Библиариум
Черная Библиотека

Мариан тоскливо ковыряла вилкой восхитительный пудинг. Прислуга в Бовэ почти отсутствовала, однако, на поварах леди фон Классэн решила не экономить. Ужин проходил в полной тишине, не считая вежливого перезвона посуды. Хозяйка поместья не удостоила собравшихся своим присутствием и в этом, чего греха таить, Станглер была ей даже благодарна. Служба Майнеру не раз сталкивала дознавателя с различными людьми, но еще ни к кому девушка не испытывала такой горячей и искренней ненависти. Утонченная хрупкая аристократка совершенно очевидно нравилась мужчинам, умело использовала их, отрабатывая свои паскуднейшие таланты и на наставнике... Конечно, ближе она Икарию не становилась, но и дальше — тоже. 

Нельзя было сказать, что Майнер скрытничал, впрочем, как и на откровенность он шел с великой неохотой, раскрываясь своим людям ровно настолько, насколько того требовал ситуация. Однако, Мариан знала причину отрешенности своего господина куда лучше, как ей казалось, нежели прошедшие с ним гораздо больший путь компаньоны.

Икарий был и оставался изгоем, заслужив уважение, став на равных со многими — но избавиться от вложенного в него Императором проклятия он не мог. Он умел ценить отношения, он берег их, сохраняя показную холодность и безразличие, он ценил верность и оставался верным сам. Память инквизитора была для Станглер самым опасным омутом — она считала, что именно воспоминания становятся непреодолимой стеной между ней и тем, кому она бы без сомнений отдала свою жизнь. 

Бывали и такие моменты, когда ее, дознавателя с выдающимися способностями и отменным послужным списком, прямо-таки подмывало опуститься до уровня простой смертной. Мариан отчаянно завидовала обычным шлюхам, вольным делать выбор, провинциалкам с аграрных мирков, ведущих нехитрую жизнь и замирающим в объятиях избранника, аристократкам, берущим то, что привлекало внимание... У них, так казалось, Станглер, все было проще. 

Икарий задумчиво созерцал своих компаньонов, изредка прислушиваясь к весьма односторонней беседе Волка и госпитальеши. Даже находясь в компании, он оставался один. Маска покоилась на поясе, но она уже прочно приросла к лицу человека, делая непроницаемым замерший взгляд. 

Дознаватель отложила приборы и вцепилась в витую ножку бокала. Наверняка Майнер думал о леди Тэмре. А та, ехидно ухмыляясь, нежилась в своей огромной постели и ждала его. Рано или поздно. Мариан видела, с каким лицом наставник покинул покои хозяйки Бовэ, она всегда подмечала даже самые несущественные мелочи, она умела делать выводы и никогда не ошибалась. 

Ведь были и иные пути... Ксенофилка должна была предстать перед судом, лорд Хантер отличался редкостной разумностью и мог бы пойти на сотрудничество без ядовито-очаовательной посредницы... Но нет! Икарий упрямо двигался избранным путем, принимая, пусть и отчасти, условия леди фон Классэн. 

Хотелось завести разговор о мало-мальски существенных планах на грядущее время, оказаться в аскетичном уюте знакомого кабинета и вновь спорить, предлагать, высказывать мнение и терпеть шуточки Джейса. Мариан уже открыла было рот, но в гостиную, вызвав неоднозначный резонанс среди собравшихся, вошел ненавистный ксенос. Сделав несколько шагов, он замер подле инквизитора, сохраняя дистанцию. Механическая конечность сжимала блестящий подносик, на котором покоился конверт.

— Госпожа желает, чтобы вы подготовились, инквизитор Майнер, — без подобострастия, удивительно мягко произнес эльдар и слегка склонил голову. — Она ожидает вас у башни.

Не дожидаясь реакции, малыш покинул залу, словно испарившись. Мариан присоединилась к озадаченному ропоту остальных, принимая сторону скептически созерцающего послание Волка и насторожившегося мгновенно убийцы.

— Ручной эльдарчик. Занимательно. У всех инквизиторов Ордо Ксеноса есть такой? — Свен, оскалившись, разглядывал место, где только что был ксенос.
— Могу предположить, что данное существо вызвало в госпоже Фон Классен проявление материнского инстинкта, кой присущ большинству нормальных женщин. Суррогат, этакий заменитель человеческого ребенка для той, кому социальное положение, должность, редкий дар императора или же другие обстоятельства не позволили произвести на свет нормальное дитя. — Холодный голос Альбии остановил убийцу, который, ухмыляясь, уже было направился за избранной жертвой.

— Тэмра странна, лжива и опасна. — Вдруг произнес Северус, отрываясь от еды. — Я бы не стал ей верить.

Икарий же, не обращая внимания на дискуссию, взял конверт в руки и распечатал.
Пристальный взгляд скользнул по паре строчек, выведенных изящным почерком. Перечитав послание, скорее, из привычки находить подвохи даже в знаках препинания, неторопливо убрав конверт в один из карманов плаща, инквизитор подцепил вилкой оставшийся на тарелке кусочек отменно прожаренного мяса. Сделав пару движений челюстями, Майнер поднялся из-за стола, привычным движением нацепил маску и обратился к свите:

— Джейс, — на крышу, смотри в оба. Свен, готовь джетпак. Остальные — пока не беспокойтесь и наслаждайтесь пищей. Если не выйду на связь через сорок минут, начинайте действовать по протоколу Грома. 

Договорив, инквизитор развернулся на месте и быстрым шагом направился в свою комнату.

Пальцы почти нежно скользнули по корпусу болтера модели MkV Godwyn, обводя золотистую цепочку молитв, выгравированных на оружии. Проверив боезапас и прихватив с собой пару запасных магазинов, Икарий направился к башне, неподвижным серым истуканом застывшей около поместья. Два загоревшихся значка на интерфейсе маски сообщили о том, что ассасин и десантник выполнили поручения. Удовлетворенно хмыкнув, Майнер положил левую руку на рукоять силового меча, висевшего на поясе.

***

«Ты должна идти...»

— Что? Куда? — Тэмра резко поднялась и села на постели. Ее окружала знакомая обстановка спальни, отчего-то именно сейчас ставшая зловещей, холодной и неуютной. 

Она помнила, как, опираясь на руку Тильмана, добралась до покоев, как сбросила одежду, как упала в недра постели и тотчас же забылась сном, тягучим, как патока, темным, тяжелым, из которого невозможно было вынырнуть. 

«Он нуждается в твоей помощи...»

Женщина с трудом сбросила оцепенение и, преодолев слабость, спустила ноги с постели. Атрофированные ступни не почувствовали холода. Ощупью найдя сапоги, Тэмра, прикусив губу, втиснула искалеченные конечности в голенища и тихонько вздохнула, ощущая, как щелкнули соединения контактов. Теперь она могла ходить. 

Особняк хранил все ту же странную тишину, словно бы принадлежал иному миру, лишенному опасности. Или сам являлся таковой. Натянув бриджи и рубашку, а потом, поразмыслив, короткую куртку из твердой кожи, леди-инквизитор опоясала бедра поясом. Сабля привычно ударилась о бедро, тяжесть пистолетов несколько успокаивала. У Тэмры вырвался невольный смешок — смешно будет наткнуться на кого-нибудь из гостей среди ночи, вооруженной до зубов. 

Галерея встретила ее тьмой и пустотой. Коридор, ведущий в противоположное крыло особняка, зиял черной дырой. 

«Торопись...»

Четкий и подчас леденящий душу перестук каблуков, теперь отражал всю неуверенность спускающейся по лестнице женщины. Она двигалась в сторону единственного источника света — обширного холла, в глубинах которого бился огонек. Там, на маленьком столике, где слуги оставляли корреспонденцию и десятки приглашений, трепетало пламя одинокой свечи. Подле изящного подсвечника из текучего стекла лежал скрепленный печатью конверт.

***
Женщина уже ждала его, почти слившись с тенью, отбрасываемой безликой башней. В сумерках она казалась настоящим призраком. Тонкая ручка призывно взметнулась, словно бы леди фон Классэн чего-то боялась и так робко обозначила свое присутствие. 

Стоило инквизитору сделать несколько шагов следом удаляющейся фигурке в плаще, земля из-под ног Икария ушла, словно по мановению странной волшбы. Небо, бархатисто-лиловое, глубокое, как глаза леди Тэмры фон Классэн, кувырнулось и стало удаляться, спустя несколько секунд падения превратившись в небольшое окно, а потом — и в точку. 

Дыра, в которую он угодил происками ли незнакомого врага или же по желанию своей опасной коллеги, была узка и больше напоминала туннель, происхождение которого было известно лишь его создателям. 

Попытка ухватиться за каменную поверхность привела лишь к небольшому замедлению падения: слишком уж гладкой была стена странного туннеля. Упираясь подошвами сапог и высекая металлической поверхностью снопы искр, Икарий снизил скорость до более-менее безопасной, продолжая соскальзывать вниз по выверенной чьим то гением спирали куда-то в недра Демн Прайм.

«Если это дело рук Тэмры, то у неё будет пара секунд, чтобы найти достойное объяснение всему этому». — Подумал про себя Майнер, — «Или я её прирежу. Прав Северус, нельзя было верить этой надменной суке».

Падение-скольжение продлилось еще около минуты, после чего инквизитор понял, что туннель выравнивается. Оценив расстояние, Икарий оттолкнулся от его стены и сделал кувырок вперед, вылетев из туннеля в какое-то помещение. Выставив правую руку вперед, а левой едва касаясь руны активации на силовом мече, Майнер попытался осмотреться...

***

Арчибальд прислушался. Прошло с четверть часа после того, как он очнулся в узкой темной клетушке, лишенной как дверей, так и подобия крыши. По воле ли судьбы или провидением ли Императора, оружие инквизитора обнаружилось подле него, на земляном полу. Перехватив энергетический клинок и проверив пистолет, Хантер покинул провонявшееся гнилью пристанище — и услышал сначала странные скребущие звуки, а потом — и осторожные шаги. Мерзкий холодок пощипывал позвоночник, впиваясь в него крохотными иголочками — из всех чувств первым на возможную опасность отреагировал дар Арчибальда. Псайкер мотнул головой, пытаясь отринуть накатывающую тошноту и муть, застилающую взгляд. Голову стискивали невидимые тиски безжалостной боли. Он почти оглох и ослеп, располагая только инстинктами. Прижавшись к осыпающейся перегородке, инквизитор вглядывался во тьму.

Сердце еще с десяток раз ударилось о барьер ребер прежде чем скип каменного крошева под тяжелой обувкой возвестил о «госте» этого странного места. Крупная фигура в плаще двигалась с поразительной быстротой, словно бы пришелец видел все вокруг, а не тыкался сослепу. 

Хантер едва не взвыл — лишний шаг в его сторону усиливал спазм, из носа уже сочился обжигающий ручеек крови, а ноги становились ватными — даже одежда давила непосильной тяжестью на плечи. Но теперь охотник на демонов точно знал, кто его противник.
Время замерло. В этот наполненный взвесью пыли и смрада сумрак всматривались не только глаза двух опаснейших хищников, но и мудрый злой взгляд того, кто слал им помощь. Ту, которой нужно было суметь воспользоваться.

***
Икарий не верил своим глазам. Линзы маски давали довольно хорошую картинку в условиях темного подземелья а через секунду после того, как Майнер опознал человека впереди, на интерфейсе высветилось подтверждение из базы данных. Арчибальд Хантер, собственной персоной. Вот она, цель, так близко, совершенно беспомощна. Проклятие Икария сейчас проявляло свою истинную силу, превратив псайкера перед ним в безоружный кусок мяса. 

Сделав пару осторожных шагов, инквизитор пригляделся к сопернику. Псайкер был дезориентирован, но кто знает, какие козыри могли быть у него в рукаве. Обойдя Хантера сбоку, Икарий бросился вперед. Захват, удар под лопатку, чтобы, выбив воздух из легких, лишить жертву возможности закричать, еще один — в челюсть, бросок через голову. 

Подойдя к лежащему на полу коллеге, совершенно потерявшему понятия места и времени, Майнер выхватил болтер. Дуло уставилось прямиком в лицо радикала. Всего один выстрел — и еретик будет мертв, задание выполнено, а там можно будет убираться с этой уже порядком осточертевшей планеты...

— Именем Священной Имперской Инквизиции! Брось оружие и отойди в сторону! — Голос разодрал слишком уж ощутимую тишину, точно оглушительный удар грома. Реакция инквизитора чуть запоздала, Майнер опустил болтер, но все еще сосредоточенно созерцал недавнюю мишень. Нет, он не испугался слов, вогнавших бы большую часть жителей Империума законопослушного и не очень в благоговейный ужас, однако, стрелять в свидетелей своего поступка, имея потом неудовольствие пояснять мотивации и оправдываться он не торопился. 

Отдавший приказ резковато шагнул вперед, а потом упал на колени подле распростертого на земле Арчибальда. Майнер едва сдержал проклятия. Склонившаяся к поверженному инквизитору фигурка принадлежал женщине — более того, конкретной женщине. Пальцы дрогнули, вновь скользнув к курку. Но почему-то разум упрямо искал причину, чтобы отложить самосуд ксенофилки. А это, так или иначе, давало шанс и Хантеру.

Тэмра фон Классэн была облачена в плотный облегающий комбинезон и высокие сапоги, лицо скрывал черный платок. Ловкие пальчики с особой осторожностью выискивали нить пульса у неподвижно лежащего коллеги. Вторая же рука уже сомкнулась на изящной рукояти кинжала-иглы. Майнер был восхищен, в чем признался себе много позже — ему едва хватило сноровки, дабы отразить такую ожидаемую, но такую красивую и полную грации атаку. Металлическая конечность приняла удар на себя, перехватывая запястье противницы, вторая же рука хлестко, но в меру сильно приложила леди-инквизитора по лицу, срывая шелковую полумаску.

— Май... — Вопль, характеризующий узнавание Икарий пресек, грубо заткнув женщине рот ладонью. Хантер, быть может, и находился в плачевном состоянии, но даже Император не мог гарантировать, что служитель Маллеус отключился от бренного мира.

Тэмра рванулась вперед, стараясь ударить мужчину в пах коленом, а потом, предугадав уклонение — резко назад, чуть приседая и стараясь пройти под рукой, выворачивая собственное запястье их стальной хватки. Безрезультатно, как могло бы показаться. Маневр заставил Майнера развернуться корпусом, а противница со всей дури саданула острым каблуком аккурат по голени, умудряясь разорвать толстую кожу сапога, ткань штанины и ощутимо поранить ногу. Цель была иная — отвлечь от захвата, отвлечь от шевельнувшегося Арчибальда. Леди фон Классэн знала лишь одно, кто бы ни был тот, кто прислал ей письмо, он знал планы вольного стрелка и предупредил о них.

Каким образом в этой затхлой норе оказался еще и Икарий, Тэмра желала знать не так сильно, как наличие там же Арчибальда и самое себя. Неизвестный радетель дел Инквизиции указывал на желание Майнера уничтожить Хантера, прикрывшись содействием представительницы Ордо Ксенос. Или ее руками. Был ли таинственный информатор человеком Мендозы, судить пока не представлялось возможным.

— Мразь! — Да, стыдно признаться, но Икарий выпустил женщину, однако, ему хватило и пары секунд, чтобы перехватить ее почти у себя за спиной. Спина и затылок аристократки болезненно соприкоснулись со стеной, кинжал канул куда-то в темноту, а хватка стальных пальцев теперь сжимала горло Тэмры. — Заманила меня сюда, дабы скомпрометировать?! Дать Хантеру повод оправдаться?! — Майнер говорил тихо, но каждое его слово жгло, как острие накаленного в огне прута.

— Я-аа... — Фон Классэн захрипела и инквизитор чуть ослабил хватку, хотя и отчитывал себя за излишнюю подверженность альтруистичным порывам, — Я ждала тебя в саду... Ты прислал человека, он привел меня сюда... Чего ты добиваешься? Инсценируешь разборку между ведомствами? — Личико Тэмры исказилось гримасой. Тонкие рисунки татуировок, обводящие выразительные глаза, очерчивающие скулы и тонкие губы, стали словно бы четче, рельефней, точно подсвеченные изнутри. — Какого фрага ты здесь делаешь?

Маска скрывала такую несвоевременную — и неожиданную для самого Икария бурю эмоций. Разум отказывался верить словам фон Классэн, настаивая на непререкаемых доказательствах ее лицемерия и самоуверенности, но какая-то часть несуществующей для жестокой вселенной души инквизитора трепыхалась, выуживая крохи нестыковок, порождая несвоевременную неуверенность.

Майнер, все еще не отпуская Тэмру, волоком втащил женщину в соседнюю клетушку, не обращая внимания на слабое сопротивление и раздражающее царапанье острых коготков по рукавам плаща. 

— Я пролетел проклятые десятки метров, получив непередаваемое удовольствие — и оказался здесь, полагая, что это все — твоя идиотская задумка! — Зло выплюнул Икарий, встряхнув собеседницу, — Мои люди наверняка сейчас перерывают поместье в поисках моего бренного тела! Ты, блюститель законов, инквизитор, не можешь заслужить доверия не то, что коллег, наемников, которые должны трепетать и внимать твоим словам, как гласу свыше!

— Я всего лишь хотела предостеречь тебя от поступка, который мог бы завершить твою жизнь не самым лучшим образом! — Тэмра закашлялась, срываясь на громкий шепот, — Убив Хантера, ты развяжешь руки Мендозе, и уж он-то позаботится о твоем своевременном показательном заклании, освободив нишу для ставленника в Маллеус! 

— Тогда что здесь делает этот кровопийца из высшего света?! — Огрызнулся Майнер, бросая короткий взгляд на все еще бессознательного коллегу.

— Я не знаю! Я шла сюда за твоим человеком! Он сказал, что ты ждешь меня... — Тэмра лихорадочно восстанавливала картину вечерней беседы. Письмо, принесенное незнакомцем, расставило некоторые элементы мозаики, складывающейся на Тригондане, а вот приход одного из наемников Икария, дай то Император вспомнить его имя, совершенно выбил инквизитора из колеи. Гость поместья ожидал хозяйку в укромном месте, руководствуясь осторожностью и имея неопровержимые доказательства заговора лорда Хантера и верхушки правления Демн Прайм. Леди фон Классэн не могла открыть Майнеру своего секрета, она знала, что Арчибальд не попадется — Верект славился щепетильностью в выполнении указаний, пусть и оплата была немыслимой... Значит, Хантер попросту не успел получить ее письма и оказался неизвестно где в самом наипаскуднейшем обществе из всех возможных...

Икарий отшвырнул от себя женщину и извлек из кармана сложенный лист бумаги. Бросил к ногам Тэмры, ожидая ее реакции.

— Император милостивый... — Фон Классэн поднесла послание ближе, жадно, почти безумно скользя взглядом по строкам такого знакомого почерка. — Майнер, можете меня пристрелить, ежели вам угодно, но я не могла написать ничего подобного. Я писала письмо, оно до сих пор лежит в моем кабинете неотправленным, ибо я ушла за вами, не сочтя нужным два раза повторять то, что могу сказать и в лицо!

Стон прервал полемику. Охотница на чужих рванула было обратно, но замерла, прикованная к месту непроницаемым взглядом из-за линз маски. Арчибальд с великим трудом приподнимался на локте, бормоча проклятия и пытаясь разглядеть вокруг себя хоть что-то. Руки инквизитора шарили вокруг тела, вероятно, в попытках найти оружие, так бесцеремонно выбитое Икарием.

— Ему нужна помощь. — Тэмра все же сделала шаг в направлении Хантера, — Останься здесь, твое присутствие его просто убьет!

— Намекаешь на наш общий дар? — Язвительно парировал Майнер, — Тебе ли говорить о чем-то подобном.

Леди-инквизитор ничего не ответила. Конечно, Икарий наверняка озадачивался вопросом, почему Мэлинн не исходила кровоизлияниями в присутствии своей госпожи, но всю суть проклятия и борьбу с ним мужчина понять не смог бы, не испытав на себе те пытки, которым ежедневно подвергала себя Тэмра. Узоры, покрывающие видимую часть тела женщины, проявились еще заметней, источая в окружающий сумрак мягкое серебристое свечение, в то время, как кожа стала еще белее, сильнее очертились скулы и лиловые глаза утонули в тенях.

Несколько секунд она просто стояла и смотрела в глаза недавнему противнику. А потом, развернувшись, покинула клетушку и занялась окончательно пришедшим в себя инквизитором.

***

— Она еще пожалеет... Или нет. У всех есть выбор, не так ли, мой юный друг? — Говоривший немного сутулился, бредя по едва приметной тропинке парка. Трость постукивала на попадающихся камешках, — Но через боль мы познаем суть, а в самой глубокой пропасти рождается душа.


← Предыдущая глава
Еретик 816 26.05.2013 0
2
 

Материалы по теме


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта
Навигация
Комьюнити
Общение
Система Orphus


службы мониторинга серверов Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru