Библиариум
Черная Библиотека

Каин и Авель: Служба в его тени. Глава 6
Летопись Вселенной » Авторские произведения » Авторские рассказы
Мой первый спуск в неизведанное наполнил меня смешанным чувством ужаса и энтузиазма одновременно. Мысль о том, что я не знаю, что ждет меня на другой стороне посадочного трапа, когда мы наконец приземлимся, более чем нервировала, этого было достаточно, чтобы свести человека с ума, и я спрашивала себя, как солдатам вокруг меня удавалось хранить спокойствие. Они, повторяла я себе, наверное привыкли к этому за многие годы кампаний. Может быть им было просто плевать, потому что для них все враги Императора одинаковы – всего-лишь то, что следует уничтожить. В определенном смысле я боялась только того, что все пойдет куда хуже, чем мы думали, когда приземлимся, и я умру болезненно и втуне, что для кригца худшая из комбинаций. Пока я беспокоилась о том, что меня ожидает, нужда в том, чтобы понять, что происходит, просто оглушала. Как сказал бы Каин, чем меньше знаешь, тем меньше ты готов с этим встретиться. Мне хотелось знать, с чем я имею дело, и чтобы это было не просто «куча Тау и предателей», что мне сказали на данный момент. 

Я пыталась занять себя беседой с капитаном Суллой рядом со мной. Она стремилась ввязаться в драку с такой готовностью, что, на мой взгляд, граничила с нездоровой одержимостью. Я немедленно поняла, что имел в виду Каин, говоря о Сулле, когда мы с ней начали изучать карту космопорта и окрестностей города Вертенс. Она выразила желание немедленно выбить врага, в то время как я предпочитала более консервативную тактику. Мы все еще понятия не имели, как именно силы врага встретят нас на поверхности, но мы работали, предполагая, что они будет везде и повсюду. Наша первая цель, напомнила я Сулле, убедиться, что в космопорте все пройдет без затруднений, и мы сможем спустить остальные транспорты. В свете свежих новостей командование поменяло первоначальные планы, и теперь каждый транспорт нес по парочке танков кригского полка, которые будут под временным командованием Суллы, пока не прибудут остальные кригцы. Мысль, что рядом с нами будет Леман Русс меня несколько ободряла. 

Космопорт состоял из выстроенных по кругу площадок приземления, вокруг центрального узла, и проход с одной площадки на другую был ограничен тремя проходами в ограждающих стенах, плюс основной выход, ведший в центральный узел. Так как на Магнус Виридис мало прибывали грузовые и пассажирские транспорты, космопорт в Вертенсе был довольно мал, по сравнению с более цивилизованными мирами, и наше развертывание было ограничено количеством кораблей, что мы могли посадить за раз – в нашем случае это было три. Учитывая непроходимые джунгли и горы, прикрывающие южную часть порта, основная атака Тау, очевидно, направлялась бы с севера, что могло бы помочь нам запереть их в заторе, не будь их бронированные машины столь мобильны. Первой мыслью Суллы было разделить приземлившихся на две части, и пока одна удерживала бы проходы в пограничной стене, вторая двинулась бы центральному узлу. Нам следовало захватить центральный узел, если мы хотим обеспечить безопасность всего порта. Кроме того, Сулла захотела, чтобы тяжело вооруженные машины и несколько Химер перегруппировались у центрального узла и продвигаться в город, но я твердо напомнила ей, что наш долг – удержать космопорт, и мы не покинем его периметр, пока не прибудет по крайней мере вторая группа приземления. Майор Броклау, что ехал на каком-то другом транспорте, согласился со мной, когда я попросила его высказать свое мнение по вокс-сети. В любом случае, у Суллы было разрешение выдвинуться в город и остановить их, если в воздухе будет слишком много Небесных Скатов. 
Когда все наши силы высадятся, мы сможем выбраться в город, каждый полк займет его треть, а затем выйдем за его пределы, при поддержке кригских танков, освобождая по дороге все увязшие имперские силы. Валхалльцам следовало волноваться о восточной трети города, и там размещался гарнизон СПО, который кадианцы превратили в временный командный пункт, который к моменту нашего прибытия находился в тяжелой осаде. Адумбрианцам достался центр, и их неопытные войска должны были прикрывать Панихида Предателя и большая часть бронетанковых сил кригцев, а кастафорейцам оставалось заняться западом. Еще несколько раз за наш разговор мне пришлось напомнить Сулле, что ей следует фокусироваться на ее задачах, а не торопиться вперед, включая тот раз, когда она предложила выбраться в город сразу, как высадится полк; мне пришлось напомнить ей, что передислокация оголит наш левый фланг, если другие полки не будут готовы. Освобождение города потребует скоординированной атаки, иначе в итоге мы будем оторваны и окружены, подобно другим полкам. Я также напомнила ей, что в командовании головы поумнее наших, и наш долг лишь выполнять поставленные 597-му задачи. А свободное творчество – не самая рекомендуемая тактика в пособии по ведению боя.

Судя по полевым рапортам, казалось, что Тау концентрировано давят на центр в сторону космопорта, очевидно пытаясь предотвратить высадку вспомогательных сил. Фланги поддерживались бывшими СПО, которые подавляли имперские силы больше их огромным количеством, чем мастерством ведения боя. За пределами города бойцы джунглей вели бой с другими бойцами джунглей, и катачанцы были по уши в атаках крутов. Круты – не те враги, с которыми я хотела бы встретиться: жестокие, как орки, стремительные, как эльдары, а если им понравится, как ты дрался, ты не просто умрешь от их рук, но и удостоишься чести стать их трапезой. К счастью, у меня отряд солдат, прикрывавший мне спину, ну, по крайней мере, я надеялась, что прикрывавший. Несмотря на медленное и постепенное вливание в коллектив, я ощущала, что они все еще двойственно относились к моему присутствию. Я бы больше переживала, если бы не уровень их профессионализма, что подогревал мою уверенность в том, что они будут уважать алый кушак вне зависимости от того, кто его носит. Может быть это было результатом отношения ко мне Каина в присутствии солдат, но я выглядела в их глазах лучше, чем заслуживала. 

– Это интересно, – заметила Сулла, пока мы продолжали разглядывать карту. – Наивысшая концентрация орков как раз между нами и главным лагерем Тау, – они не были точно посередине, но на расстоянии короткого марша (или еще более короткой атаки) от основного дороги, соединяющей два главных города Винридиса. Атака кригцев на город, удерживаемый Тау, могла привлечь внимание орков. Если они уже не начали сражаться. Это могло и означать, что нам бы пришлось пробиться через орков, прежде чем мы сможем иметь дело с Тау. Жаль, что транспорты Тау не были так же ограничены бездорожьем, как наши. 

– Об орках подумаем потом. Нам все еще надо решить, что делать с дорогой на центральный узел. Если Тау контролируют дорогу, то все очень скоро сильно испортится, – высокие стены, многочисленные здания и узкие переулки легко могли превратить дорогу в тир для Тау. Нашим силам следовало прорываться к центральному узлу, где пейзаж был более городского типа, со множеством кварталов складов, терминалов и ангаров, среди которых было легче маневрировать, избегая ловушек. А так как у Тау не было достаточно времени, чтобы укрепить порт, им следовало надеяться на ранее подготовленные ловушки, если им хотелось держать нас взаперти. Возможность сдерживать нашу мобильность у них исчезнет, когда мы доберемся до центрального узла.

– Думаю, если понадобится, мы сможем высадить транспорты в другом месте. Вот эти парки могут использоваться для посадки. 

– Думаю, Кастин и другим не понравится высаживать свои полки прямо на голову врагу. 

– Зато ксеносов найти будет легче. 

– Давайте сосредоточимся на убийстве того, что перед нами. 

Наш разговор был прерван тряской, охватившей транспорт, что значило, что мы входили в атмосферу. Шум от сотен солдат, танков и бронетранспортеров, трясущихся в цельно-металлическом контейнере делал любой разговор без вспомогательных средств невозможным, так что я насладилась перерывом в общении с чрезмерно пылким капитаном. 

Не то чтобы она меня нервировала, но она была слишком страстной, и слишком напоминала мне о комиссарах-генералах, которых я встречала – сердце где надо, а вот голова – не всегда. Я вспомнила лекцию в схоле, о четырех типах офицеров в армии. В первую категорию входили одаренные и энергичные; таким суждено было попасть в командование. У них отличные идеи и способность их реализовывать. Второй тип – одаренные и ленивые. Из них получались лучшие командиры, потому что они понимали ход битвы, но никогда не действовали импульсивно. Тупые и ленивые – следующая категория, и таки легко было найти по количеству трупов их собственных солдат вокруг них. А последняя группа – тупые и энергичные. Самый опасный вид офицеров в любой армии. Полные по-настоящему идиотских затей и решимости поскорее эти идеи воплотить. Их действия отражались на армии подобно тому, как заряд болтера действовал на мозги орка. Тварь мертва, но все еще мчится на тебя на полной скорости. И падает только когда уже перебежала по тебе. Сулла уже начала набирать висты в пользу попадания в категорию четыре. И я решила, что очень скоро в этом окончательно убежусь. 

К тому моменту, как лодка перестала трястись и все успокоилось, Сулла уже была занята переговорами со своими лейтенантами через комм-бусину, так что я продолжила изучать тактические данные. Но и это продлилось не долго, потому что несколько минут спустя транспорт сильно подпрыгнул, выбив из рук некоторых их лазганы, и оставив большую нас часть, включая меня, в состоянии недоумения. 
Молчавший до тех пор штурмовик видно услышал мое удивленное бормотание, потому что повернулся и сказал:

– Кажется, в нас попали, ракетой, если не ошибаюсь. 

Он был удивительно спокоен, при том что меня ударило прямо в живот внезапным приступом нерешительности. Его спокойствие, поняла я, происходило из богатого опыта подобных ситуаций, и военные транспорты были достаточно прочны, чтобы выдержать несколько попаданий ракет, если только они не выносят двигатель. При потере двигателя нам хватило бы сил разве что тут же разбиться. Транспорт приняло качать из стороны в сторону, разворачивая в немыслимых углах, пока пилот старался маневрировать, уклоняясь от огня с поверхности. Это впечатляло, учитывая, что транспорты обычно столь же маневрены, как кирпичи. Солдаты принялись ругаться, когда незакрепленное оборудование стало летать по всей кабине, а меня ударило чьим-то потерянным шлемом. По крайней мере мы получили ответ на вопрос о наличии противовоздушных сил Тау. Так как в нас больше ничем не попало, я сделала вывод, что были они немногочисленны, или же были заняты имперскими силами, все еще сражающихся за господство в воздухе. 

– Приземление через пять минут, – прозвучал по воксу голос пилота, заставив солдат в последний раз перепроверять свое снаряжение. Когда транспорт начал снижение, по нему начался вестись огонь из небольшого снаряжения, что никого не напугало, потому что крепкая броня была способна выдержать плазменные, лазерные и болтерные огни. Я воспользовалась возможностью нацепить противогаз, находя успокоение в тепле и звуке своего дыхания. – Через две минуты открываю дверь. Я вижу тут полно синеньких, так что будьте готовы: вас немного потрясет!

Сулла тут же принялась выкрикивать приказы командирам взводов, а солдаты начали отстегивать привязные ремни. В кабине раздалось несколько радостных возгласов, свидетельствуя о переизбытке молодых ребят, хотя сомневаюсь, что их энтузиазм долго продержится. Штурмовик рядом со мной оставался спокойным, как весенний ветерок, проверяя свой хеллган с машинной выверенностью действий. Скорее по принуждению, чем из действительной нужды, я перепроверила и свои лазпистолеты, убедившись, что они полностью заряжены, и каждый в своей кобуре. Я так же убедилась, что моя шоковая дубинка (ранее известная, как «палка целомудрия») на месте в моей большой шинели. Может быть она выглядит не так вдохновляюще, как цепной меч, но немногие могут подняться после удара полностью заряженной дубинки, и ее маленький размер позволял мне легче с ней управляться. Солдаты рядом со мной принялись выстраиваться у посадочного пандуса, готовясь выскочить в ту же секунду, как смогут, и я решила последовать примеру Каина и протолкнулась в первые ряды. 

Сумасшествие, да, но я отчаянно хотела заставить солдат поверить в мою решимость, пусть даже лишь для того, чтобы потешить мое эго. 

Транспорт приземлился, заставив все качнуться вперед, двигатели начали понемногу затихать, и я могла слышать дыхание солдат вокруг меня и стук сердца в моей груди. Я знала, что у меня есть несколько секунд на вдохновляющие слова, хотя не думаю, что кто-то их особо от меня жаждал. 

– Сегодня мы вместе встретим чужаков и еретиков, – сказала я, удивляя себя ровностью и спокойствием своего голоса, при том, что была готова сломаться под навалившейся на меня тяжестью. – Мы последняя надежда этой планеты на спасение. И мы или покинем этот мир героями... Или не покинем его вовсе. За Императора и Империум!

– За Императора и Империум, – эхом отозвался голос того самого штурмовика, и я поняла, что он стоит прямо за мной. Несколько других солдат тоже отозвались, но в остальном в кабине сохранялась тишина, исключая звук шестеренок и гидравлики посадочного пандуса, который начал опускаться. Внезапно на нас обрушился порыв ветра и воды. 

Как оказалось, я пропустила ту часть брифинга, где упоминалось, что мы приземляемся в разгар сезона дождей на Виридисе, когда за несколько месяцев на планету обрушивается несколько сотен сантиметров воды. Даже еще до того, как пандус коснулся рокрита, большая часть нас уже вымокла, но нашу решимость это не смягчило. Я сделала два шага по пандусу, а потом... Поскользнулась и упала.
Верно. Я упала. Я совершила самую тупую из всех ошибок новичка, и если бы в другой ситуации эта ошибка стоила бы мне жизни, в этот раз она мне жизнь сохранила. Как раз когда я поскользнулась на мокром пандусе, плазменный болт пролетел надо мной, прямо там, где была бы моя голова, не упади я. К несчастью, это значило, что штурмовик за моей спиной получил этот болт прямо в грудь, и он стал первым из нескольких павших от плазменного огня, обрушившегося на посадочный пандус. Наши солдаты ответили громовым воплем, стреляя из лазганов, пока они неслись вниз по пандусу. Когда чья-то рука помогла мне подняться на ноги, я даже не успела поблагодарить этого парня, потому что его тоже тут же скосило плазмой, и там, где было его лицо, осталась большая обуглившаяся дыра. 

Наши солдаты рассыпались веером, стараясь сформировать защитную линию против плазменного огня, который велся из среднего размеров сооружения у главного выхода к центральному узлу. Я была изумлена их точностью, пусть даже цель по которой велся огонь была на самой границе пределов доступа их лазганов. Бойцы укрывались везде, где могли – за транспортами, складскими ящиками, погрузчиками – за всем, что могло выдержать несколько плазменных зарядов. В начале было отчаянно нелегко, но когда солдаты укрепились, наш ответный огонь стал более эффективным. Я умудрилась спрятаться за багажным контейнером, присоединившись к коренастой рыжеволосой женщине, которую вскорости опознала. 

– Отличная погодка для перестрелки, а, комиссар? – пошутила Маго. 

– Согласна, – ответила я, выглядывая из-за угла, чтобы лучше понять сложившуюся ситуацию. Мы приземлились на северо-западной площадке, сформировали защитную линию по направлению на юго-восток, и по нам вели огонь силы Тау и какие-то предательские СПО (потому что я заметила несколько лазболтов, прилетевших в нашем направлении), которые закрепились в зданиях на юге и юго-востоке. Насколько я видела, у них не было тяжелого вооружения, но это могло быстро измениться. Я выпустила несколько зарядов, но учитывая расстояние и дождь, сомневаюсь, что в что-то попала. 

– Дроны! – выкрик прорезал ливень. Мне понадобилось несколько секунд, чтобы понять, о чем речь, но в итоге я их увидела; маленькие дискообразные машины, перелетающие через стены по всем направлениям, паля из сдвоенных орудий на бреющем полете. Как мало бы укрытий у нас не было, против них они были бесполезны, так что мы тут же обратили все свое внимание на них. К счастью, у маленьких гаденышей была небольшая дальность огня (по крайней мере сравнивая с Тау), так что наш ответный огонь смог снять их с неба. Я вспомнила о старом стрельбище у нас в схоле, и не могла не усмехнуться, когда выцелила одну из машин и пропустила сквозь нее лазболт. Она зафырчала и зашаталась на несколько быстро пролетевших секунд, прежде чем упасть на землю с удовлетворительным хрустом. 

– Наверху, Авель! – предупредила меня Маго, и выпустила несколько зарядов по стайке дронов, заходящих на бреющем на нашу позицию. Я уже была готова прицелиться, когда шквал болтеров разнес эту формацию. Раздались вопли радости, когда мы услышали знакомый рев двигателей, и несколько Химер и Леман Руссов выплыли из транспортника, некоторые из них так жаждали влиться в драку, что прямо чуть ли не слетели с пандуса, с грохотом приземляясь на рокрит. Огонь мультилазеров и тяжелых болтеров обрушился на окопавшиеся силы врагов, выдавливая большие расселины в здании, за ними раздались еще более ободряющие выстрелы танков, когда те присоединились. Битва начала оборачиваться в нашу пользу, и я вызвала капитана Суллу по воксу, сухое эхо ее голоса сказало мне, что она была в своей командной Химере. 

– Другие приземлившиеся группы рапортуют о слабом сопротивлении, – объяснила Сулла. – И в настоящий момент они продвигаются к центральному узлу.

– Отлично, присоединимся к ним, когда зачистим здесь. 

Но мое доброе расположение духа тут же испортилось, когда прогремел слишком близкий для моего удобства взрыв, и оглянувшись, я увидела, что одна из наших Химер объята пламенем. Потом внезапно оно приземлилось: боевой скафандр Тау. Огромная боевая машина приземлилась прямо на Химеру, на несколько дюймов вдавившись в броню, и та перекосилась под тяжестью. Я заметила, что несколько блюдцеобразных дронов следовали за ним, но на них не было видимых орудий, и казалось, они просто летали там, словно приглядывая за большой машиной. Выстрелив в Химеру еще раз, она разрушила надежды на спасение находившихся там столь же эффективно, как и ее шасси. 

– Весь огонь по этому фраггеру! – выкрикнула я без особой нужды, потому что все Химеры и солдаты уже принялись поливать ее всем, чем было. Я поняла, что некоторые из этих штучек были щитовыми дронами, о которых я читала, потому что наши заряды били в защитный силовой барьер, не причиняя вреда. Оно начала вести по нам плазменный огонь, пробивая дыры в нашей защитной линии, словно она была сделана из бумаги. Когда один из танков попытался развернуть башню, чтобы выцелить боескафандр, заработал его реактивный ранец и поднял его назад в небо, откуда он приземлился с еще одним громовым стуком в нескольких метров от моей позиции. Его белая, роботообразная голова качнулась слева направо, прежде чем сосредоточить взгляд сверкающих красных линз на мне, ну или так показалось моему перепуганному сознанию. Оно нацелило длинный ствол своей пушки в моем направлении и выстрелило. Только быстрые мозги да еще более быстрые ноги помогли нам с Маго убраться из зоны поражения, но и тогда мы свалились от взрыва. 

Сквернословя под нос и проклиная себя за то, что выиграла тот круг у Каина, я собиралась было подняться на ноги, когда большая механическая нога сбила меня назад на рокрит. Оказывается, гигантская машина вздумала со мной поиграть, или же просто хотела заглянуть мне в глаза, прежде чем испарить мои останки. В любом случае, случилось что-то особенно странное: она не выстрелила, а просто уставилась на меня, словно соображая, стою ли я того, чтобы переводить на меня снаряжение. Что бы ни остановило ее руку, время выигранное тем самым спасло мне жизнь, потому что в ту же секунду крак-ракета с визгом пролетела у ее груди. Я воспользовалась моментом, чтобы увеличить между собой и этой штукой дистанцию, и очень вовремя, потому что Леман Русс наконец-то поймал ублюдка и ударил по нему сзади. Это не прорвало штуку на части, как я вроде как надеялась, но уничтожило один из дронов эскорта, и наверное это был щитовой дрон, потому что наши заряды принялись стучать по броне (не то чтобы эффект был особенно хорош). 

Без своего щита эта штука кажется занервничала, так как она тут же взлетела в воздух и исчезла за стеной. В следующие несколько секунд огонь с позиций врага начал ослабевать, и прежде чем я встретилась с капитаном Суллой, я увидела, как транспорты Тау и Химеры СПО рванулись к центральному узлу. Теперь, когда наши силы и бронированные транспорты полностью высадились, они осознали, что лучше бы им сконцентрироваться на защите центральной области. Ну или же они затягивали нас в область более сильного огня. В любом случае, у нас не было выбора, и мы должны были продвигаться вперед, так что я присоединилась к капитану Сулле в ее командной Химере. 

– Как дела у других приземлившихся? – спросила я вокс-оператора. 

– Легкое сопротивление, но они рапортуют что их Тау и СПО тоже направляются к центральному узлу. Майор Броклау запросил доклад о диспозиции. 

Я решила лично ответить майору. Я сказала ему, что нас немного отмутузила встречающая делегация, но мы прилично продвинулись.Я также спросила их, видели ли они боескафандры и изумилась, узнав что нам попался единственный. В любом случае, я предупредила его, чтоб держал небо под контролем, чтоб оттуда какой негодяй не вывалился, и чтоб ждал атаки с любого направления. Броклау напомнил, что нам поручено захватить контроль над космопортом любой ценой, что было бы намного легче, будь у нас больше солдат, но следующая волна транспортов нескоро могла прибыть. 
Заметив Суллу в оружейной башне, я потянула ее за штанину, чтобы заставить вернуться в Химеру. Она была в добром расположении духа, и удовлетворенная улыбка сверкала на ее обычно мрачном лице. 

– Думаю устроить временный медпункт для раненых на периметре и оставить несколько отрядов приглядывать за тылом, пока остальные выдвинутся к основной дороге в центральный узел, – проинформировала меня Сулла. 

– Как раз как я думала, – соврала я. Я вообще не думала о нашем следующем шаге. Дорога казалась подходящим местом для таких беспринципных мерзавцев как Тау, чтобы оставить засаду. Глянув на карту космопорта, которую изучал один из вокс-операторов, я указала Сулле на сервисный коридор между зданиями, окружавших дорогу. Несколько отрядов могли бы продвинуться вместе с конвоем и снять засаду, пока те были бы слишком заняты, чтобы заметить, как мы подбираемся к ним сзади. 

– Двух отрядов было бы достаточно, – решила Сулла, быстро оглядев карту. 

– Я пойду с одним из них, – добавила я. Сулла спорить не стала, на самом деле ей наверное понравилась идея избавиться от моего пригляда, а я просто хотела спрятаться от дождя. Сулла дала мне свои лучшие отряды для ближнего боя, и отряд, с которым пошла я был под началом сержанта Грифен. 

– Приветик, комиссар, рада видеть, что синенькие вас не прикончили, – радостно поприветствовала меня Маго, которую я потеряла из виду, когда боескафандр попытался превратить меня в лужу. 

– Взаимно, – ответила я. – Не хотелось мне стать лужицей. 

Несколько лазболтов легко справились с замком от служебного входа, и наши две команды пролезли в узкий проход. Тут едва хватало места, чтоб пройти парой, и наша группа быстро разделилась, чтобы проверить множественные этажи. Каким-то образом я осталась с Маго, которая была заместителем командира отряда, наверное потому что она потеряла несколько солдат в первую атаку, и вместе со мной у нее теперь было четыре человека. К тому же, маленькая социопатка мне начала нравиться, и мне вроде как захотелось удостовериться, что она пройдет через все это невредимой. Нашей команде поручили верхний этаж, боец Горр шел впереди, за ним Маго, я, и боец Вилхон прикрывала тыл. По сырым рокритовым стенам тянулись трубы, а на верхнем этаже нас поприветствовали едва работающие люминаторы. Было тихо, но мы могли слышать шаги и неясное бормотание где-то вдалеке, что заставило нас замедлить продвижение. Я прижалась к стене с правой стороны, против той, где комнаты выходили на дорогу прикрываясь в дверных проемах, что шли по всей длине через каждые пять-шесть метров. 
Обмениваясь жестами с вставшей у первой двери Виллхон, Горр приготовил фраг-гранату. Мы дождались начала стрельбы, и тогда Горр швырнул фраг-гранату туда. Несколько паникующих криков тут же заткнул разрыв, а потом оба солдата метнулись внутрь, добить выживших. Неудивительно, что Тау быстро сообразили об обходном маневре, когда услышали гранату, и мы с Маго смогли застать нескольких врасплох, когда они выскочили в коридор. В этих узких проходах дальность их оружия значения не имела. К сожалению, прикрытия тут было мало, и мои глаза вскорости заболели от пламени плазмы, бьющей о рокрит. 

– Вот черт, а их много, – заметила Маго, выпустив три разряда в грудь одного из Тау.

– Чем больше стреляет по нам, тем меньше стреляет по конвою, – объяснила я. Внезапно, фатальная непрочность моего укрытия стала очевидна, когда дверь, о которую я опиралась, открылась, и я бесцеремонно свалилась внутрь. Не знаю, кто был больше изумлен, я, валяющаяся на полу и глядевшая в коридор, или группа солдат СПО, пялившаяся на меня. И хоть на этот вопрос я не знаю ответа, я знаю, кто быстрее сообразил, потому что я достала второй лазпистолет и спустила курки. Коридор был таким тесным, что большинство моих болтов (в основном из большого лазпистолета) пробивали одного солдата и били того, что был за ним. 

– Отличный выстрел! – выкрикнула Маго из основного коридора, когда все солдаты передо мной были мертвы. 

– Из-за этих ублюдков я потеряла фуражку, – проворчала я, поднимая ее с пола и отряхивая. Вернувшись назад к Маго, мы продвинулись еще немного, когда я заметила, что Виллхон и Горр в нескольких дверях от нас удерживают Тау плотным огнем. Горр махнул нам рукой, чтоб мы двигались, и прикрыл нас полной очередью, чтобы мы с Маго смогли к нему присоединиться. 

– Верхний этаж, с правой стороны, как далеко вы продвинулись? – спросил незнакомый голос в комм-бусине. 

– Не очень далеко, – ответила я. – На несколько комнат. 

– Хорошо, потому что я собираюсь снести несколько стен, – оказывается я говорила с командиром танка, который хотел убедиться, что не заденет нас, когда пустит снаряд в окно, от чего все здание содрогнулось, а дверь вниз по коридору разорвалась. 

– Отлично, а можете теперь выстрелить в окна справа и слева от этого? – спросила я. 

– Ладно, но предупреждаю, что снаряды на деревьях не растут, – ответил он, не осознавая, что говорит с комиссаром. Несколько секунд спустя вся секция стены была разнесена в клочья, наполнив коридор рокритной пылью, а потом это повторилось в еще нескольких метрах дальше. После сотрясающих взрывов и посреди развалин, немногие были в состоянии сражаться, когда мы пронеслись по коридору, уничтожая всех, кто еще дышит. Пока Горр и Виллхон продолжили зачищать коридор, мы с Маго остановились, чтобы проверить мертвецов, смесь Тау и солдат СПО. Я надеялась найти кого-нибудь живого, чтобы узнать, что ждет нас в центральном узле. 

– Поделом им за службу синеньким, – сказала Маго, плюнув на труп одного из солдат с множественными дырами в груди от ее выстрелов.

– Ну, полагаю, они им много наобещали, – ответила я, выпрямляясь от трупа сержанта с плазменным карабином Тау. С таким оружием, полагаю, они думали, что у них есть шанс победить. Признаюсь, я и сама почти что захотела захватить это, но не стала, не желая, чтобы наши солдаты спутали меня с предателями. К тому же дополнительное оружие не стоило богохульства и вечного проклятия. 
Я откинула оружие и собралась двигаться, когда услышала быстрое приближение шагов. Они принадлежали крупному мужчине, который, судя по пыли и крови, сумел пережить взрыв танкового снаряда. Управляемый в основном адреналином и яростью, огромный мужик напал на меня, потрясая кулаками, размером с мою голову. Слишком близко, для лазпистолета, я бросила его и достала свою шоковую дубинку. Наверное в результате контузии, его удары были нескоординированными (или же он просто паршивый драчун), и я смогла уклониться от них с грацией, выработанной за годы тренировок, и всадила ему шоковую дубинку в живот. Минимальной мощности дубинки как раз хватало на то, чтобы вырубить кого-то на достаточное время, чтобы скрутить. Например, взять его голову в захват, жесткий настолько, что стоит надавить чуть посильнее, и шея сломается.

Когда стало понятно, кто тут главный, я немного ослабила давление, чтобы он мог говорить, не придушив себя. В конце концов, нам нужно было немного пообщаться. 

– Проклятые имперские ублюдки, – выкрикнул он, как только получил возможность. 

– Надо же, никогда такого раньше не слышала, – Маго это совсем не впечатлило.

– Следи за манерами в присутствии дам, – предупредила я, усиливая хватку. – А теперь я задам пару вопросов, и каждый раз, когда ты станешь меня злить, мы будем отстреливать тебе по пальцу, понял?

– Пошла на фраг! – раздался щелчок ионизированного воздуха, и мужчина попытался заорать несмотря на мою снова усилившуюся хватку, которая, к счастью, вопль заглушила. 

– Извините, я не слишком рано выстрелила? – спросила Маго. 

– Немного, но я наплюю, – ответила я. – А теперь попробуем снова, пока нам не пришлось звать тебя «Левшой», и это было бы просто ужасно, потому что терпения у меня осталось маловато. А теперь, кивни, если в центральном узле нас ждет тяжелое вооружение. 

В конце концов он кивнул. 

– Отлично. Это Тау? – и снова, он кивнул. После еще нескольких минут болтовни, кивания и стрельбы, мы вытащили из него достаточно информации. Мы бы и еще что-нибудь из него достали, но в итоге он что-то выкрикнул о наших сексуальных предпочтениях, и Маго разбила ему голову прикладом винтовки. Наверное, он задел больное место. 

– Ой, извините, комиссар, – повинилась Маго, хотя казалось, что ей больше неудобно, чем стыдно. 

– Ничего, у меня уже руки начали побаливать, – ответила я, оттирая кровь с противогаза. Я связалась с Броклау по вокс-сети и сообщила полученную информацию, объяснив, что Тау, оказывается, разместили во дворе некоторое количество «рыб-молотов» и «небесных скатов», хотя оказалось, что с этим я немного запоздала. Оказывается, одна их приземлившихся групп уже достигла центрального узла, и была там застигнута танками Тау, а один из наших транспортов был сбит ракетой «небесного ската», когда пытался подняться. 

– Что насчет транспортов, направляющихся вниз? – внезапно влез в наш разговор голос Каина. Его транспорт, наверное, вошел в атмосферу, чтобы присоединиться к нам, и полагаю такие новости даже Героя Империума заставили взволноваться. Весь этот героизм не пригодится, если взлетишь на воздух вместе с транспортом, в котором едешь. 

– В космопорте слишком жарко для приземления, вам придется удерживать позицию, пока мы не зачистим противовоздушные батареи, – отрапортовала я, на что он простонал. 

– Где другая подходящая зона приземления? 

– Хм... Я помню, что есть большой парк в пяти кломах на северо-восток от порта. Он достаточно большой, но вы можете приземлиться прямо среди них, насколько я понимаю... Я категорически не советую это, Каин. 

– Насколько я понимаю, сейчас мы уже под плотным огнем, и если кто-то попытается меня убить, я по крайней мере хочу иметь возможность ответить на это, спасибо вам большое! – Каин привел приемлемую точку зрения, и будь я в его ситуации, я бы тоже захотела выбраться из транспорта к варпу, хотя у меня причины были бы куда эгоистичнее его. Зона приземления, что я предложила, была ближайшей из наиболее безопасных, но все равно он мог сесть прямо посреди целого взвода Тау. В любом случае, если кто смог бы решиться на такой дерзкий маневр, так это комиссар Каин. Я пожелала ему благословения Императора и вернулась к своей задаче. 

– Все стало еще хуже, так ведь, комиссар? – осторожно спросила меня Маго. 

– Ерунда... Все и так было паршиво, мы просто не знали об этом.


← Предыдущая глава
Еретик 631 27.05.2013 0
0
 


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта
Навигация
Комьюнити
Общение
Система Orphus


службы мониторинга серверов Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru