Библиариум
Черная Библиотека

«Тайные агенты королевств... Возможно ли, что это шанс втереться в доверие напыщенным венценосным особам? Тем более с моими-то талантами. Уверен, каждый втайне мечтает иметь у себя опытного мага. Ведь только мы способны без особого вреда для себя вести переговоры с демонами, для нас нет закрытых разумов, мы те, кто способен нести магию ДЕЙСТВИТЕЛЬНО на пользу людям. Ведь кровь есть источник жизни. Жизнь нужно держать в своих руках. И если человек настолько слаб, что не может управлять ею, ее нужно отдать тому, кто сможет использовать ее с толком. Кто сможет использовать ее для блага. И никакой Церкви с ее глупыми храмовниками этого никогда не понять...» — Ход мыслей оставшегося в одиночестве гостевой комнаты Кароса был нарушен звуком шагов. Маг насторожился — приближались двое. Дверь распахнулась и внутрь с улыбкой вошла красивая темноволосая женщина, а следом за ней порог перешагнул человек, лицо которого показалось малефикару смутно знакомым.

— Ну что же, господин маг... — Олаф деловито потер руки, став компанейским и неподозрительным посыльным куда более высокой шишки, наймитом для наймитов. — Вы крепко вляпались, друг мой. Нет, не портрет вас выдал, но связать его успешное распространение и мобилизацию Церкви в такое сложное для Ферелдена время проще простого, не находите? 
Шпион сел в кресло, открывая приготовленную Савиной бутыль и разлил вино по бокалам, дружелюбно приглашая мага присоединиться.

— Не опасайтесь, я не из тех, кто фанатично усмиряет магов или любит публичные аресты для повышения репутации. И не охотник за наградой, увы и ах, не возраст и не статус. Я богат и не нуждаюсь в столь неделикатных проблемах. Я ищу людей, сословия и принадлежность к ремеслу которых волнует разве что храмовников по стольку — поскольку, да стражу, ежели они нарушили закон столь вопиющим образом, что и не поделаешь тут ничего. Способные, авантюрные, в меру честные, хе-хе, — Олаф пригубил вина, отирая промокшие усы батистовым платочком с монограммой, — Для выполнения заданий, полезных большинству хоть в золоте, хоть в меди. Ну, и гарантирую, тем самым, безопасность от имени владыки Ферелдена. Вам ведь она нужна сейчас, не так ли? А раз вы здесь, я смею предположить, что ищете вы не увеселений с милейшей леди? — снова снисходительная улыбка человека, который страха не испытывает в принципе. — Отряд. Старый тракт на Орлей. Полторы тысячи золотом аванса. Вещь. И мы забудем друг о друге, как только то, что вам доверено окажется в протянутых руках того, кто ждет посылки. Нюансы? Будут. Я смею вас заверить, я дам возможность познакомиться со спутниками. И даже дам совет. Храмовник. Он пришел по вашу душу и повредит его убийство гораздо больше, чем вам того хотелось. Он не один. А вас сдала и прачка, и хозяин комнат. И стражник у ворот, но все молчат и далее так будет. В пути благообразный воин Церкви, скорее, защитит, чем даст подохнуть. Ведь будет тщить себя надеждой вас отловить в конце пути, ведя на поводу до Денерима. Но мы то знаем, что вне стен, вдали от братства, шансов сбежать, да прихватить не полторы, а три тысячи монет, у вас гораздо больше. Подумайте и дайте мне ответ. Вина. Вы пейте, пейте, оно, как говорят, пользительно для нервов и крови...

— Церковь уже давно не та. В слепом страхе перед магами они готовы грызть глотки всем, кто способен мыслить иначе. Они не понимают пользы магии. Сколько бы войн было бы проиграно, сколько людей бы умирали от болезней, если бы не маги. В Тевинтере это прекрасно понимают. Магия должна служить людям, но как маги могут исполнять свой долг, если их запирают в Кругах и держат как скотину? Скотину, которую можно использовать когда это будет угодно. А если скот не повинуется, его прибивают. Скажете об одержимых? Маги, которых смогли поработить демоны и не маги вовсе. Если ты чувствуешь, что ты не способен контролировать свои силы, лучше вообще не берись. 
Но оставим эту тему... — Карос замолчал, осознавая, что раскрылся перед человеком куда больше, нежели того требовало первое знакомство. 

«Значит Орлей. Страна интриганов. Но что еще хуже — Церковная столица. Как я и думал. Тот агент императрицы, а это видимо агент Кайлана. Король опустился до найма сторонних людей? В тактическом плане все правильно. Король в любое время может от нас отказаться, заявив, что ничего об этом не знает, да еще и «раскрыть» кражу королевских тайн. А возможно группа вообще сгинет по пути. Ловкий ход. А насчет работы... Это шанс. Во время путешествия заиметь контакты. Полезные знакомства. Продумать все пути отступления, да еще и заработать...»

— Пожалуй, я приму ваше предложение. В конце концов, не я ли только что говорил о магии на пользу людям? Однако. Во-первых, кто вы? Считаю не правильным иметь одностороннее знакомство. Во-вторых. Мне нужно знать, какие препятствия будут на пути. Храмовник не так важен, этот человек еще довольно юн и не настолько опытен. Можно сыграть на его чувстве долга...

Олаф лукаво усмехнулся, поглядывая на мага. Скольких он перевидал — и каждый, даже самый самовлюбленным, боялся за свою шкуру. Так и тут. Торг был неуместен, король, именем которого действовал шпион, итак потрафлял подобным изгоям, чего уж носом-то водить... А ну как Церковь принудит эдикт какой подписать — и будут храмовники направо и налево Правом Уничтожения тыкать. Олаф был лоялен магам в силу своих причин, в глубине язвительной душонки агента тлел теплый уголек любви и волнения за юную племянницу, а та уже была водворена в Круг Магов на озере Каленхад.

— Группа небольшая. Помимо храмовника, которого мы уже видели в таверне, при условии, что сей достойный служитель Андрастэ удостоит мое приглашение вниманием, с вами отправятся путешествовать наемник, его подруга, она из местного Эльфинажа, ничего выдающегося, однако, нам нужна ее ловкость в обращении с документами и прочими... — Олаф расхохотался, — Ну да это тоже дело третье, парочка еще не определилась между собой. Они не станут для вас угрозой. Еще один — орлессианец, ловкач, нахал, бард... Молод, но, судя по повадкам, опытен. У каждого — своя роль. Вашу вы получите утром, когда отряд выступит за пределы Денерима. Указания, корректировку маршрута, имена связных, — все это, вы будете узнавать через эльфийку, она не вызовет подозрений у храмовников и достаточно ловка, чтобы обскакать любого убийцу, спасая собственный тощий зад. Бумаги будут при ней. Ничего, сверх того, что я вам сообщил, там не найдется. Так что не мучьте девчонку, у нее отличный охранник.

Агент поманил мага за собой, пора было двигаться к месту встречи, Олаф знал, что все, кого он собрал, должны были клюнуть на крючок. У выхода из таверны к шпиону подошел один из его охранников и, оттеснив мага, протянул нанимателю клочок пергамента. Олаф прочитал и фыркнул, бросая послание в пламя уличной жаровни.

— Тем лучше, не хотелось отдавать эту остроухую на виселицу, такая молодая... — Только и сказал он, энергично шагая к воротам в Верхний город. Чуть позади двигался маг. Он мог не беспокоиться — городская стража усиленно делала вид, что не замечает фигуры в мантии.

*** 

Когда агент привел своего компаньона к одному из небольших поместий, начало смеркаться. Олаф не пошел к парадному крыльцу, обогнув дом и, пройдя садом, остановился перед едва приметной дверью, увитой чуть пожухшим плющом. На условный стук открылось небольшое оконце, а, спустя мгновение, потребовавшееся охраннику внутри на опознание, открылась и створа двери. Олаф махнул магу и вошел, спускаясь по ступеням вниз, в подвал. Встретивший мага солдат был в броне, покрытой королевским табардом.

— Господин, наемник согласен, девчонка тоже, — доложил один из стражей.

— Отлично. Принесите им поесть, обоих — в поместье, на первом этаже для них освободили комнату. Попробуют разойтись — сковать руками. — последовал приказ.

— А мабари?

— Пса накормить, пусть идет с ними, все равно не послушается никого, кроме своего хозяина, стоит ли провоцировать? — Олаф уселся в принесенное кресло.

Не успел слуга принести ему стакан воды и устроить мага на соседнем сидении, ближе к камину, сверху послышались шаги и в подвале появилась Савина, хитро улыбаясь — орлессианец, осторожно оглядываясь, шел следом.

— Ба-аа, душа моя, ты с гостем. Рад, очень рад. Ну вот, мессир маг, ваш компаньон на весь путь до конечной точки. Я разбиваю отряд на группы с определенной целью. И желаю, конечно, чтобы наемники учились взаимодействовать. — Олаф предложил барду присесть. — Вы, молодой человек, отправитесь с господином магом наверх, слуги укажут вам комнату. С этого дня и по окончанию нашего контракта вы — не разлучаетесь, следите друг за другом, бережете друг друга...

Пока агент говорил, из соседнего помещения вытолкали эльфийку и за ней вышел гигант с двуручным топором.

— Вас это тоже касается, комедианты. Помните, что документы, да и вещицу, повезет вот эта соплюха. Нет-нет, не льсти себе, больше, чем указано — не получишь. А вот особенно отличившийся — вполне возможно, описание твоей конопатой мордахи уже есть у получателя.

— Господин... — слуга склонился к агенту и что-то быстро зашептал.

— Неслыханная удача. Веди его в отдельные покои, для этого человека у меня отдельное задание...

Олаф поднялся и, подойдя к каждому из собравшихся, выдал им по небольшому кожаному мешочку. Содержимым были два десятка золотых, небольшая, с половину ладони, пластинка металла, на которой был выгравирован грифон, словно оберегающий королевскую корону и маленький пузырек с темной жидкостью.

— Жетон — для связных, будьте внимательны, утратите его — считайте, что вы лишены вознаграждения. Пузырек — состав чернил, ими вы будете вести записи в пути. Наблюдения, которые могут помочь в дальнейшем, если возникнет необходимость в повторном путешествии. Мера предосторожности. Золото — на таверны, девок и вино... Меру, я полагаю, все знают. Отправляйтесь наверх, с рассветом вас выведут тайным тоннелем за пределы города. Там будут ждать повозки.

— Я требую возместить мне ущерб! — тоненькие пальчики прихватили лохмотья, некогда блузой, — Вот, вот и вот, — все это сделали ваши жестяные олухи! Я что, и в путь в таком виде поеду? Да ваших висельников и то лучше рядят! 
Наглый выпад подпортила дрожь в звонком голоске, девушка покраснела, но бирюзового взгляда не опустила.

— Тебе, сопливка, стоило бы поблагодарить этого человека, — Олаф обернулся у самой двери, ткнув пальцем в Ренгара, — Возможно, хе-хе, он будет добр и скроит тебе новую жилетку из порожденья тьмы... Ну да я всего лишь шучу. Король всех своих подданных считает равными, глядя на тебя, я бы сказал, что зря. Получишь одежду в комнате. И да... — агент пристально взглянул на замершего у выхода стражника, тот едва заметно кивнул... Нивиэль разве что успела пискнуть придушенным котенком, орлессианца грубо оттолкнули две пары крепких рук, еще две, принадлежащие здоровенному детине и его помощнику, придержали гиганта из Ривейна, — а все ради чего? Глухой, но продирающий до самого укромного уголка души, щелчок заставил эльфийку взвыть. Ее затравленный взгляд встретился с сверкнувшими гневом глазами Ренгара. На тощем запястье красовался тяжелый, отделанный изнутри кожей, браслет самых настоящих кандалов, цепь, толщиной в два пальца, тянулась к его точной копии — на руке гиганта. Прежде чем воин успел возроптать, Олаф, паскудно усмехнувшись, вручил ему шнурок с ключом.

— Вот так то лучше, дорогуша. Ему я доверяю, а тебе — нет. Буду надеяться, что это утяжелит на будущее твой язычок, такой же бестолковый, как облысевшее помело. Наемник, помни, она — вор. Думаю, очень скоро она попробует спереть и ключ, и твой честный аванс, не дай тебе Создатель прельститься ее невинными глазками и... — шпион оценивающе обшарил взглядом худенькую фигурку Нив, отчего та аж побагровела, — Не дай тебе Создатель.

С этими словами Олаф вышел, а стражники всем гуртом дали понять, что готовы стать камердинерами для «гостей» поместья над подвалом. 

*** 

Олаф же отправился в гостевой покой поместья, куда привели молодого храмовника. Юноша выглядел настороженным даже несмотря на присутствие королевских солдат.

— Я рад, что Создатель указал вам путь сюда, — Олаф учтиво поклонился, — Я полагаю, вы принимаете контракт и вступаете в группу? Хорошо. Остальные уже разошлись отдыхать, их четверо, три мужчины и подросток-эльф. Маг, бард, воин, вор. Вы же, человек веры и чести, будете нашими глазами и ушами. Вещь, которую король желает отправить в Орлей, находится у девочки. Вы, мой друг, обеспечите любой ценой ее получение Императорицей. Если вы углядите предательство, я вверяю в ваши руки судьбу каждого из тех, кто отправляется в путь. Судьбу мага я так же оставляю на ваше усмотрение по окончанию этого союза. От вашего имени Церкви было сделано щедрое пожертвование и по возвращению в Денерим вас ждет новый ранг. Еще одно условие, — Олаф протянул храмовнику точно такой же мешочек, что и остальным, — вы будете отправлять мне письмо с каждого привала. Пишите все, что будет удостоено внимания, покажется важным или опасным. Вот, это кольцо. Его король получил от главы Ферелденского Круга. Магу я не доверяю, но вы знаете опасность магии, с его помощью вы призовете магическую птицу, она доставит письмо откуда угодно и не будет уничтожена.

Агент подозвал слугу.

— Проводите нашего гостя в его покои. До рассвета, — обратился шпион уже к храмовнику, — отдыхайте, за вами пришлют человека, если возникнут вопросы или пожелания, найдите камергера, вам доставят все необходимое.

Шпион еще раз поклонился, улыбнулся и вышел. Его работа только начиналась.

***

— Йотун!

Потрепав подбежавшего пса по холке, Ренгар дал ему понюхать ключ.

— Охранять, — Палач закрепил шнурок на шее пса так, что ключ оказался прямо под ошейником. Повредить не сможет, потерять тоже, зато любой кроме Ренгара, кто попытается взять ключ в лучшем случае лишится руки. В худшем — жизни. Наемник еще раз взглянул на пристегнутую к нему воровку. Вот уж счастье-то... Ну да ладно, контракт есть контракт. Приходилось браться за дела и похуже. Ренгар не сердился на девушку. Он прекрасно знал, что такое жить в нищете. Просто каждый искал свой выход. Кто-то подавался в наемники. Кто-то — учился воровству.

«Ренгар! — громкий звенящий голос мог бы разорвать воину барабанные перепонки, если бы не звучал в его голове — ты видишь его!? Падший человек, магическое отродье, безвольная игрушка, пошедшая на поводу у демонов! Мы должны уничтожить его!»

— Малефикар... — медленно выговорил Ренгар, провожая мага взглядом. 

«Он один из наемников. Мы не можем его трогать. Но, если он попытается причинить вред или помешать нашему контракту... Мы убьем его, Честь. Обещаю.»

— Пойдем, Рыжик. — Пробасил воин эльфийке и двинулся в направлении комнат. Девушке оставалось только идти за ним, или же волочиться по полу за цепью... Естественно, она выбрала первый вариант.

— Послушай, узколобый... — вякнула было Нив, еще раз, едва ли не с благодарностью покосившись на шедшего поодаль барда, — Я — не Рыжик, не пупсик, не киска, не девка и не... — поток красноречия иссяк под тяжелым взглядом воина, однако, ненадолго. Идти, она, конечно, шла. Приходилось едва не бегом перебирать ногами, здоровенный компаньон, казалось, испытывал некое удовлетворение, размашисто шагая вперед, едва не опережая провожатого, так что девушке приходилось вприпрыжку следовать позади, иначе стальной браслет сильно давил на тонкое запястье.

— Эй-эй, шем, я тебе не побрякушка рыночная, сделай милость, иди помедленнее... — голосок зазвучал мягче, чуть припустив, эльфийка догнала Ренгара и дернула цепочку, — Послушай, я ж не убегу, я ж тебе по гроб жизни... Ну отцепи ты меня, я поклянусь там на крови, мамочкой, еще чем угодно, я умею быть чест...

Они добрались до комнаты, и у Нив отвалилась челюсть. Посреди довольно уютной комнаты, со вкусом обставленной и теплой, стояла кровать. Одна. Словно тот, кто отправил их сюда, знал, что девчонке никуда, по сути, не деется.

— Как там тебя, шем, а... Ренгар из Ривейна... Отцепи меня... Я с тобой в койку не лягу, я лучше тут, с песиком, на коврике, калачиком, а ты как король — вот тебе, целая постель, чистая...

Причитать она закончила, как только на глаза попалась бадья с горячей водой. Цепь и стальное запястье вопияли.

— Реееенгаааар! ...— шлюп носом был явным.

— Рыыыыыжииииккк! — с легкой издевкой в голове отозвался наемник, задумчиво оглядев тощую фигурку, — Сдалась ты мне, деваха. На досках я и в гробу полежу. А на крови вон можешь пойти поклясться малефикару. Которую он предварительно выдерет из твоего тщедушного тельца. Йотун, сиди тут, — жестом указав на дверь, Ренгар подошел к бадье.

Цепь была примерно в три локтя длинной, достаточно для того, чтобы позволить эльфийке сделать то, что нужно.

— Мойся. — Невозмутимо пробасил Палач — Я подожду.

Нивиэль все же дернула цепочку, исподлобья глядя на воина. Рваную жилетку девушка стащила без особых проблем, рубашка повисла на рукаве, забившемся под браслет. Эльфийка демонстративно отвернулась, рывком справляясь со шнуровкой узких штанов и сдрыгивая их с ног вместе с сапожками. 

В одном Ренгар был прав — прельститься было нечем. Голод, да и неспокойный образ жизни при столь юном возрасте не располагали к обрастанию ни жирком, ни элементарным мяском. Тощие плечики торчали, ребра выпирали, как прутья из кособокой корзины подмастерья, лопатки вострились углом, а позвонки проступали так, что даже сослепу пересчитать было бы несложно. Следы недавних побоев не скрывали застарелые, широкие, явно от кнута, белесые полосы на спине.

Попробовав воду ногой, эльфийка опустилась в бадью, оставив поджатые к подбородку острые коленки торчать вне пределов вспенившейся от мыльного корня поверхности. Рыжие волосы быстро набрались влагой и облепили личико, расплывшись по спине и плечам.

— Эй, узколобый, мне неудобно, сядь, а то с вытянутой рукой я, разве что, одну пятку себе ототру... — беззлобно, но с явной долей обиды прогундосила Нив.

— Твою эльфийскую пробабушку через колено поперек хребта, рыжее обормотище... — проворчал Ренгар, опускаясь рядом. Левую руку с закрепленным на ней браслетом он опустил на край бадьи, правой же, начал задумчиво пересчитывать неплохую сумму денег, полученную от Олафа. Если это лишь аванс... то награда за выполнение контракта должна быть впечатляющей. Нужно постараться. И не потерять эльфийку. Ренгар был почти на сто процентов уверен, что Нив попытается ускользнуть, как только ей представится шанс. А значит, нужно было не дать ей такого шанса.

Управилась Нив быстро, нарочито щедро плескаясь так, чтобы капли попадали и на ее меркантильного компаньона. Останки рубашки мокрым белым пятном валялись теперь в углу комнаты, а сама воришка, выбравшись из бадьи, перебирала тонкими босыми ножками, соображая, каким клятым образом она оденется.

Ренгар вышел из положения весьма неизящным образом — прихватив девушку за шкирку, он отомкнул кандалы и буквально втиснул мокрую ее в чистую рубаху. Снова послышался щелчок. Цепочка весомо звякнула.

— Ну, тогда и штаны пяль, папаша, — фыркнула Нив, тыча наемника босой пяткой в колено. 
Не задумываясь, он ухватив эльфийку за ногу и поднял её в воздух.

— Я тебе в служанки не нанимался, Рыжик. Сама делай, или ходи без штанов. Мне всё равно — важна лишь твоя сохранность. — отпустив девушку, Ренгар позволил ей не больно, но довольно ощутимо шлепнуться на пол, сверкнув тощим задом.

Нив разобиделась не на шутку. Поджав губы, она не без труда одела штаны, помудрствовав со шнурованием. Обогнув Ренгара, девушка потянула цепь. До постели оставалось минимум три ее шажка. Наемник с виду послушно пододвинулся.

— А как же коврик?

— За такой присмотр я лучше уж испорчу тебе сон, узколобый шемлен! — огрызнулась эльфийка.

Воин совершенно спокойно улегся на кровать. В полном доспехе. В ногах пристроился верный мабари. На кровати тут же стало очень тесно.

— И не думай убежать. Я очень чутко сплю. Точнее, вообще не сплю. В общем... даже не думай что-нибудь вытворить, Рыжик. — осекся Ренгар. Стоило ли объяснять этой воровке, что дух Чести, живущий в теле наемника, не нуждался во сне? Вряд ли. Ей вообще не стоит знать об этой... особенности.. её вынужденного телохранителя.

— Даже если бы захотела, — продолжала хамить воришка, пихая Йотуна и едва не хихикая, почувствовав прикосновение шершавого языка, — От тебя не скроешься, разве что — в еще большие неприятности. А в кусты... С тобой... А ну, как мне живот подведет? — причитала девушка, сворачиваясь клубком, спиной к наемнику, но продолжая свой безрадостный монолог, — А если я захочу в кабак? А мужчина мне понадобится?

— Тебе? — что-то в интонации Ренгара было такое, что Нив залилась румянцем и бурчать продолжила тише, в подушку.

Свечу у постели воин погасил, и комната погрузилась в полный мрак. Нив посопела, сонно удерживая дистанцию, однако, едва не свалившись, спустя неполный час, уже развернулась и уткнулась рыжей мокрой макушкой в бок Ренгара, забравшись под тяжелую руку на манер дикого котенка. Девушка иногда вздрагивала и что-то бормотала на эльфийском, но не отталкивала руки, скорее, прижималась сильнее. 

***

Олаф потер слипающиеся глаза — шпион проводил уже не первую бессонную ночь, ожидая либо новостей, либо поступления информации, либо дополнительных указаний от куратора. Однако, советник короля более не тревожил своего протеже и Олаф счел это хорошим знаком. Едва занялся рассвет, слуги были отправлены по гостевым комнатам, разнося воду для умывания, пищу, затребованные накануне вещи. Шпион не был удивлен предоставленному списку — ничего необычного, наемники не отличались излишней изобретательностью, либо же у них все было с собой. Эльфийская воришка потребовала одежду, короткий клинок и дополнительные к уже выданным монетам; не для себя, конечно: девушка отдала эти деньги вместе с запиской курьеру для ростовщика. Очевидно, барышня не желала разоряться по мелочам и рисковать дорожными золотыми, отдав их в заначку... Иной вопрос — вернется ли эта дуреха в Денерим... Ну да этот вопрос Олафа не занимал.

Остальным были выданы увесистые вещевые мешки с запасом провианта и воды на первое время. 
Шпион отдал последние распоряжения страже и отправился к потайному входу. Этакая потерна была отлично замаскирована в подвале и тоннель вел далеко за пределы города. Однако, судя по донесениям стражи, этот ход имел сообщение со старыми штольнями и тропами проклятых гномов. А значит, путешественников подстерегала опасность в лице/морде порождений тьмы... 

Не один курьер остался где-то на этом переходе. И опять же — Олаф не волновался. Посылку сопровождал воин и маг. Их сил вполне должно было хватить. К тому же навстречу, в дне пути, в тоннель должен был спуститься еще один человек. Его порекомендовала Савина. Этой женщине шпион доверял и ее компетентное мнение не раз ставило события в выгодном свете. Нашла она мага, не простого, нигде не отличившегося, в розыске не состоящего. А что самое главное — о нем не знал храмовник, недоверчивость которого переходила даже границы разумного. Это была сделка. Олаф не скрывал малефикара, однако, и на блюдце подавать не собирался. Савина отправила к наемнику своего человека — вуаля, отличный результат.

Новичок был завербован в городе, однако, еще до рассвета, дабы не вызывать подозрений у мнительных соглядатаев королевы, Олаф не рискнул вести мага в подвал. Его повозка уже двигалась в сторону спуска в тоннель, у него были еще сутки до встречи, золото и список указаний, со всем необходимым. 

Шпион не без удовлетворения осмотрел спустившихся к потерне наймитов — все они были профессионалами, а дело требовало именно такого подхода.

Эльфийка сонно терла личико, одергивала отличную новехонькую кожаную куртку и нет-нет, да любовалась крепкими ботинками из высококачественной кожи. На шее девчонки болтался жетон, а левая рука все так же была закована в кандальный браслетик. Агент не сдержал смешка, глянув, куда воин приспособил ключ. Это было мудрое решение... Мабари славились своей слепой преданностью и разумом. Самого же гиганта, казалось, даже устраивало такое положение, — иногда он подергивал связующую цепочку, дабы девчонка не отставала.

Малефикар и бард вели себя более, чем разумно, храмовник выглядел так, словно по нему отплясывали все демоны Тени — наверняка, сказалась бессонная, проведенная в молитвах или раздумьях, ночь.

Тяжелые двери тоннеля разошлись с натужным скрипом.

— Итак, вы отправляетесь в путь. Если ваше благоразумие не изменится на глупую жажду авантюр, на всем пути вас ждет содействие и поддержка, которую окажут вам наши агенты. Помните, осторожность — ваш козырь, берегите ваши жизни и жизни ваших компаньонов, малыми силами осилить эту миссию невозможно, слишком много противодействующих сторон. Ваша награда будет более, чем весомой, а благодарность короля не будет знать границ. Однако, напомню, трепаться во хмелю или по дурацкой привычке — значит, подписать себе приговор. Вы следите друг за другом. Я оставляю за господином Акселем право лишить жизни того, кто не соблюдет правила. Ну, в дорогу. Вас уже ждут.

Наемники вышли и двери позади с грохотом захлопнулись, отрезав обратный путь. Отряд оказался в мрачном, сыром коридоре, носившей явные следы запустения, а ведь некогда гномы обосновались здесь очень даже неплохо.


← Предыдущая глава
Еретик 769 13.07.2013 0
1
 

Материалы по теме


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта
Навигация
Комьюнити
Общение
Система Orphus


службы мониторинга серверов Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru