Библиариум
Черная Библиотека

Для Нивиэль несколько часов растянулись на целую вечность, и усугубляла это ощущение собственная неподвижность, помноженная на удивительно продолжительный приступ саможаления вкупе с пессимистическим настроем. Остальные же компаньоны, казалось, подобных веяний не разделяли, упорно следуя избранной цели с потрясающим энтузиазмом. 

И, если Аксель уже почти исчерпал ресурсы своего измотанного ранением организма, ни Карос, ни Якен признаков валящей с ног усталости не подавали, а марионеточный помощник мага, по понятным причинам, был на это вообще не способен. Как и преданный мабари, впрочем. Йотун упрямо скреб самые подозрительные булыжники и обломки, сердито гавкая, ежели те по велению пса не желали убраться в сторону — и насмешливый бард с воодушевлением помогал глупому препятствию покинуть обозрение четвероногого бойца.

Нивиэль досадливо закусила губу. Еще пару часов назад она истово молила Андрасте, Андуила и Создателя оптом, желая, наконец, услышать облегчающий совесть вопль радости от соратников — увы, поводов не было ни спустя приличный срок, ни еще несколькими не менее приличными отрезками времени позже. 

Не то, чтобы эльфийка не разделяла надежды таких же, как и она сама «невезунчиков». Однако, будь узколобый шемлен жив, он мог бы уже прийти в себя и для приличия и успокоения страждущих его обнаружения подать признаки жизни хоть каким-либо из самых запростецких доступных способов.

И все же нет... Куча каменных обломков разной степени тяжести и размеров уже неплохо умножилась на противоположной от завала стороне, образовав неплохой бастион на случай нападения, а бренное тело ривейнца не показалось и кусочком пятки.

Собственное ранение тревожило Нив менее всего — Карос весьма благожелательно выслушал симулятивные вопли раненой и отжалел от всего своего пожранного демонами сердца несколько пузатых скляниц, содержащих мутноватую полезную жидкость, в составе которой воришка сомневалась первые несколько глотков.

Напружинившись и костеря грубую перевязку, сковывающую движение, девушка покинула походный лазарет. Конечно, помощница из нее была никакая, но даже отпинывая небольшие камешки, она чувствовала себя хотя бы немного причастной к общему труду. О чем всенепременно должна была напомнить Ренгару, как только его упрямое создание соблагоизволит откопаться.

Якен, заприметив оклемавшуюся эльфийку, усмехнулся. Бард обладал отличной интуицией и даже предполагать бы не стал, каковым стал бы следующий шаг дененримской воришки, не будь завала, но пропади оковы. Он уловил короткий отчаянный взгляд, устремленный Нивиэль в сторону уходящего во мрак коридора, и затравленный — созерцающий обвал, и все это — едва мошенница успела открыть глаза. Орлессианца немало повеселила и последовавшая за осознанием нынешнего положения истерика. 

Знаток душ без труда вычленил из всех эмоций довольно искренний страх и симптоматичную привязанность к сильной руководящей руке. Про себя подивился способности жить без цели в занюханном квартале столицы. В Орлее девчонка нашла бы только незавидную гибель или не слишком стабильный доход на задворках не слишком престижного борделя.

Якен повидал достаточно союзов и альянсов, чтобы мысленно окрестить нынешнюю партию «братством поневоле», впрочем, он почти не сомневался в том, что в конце пути узы, связывающие и мрачного мага, и фанатичного храмовника, и беспризорное ворье, да и его самого, укрепятся, а там, чем Создатель не шутит... История знавала и куда более странные отношения, опасные связи и взаимовыручку.

Сопение за спиной отвлекло орлессианца от раздумий — труп гарлока натужно и нечленораздельно мычал, избавившись от довольно крупного обломка. Мабари с остервенением кинулся отшвыривать лапами щебенку, обдавая столпившихся у завала людей мелкими осколками.

Минуло более считанных всхлипывающей эльфийкой пары часов, прежде чем появившаяся каменная преграда отдала людям пленника своих смертельных объятий. Гигант, с ног до головы припорошенный пылью, так, что и темные волосы его казались совершенно седыми, был осторожно, хоть и с определенными усилиями, извлечен из-под завала и устроен подле Нив.

Карос, с присущим ему циничным альтруизмом, вновь покопался в смердящей зельями и еще какой-то пакостью суме, и выудил скляницу темного стекла, содержимое которой наполнило рот ривейнца только в силу потакания стенаниям воришки, нежели общей солидарной вере в то, что оно поможет.

Храмовник, едва держась на ногах, удобно перехватил рукоять меча — с малефикарами можно было ожидать чего угодно и, даже если маг действительно озаботился положением дел воителя, видит Андрасте, он мог озаботиться и желаниями нечестивыми, коие диктует ему поселившийся вместо души демон.

Однако сомнения одолевали Акселя и по иной причине: Ренгар так же выказал себя не простым человеком, более того, стоило вызнать, человеком ли вообще... Тогда бдительность стоило не то что удвоить — это было испытанием, истинным и совершенно необходимым, ибо воин Церкви чувствовал, — путь в Орлей окажется куда боле опасным, нежели все его давешние вылазки по следам отступников.

Нив трясущимися ручонками отирала лицо Ренгара, ворча что-то особенно обидное в адрес всех родственников ривейнца. Наблюдавший за процессом врачевания бард лишь усмехнулся: первое, что сделала неугомонная воровка, заполучив доступ к впечатляющему во всех смыслах телу воина — так это почти профессионально защелкнула браслет своих кандалов на его широком запястье. 

Якен ничуть не удивился. Он был шпионом, менестрелем... Но, коснись его хотя бы еще одна подобная ситуация, и как знать — возможно, он сожалел бы, что не может поменяться с эльфийкой местами. Путь назад теперь был окончательно закрыт, а впереди, в слишком уж спокойной темной неизвестности отряд могло ожидать все, что угодно. 

— Шем, эй-эй, давай, открывай свои зенки бесстыжие, ну давай же, Ренгааар, я даже вспомнила твое имя, узколобый шемлен! — Встряхнуть ривейнца у Нив не получилось, поэтому, оберегая раненую конечность, она без видимого результата пихала пребывающего без сознания мужчину коленкой в бок.

Йотун солидарно пыхтел и тыкался влажной мордой в лицо Ренгара.

— Ну что же, господин храмовник... Вы, сударь, как-никак, глава отряда... — Маг обвел собравшихся у погасшего костровища снисходительным взглядом человека, которому было совершенно все равно, что он погребен на Глубинных Тропах, возможно, даже без какого-либо шанса вернуться на поверхность. — Думаю, мои спутники так же, как и я, желают знать план действий. Пока вы пребывали в скорбных трудах, увенчавшихся, к счастью, успехом, я взял на себя смелость немного осмотреться. 

Бард хмыкнул. Карос отсутствовал чуть более получаса, но многозначительный, задумчивый взгляд его после водворения под своды пещеры, не сулил ничего утешительного.

— Дороги, намеченной нашим нанимателем, смею вас заверить, нет. На карте — да, а на деле — нет. Отсюда есть лишь один путь, и мы его пройдем с великими лишениями. Тропы вгрызаются глубже, гномы торили в камне только там, где сила природы была меньше упрямства подземных жителей. Никаких тайных проходов, никаких шифрованных обозначений. Либо нас обманули, преследуя какие-то свои цели, либо сам заказчик был обманут.
Аксель встряхнул головой. Мог ли ошибиться королевский шпион? Или же это они сами, поддавшись панике после первого нападения, свернули не там, забыли свериться с картой? Не допустить таковой мысли храмовник не мог. Обвал же напрочь лишил их шанса проверить хотя бы одну из догадок.

— Тропа забирает южнее той, что указана в свитке. Много южней... — Добавил маг, для пущей убедительности расправляя карту, точную копию той, которую выдали каждому, на камне. Якен поднес ближе зажженный факел. — Вот, посмотрите. Мы должны идти сюда, я взял на себя смелость дополнить существующий маршрут, значит, получается, что сначала ход будет почти параллелен, однако, увы, он уходит куда глубже, ну а затем начинается довольно крутой поворот и в одиночку я не рискнул туда соваться. 

Нив нервно икнула, вцепившись пальчиками в шевелюру ривейнца, которого еще минуту назад рьяно приводила в чувство. Сама мысль о том, что и без маговых изысканий это путешествие началось неправильно, удручала и подталкивала соскользнуть в панику и истерику. Жизнь, оставленная за пределами мрачных подземных туннелей, теперь казалась эльфийке верхом безопасности и безупречности с точки зрения счастливых исходов. Даже самое опасное происшествие наверняка кончилось бы еще одной показательной поркой или пинком за ворота... 

Живая фантазия девушки быстро нарисовала скрюченную фигурку с выпученными подслеповатыми глазами и растопыренными пальцами — вот что могло бы остаться от любого из тех, кто замурован под землей. А в сложившейся ситуации...

— Эй, если ты в отчаянии, рви волосы на себе... — Могучие легкие вытолкнули воздух, и скованное каменной пылью горло исторгло первые звуки. Ренгар в своей ворчливой манере отразил общее состояние всех, кто собрался у костра. Пальцы наемника осторожно высвободили почти выдранный клок волос из судорожной хватки эльфийки. Мужчина, кривясь и гортанно комментируя состояние на родном наречии, поднялся.

Вид воин имел плачевный: каменная крошка и более крупные обломки оставили на обнаженных предплечьях рваные борозды, кровь смешалась пылью, покрывая грязной коркой кожу. Нагрудник раскололся, не выдержав удара огра, и оставалось лишь догадываться, какие раны скрывает потрепанная броня ривейнца.

Но ничто из уже произошедшего не удивило Ренгар сильнее, чем восстановленная связка с воришкой. Цепь весомо звякнула и компаньонка, стеная и призывая проклятия на голову глупого шема, встала следом. Внимательный взгляд наемника оценил и плотную ленту повязки, перекинутую через шею Нив, и то, как она баюкала поврежденную руку. 

А еще ему очень не понравился взгляд храмовника. Аксель же старательно и упрямо таращился на исполина, словно желая увидеть что-то такое, чего уже не было. Остальные скрывали свою настороженность куда лучше. Магу, скорее всего, было плевать, бард казался увлеченным изысканиями в собственной сумке, а эльфийка... Почему-то меньше всего Ренгар хотел видеть в ее взгляде страх или отчуждение необходимости. 

— Зануда ты узколобый, — беззлобно бурчала девушка, едва не наступая на пятки воина, — Ты бы хоть спасибо сказал, мы тут столько усилий приложили, подумывая, как оспорить твою жизнь у Создателя! А ты зарыться поглубже не мог? Так, чтобы наверняка? 

— Ну, уж в твоей благотворительности я точно не нуждаюсь, малявка, — отмахнулся ривейнец, устраиваясь у костра, и вопросительно кивнул на разложенную карту.

— Господин наш маг оказался хорошим разведчиком, — с усмешкой начал Якен, — Но маршрут придется менять, хочется нам того или нет. Тореной тропы нет.

— Я уже пояснил спутникам свои измышления, однако, полагаю, что защитник Церкви не воспринимает мои слова всерьез. Возможно, — Карос придвинулся ближе к Ренгару и доверительно сообщил, — ошибка картографа была ненамеренной. Точных карт Глубинных Троп нет даже у гномов. Их на глаз составляют Стражи. А эта — дилетантская копия или того уж — подделка.

Нив кулем плюхнулась в ногах у ривейнца, намотав цепь на запястье. Теперь, когда узколобый шемлен снова рядом, дрожь в коленках унялась как по волшебству, позволяя телу расслабиться. Пусть надумывает себе что угодно, ей было очевидно лишь одно: связующие узы сулили нечто большее, нежели непреодолимые стальные звенья.

— А теперь что? — обреченно и подозрительно спокойно поинтересовалась воришка, пристраивая голову на колене ривейнца. — Полезем дальше? Этот денеримский прощелыга говорил что-то о выходе на поверхность в трех суточных переходах от перекрестка под землей, — на девушку воззрились все, отдавая дань удивлению. Мало кто мог бы заподозрить ее во внимательности, и уж тем более — в понимании инструктажа еще в столице. — Если господин маг прав, и мы из-за обвала забрали западнее предполагаемого пути, которого могло и не быть, то теперь мы не сможем пересечься с остальной группой... Прощайся со своей конягой, виршеплет, — торжественно-мрачно подытожила Нив, почесывая кончик носа обломанным ноготком.

— Имею предложение, — Карос сплел пальцы на уровне груди, окидывая отряд тяжелым внимательным взглядом. — Спуска там два, и я смею предположить, что лишь один вернет нас на нужную дорогу, второй — либо тупик, либо обход. Не удивлюсь, если в итоге он просто идет параллельно. Однако, суть моего предложения не в кучном исследовании. 

— Я знаю, что ты желаешь нам предложить, проклятая душа, — наконец подал голос Аскель, недвусмысленно извлекая свой клинок и проходясь по потемневшему лезвию клоком ветоши, — И я согласен. Однако я не доверил бы никого тебе, ведь предполагается, что разделенный, отряд второй будет идти под твоим чутким руководством. 

— Я поведу второй отряд. — Абсолютно бесстрастно отозвался Ренгар, проверяя на прочность залатанный наспех щиток, прикрывающий мускулистое предплечье. 

— Исключено. Эльфийка — ключевое лицо всей нашей миссии, — возразил Якен.

— Значит, с нами отправится кто-то еще, — все так же равнодушно парировал ривейнец. Нив, казалось, разговор более не занимал или же она попросту была настолько измотана, что уснула, удобно устроившись в безопасности.

— Найти и встретить помощь и выйти на обозначенный курс — вот два приоритета нашей миссии. Олаф велел торопиться, на границе с Орлеем нас ждут, и от нас может кое-что зависеть... — Осторожно добавил Карос.

— Меньшая группа ищет выход на поверхность, остальные сопровождают Нивиэль и бумаги. — Отрезал храмовник, — Ренгар, ты и Якен спускаетесь в туннель слева, я и маг — правее. Если у вас возникнут подозрения или этот коридор окончится тупиком, вы вернетесь на исходную и продолжите путь за нами следом, не думаю, что за отведенное время мы успеем вас потерять или уйти настолько далеко. Бард сумеет нагнать нас и предупредить. Ну а если вы найдете выход, полагаю, мы выждем то же обозначенное время и нагоним вас.

Ренгар с подозрением уставился на Акселя. Вменять в вину служителю Церкви кровожадность было бы неправильным... Но сам факт того, что тот выбрал в компаньоны именно Кароса и останется с ним наедине свидетельствовал о едва сдерживаемом желании осуществить долг.

Воина не удивило бы возвращение храмовника в желанном одиночестве, лишенном даже намека на какие-либо оправдания. Еще в Денериме пресловутый наниматель подписал этому поборнику Света индульгенцию. 

Взгляд ривейнца на мгновение встретился со взглядом мага. Темные, непроницаемые глаза Кароса не выражали никакой озабоченности, из чего Палач следа и иные выводы: малефикар имел все шансы избавиться от «опеки» и с тем же непринужденным видом вернуться к остальным. Нет, Ренгар никоим образом не оправдывал ни одного из своих компаньонов, испытывая закономерное презрение к косности церковников с одной стороны — и вседозволенности, граничащей с помешательством, с другой. Отступники вызывали у наемника жалость, изредка — уважение. Чаще ему самому приходилось отправлять их заблудшие души к их божеству, спасая собственную жизнь или защищая правую сторону.

Бард, при всем своем нейтралитете, был именно тем, от кого Ренгар ожидал удара в спину. Орлессианец, щебетавший на привалах, мог иметь свою собственную цель, как, впрочем, и каждый здесь — Олаф инструктировал их вместе и по отдельности. И все же...

— Маг пойдет с нами. Музыкант — с тобой. Его скорость позволит тебе обследовать туннель и вернуться за нами в случае удачи. Нив ранена, наш спуск видится мне довольно печальной пародией на праздничное шествие. Игрушка мага пригодится для обнаружения ловушек. — Где-то в глубине взгляда Ренгара слабо тлели угли гнева. Дух Чести ворчал и готовился разбивать все доводы оппонентов, поддерживая внутренний диалог со своим носителем. Мысли воина были раскрытой книгой для обитателя Тени. 

Аксель промолчал. Казалось, храмовник вот-вот разразится гневной тирадой и отповедью, но он только лишь покачал головой и принялся перебирать оставшием\ся в мешке вещи. 

Припасы были разделены поровну, дающие минимальный комфорт палатки были отвергнуты и оставлены. 

— На этом же месте в случае неудачи. — Процедил воин Церкви.

— Я вернусь за вами сюда, если выход на поверхность существует, — бодро добавил Якен, потрепав сонную и ослабевшую воришку по щеке. — Уж за тобой-то точно, куколка.

— Если мы не вернемся сюда спустя оговоренных суток, следуйте за нами, я буду оставлять знак. — Ренгар ловко начертал руну, смахивающую на птицу, в золе костровища.

— Да присмотрит за вами Создатель, — Аксель поднял руку в благословляющем жесте.

— Да присмотрит он за всеми нами, — повисшую тишину, поддержанную и магом, и наемником, разбил голосок воришки. Храмовник едва заметно вздохнул.


← Предыдущая глава
Еретик 640 26.10.2013 0
1
 

Материалы по теме


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта
Навигация
Комьюнити
Общение
Система Orphus


службы мониторинга серверов Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru