Библиариум
Черная Библиотека

Некоторое время маленький отряд во главе с Мефом просто стоял. Сталкеры прислушивались и приглядывались, оценивая обстановку. Конечно, Свалка никогда не была тем местом, которое можно было бы назвать тихой гаванью... И все же пересидеть у костра ночь или отдохнуть после долгой ходки перед Кордоном здесь можно было всегда. Разве только с той разницей, что нынче, судя по коротким сообщениям на ПДА, среди гор брошенной техники и скопившегося мусора, вросшего в бесплодную землю, территорию с завидной периодичностью делили с одиночками крысиные бандитские банды, грабя все, что шевелилось, стреляя во все, что не успевало промычать на блатном характерном жаргоне. Впрочем, в своих бандюки тоже стреляли. Немногим реже, чем в кого бы то ни было иного.

 

Конечно, до знаменитой «Войны группировок» две тысячи одиннадцатого года, в которой участвовали оба сталкера, этим мелким стычкам было далековато. Но опасность всё равно оставалась, особенно при наличии в группе прихрамывающей девушки и ее вопящего дурниной иждивенца. Хоть действие артефакта заметно облегчило боль, Наташа всё равно старалась не опираться на поврежденную ногу. Кратко посовещавшись, путники решили обойти стороной кладбище заброшенной техники и старое депо — наиболее вероятные места противостояния бандюков и честных сталкеров.

 

Возвратив несказанно радостную этим событием животину Наташке, Ворон повел своих компаньонов через груды мусора, стремясь обойти Свалку левее и выйти к дороге на Росток. Однако вскоре ПДА обоих мужчин тихо завибрировали, а Наташин издал негромкую трель, принимая сигнал бедствия от кого-то неподалеку...

 

Девушка охнула, крепче перехватывая сучащего лапами котяру, и взглянула на маленький монитор — и остановилась, упуская свой костыль на землю.

 

— Там... — Острый подбородок клюнул в сторону, откуда все громче раздавались стрекочущие очереди оружия, — Мы что же, мимо пройдем? А как же помощь? 

 

Судя по лицу Андрея, мысль его посетила весьма конкретная: у Самойленко был явно поврежден инстинкт самосохранения и, кто его знает, — здравый рассудок. Скитаясь по Зоне и выполняя работу, Кот вместе с Вороном прекрасно понимали, когда игра стоила свеч. А когда — жизни. Свалка была тем самым местом, где именно жизнь ценилась меньше всего. Яростные перестрелки бандитов и одиночек, сбивающихся в вынужденные оборонительные отряды, не были диковинкой. Сталкера удивляло другое: вместо конкретного отпора выходила какая-то партизанщина с импровизациями, окрыленные успехами обитатели этой пустоши с обеих оппозиционных сторон ненадолго успокаивались. И, если сорная трава, бандиты всех мастей и волостей, торопились потери восполнить, а месть — осуществить, то сталкеры разбредались, становясь легкой добычей.

 

Вот и теперь бессмысленная бойня грозила взять передышку после десятка трупов, пальбы в воздух и воплей «Пацаны!» — или новых легендарных баек в довесок к скупому хабару, коим можно было бы разжиться с бандитских останков.

 

Ввязываться в нечто подобное, имея конкретную цель и стеснение в действиях, Андрей считал непростительной глупостью. Обремененные сопровождением, человеком, к бою не приспособленным, — они были льготными пассажирами экспресса на тот свет.

 

Очевидно, даже тяжелый взгляд остановившегося Мефа на Наташу не повлиял никак, девушка возымела твердое намерение маршрут подкорректировать. Облезлый вякающий паскудник щурил желтые глазищи и выражал полнейшую солидарность с хозяйкой, будто от этого не зависела целостность его шкуры.

 

Мефодия таковое упертое поведение спутницы-альтруистки подогревало до быстрого закипания. Он уже собирался было одернуть девушку, выигрышно напомнив о том, что так ведут себя добренькие и мертвенькие, — и её ПДА снова подал катализирующий раздражение сигнал. 

 

Взглянув и на свой наладонник, сталкер ознакомился с содержанием сообщения и переглянулся с уставившемся в экран Котом. Интуиция у этой шустрой бабенки? Так нет же... И все же сигнал исходил не от абы кого: помощи настойчиво просил отряд сталкеров, попавший в ловушку бандитов, — во главе с Диким. 

 

Этого матерого исследователя Зоны, ветерана, и, по совместительству — медика, спасшего однажды жизнь Мефа, друзья знали уже несколько лет. Перед ним у Ворона образовался Долг Жизни. О таких вещах здесь лучше не забывать. Зона, одушевленная и неусыпно бдящая, все видела и учила. Наказывала, бесстрастно приводя в исполнение свой собственный приговор любому, пренебрегшему советом опытного товарища, нарушившему слово, отказавшему в помощи. 

 

Поговаривали, Дикий уже давно окопался где-то на Затоне, только Ворон ни на мгновение не усомнился в том, что призыв о помощи исходил именно от старого знакомца. Обернувшись к Андрею, которому пояснений не требовалось, Меф удовлетворенно кивнул: взгляд друга говорил больше, чем иные слова.

 

— Прикроешь?

 

— Как всегда, — коротко ответил снайпер. 

 

— Эта доброхотка с животиной пусть с тобой останется, так оно безопаснее, — бросил Ворон, не обращая внимания на возмущенную гримаску. У девушки задрожали губы так, словно она вот-вот разревется. Кошак вышерился и проводил удаляющегося сталкера уничижающим протяжным вяком.

 

— Ну вы!... Ну вас!... — Наташа бессильно сжала ручку медицинского саквояжа. Конечно, она не стремилась на передовую, но и в тылах оставаться было зазорно. Ей, специалисту в области медицины катастроф, следовало бы оказывать первую помощь в ней нуждающимся. В то числе — этому беспринципному — или слишком принципиальному командиру, человеку, наверняка, большого опыта, но совершенно твердолобому.

 

Меф осторожно двигался вперед, вглубь заваленной металлоломом и брошенной техникой местности. Огибая аномалии, умудряясь наглядно продемонстрировать Нате самый безотказный «детектор», он стремился добраться до передовой линии перестрелки так, чтобы его не заметили раньше времени — или, хотя бы, не между двух огней, где в запаре и друга можно было «накормить» кучно сделанными выстрелами. 

 

Кот крался следом, совершенно оправдывая кличку. Снайпер двигался почти бесшумно, преодолевая препятствия быстро, внимательно осматриваясь и прислушиваясь. Сохраняя дистанцию, и не теряя из виду спину напарника, Кот, казалось, совершенно позабыл о плетущейся за ним девушке. Верная СВД перекочевала со спины в руки, взгляд сталкера стал холодным и сосредоточенным, из него исчезли искорки хитрой улыбки, которую медик неоднократно подмечала ранее.

 

Дикий, вместе с тремя отмычками, окопался около ржавых развалин старого советского крана. Их теснили шесть бандитов, вооруженных «Гадюками» и укороченными «калашами», стараясь выдавить за пределы защищающей конструкции. Стервятники, осознавшие собственную безнаказанность, настолько увлеклись попытками попасть в ушедших в глухую оборону сталкеров, что появление Ворона стало для них серьезной и смертельной неожиданностью. 

 

Длинная очередь из верного АКМа скосила одну из упакованных в черные плащи фигур. Однако же Меф слишком положился на удачу. И среди этого отребья встречались экземпляры, не лишенные соображения — за мгновение до того, как бандиты ощутили фланговый обстрел в полной мере и перенесли огонь на вершину холма, сталкер едва успел укрылся за массивным бетонным блоком. Слушая, как пули вгрызаются в камень, Мефодий ждал. Организованности противнику не хватало, только это не делало его менее опасным. Нападавшие умудрились расположиться за естественными укрытиями Свалки. На этом толк с них и вышел.

 

***

 

Андрей оттолкнул Наташу за наваленную гору не опознаваемых теперь кусков металлолома, безапелляционно приказав не высовываться. В какофонии выстрелов возмущенных воплей животины, почуявшей кровь, слышно почти не было. Дрожащей ладошкой девушка оглаживала крупную голову кошака, пытаясь хоть немного его утихомирить. А может быть, таким образом, она просто отвлекалась, вздрагивая от каждого хлопка. 

 

Снайпер занял позицию выше ее укрытия. Обеспокоенно задрав голову, медик тщетно выискивала притаившегося Кота, — зато сквозь покоробленную, приставленную сбоку от общей кучи ржаво-голубую дверь машины девушка могла видеть побежавшего вперед, а потом в сторону Ворона. 

 

Пули взрыли сухую почву почти под ногами Мефа, высекли тучу осколков бетонной крошки. Девушка прикусила губу до крови, чтобы сдержать испуганный крик. Стало стыдно и страшно, до жара, прокатившегося по всему телу.

 

Сбросив лямки рюкзака, Наташа стащила свитер и уложила поверх него спеленутого питомца. Трясущимися руками она подцепила медицинский саквояж и подползла к исковерканной двери и высунула голову. Стылый влажный ветер охладил первые необдуманные порывы, вздув тонкую рубашку пузырем и растрепав косу.

 

Дурным взглядом медик скользнула по пространству, разделенному бесформенными грудами мусора и развалившейся техники. Она потеряла проводника из виду точно так же, как несколько минут назад — снайпера.

 

***

 

Вести огонь так, чтобы давать друг другу время на перезарядку, бандиты не умели и патронов не жалели, теша себя эфемерной прибылью из шкур еще не убитых оппонентов. 

 

Обоймы опустошались почти синхронно. Как по неписанной энциклопедии ведения боя, спустя несколько мучительных минут интенсивность огня серьезно снизилась. Ворон рванулся к другому заранее выбранному укрытию, по пути дав неприцельную очередь в сторону агрессоров. Теперь его поддержали окопавшиеся одиночки, которым вмешательство Мефа позволило перегруппироваться и высунуться из укрытий. 

 

Стихшая стрельба подстегнула не только обороняющихся — Наташа, позабыв о вывихе, кинулась к примеченному раньше углу на противоположной стороне. Ее худенькая тонкая фигурка, единожды споткнувшись, мелькнула между двумя перекошенными остовами автобусов, и юркнула под защиту торчавшей из земли углом полусгнившей деревянной бортины грузовика. Отсюда она видела своего отчаянного спутника и противоположную точку обстрела, различая мечущиеся силуэты и слыша малопонятную, но явно нецензурную брань. А еще она затылком ощущала полный негодования взгляд Андрея.

 

Один из отмычек, раздухарившись, поднялся в полный рост, поливая бандитов из старенького АКС-74У, и мгновением позже получил свинцовый подарочек в лицо, мешком рухнув на землю. Парень был тут же отомщен — Кот не дремал, а высунувшийся из укрытия бандит так и не понял, откуда прилетела смерть. 

 

Привстав на одно колено, Меф вскинул автомат и точной очередью срубил еще одного «пацана». Дикий, видимо решивший поставить жирную точку в этом бою, поддержал его огнем, вынудив противников залечь. 

 

Заметив размашистое движение руки сталкера и его вопль: «Упали, с-суки!!», несомненно, обращенный к двум оставшимся в живых отмычкам, Ворон без раздумий припал к земле. Оборонительная «эфка» попала аккурат по центру закутка, где укрылись оставшиеся бандиты. 

 

Девушка, маневра не видевшая, едва приподнявшись и собравшись для решительного броска к бетонному остову, служившему щитом Мефу, шмякнулась на колени и завалившись на бок в нескольких метрах от цели.


Громыхнуло знатно. Приподнявшись и несколько секунд выцеливая «везунчиков», Ворон осторожно принял вертикальное положение и двинулся вперед, обходя бандитский блиндаж сбоку. За ним последовал и Дикий, подавая беззвучные команды отмычкам. Опасность, кажется, миновала.

 

Наташа перекатилась и замерла у обломка бетонной плиты, больно разодрав предплечье ржавой арматурой. Тишина после стрельбы казалась ей просто оглушительной. В звенящей напряжением атмосфере слышались только хриплые стоны и ругань. 

 

Медик воспряла с земли и, держась укрытия, зашагала наперерез Ворону. Посеревший от грязи рукав рубахи быстро набрался бурым, впитывая кровь из неглубокой, но нехорошей раны на руке. Только вот не до себя сейчас было. Девушка нагнала Мефа и оборонявшуюся группу только у норы бандитов. Двое из них были еще живы, но граната шансов не давала. 

 

Пихнув проводника в бок, Наташа протиснулась за измаранный кровью каменный блок.
Злость боролась в ней с жалостью. Ценность любой жизни в этом незнакомом мире была просто ничтожной, заставляя испытывать равное отвращение ко всем, посягнувшим на нее. Не заботясь о повисшем тяжелым молчанием невысказанном мнении, медик опустилась подле мелко трясущегося скулящего бандита и не без труда отняла его ладони от раны в животе. 

 

Поймав неосмысленный взгляд, полный слепого отчаяния и осознания близкой смерти, она утешительно сжала скользкую от крови руку. Холодный рассудок медика боролся с бабским всепрощением. Наташа оттянула край бесформенной кофты и взглянула на скверную рану. Волокна ткани забивали края, развороченные внутренности медленно вываливались наружу, распространяя отвратительный запах. 

 

Глянув на второго потенциального пациента, она хрипло выдохнула. Выбор был очевиден — мужчина выглядел куда лучше товарища и с трудом удерживал себя на грани сознания из-за обильной кровопотери. Левая рука бандита превратилась в освежеванный раздробленный обрубок, лишенный кисти. Налицо были признаки контузии.

 

Передвинувшись к нему, медик собралась было открыть саквояж и выполнить профессиональный долг, но резкий рывок опрокинул ее навзничь, а потом чья-то сильная рука вздернула на ноги, за шиворот, больно прихватив пряди волос.

 

— Прекратите немедленно! — взвилась Самойленко, пытаясь развернуться корпусом и вырваться из цепкой хватки.

 

— Дура! — рявкнул глухой злой голос над ухом. Взгляд Наташи скользнул по замершим у прохода мужчинам, по трясущемуся в агонии бандиту, по появившемуся Андрею — вернулся к застонавшему калеке...

 

Все произошло в одну секунду: девушка дернулась и заорала, но одинокий выстрел, зазвучавший в сознании похоронным колоколом, не заглушила. Безрукий бандит затих, уронив голову набок. Кот спокойно убрал пистолет за пояс, сохраняя отвратительно невозмутимое выражение лица.

 

Девушка дернулась и с трудом вытолкнула воздух из схваченного спазмом горла. Она смертельно побледнела, обмякнув и повиснув на удерживающей ее руке Мефа. Стало холодно, но глаза Наташи смотрели безучастно и равнодушно. 

 

Коротко кивнув Дикому и его спутникам, Ворон потащил медика наружу. Отмычки принялись осматривать трупы, шаря по карманам и куцым рюкзакам.

 

Позади раздался выстрел из винтовки Дикого, даровавший милосердие последнему бандиту. Милосердие, которого, по мнению сталкеров, подобные шакалы не заслуживали. Но таков был один из неписанных законов Зоны. 

 

Заметив окровавленный рукав и оценив разодранное предплечье, Меф тихо выругался, доставая из аптечки шприцы с антибиотиком и обезболивающим. 

 

«Тоже мне, докторица хренова. Только успевай латать её! Мутанта приютила, сейчас, вон, падлу эту собралась лечить. Что дальше? Будет проводить курсы психотерапии монолитовцам и откроет реабилитационный центр для зомби? Бред...» 

 

Достав необходимые инструменты, Меф прижал девушку к бетонной глыбе. Рану надлежало обработать и зашить, однако, теперешнее состояние Наты вызвало у сталкера презрительное удивление. Она инертной массой едва держалась на ногах, втиснувшись в опору тощим плечом. Бледное лицо сделалось совершенно бескровным, эмоций явная боль на него не добавила. Самойленко сделалась апатичной и безучастной ко всему, словно погрузилась в дремоту, отрешенно следя за реальным миром из-под полу прикрытых век. 

 

Профессионализма в стежках Мефодию не хватало, но до того времени, как группа доберется до базы «Свободы», этой помощи было достаточно. После выброса стоило бы пошариться по окрестностям — время завсегда слыло самым урожайным. Старые аномалии исчезали и на их местах оставались артефакты. «Кровь камня» или же «Ломоть мяса» оказались бы сейчас весьма кстати. 

 

Размышления Ворона были прерваны окликом подошедшего Кота. Дикий желал беседы. Оставив марионеточно безвольную девушку на попечение друга, сталкер подошел к ветерану и его отмычкам. Те стояли позади, тихие и собранные, несмотря на потерю товарища. Меф одобрительно хмыкнул, оценив явные следы профилактического мордобоя на лицах новичков. Метод старый, как сама жизнь, и такой же грубый, но эффективный. Иначе некоторых и не научишь. 

 

Всё то время пока Ворон и Дикий беседовали, отмычки молча переглядывались. Как оказалось, Дикий вел их из Темной Долины, намереваясь быстро добраться до лагеря новичков на Кордоне, но нападение бандитов и новость о приближающемся выбросе, уже появившаяся в сталкерской сети, спутали все планы. 

 

Обсудив возможный маршрут, сталкеры договорились пересечь Свалку вместе: Дикий решил сменить маршрут и теперь намеревался заглянуть на Росток, благо отношения с Долгом у него были неплохие. А новичкам не помешало бы взглянуть на знаменитый бар «Сто Рентген». Там уж и укрытие от выброса найдется, и хабар сбыть можно. 

 

Меф со своей группой собирался обойти базу «Долга» и укрыться в одном из ангаров на Дикой Территории. Оглянувшись на Кота и Наташу, Ворон поймал взгляд друга. Судя по всему, у девушки был шок. Но ходить она могла и команды сталкера выполняла молча, больше смахивая на зомби. 

 

Вернувшись за вещами, Ворон с невозмутимым лицом приладил на плечо кошачий «гамак», проигнорировав придушенные смешки спутников Дикого. Андрей, стараясь не разбередить рану на руке Наташи, помог ей одеть рюкзак. Грязный отсыревший свитер так и остался лежать на земле. 

 

Перехватив любопытствующий взгляд одного из новичков, направленный на блестящий кейс, пристегнутый к рюкзаку медика, Меф покачал головой. Холодный подавляющий внутренний свет, плещущийся в глазах сталкера, заставил отмычку отвернуться.

 

Кошак сипло надрывно замяукал, пытаясь вывернуться из «люльки». Животина словно бы почувствовала состояние хозяйки, и теперь в прямом смысле лезла из кожи, лишь бы углядеть свою благодетельницу из-под руки Мефа.

 

Понимая, что любая задержка для них крайне нежелательна, хмурый проводник принял решение двигаться дальше как можно быстрее. Первым пустили одного из отмычек, отличающийся кривым носом и сверкающей лысиной, следом шагали Дикий с Вороном, поддерживая бдительную беседу, затем, стараясь не отставать, второй новичок, то и дело бросающий взгляды на едва переставляющую ноги девицу.

 

Андрей замыкал колонну, поддерживая покачивающуюся Наташу. Не то, чтобы его слишком тревожило ее состояние — шок и неприятие убийства были ведомы каждому. Кто в своей жизни не видел подобных смертей и не знал подобных врагов, осудили бы Кота. Скорее всего, так произошло и с докторшей. После случая с изломом снайпер частенько замечал, как сдерживается девушка, чтобы не шарахаться от своих компаньонов, стоило кому-то из них подойти ближе или пойти с ней на личный контакт. 

 

«Хотя бы не истерика. Бабьего воя только сейчас не хватало. А ведь совсем скоро выброс...» — Андрей выровнял заваливающуюся в бок Нату и пошел в ногу с ней, то и дело оглядываясь по сторонам.

 

Свалка распрощалась с путниками старой, едва тлеющей «жаркой», ставшей заметной на фоне быстро набирающегося хмарью неба. Люди прибавили темпа, стремясь к своим целям. Все признаки замершего мира подтверждали: пора искать укрытие, совсем скоро небо окрасится густой киноварью, и Зона глубоко вдохнет и выдохнет, сея смерть и безумие.



← Предыдущая глава
Еретик 825 18.07.2014 0
3
 

Материалы по теме


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта
Навигация
Комьюнити
Общение
Система Orphus


службы мониторинга серверов Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru