Библиариум
Черная Библиотека

Ночь в Зоне... Что может быть опасней? Ночью тьма сковывает, ночью из своих нор выползают наиболее опасные твари. Ночью ты не заметишь большую часть аномалий. Путешествовать ночью по Зоне — почти самоубийство. Новички стараются оказаться около проверенного убежища или группы сталкеров, едва начинает темнеть. Но часто приходится ночевать в опасных местах, вдали от надежных стен и защиты. И в такие моменты верный товарищ и друг, который позволит тебе хоть немного поспать — бесценен.
 
Ворон полусидел на почти развалившемся сидении ржавого автобуса. Зевнув до хруста челюсти, он достал КПК и стал мельком просматривать накопившиеся сообщения. Удалив спам и очередную рассылку от некого таинственного «Пахана», Меф просмотрел новости. Не обнаружив ничего особо интересного, он продолжил задумчиво смотреть в автобусное окно. 
 
Сталкеры наткнулись на эту старую машину, когда тьма уже начала активно сгущаться. Проверив автобус детектором и обкидав болтами, друзья решили переночевать в нем. Конечно, не было гарантий, что в этой ржавой развалюхе не находилась какая-нибудь особенно коварная аномалия.
 
Мефодий слышал о таких: хорошие, чистые и внушающие доверие места, но от тех, кто решил там остановиться, не оставалось ничего. Совсем. В Зоне опасность была на каждом шагу, и автобус давал сталкерам укрытие и крышу над головой. Усмехнувшись собственным невеселым мыслям, Ворон глянул через плечо.
 
Рядом, укрывшись спальником и положив под голову пистолет, а левой рукой бережно прижимая к себе снайперскую винтовку, дрых Кот. Откараулив первую часть ночи, он радостно сдал вахту Мефу и теперь наслаждался объятьями Морфея. Дежурили они по очереди, разбивая ночь на два промежутка. В этот раз караулить первым была очередь Андрюхи. И, хотя Ворон с удовольствием и почти мгновенно вырубился, теперь, проспав три часа, он с легким сожалением помнил, что поспать еще он сможет только следующей ночью. Или в гробу, если не повезет. Или в желудке мутантов, если конкретно не повезет.
 
ПДА слабо завибрировал. Бросив взгляд на экран, Ворон увидел сообщение о смерти Семецкого. На Агропроме. Попал в жарку. Не так далеко отсюда. Хорошая примета.
 
Время тянулось. Клонило в сон. В рюкзаке оставались несколько баночек энергетика, но это был ценный ресурс, и расходовать их понапрасну — непозволительная роскошь. Хотя, Меф решил, что одну он таки выпьет. Утром... 
 
Когда поименованное время суток наконец наступило, Меф несколько злорадно растолкал Андрюху. Наскоро собравшись и выпив по баночке энергетика, они продолжили путь. Сталкеры двигались к бункеру ученых. Сейчас, когда они задолжали крупную сумму денег Сидоровичу, им был важен любой заработок. А ученые, имеющие великолепное обеспечение с Большой земли, всегда могли подкинуть деньжат, или, что еще лучше — хорошую снарягу и оборудование, которую потом можно было бы загнать за неплохие деньги. 
 
Конечно, в первую очередь яйцеголовые интересовались артефактами, но им также часто требовалось провести различные замеры или притащить какую-нить часть тела мутанта... Не понятно, правда, зачем их хвосты слепых собак, ну и черт с ними. Главное, что платят. И платят неплохо. 
 
День назад Ворону на ПДА пришло сообщение от профессора Сахарова. Доктор просил забежать по возможности и обговорить какое-то дело. Меф был неплохо знаком с профессором и знал, что лучше не отказываться. А то ученый может и обидеться. К тому же дело пахло заработком.
 
Добравшись таки до бункера, Ворон и Кот приблизились к бронированной двери. 
— Сахаров! Открывай. Это я, Ворон. Насчет дельца поговорить пришли. — Меф стянул с лица маску респиратора, раздраженно пнул дверь и демонстративно помахал рукой в небольшую камеру. 
 
Несколько минут сталкеры стояли, ожидая ответа. Наконец, дверь автоматически открылась, пуская их в небольшое помещение с еще одной такой же дверью. Послышался звук работы механизма, и едва наружная дверь закрылась, внутренняя распахнулась, открывая путь внутрь бункера. Невозмутимо пройдя мимо настороженного охранника, Ворон и Кот подошли к небольшой перегородке. В центральную часть бункера сталкеров не пускали. Никогда.
 
Заприметив приближающуюся фигуру в синем халате, Меф еще раз махнул рукой.
 
— Эй, док! Просили забежать на огонек, так вот, мы тут. Что нужно то?
 
— Доброго утра, молодые люди. Хорошо, что вы быстро откликнулись на мою просьбу. А ситуация такова, что дело не требует отлагательств: из Киева отправили нам сотрудника в помощь, ценного очень. Медик это, и при нем кейс с важным содержимым. Вот только сдается мне, беда с ним случилась, ибо вчера сообщение пришло из блок-поста за Периметром, в котором говорится, что конвой, приставленный к медику, был атакован мутантами местными, только один из двоих солдат живой остался, да покалечили сильно его, не знаю, как парень назад-то дошел. Вот он и рассказал, что ученого дальше отправили, а сами приняли на себя атаку. Но что-то я уже от темы отклонился. В кейсе этом GPS-маячок установлен, он и сейчас мне координаты передает его местоположения. Вот в чем суть задания — сопроводить нашего коллегу сюда, к бункеру, если же кейс был украден — вернуть его любой ценой. Ну, так как, товарищ Ворон, беретесь? Координаты маячка уже скинул на ваш КПК. 
 
Мефодий открыл, было, рот чтобы что-то сказать, но Кот быстро оттолкнул его в сторону, заставив прикусить язык.
 
— Мы согласны! Постараемся доставить в целости и сохранности. Можете уже готовить вознаграждение. — Андрей договаривал конец предложения, на бегу, будучи на полпути к двери из бункера и усиленно выталкивая Ворона. Затея по поиску и сопровождению гражданского лица через Зону вряд ли могла вызвать у Мефа бурю положительных эмоций. Точнее, бурю эмоций вызвать-то могла, но далеко не положительных.
 
Всё это время Ворон молчал. Пока за ними не закрылась тяжелая дверь. 
 
— Контроллерскую прабабушку через колено! Андрюха, какого черта ты делаешь? Нафига нам сдался очередной яйцеголовый чудик, которого наверняка уже сожрала стая тушканов? И даже если этот фрукт умудрился выжить, как мы будем тащить его через Зону? Да он же обсираться будет каждый раз, как слепого пса увидит!
 
— Маячок же двигается. Значит, жив ученый этот. Ты же сам знаешь, что нам позарез нужны деньги. Найдем этого ботаника, притащим к бункеру, получим денежки. Дело то нехитрое.
 
— Или же просто маячок был сожран мутантом, который и бегает сейчас с ним в брюхе. Пока не высрет. Будем копаться в говне мутантов в поисках радиомаячка. Шикарно. Ладно, хрен с тобой, золотая рыбка. Плавай, пока у старика шнур на динамите не догорел. Почапали. Посмотрим на твоего медика — шпендика, чтоб его кровосос в засос поцеловал. Или на то, что от него осталось.
 
Кот сверил данные с КПК. Судя по всему, их цель находилась на Кордоне, медленно продвигаясь на север. Как бы то ни было, кратчайший путь до ученого лежал через Агропром, а там и на Свалку. А далее посмотреть надо будет: или на Кордон двигать, или же их яйцеголовый проявит чудеса героизма и дойдет до Свалки сам. Шансы на это, конечно, были очень малы, но учитывая, с какой слепой упорностью перемещался сигнал маячка... Вполне возможно.
 
Сталкеры двинулись в путь. Путь их лежал на юг, старая дорога должна была вывести их к небольшому болотцу. А там и до Свалки недалеко...
 
Шли не быстро — Зона не прощает торопливых глупцов. Впереди, проверяя дорогу детектором и кидая болты в подозрительные места, шел Кот. Ворон брел чуть позади, держа наготове автомат.
Поначалу на их пути не встретилось ничего особо примечательного: лишь одинокая слепая собака, которая уныло терзала сгнившими зубами чей-то труп и поспешила скрыться, почуяв приближение сталкеров, и пара жарок, о которых друзей предупредил писк детектора. 
 
Жарки напарники обошли по широкой дуге, но дальше их поджидал сюрприз. Аномалия «карусель» оказалась прямо посередине сужающейся дороги, как раз там, где по бокам резко повышался радиационный фон. В итоге, Кот потратил около получаса, обкидывая аномалию болтами и определяя её примерные размеры. Поспособствовало этому и кольцо из птичьих перьев и сгнивших останков, явственно демонстрирующих, что без дела карусель тут не стоит.
 
Обнаружив небольшой зазор, сталкеры решили рискнуть. Первым мимо воронки осторожно пробрался Меф, следом за ним пошел Андрюха. Но в тот момент, когда Кот почти выбрался из опасной зоны, совсем рядом послышался собачий лай. Стакер вздрогнул и легким движением руки пересек невидимую границу. «Карусель» заработала, начиная втягивать в свой центр всё, до чего могла дотянуться. 
 
Кот сделал отчаянный прыжок вперед, стремясь выбраться из центра воздействия аномалии, но его уже начало тянуть назад. Ворон схватил напарника за руку и потянул на себя, при этом страшно рискуя: теперь вместо одной жертвы, «карусель» может поживиться целыми двумя. Но, то ли аномалия была не особо сильной, то ли на стороне друзей была удача, или же сама Зона, — Мефу удалось вытянуть Кота из колеблющегося смерча. 
 
Вслед сталкерам, словно сожалея об упущенной добыче, аномалия дохнула потоком воздуха, едва не сбившим их с ног. Но на этом их проблемы не закончились. Стремительно приняв вертикальное положение, Ворон скинул с плеча автомат, внимательно обшаривая взглядом окружение. И заметил то, что едва не стоило Коту жизни.
 
Небольшая стая слепых собак, около десяти — пятнадцати особей, бродила неподалеку. Пока что нападать мутанты боялись и ходили вокруг, но это был лишь вопрос времени, когда голод превысит чувство страха перед вооруженными людьми.
 
Ворон поднял автомат, прицелился и выстрелил: пуля прошила голову наиболее наглой и подошедшей близко псины, вышибив мутировавшие мозги. Остальная стая засуетилась, послышался скулеж: собаки скрылись из виду, но не отступили. Молодой пес, практически еще щенок, поставил желание набить плешивое брюхо выше осторожности, и, рыча, кинулся на труп. Вторая пуля, выпущенная из «калаша», пробила основание шеи и переломила зверю позвоночник.
 
Стая вновь взвыла, но с места не сдвинулась. Ворон махнул рукой Коту и напарники осторожно, не спуская глаз с чащобы, двинулись дальше по дороге. Судя по доносящимся из-за спины рычанию и вою, собаки бросились делить мясо недавнего члена стаи. Конечно, на всех не хватит, и вполне возможно, что слепые псы продолжат погоню за сталкерами... А может быть и нет. Как повезет.
 
***
 
Повезло сталкерам двояко. С одной стороны — слепые псы отстали по дороге и преследование не продолжили; с другой — друзьям пришлось со всех ног удирать от неожиданно выскочившего из леска кабана. 
 
Хотя, если быть более точным, удирал преимущественно Кот, вооруженный СВУ, в то время как Меф методично расстреливал буйную тушу из «калаша», целясь в отупевшие, налитые кровью глаза. 
 
— Ну что там маячок этот? — Ворон оттряхнул штанину от налипшей грязи и взглянул на напарника. Кот выглядел вполне бодрым и веселым, это было заметно, даже не смотря на маску противогаза.
 
— Недалеко совсем, на краю Кордона. Пересечем Агропром да по тропинке нижней выйдем совсем рядом. Помнишь ту дорогу, о которой Проводник рассказывал? К вечеру будем там.
 
Услышав имя мистического сталкера-ветерана, Меф нахмурился. Но лучшего пути им было не найти.
 
— Двинули.
 
На Агропроме никогда не было спокойно. То там вояки разбушуются, то мутанты полезут, или же Долг со своими зачистками всего и вся явится. И если первые были вполне решаемой проблемой, то встреча с Долгом могла обернуться для друзей очень нехорошо — хоть Кот и ушел из Свободы, но вряд ли Долговцы спустят ему с рук смерть двух своих командиров. И если первый умер в перестрелке, то второй погиб глупо. Покурить мужик захотел. Критическая ошибка, когда за тобой наблюдает снайпер.
 
Но в этот день Агропром встретил напарников тишиной и покоем, разве что иногда со стороны Свалки доносились звуки перестрелки. Очевидно, честные сталкеры с бандюками опять разбирались. Обнаглели в последнее время эти жертвы «Адидаса», борзые стали — сил нет... 
 
«Пацаны, выручайте!» 
 
«Пацаны, блин... Как говорил Сидорович, уже хер в трехлитровую банку не влезет, а они всё «пацаны». — Меф вспомнил как в свое время, будучи членом Чистого Неба, помогал выбить с Болот так называемых Ренегатов. Вроде те же бандюки, но еще хуже, злее и подлее. Не щадит людей Зона, если есть в человеке дерьмецо, то здесь оно раскрывается полностью и бьет чуть ли не фонтаном. 
 
С такими вот странными, но вполне обыденными мыслями, напарники успешно пересекли территорию Агропрома и продолжали двигаться на юг. Вечерело. К тому же, погода стремительно портилась — началась гроза. 
 
В Зоне в такое время вдвойне опасно, ведь многие аномалии становится в несколько раз сложнее заметить. Подгоняло друзей лишь то, что, судя по показаниям маячка, до их цели осталось менее сотни метров. Забравшись на небольшой холмик, сталкеры решили оглядеться. 
 
Кот снял с плеча винтовку и придирчиво рассматривал окрестности, иногда сверяясь с ПДА. ПНВ первого поколения хоть и давал не особо четкую картинку, но иного выхода не было.
 
— Там полуразрушенный домик, людей или костра не видать. Возможно, конечно, что там есть погребок. Маячок указывает прямиком на этот дом. Датчик движения молчит как партизан. Что будем делать? 
 
Мефодий задумчиво цокнул языком. Перекрикивать усиливающийся дождь желания не было, поэтому сталкер обошелся несколькими быстрыми знаками, которые вряд ли понял кто-то чужой, но они были прекрасно известны Андрею. 
 
Коротко кивнув, снайпер вприсядку сместился вправо, опускаясь в высокую траву. Секунда — и Кот слился с местностью. Ворон же, держа наготове автомат, осторожно спустился вниз. Луч фонаря разрезал вязкую тьму, осветив обшарпанные стены маленького строения. Сделав шаг вбок, Меф заметил едва тлеющие огоньки углей. Здесь кто-то был. Взгляд на ПДА подтвердил — маячок был в нескольких шагах от сталкера.
 
Повесив автомат за спину, Ворон достал из кобуры пистолет. В левую руку легла привычная рукоять армейского ножа. Вдохнув, Меф вошел в проем, готовый в любой момент сделать кувырок или открыть огонь. Луч света скользнул по стенам. 
 
Стоило ему сделать еще шаг — и в колено ударило что-то тупое, тяжелое, а сравнительную тишину, разбавленную гулом дождя да редким рокотом грома, нарушил возмущенный, но характерный для животного с отдавленным хвостом «мяв!»
 
Световое пятно метнулось в сторону, к мявчанию добавился придушенный испугом писк — человеческий, а за первым не особо сильным ударом последовал второй, не столько уверенный, сколько рассчитанный на отвлечение внимания. От кого?
 
Глупо было бы предполагать, что вломившийся следом за Мефодием в домуху Андрей сможет не только сдержаться, но и удержать от неблаговидного, на будущее, поступка друга. Кот крепко перехватил воздетую в замахе руку Ворона и оглушительно рявкнул:
 
— Замри!
 
Ворон замер, но не столько от крика друга, сколько от удивления. Перед ним, прижимая к груди массивного кота, сидела, подобрав под себя ноги, взъерошенная черноволосая девушка, чумазая и определенно раздосадованная участью, ее постигшей. 
 
— Бойкий головастик. — Пробормотал Меф, освобождая руку. — Точнее, бойкая.
 
Нож он убрал, но пистолет всё еще приятно отягощал руку. Взгляд Ворона скользнул по развешенной на арматурном каркасе одежде, по нехитрому скарбу и, наконец, остановился на серебристом чемоданчике, обласкав его всесторонне, после чего опустился на ПДА.
 
— А вот и наш кейс.
 
Девушка резковато отбросила с лица слипшиеся мокрые пряди. Кулек с животинкой, который она все еще героически прижимала к себе, чуть сполз и нечто облезлое, отдаленно напоминающее кошку, выпростало странно обездвиженные вялые лапы из тряпичной обмотки. Взгляд круглых желтых глаз показался Мефу не по животному скептическим.
 
При свете фонарика Наташа наконец-то сумела разглядеть не только силуэты заявившихся незваных гостей. Конечно, кидаться и убивать ее, покамест, не торопились, но даже навскидку двое взрослых мужиков форы бы ей не дали, а выпустивший когти кот стал неподъемным грузом.
 
Лица скрывали маски противогазов, а одежда мало чем отличалась от той, в которой был похоронен теперь на обочине первый житель Зоны Отчуждения, в смерти своей встреченный медиком. Разве что, вооружены гости были куда лучше и уверенности в них хватало.
 
Кот ворчал, сычил и скалился, не спуская взгляда с пахнущих смертью чужаков. Его спасительница пахла мокрым теплом и чем-то таким, что ему, обитателю этих проклятых мест, было попросту незнакомо, но приятно.
 
— Это не ваше! — Тихо, но твердо выговорила Наташа, свободной рукой подтягивая за лямку рюкзак с прикрученным к нему чемоданчиком к своим ногам. — Если вы наживы ищете или надругательств, добром прошу, уходите. Все под богом ходим. — Пальцы девушки успокаивающе коснулись кошачьей головы, скользя между ушами. — Брать у меня нечего, нужны лекарства — в сумке есть немного, там же деньги. Забирайте и уходите.
 
Геройствовать она не собиралась, куда там. Но отчего бы с таким трудом накопленной твердости и характеру не попробовать усовестить этих людей? Авось, и им свойственны понятия о человечности... А если нет... 
 
Глаза противно защипало и питомец обиженно фыркнул, почувствовав слишком усердную ласу. Спасенца было жаль. Глупая привязанность к ней, сунувшейся в страшное и опасно место, могла стоить животному жизни куда более мучительным образом, нежели от простого голода в капкане.
Чувство ответственности играло в салочки с испуганной надеждой.
Сталкеры переглянулись и хмыкнули. Опустив оружие, Кот занялся почти уже потухшим костерком, а Меф опустился на пол напротив девушки, почти так же ласково поглаживая автомат, как она — своего питомца.
 
— Надругательств мы не ищем, дамочка, а нажива у нас своя. Мы за вами пришли, академик Сахаров нас послал. На «Янтаре» вас и эту вещицу, — Меф кивком указал на кейс. — Очень уж заждались. А потому, переночуем мы уж здесь, ночью по Зоне шастать не стоит, а завтра проведем вас к академику. Меня Вороном кличут, а моего напарника — Котом.
 
Андрюха опустился рядом, протягивая руки к начавшему разгораться костерку. Взгляд сталкера был прикован к питомцу лохматой находки.
.
— Ты смотри, не бросается ведь. Редко в Зоне миролюбивую животину встретишь, разве что с Доктором они себя так ведут. — Задумчиво пробормотал парень. Затем, словно опомнившись, перевел взгляд на девушку.
 
— Как ваше имя? Не бойтесь, мы не укусим.
 
Наташа с прищуром посмотрела сначала на одного, а потом и на второго мужчину. Страха, который стиснул ей сердце, едва молния высветила чей-то силуэт в разломе стены, исчез почти, оставляя осадок и неприятную дрожь.
 
Говоривший первым, рослый и здоровый, заставлял испытывать некоторую настороженность, уж слишком развязно он разговаривал, такая манера и в родном городе вызывала у Наташи жалость к людям, не способным быть отзывчивыми сердцем. Такие, скорее всего, верили лишь в ценности материальные, и все заверения о том, что представившийся Вороном преследовал цель оказать помощь из альтруизма своего человеческого, разбивались нотками пренебрежительности в приглушенном фильтрами противогаза голосе.
 
Напарник оказался приятней, озаботившись куда более действенным способом ослабления бдительности жертвы. Костерок разгорелся даже живее, чем давеча, распространяя волны доверительного тепла вокруг. Факты о том, что эти двое отправились именно на ее поиски, Самойлено удивили, — но и обрадовали. Значит, кто-то из провожатых все же сумел отбиться от чудовищ и вернуться к военным. 
 
— Кличут вон котив и псов, коровок удойных, а людям имена дают, — ворчливо ответила Наташа, немного расслабляясь и укладывая своего компаньона на колени. Кот страдальчески запыхтел и девушка, отбросив сомнения в благонадежности, решительно ухватилась за узел косынки, рассчитывая облегчить страдания своего бессловесного пациента. — Меня вот можете звать Наталией Константиновной. 
 
— Здесь другие имена и дает их не кто-нибудь, а сама Зона. — Мрачно парировал Ворон.
 
Связываться с научниками он не особо любил, хотя и провел в их кругу довольно много времени. Взгляд мужчины замер на голых запястьях девушки. Мозг тут же среагировал, появилось ощущение чего-то неправильного. Несколько секунд Меф продолжал смотреть на руки Натальи, пока не понял, в чем дело и стал рыться в рюкзаке. Наконец, в свете костра блеснул поцарапанный бок ПДА, машинки уже морально устаревшей, но крепкой и работающей там, где всё остальное глохло или ломалось. Для практичного Ворона эти критерии были первостепенными.
 
— Лови. — Меф нажал несколько кнопок и бросил ПДА девушке. На поцарапанном экране светилось окно приветствия — устройство было готово принять нового хозяина. 
 
— В Зоне — незаменимая вещь. Функционал не такой, как у современных моделей, но всё самое необходимое тут есть. Сеть, датчики, энциклопедия и далее по списку. В корпусе даже есть небольшая антенна для усиления сигнала в случае...
 
Андрюха улыбнулся. Когда речь заходила о технике, Меф мог разойтись не на шутку и часами сравнивать то или иное изобретение человечества. Заметив реакцию товарища, Ворон тут же повернулся к нему.
 
-А ты, мой друг, зря улыбаешься. Считай, что я сегодня сделаю тебе подарок, но следующие две ночи ты будешь караулить на рассвете. Разбудишь как придет время. - Ворон поднялся на ноги, все так же продолжая поглаживать пальцами цевье автомата.
 
— Изучай, много полезного найдете. — Обернулся сталкер к девушке. — Путь неблизкий, и мне не хотелось бы притащить Сахарову ваши обугленные останки.
 
 
Наташе вдруг очень захотелось огрызнуться, напомнив допустимые случаи столь спонтанного перехода с «вы» на «ты»... Но здесь, посреди незнакомой чужой земли, которая теперь казалась дипломированному медику куском иной вселенной, было не до присущей исчезнувшему за пределами периметра мирку вежливости. 
 
Удостоив мужчину кивком и осторожно отложив ПДА на клапан рюкзака, Нташа продолжила свое занятие. Кошак вытянулся на расстеленной косынке, позволяя созерцать свое странно вытянутое тело, покрытое клочковатой жесткой шерстью. Задние лапы, плотно перебинтованные, были крупнее и мощнее передних, короткий куцый хвост нервно задергался, стоило девушке, пусть и осторожно, стащить бинты. Неторопливые ее действия, без сомнения, созерцали оба новых знакомца, с той лишь разницей, что Ворон наблюдал за ней из-под полу прикрытых век, а Кот — с явным интересом, вниманием, позволившим в итоге расстаться даже с противогазом.
 
Лицо у сталкера оказалось очень даже приятным. Молодым. Наташа украдкой посматривала на мужчину и прикусывала губу, чтобы сдержать улыбку, до того забавной ей казалась озадаченная и пристальная заинтересованность, более приличествующая ребенку.
 
— Ловко вы его, — Кот заговорил негромко, осторожно сокращая дистанцию между обломком бетонной стены и углом, избранным Наташей для лазарета. — Капкан или аномалия?
 
Девушка даже растерялась, рука со свежей полосой бинта застыла в воздухе. Угнездившийся поодаль тип подавал все признаки дремлющего существ, хрипловато простужено сопя и чутко вздрагивая, а его напарник решительно шел в разведку. Что ж... С одним-то, коснись чего, дипломированный медик мог бы и управиться... Саперная лопатка все еще валялась, упущенная в страхе, у рюкзака.
 
— Капкан. — Не особо дружелюбно подтвердила догадку Наташа. 
 
— Повезло, видать, котейке, — продолжал парень, присаживаясь рядом, на расстоянии вытянутой руки, — Его сородичи десятками мрут, этот, вишь, какой удачливый. И жизнь спас, и руки ласковые нашел. 
 
Громыхнуло так, что девушка едва не вскочила, инстинктивно склоняясь к питомцу, готовясь защищать. Небо в прорехе крыши осветилось до ослепительно-серебристого, и снова грохнуло. Еще будучи ребенком, Наташа всему придумывала неправдоподобные объяснения: к примеру, гроза с е оглушительными и пугающими звуками напоминала ей о капризном и испорченном божестве, рвущем ткань небес. И разорванный барьер, неспособный удержать небесное море... 
 
Дождь припустил, смешав вечерний сумрак с серыми частыми нитями до кромешной тьмы. Кот не забывал подкармливать костерок, поддерживая тепло и освещенность. Это создавало иллюзию покоя.
 
— Скажите, а люди, меня сопровождавшие, выжили? Ну, то есть, быть может, вы знаете... — Наташа никак не могла заткнуть глас совести, тем более, выпал такой шанс.
 
— Сахаров говорил об одном солдате. С его слов военные и отправили на вас ориентировку ученым. — Отозвался сталкер, поглядывая в пляшущее на скудных дровишках пламя.
 
Наташа закончила с перевязкой спустя час. Намаявшийся и голодный, подопечный с хрипло-урчащей благодарностью принял к позднему ужину несколько кусочков вяленого мяса с хлебом, выменянные при упорном сопротивлении мужчины на несколько упаковок таблеток, тех самых, которые медик позаимствовала у похороненного путешественника.
 
Спать девушка опасалась, но утомление свое брало безжалостно и, на полу слове сухого повествования о нескольких безрадостных днях пути, она попросту выключилась, не выпуская из кольца рук разморенного жирной едой кота.
 
Андрей усмехнулся и, легко поднявшись, накинул на свернувшуюся клубком докторицу ее же подсохшую куртку, прогретую у костерка.
 
Находка позабавила его, но ненадолго — выживание в Зоне было первейшим и главнейшим условием, а этот человек, умудрившийся пройти свой участок пути исключительно благодаря удаче, имел все шансы окончить жизнь печально. Обретающиеся в Зоне ученые, конечно, быстро бы объяснили новичку все опасности, но ведь у Наталии могло и не оказаться посланных за ней проводников...
 
Непогода бесновалась за стенами хибарки, спать совершенно не хотелось — опасность ли была где-то поблизости или же интуиция, помноженная на опыт, предостерегала. Единственный вход в это убежище зиял черной неровной дырой. Через пару часов предстояло растолкать Мефа, а пока можно было и почитать, чутко прислушиваясь к ночным шумам...


← Предыдущая глава
Еретик 726 05.09.2013 0
5
 

Материалы по теме


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта
Навигация
Комьюнити
Общение
Система Orphus


службы мониторинга серверов Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru