеялась, что послание отправил кто-то из местных соглядатаев, и оно содержит подтверждение предположениям, а те, в свою очередь, послужат гирей на чаше весов игры с Ароком Мендозой.

 

— Майнер, надеюсь, я вам более не нужна, прислуга выполнит любой приказ в пределах разумного, а я позволю себе удалиться, у меня появились неотложные дела. — Леди фон Классэн изобразила неглубокий реверанс и, лязгнув каблуками скорее, из привычки, с едва заметной поспешностью вышла в коридор.

 

Мысли путались. Впрочем, так было всегда, когда привычная игра начинала напоминать чехарду...

 

***

 

Арок устало откинулся в кресле. Новости, принесенные доверенным лицом, оказались интересней, — с одной стороны, но и не утешительнее — с другой. Госпожа фон Классэн затевала свою партию и вела пока что довольно с большим отрывом, даже не смотря на то, что некоторые ее дурно пахнущие тайны просочились в общий доступ. Пикантная пария, и в этом Мендоза не желал себе лгать, прямо-таки завораживала его, умудренного опытом ищейку и палача.

 

Куда проще оказался Хантер. Он не был головоломкой, хотя, и легкой добычей его тоже назвать было нельзя. В сотый раз за день проклиная все династические и властные связи Империума, инквизитор Еретикус упрямо выискивал слабинку, крошечную брешь — кроме очевидных. Бить в лоб, конечно, было бы эффективно, однако, последствия могли бы оказаться плачевными не только для жертвы. Именно тогда Арок и задумался над кандидатурой приманки. Единственным, что существенно смешивало четкий план, было наличие сразу двух неизвестных. Именно эти незнакомые фигуры появились в поле зрения шпионов дома Т’вичи.

 

Мужчина откинулся в кресле и еще раз взглянул на портрет, выполненный соглядатаем с отменным мастерством. С листа бумаги на инквизитора смотрели глубоко посаженные темные глаза, чуть скрытые тяжелыми веками. Ни сеть морщинок, ни копна седых волос, отпущенная по канувшей в веках моде, не давали никакого представления об истинном возрасте человека. Ароку казалось, что незнакомец улыбается, но не тонкими губами — взглядом. Рот же, жестко очерченный, таит пренебрежительность или даже презрение в приподнятых уголках, резковатые линии, залегшие от крыльев крупного носа, еще больше усиливают это впечатление.

 

Шпион сделал зарисовку несколько часов назад, да и не где-нибудь — у главных ворот особняка леди Тэмры. Удаленность от губернаторской резиденции, казалось, сделала леди еще более популярной, нежели останься она во дворце. Но седовласый джентльмен стал не единственным, кто претендовал на внимание охотницы на ксеносов. Буквально неполных полчаса до его водворения у ворот, створы открылись еще два раза — первый — для гравикара еще одного неизвестного, второй — для опального магоса, состоящего в свите инквизитора. И ни один из гостей Бовэ не покинул.

 

Отданный в услужение леди фон Классэн полковник Оберграут так же вызывал у Мендозы странные подозрения, граничащие с паранойей. Арок верил солдатам Крига почти так же, как и самому себе. Серые шинели и привычные маски сопровождали его более сотни лет службы Императору. И все же... Хладнокровный полковник изменился, разительно, словно презрев долг перед Владыкой Золотого Трона и устав, который каждый обитатель проклятой планеты зубрит прежде всех остальных слов, положенных при рождении.

 

Мысли охотника на еретиков вернулись к кандидату за номером три. Буквально ворвавшийся в поместье господин, при должном нажиме и связям, оказался давно исчезнувшим из официальных источников Еретикус Икарием Майнером. Нет, не то, чтобы Арок тут же заподозрил наследника Вергилия Трагуса в сколь-нибудь опасной близости к подозреваемым, но факт присутствия этого человека подле снюхавшихся Хантера и фон Классэн намекали на многое...

 

— Отец? — Дверь кабинета отворилась без звука, однако, вошедший не торопился нарушить задумчивости хозяина этой комнаты. Молодой мужчина замер у входа.

 

— Артур, рад тебя видеть. Есть новости? — Мендоза позволил скупой улыбке осветить лицо. Сын оправдал надежды, пусть и не настолько, насколько хотелось бы. Слишком уж медленной была поступь наследника на пути к власти и истинному могуществу тех, кто должен обеспечивать покой в Импеиуме.

 

— Да, отец. Майнер прибыл на Тригондан по приглашению леди фон Классэн...

 

— Что?! — Арок недоверчиво мотнул головой, созерцая раскиданные по столу документы.

 

— Это известно из официальных источников. Леди Тэмра так же не скрывает, что ожидала его, прислуга занималась основательной подготовкой особняка, а корабль, доставивший Майнера на планету, получил ее коды безопасности. Я проверил документацию, там все чисто.

 

— Выходит, они знакомы? — К Мендозе вновь вернулась задумчивая созерцательность, но Артур прекрасно знал, насколько поверхностно это состояние.

 

— Не совсем так. Инквизитор Трагус, наставник Икария, был другом леди фон Классэ, разумеется, старшей, бабушки леди Тэмры. По крайней мере, скромные сведения о помощи, которую оказал Трагус на одном из торговых кораблей...

 

— Не отвлекайся от сути. Майнер — пес, которого призвали на помощь. Он — бывший коллега Арчибальда...

 

— Но никаких попыток наладить связь с Маллеус на Тригондане не предпринималось. Значит, он нужен фон Классэн для чего-то другого. Усилить наблюдение за особняком Тэмры. Мне нужно знать, куда и с кем наша милая леди отправится в любой из дней, как долго задержится, с кем ляжет спать и кого будет кормить со своей изящной ручки! — Арок коротко хохотнул, — И найди мне этого старикашку. Если он не входил в поместье, куда он мог испариться?!

 

— Мои люди вели его до Триумфальной Площади, потом он попросту растворился, еще с секунду назад заглядывая в фонтан... — Артур прекрасно понимал, как глупо звучат его слова, но именно такие же он услышал от своего поверенного, в здравом уме которого не мог бы усомниться.

 

— Ну, хоть что-то? Корабль? Как он попал на Тригондан? Неужели невозможно узнать личность этого человека?! Что может связывать его и Тэмру?

 

— Он передал слуге конверт и, перед тем, как уйти, хорошенько стукнул посыльного по лбу тростью.

 

— Он был один? Никого подозрительного? Никто не присоединился? Не сопровождал?

 

— Мои люди располагались по периметру квартала, однако, ничего не видели — в том числе, и после исчезновения старика.

 

Мендоза раздраженно стукнул кулаком по столешнице, угодив аккурат по листу с портретом. На секунду инквизитор остолбенел, проклятие так и застряло в горле: изображение незнакомца пошло легкой рябью, линии задрожали, едва уловимо смещаясь... Наваждение длилось недолго. Но стоило рисунку вернуться в неподвижное состояние, разница меду нынешним и предыдущим вариантом стала более чем очевидной. Седовласый мужчина усмехался — паскудно, иронично прищурив глаз, чуть склонив голову. Его словно бы забавило все то, что было сказано в стенах кабинета...

 

***

 

Гомункул, сцепив тонки когтистые пальцы замком и уложив на них острый подбородок, созерцал собеседницу. Женщина что-то записывала, изредка бормоча забавные мон’кейские проклятия и бросая на эльдара испепеляющие взгляды.

 

Ну что ж, пусть злится. В этом и состоит людское бессилие. Глупым последышам великой расы все их существование требуется легких путей, легких головоломок и легкой наживы. Верект не намеревался делать подарков, хотя сам факт того, что информация досталась инквизитору бесплатно, имел место быть. Стоило поощрять эту неуклюжую компаньонку. Особенно — ее исполнительность, играющую на самолюбии ксеноса.

 

Конечно, можно было бы прибегнуть к тонким и изящным маневрам, которые доставили бы удовольствие как самому Айсфиру, так и лламее, но изувер не желал лишаться возможности запустить маховик колеса недоверия, алчности и застарелой антипатии у служителей дохлого божка. Чем-то все эти копошащиеся людишки напоминали гомункулу родной Камморраг. Бесспорно, экспрессии им не хватало, но утопить город в крови, как показал практика, они могут, особенно, под чутким руководством маэстро...

 

— По-твоему, я должна лезть в эту дыру одна? То шестирукий уродец...

 

— Фон Классэн, это нужно тебе, а не мне, — заскрипел эльдар, — Я дал тебе имя, я дал тебе место. Давай воину оружие, предполагается, что махать им он будет сам.

 

— Что это за вещь?

 

— Судя по болтовне ее обладателя, она подавляет волю. И сводит с ума. Или он просто лжет и выманивает крупную рыбу.

 

Тэмра кивнула и вновь принялась покрывать бумагу вязью букв. План в голове уже созрел, постепенно приобретая все более четкие очертания. Оставалось лишь уточнить нюансы, расставить фигуры на игровом поле и сделать очередной ход. Арок Мендоза, и в этом леди-инквизитор не сомневалась, наверняка следит за любым ее шагом. Это-то, как раз, было ожидаемо. Старый лис должен был увидеть и услышать только то, что было нужно ей, совершенно иную задачу Тэмра определила для Арчибальда...

 

Нажав незаметный выступ на перстне, женщина несколько мгновений разглядывала родовой герб. Печать таилась под пластинкой с огромным камнем, оправленным в серебристый металл. Оттиск оной остался под кратким, но интригующим посланием.

 

— Полагаю, ты сможешь мне помочь еще раз, — леди фон Классэн резко поднялась из-за стола и швырнула запечатанный пакет ксеносу. — Это нужно подложить господину Хантеру, точно так же, как и предыдущее.

 

— Мон’кей... — Гомункул поднялся с обманчивой медлительностью. Мантия зашептала, в складках темной ткани словно жили голоса давно сошедших с ума пойманных душ.

 

— Взамен ты получишь плоть.

 

— Я желаю получить твоего нового дружка, фон Классэн.

 

— Нет. Ты итак здорово подставил меня с фон Кейзом. Умерь аппетиты, Верект.

 

— Жалкие крысы из вашей клоаки не способны меня удовлетворить! — Эльдар оказался за спиной инквизитора так быстро, что Тэмра не успела даже выхватить кинжал. Увенчанный стальным когтем палец ткнул женщину в основание шеи так, что из под металла брызнула кровь. — А вот ты — вполне. Я способен наполнить тебя муками чужих душ, и ты будешь петь для меня бесчисленные годы прежде, чем я решу использовать тебя иначе...

 

— Ты не покинешь этой планеты... — Прохрипела инквизитор, дернувшись в хватке ксеноса. — Сделка есть сделка, падальщик.

 

Гомункул развернул ее к себе лицом, разглядывая пленницу со смесью презрения и брезгливости. В одном он не мог отказать мон’кей — в слепой людской смелости. Даже спустя десятилетия, вновь находясь в руках своего заклятого врага, своего мучителя, она продолжала бояться, но все равно сопротивлялась, полгая, что сможет преодолеть возобновляющийся кошмар.

 

— Не заставляй меня ждать, мон’кей. — В разъем в основании шеи с тихим шипением вошел инъектор, Тэмра задергалась, однако, из горла вырвалось лишь сдавленное рычание. Из широко распахнутых лиловых глаз хлынули слезы, оставляя серебристые дорожки на щеках. — И помни, мое понимание имеет границы. Сделка. — Верект оттолкнул от себя обмякшую женщину, и она рухнула на колени. Эльдар неторопливо покинул комнату, прихватив послание.

 

***

 

Тильман казался вырезанной из камня скульптурой — так ровно и неподвижно замер он в кресле, в своей комнате. На коленях полковника, поджав обутые в высокие сапожки ноги, устроилась хрупкая женщина. Она то и дело вздрагивала, тонкие пальчики с чувством вцеплялись в грубую ткань мундира. А мужчине казалось, что они уже скребут его неподвижное сердце, заставляя его крошиться и сжиматься.

 

Тэмра приползла к нему после вечерней ранней сегодня трапезы, которую хозяйка поместья не изволила посетить. Она долго и бессмысленно смотрела в бледно-серые глаза криговца прежде чем толкнула его в кресло своей крошечной татуированной ручкой. Она тихонько шептала ему на ухо непонятные красивые музыкальные слова, но фантазии не хватало для того, чтобы создать образ. Потому она плакала. Полковник понимал. С досадой, потому как ему ведомо было запрограммированное одиночество. И, несмотря на отвращение, он прижимал к себе свою госпожу и гладил ее вьющиеся локоны, позволяя пальцам свивать фэнтезийные кольца и спирали, погружаясь в их блестящее черное полотно.

 

У Оберграута скопилось несколько вопросов, однако, они сейчас были куда менее важными чем, к примеру, заляпанная кровью блуза. И, конечно же, совершенно не важными в сравнении с прикосновением сбивчивого теплого тока дыхания.

 

Он только умолял Императора, чтобы леди фон Классэн все сделала верно.

 

***

 

Мужчина осторожно, словно боясь запачкать плащ, присел на самый краешек скамьи. Он заме так, прикрыв глаз и чуть запрокинув голову. Пожалуй, Тригондан отличался от многих посещенных миров... Да, отличался. Здесь еще был воздух, которым стоило подышать. Медленно умирающее, одно из двух светил чадило закатом над Ульем, защищенным куполом. Закаты тоже везде были разными — и этот не сливался с влажной от кровавой росы землей. Этот существовал, как ежедневный ритуал. В нем мог присутствовать каждый желающий.

 

Мужчина откинул со лба седую прядь и мягко улыбнулся, еще не открывая глаз, он знал, чьи едва различимые шаги вскоре нарушат тишину его уединения. Он просто ждал, согревая память в разлившемся небесном мёде.

 

— Как тебя зовут? — Легко опершись н оголовье трости, мужчина немного повернулся к подошедшему.

 

— Тенебис, Ваша милость.

 

— Такой малыш — и такая ответственность по имени. Что ж, будем знакомы, Тенебрис. Господин Д’Омбрэ. *

 

— Вы — гость леди Тэмры? — Доверчивая улыбка. Эльдар без опаски садится подле гостя, его тонкое личико попадает в тень, кроны деревьев над головами колеблются, едва пропускают почти истаявшие лучи пульсирующих звезд.

 

— Я — ее дедушка, мой дорогой друг.

 

 

 

* пер. с французcкого — ombre — дух, тень, призрак



← Предыдущая глава
Еретик 580 01.05.2013 0
2
 

Материалы по теме


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта
Навигация
Комьюнити
Общение
Система Orphus


службы мониторинга серверов Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru