Библиариум
Черная Библиотека

Это был один из тех дней, когда все ее существо отзывалось на только ей видимую странность мира. Даже в своей келье, в своем уголке сегодня было поразительно неуютно — словно не заглядывало сюда теплое золотистое солнце. Легкий свежий ветер, уже собравший отголоски разговоров в открытой галерее, врывался в распахнутое окно, щелкая рамой и вороша свитки с записями на столе.
Зэлея оставила наскучившее чтение в наскучившей тишине своего нового дома и, оправив мантию младшего призывателя, совсем недавно полученную из пахнущей пылью кладовой, встала с кресла. Плотная материя расходилась складками из-под широкого пояса, мешковато топорщась сверху, на худеньких плечах и надуваясь пузырем на спине. Капюшон неровно лежал сзади, не скрывая от мира скуластого бледного личика с пикантным овалом, больше напоминающим импровизированное сердечко при попытке начать разговор с удивления или восхищения. Чуть вьющиеся рыжие волосы с красивым медовым отливом никогда не ложились в прическу покорно — тяжелая волна их предпочитала лежать свободно, свиваясь концами в удивительно запутанные вариации. 
Пофыркав, раздирая строптивую шевелюру гребнем, девушка досадливо вызверилась на инструмент, так и не исправивший положения, а потом наспех собрала волосы в сомнительно смахивающий на пучок крендель и натянула капюшон. Предательские рыжие пряди не преминули отомстить — норовя оплести головной убор снаружи золотистыми пружинками, точащими без всякого достоинства и придавая своей хозяйке живописно-неряшливый вид.

Путаясь в слишком длинном, не по росту, подоле, Зэлея перепрыгивала через ступеньку, спускаясь на галерею. Подобное развлечение частенько стоило ей разбитых коленей, а однажды — даже носа, но становиться серьезней адептка не собиралась — по крайней мере, пока испытание не решит ее судьбу, а пока, играя в не совсем добрые игры со сверстниками и устраивая эквилибристические забеги по парапетам Института Войны, Зэлея набивала шишки и опыт. 
С тех пор, как несколько лет назад ее спихнули с рук на руки новому наставнику, жизнь юной ноксианки перевернулась — хотя учитель и был строг, намеренно ограничивая силы своей подопечной, но ведь это делалось ей же на благо. Сначала предстояло обуздать нет-нет, да выпирающее любопытство, бестактное и, отчасти, жестокое, воспитанное еще с раннего возраста — хлипкая на вид, Зэлея обладала крепким стержнем норова и изрядной долей упрямства. 
Главным же достоинством, положившим первый камень в мощение жизненного путипризывателя стало умение даже в самые опасные и нестабильные моменты собирать волю в тугой узел, не теряя разума и не поддаваясь панике. Но это была лишь оборотная сторона все того же упрямства, иногда граничащего со слепотой.
Миновав колоннаду, девушка перевела дух. Ее внимание, еще минуту назад отданное движению облаков и новой ссадине на лодыжке, было привлечено одиноко стоящей фигурой, опирающейся на перила террасы. Хитроватая улыбка тронула губы девушки, ноги сами понесли ее вперед — увы, как обычно, не разбирая дороги. 
«Вижу цель,» — так говорили, едва углядев несущуюся по коридору фигурку и делали ставки, прикидывая, которое из препятствий станет роковым.
Зэлея падала. Острый носок ботинка повстречался с выступающим краем плиты пола, удержание равновесия мгновенно приобрело зрелищность цирковой постановки.
— Наставник, доброго дня, — щедрая улыбка в совокупности с жалостливым взглядом вызывали смех. Мужчина обернулся и ловко поймал Зэлею за шиворот в двух дюймах от своих ног. 
Единственный во всем мире человек, которому она верила почти так же, как себе. Наставник. Возможно, для остальных он был мрачен, зловещ и холоден, но девушка могла с полной уверенностью утверждать, что она — из тех немногих, кто был близок этому человеку. И единственной, кто заставляла его, пусть и изредка, улыбаться. Одет он был в черные одежды с пряжкой в виде ноксианского ворона на плече. Из-под надвинутого капюшона слегка виднелись темные волосы и главная отличительная черта наставника — его глаза. Ледяные, ярко-синие зрачки непрерывно излучали пронзительный свет. 

— Твоя настойчивость делает тебе честь, девочка. Я уже отправил свои рекомендации к твоему первому испытанию. У тебя есть предпочтения? — он помог ей принять подобающее разговору положение, с абсолютной невозмутимостью на лице. Но его голос звучал насмешливо, впрочем, как и всегда.
Зэлея уже искала в уме подходящую формулировку для скарбезного ответа, но шанс был утрачен.
— Твой потенциал внушителен. Но ты упорно продолжаешь размениваться на мелочи и ожидать подсказок. Вряд ли кому-то придет в голову давать тебе советы, а уже тем более, указывать путь... — помрачневший и потухший взгляд заставил мужчину немного изменить тон, хотя, потакать он и не собирался, — Или ты уже призвала в Институт орды нежити с Островов Теней, но скрыла портал под кроватью, опасаясь взбучки?
Зэлея прыснула от смеха и закусила губу. Иногда, когда наставник мнил, что он — ее отец, девушка старательно подыгрывала этому позабытому образу, но всегда испытывала некоторую досаду — она перестала быть ребенком и при всем желании не выглядела ребенком. Но внимания, которое наставник уделял призывательницам постарше, так и не добилась.
— Может быть... — она осеклась, внезапно появившийся образ обдал все тело холодком, он был темен и неясен, смазан, как тающее сновидение, забытый в исчезающем детстве кошмар.
— Так ты выбрала чемпиона? — учитель с затаенным интересом наблюдал за подвижным личиком младшей призывательницы, но та, нахмурившись, лишь отрицательно покачала головой.
— Возможно, стоит попытать счастье с Катариной...
— А возможно и нет, — резко оборвал душевные терзания собеседник, — Ты в меру агрессивна, Зэлея, однако, мы вкладываем себя и свои силы в чужое тело. Катарине, как и тебе, нужно мудрое руководство, а подобный тандем будет лишь тяжкой ношей. Запомни — мало найти с чемпионом общий язык, тут то я уж не сомневаюсь, нужно предложить ему что то свое, дополняющее, развивающее. — он замолчал, словно обдумывая каждое следующее слово, — Я дам тебе задание. Перед испытанием. Ты выполнишь его, не запятнав чести нашего города. Иначе... — пробирающий насквозь взгляд скользнул по девушке — В общем, ты его выполнишь.
Девушка насупилась. Наставник говорил так, словно это его поручение уже было испытанием — или злой шуткой, но, приструнив свое недовольство, она кивнула. В серебристых глазах загорелся огонек решимости.
— Завтра на рассвете отправляйся в Ноксус, дело отлагательства не требует, но и поспешность, сама знаешь, для чего нужна. — наставник жестом подтолкнул адептку к выходу с террасы.
Разговор прерывался то суховатыми и такими несвойственными учителю нравоучениями, то малозначительными обыденными фразами, стоило по дороге столкнуться с кем-то из старших призывателей или, того хуже, стайкой младших, способных любое неосторожное слово подхватить и разнести повсюду со скоростью лесного пожара в ветреный день. К счастью, довольно своеобразная репутация её учителя в Институте, вкупе с холодным взором сияющих глаз, обеспечивала их несколькими метрами свободного пространства вокруг.
Так, раскланиваясь с преподавателями и высокомерно игнорируя глазеющих издалека адептов, Зэлея добралась, следом за наставником, до его личного кабинета.
Остановившись у окна, мужчина некоторое время созерцал прекрасный пейзаж, словно позабыв о переминающейся с ноги на ногу ученице.
— Итак, наш город, Ноксус. Его чемпионов ты знаешь отлично, впрочем, как и союзников. Но мало знать повадки, характер — это лишь общие доступные нам стороны. Мы стремимся понимать их. — он повернулся и сбросил капюшон, — Объединение — выбор огромного доверия, непререкаемого и нерушимого.
Зэлея поежилась, припоминая часть лекции об ослушниках, предавших Институт.
— Мое поручение будет касаться одного из них. Выбор пал на тебя. При всем твоем норове, у тебя должно хватить здравомыслия. К тому же нам просто необходимо выяснить, насколько стихийна твоя сила и к чему тяготеет.
— То есть, я должна найти чемпиона и подчинить его? — глаза девушки иронично прищурились, — я полагала, что это следует сделать официально, в Круге Призыва при надлежащем свидетельстве...
— Я восхищен твоей прозорливостью, — с сарказмом оборвал ее старший призыватель, — Но нет. Это мое поручение. Я хочу, чтобы ты попала на аудиенцию к правителю Ноксуса.
— А-аа... Эм-ммм... — она вопросительно приподняла бровь, — С какой целью?
— Я передам с тобой некоторые бумаги, которыми интересовался мой... Этот чемпион, — наставник следил за ученицей — она — за ним, — Это будет благом для государства.
— Но это тайна, — Зэлея лишь констатировала факт, одновременно прикидывая результаты подобного путешествия, оценивая открывающиеся возможности и ощущая горячий прилив крови к щекам — гордость.
Правитель Ноксуса был уважаем и даже обожаем некоторыми — но не был тем чемпионом, да и человеком, к союзу с которым осмеливались стремиться. Зэлея преклонялась перед гениальностью и волей Иерихона Свэйна, — но не более. Он был так же далек, как ночное светило — и не в силу расстояния, скорее, это его сознательное отчуждение, хотя правитель и слыл человеком дипломатичным и светским. Не было той сферы деятельности государства, которой он не уделил бы своего внимания...
— В некотором роде, девочка. Перед тем , как ты покинешь Институт, позволь дать тебе несколько советов. И давай-ка обойдемся без оскорбленных гримас. Я всего лишь сделаю твой путь к цели немного легче, — наставник сел за широкий стол и извлек из кипы листов чистый пергамент, — Запомни, — Иерихон Свэйн — не я, не кто либо еще, с кем можно и нужно иногда спорить. Не будь навязчива — он не только чемпион, он правитель государства. Придерживай свой острый язычок, он ценит хорошую шутку, но обладает весьма специфическим чувством юмора, и твоя непосредственность — не совсем то, что способно потешить кого-то, кроме меня, — мужчина проигнорировал и тихое раздраженное шипение, — Если Свэйн заинтересован в беседе, ты это поймешь... И не трогай ворона! Заклинаю тебя своей спокойной старостью и твоей жизнью. Его слово может многое изменить в твоей судьбе. Не притворяйся, это оскорбительно. Взвешивай свои слова и, я полагаю, правитель охотно сам ответит на твои вопросы...
— Но я...
— Я по твоим бесстыжим глазам вижу, что ты их задашь. А теперь, ступай.
Едва Зэлея, громко фыркнув, вышла, мужчина взмахом руки запер дверь и достал из ящика стола небольшой синий кристалл. 
— Ты готов? — негромко спросил у кого-то наставник. В этот же момент, тьма позади него сгустилась, порождая некую темную форму.
— Всегда готов, — тихо прошелестела в ответ явившаяся тень.


Еретик 762 31.10.2012 0
4
 


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта
Навигация
Комьюнити
Общение
Система Orphus


службы мониторинга серверов Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru