Библиариум
Черная Библиотека

Ульяна покрутила головой, озираясь. Шли они с Механиком очень торопливо, но шаги делали экономичные, даже шагали почти в ногу. Утренний туман смыло возобновившимся мелким щипучим дождичком, мир вновь стал серым и совершенно невзрачным.

 

До начала «трех рядов колючей проволоки, мин и щедрой присыпки патрулями на джипах и вертолетах» оставалось всего ничего, пара десятков метров. Страха не было совершенно, спокойный взгляд старлея упирался в рюкзак идущего впереди проводника, чуть покачивающийся в такт ходьбе. Разговоров они больше не заводили, да и не хотелось — будет еще время, так себе рассудила женщина, пытаясь сконцентрироваться на внутренних ощущениях.

 

Всю свою жизнь Ульяна существовала интуитивно, руководствуясь тем, что в быту именовалось чуйкой. Не стала бы хвастаться, но людей она тоже «чуяла», определяя, с кем из них стоило спина к спине вставать, а с кем, тудыть-растудыть, на одном поле не сядешь.

 

Механик, а точнее, Глеб Михайлович Назаров, попадал, скорее, под промежуточное определение «своего». А ведь когда-то подвела рыжую наемницу ее интуиция... Да так, что укусить бы теперь локоток — вот он, и — никак. Но ему она верила. Особливо — после захватывающего прочтения личного дела и единственного секретного приказа, знать о котором не положено было никому.

 

Ульяна ступила ботинком ровно в след Глеба и замерла, прислушиваясь. Остановился неподалеку от «колючки» и сам сталкер.

 

Глеб кинул взгляд на циферблат механических часов на запястье, сверяясь со временем. Судя по расписанию, слитому сталкерам за нехилые деньжата кем-то из ушлых военных, патруль сейчас должен был находиться в километре-полутора от бродяг. ПДА и детекторы были выключены, дабы осложнить работу воякам. Конечно, по настоящему мощные датчики, способные засечь электромагнитное излучение от небольшой машинки вроде ПДА устанавливались лишь на вертолетах, но, как говорится, береженого Черный Сталкер бережет. 
Жестом приказав Ульяне не отставать, Механик вместе с ней в спринтерском темпе добрался до заграждения и начал работу. Тут военные навыки обоих показали себя во всей красе. Диверсантка и сталкер разминировали колючку, разрубили спираль Бруно, слаженно преодолели заграждение и так же быстро и четко ликвидировали следы прорыва. 

 

Конечно, при детальном осмотре повреждения всё равно будут обнаружены, но проезжающий мимо патруль вряд ли будет утруждать себя подобным занятием. В целом, на всё про всё у них ушло четыре минуты пятьдесят секунд, — а это было весьма хорошим результатом, немного повысившим степень уважения бывшего майора к Ульяне. Не останавливаясь и не оглядываясь, парочка рванула дальше, стремясь пересечь карантинную зону между второй и первой линией обороны.

 

Довольно широкая лента лесополосы с редкими проплешинами и довольно густой порослью кустарника казалась совершенно безопасной и, судя по темпу, взятому проводником, так оно и было. Не считая нескольких довольно хорошо замаскированных растяжек под заградительной линией и до самой кромки спасительных зарослей, избранный путь беглецы преодолели с несущественными задержками. Ульяна получала удовольствие, удовлетворение от всего происходящего — настолько это казалось ей родным и близким. Она осознавала опасность малейшего неверного движения, и в то же время, позволяла своему телу двигаться и жить так, как то считало привычным. Острый взгляд фиксировал ловушку, оценивал траекторию. Пока что старлей со свойственным ей скепсисом посмеивалась над поучениями спутника. Ежели та Зона, о которой балакали алкаши в баре и с придыханием излагал сам Механик, — такая же головоломка, как и этот лабиринтец, с погрешностью на количественные препятствия, Ульяна могла бы существенно подкорректировать уровень снаряжения. 

 

Увы, компаньон этой легкой эйфории удачливости не разделял, по крайней мере, это никак не отражало его хмурое лицо. Женщина тоже наморщила лоб, стоило им остановиться. Давая себе двухминутный отдых, нарушители периметра выровняли дыхание, сделали по глотку из фляги с водой и так же быстро, держась линии и ориентира, намеченного впереди Глебом, побежали вперед. Карантинная зона была отличным местом для тех, кто желал отлежаться, но задерживаться в ней без надобности или сведений о смене патрулей и внеплановой проверке, совершенно не стоило.

 

Дождь усилился, размягчая глинистую, укрытую лежалой прелой листвой землю под ногами. Все, что ожидало впереди, разъехалось, расплылось, как сильно разбавленная водной кляксой акварель. Низкое сизое небо почти слилось с редколесьем, таким же сизым и словно бы неживым.

 

Первую линию путники преодолели, прорубившись через несколько рядов сетчатого ограждения между двумя огневыми точками. Сквозь минное поле, расположенное следом за ограждением, вела хорошо видная на перепаханной взрывами земле тропа, не человеческими ногами нахоженная — судя по развороченным смердящим тушам мутантов, стадом кабанов. 

 

По всему было видно, что военные еще не успели обновить заграждение, а это играло сталкерам на руку. Как правило, солдаты, служащие на первой линии обороны, мало внимания обращали на тех, кто рвется в Зону. Их гораздо больше занимало то, что пыталось из неё выйти. И тут они становились беспощадны. 

 

Доказательство этого Ульяна увидела уже через двадцать метров прыткого ходу, прямо за контрольно-следовой полосой. Здесь начиналась настоящая скотобойня, кладбище мутантов. Сотни уродливых, гниющих тварей, исполосованных очередями из крупнокалиберных пулеметов, разорванных минометными зарядами, накрытых артиллерийскими обстрелами и ракетами с вертолетов. Смердело просто невыносимо.


Чуть замедлив шаг, женщина стащила с головы скрывающую волосы тряпку и повязала на низ лица, хоть немного приглушая вызывающие рвотные позывы миазмы.

 

Останки гнили и вялились на солнце, кровь давно вымылась дождем и ушла во вздувшуюся жирную землю, пропитав ее насквозь. 

 

«Вот и начало, лейтёха Стеценко... Да тут зоопарк эксклюзивный, а вояки регулярное сафари устраивают. М-дааа, переоценила я себя, должником стану. Не соврал мне майор».
— Страха Ульяна не испытывала, а если и был он, то куцый, как рысячий хвост. Не любила наемница непредсказуемого, нового, того, что сложно было бы просчитать, нельзя было подглядеть заранее и изготовиться с опережением. Потому-то и наметила для себя принципиальную лекцию на тему флоры, фауны и ландшафтов на ближайшем привале.

 

Сталкеры короткими перебежками двинулись через это месиво, от воронки к воронке, стараясь обходить наполненные разлагающейся плотью ямы и как можно быстрее миновать обстреливаемый участок и укрыться в замыкающем этот погост густом подлеске. Когда до цели было уже болтом добросить, вдогонку нарушителям ударила пулеметная очередь. Взрыхлив землю в опасной близости от ботинок, безликая смерть заставила Механика и Ульяну припустить так, что заправский спринтер показался бы рядом с ними медлительной черепахой. Словно и не было ноши за плечами: сталкер бежал, чуть наклонив корпус вперед, наемница передвигалась мягкими прыжками, будто бы и не замечая, как увязают в разъехавшейся земле подошвы ботинок.

 

Миновав последние метры и буквально нырнув под сулящую безопасность сень посеченного обстрелом леса, забившись поглубже в кустарник, беглецы остановились, переводя дух. Женщина без звука опустилась на колени, заваливаясь корпусом вперед, давая себе опору на вытянутые руки. Свесив голову, она жадно коротко вдыхала. 

 

Глеб привалился к стволу ближайшего разлапистого дерева и прикрыл глаза, хватая ртом воздух. Он почувствовал : что-то словно накрыло его тяжелой непроницаемой пеленой-объятием, и тут же схлынуло, отпустило.

 

«Узнала, родная, — усмехнулся про себя Механик, — И снова здравствуй, Зона». 

 

Блуждающий взгляд сталкера остановился на Ульяне. Все, кто входил в Зону, испытывали на себе её дыхание, прикосновение что ли... А больше всех доставалось тем, кто посещал эту проклятую территорию впервые. И вот сейчас Механик не без интереса наблюдал за компаньонкой: как-то встретит ее Зона?

 

Диверсантка так и сидела на коленях, но дыхание, еще шумное и частое, стало ровнее. Растрепанные блекло-рыжие волосы влажными от пота прядками прилипли к щекам, платок с лица сполз, демонстрируя нездоровую бледность. Окружающий мир словно выпил все краски из нового гостя, раздарив их вдруг ожившей умытой дождем листве, темнеющей коре деревьев и лоскуткам невыносимо-голубого неба, то и дело мелькающим в разрывах серого низкого савана. 

 

«Как в пустой колодец с прыжка да с голой жопой...» — Ни единой мало-мальски здравой мысли пока в голове не присутствовало. Память осталась при ней, в этом старлей была более, чем уверена, однако, облечь в простейшую глупость свои ощущения она смогла с великим усилием. — «Черту какую перешагнули?..» 

 

Тело запомнило лишь легкое сопротивление, сквозь паутину — и то чувствительней вышло бы, — но оно было. А все, что осязали глаза, казалось неправильным, но совершенно обычным. В чем состояла неправильность, Ульяна себе задумываться запретила. Опираясь на винтовку, поднялась, с усилием, вмиг отяжелев на пуд сомнений и удушливой тревоги.

 

— Не знаю, пойдут ли нас шукать здесь, но задерживаться бы не стала, не по себе мне на месте торчать. Сам сказал — привал дальше. Потеряли время. — Не то, чтобы она хотела побыстрее убраться из относительно безопасного подлеска... «Чуйка» ощутимо прессовала нервную систему. 

 

На бледном конопатом лице проступили красные пятна лихорадочного адреналинового румянца. Ульяна переступила с ноги на ногу, отмечая странное и несвойственное ей желание броситься, куда глаза глядят — лишь бы не назад. 

 

Механик кивнул сам себе, включая ПДА и сверяясь с картой. Стоило опустить рукав, машинка слабо завибрировала, принимая сообщение. Открыв электронное письмо, сталкер некоторое время задумчиво вчитывался в строчки, хмуря лоб и пожевывая невидимую травинку. Жестом Глеб подозвал Ульяну и развернул экранчик к ней, давая прочитать написанное.

 

«Механик, планы немного изменились. Вкупе с первостепенным заданием, от вас требуется отследить и захватить находящийся в Зоне кейс, имеющий отношение к вашей миссии. Мы считали, что те, кому была поручена его доставка, погибли, однако сегодня утром обнаружилось, что объект перемещается. В кейс встроен маячок, сигнал устойчивый и двигается в сторону Свалки, это не так далеко от вашего стартового местоположения. Код сигнала приложен к сообщению. Неважно, живы ли наемники, занимавшиеся его доставкой, или его подобрал кто-то из мародеров. Ваша цель: захват кейса, уничтожение свидетелей, и только после этого вы должны приступить к выполнению первичной задачи. Насчет оплаты не беспокойся. Оговоренные поставки будут увеличены в полтора раза.
Гром».

 

— Судя по всему, об отдыхе придется забыть, если мы хотим перехватить эту штуковину до Выброса. — В приказной форме сообщил Механик, ожидая от Ульяны какой бы то ни было реакции на сообщение от начальства.

 

— В перекуре ты мне не откажешь, майор, — беззлобно огрызнулась диверсантка и вытянула сигарету из пачки, щелкнув крышкой зажигалки. — Что смотришь? Думал, те, кто рукой водит и погонами качает, по-простому сделали бы? Всегда будет подвох. Всегда, уж поверь мне... — Женщина сплюнула под ноги, откусив фильтр. В ушах, словно галлюцинация, снова зазвучал безапелляционный приказ: «Твоя задача — убрать помощника дипломата, только его. Ты поняла?! Работаешь чисто и тихо, но так, чтобы казнь публичной стала, ты умеешь. И козла отпущения толпе дай...» 

 

Ульяне вспомнился обдолбаный щегол, неумело сжимающий еще пару минут назад ее оружие. Затуманенный взгляд не фокусировался на высокой фигуре, спешно собирающей свои вещи и оставляющей совершенно иные улики на крыше. «Отпущенец» даже не знал, как он попал туда, тиская незнакомый ствол.

 

А потом... Бег прервался жестоким падением, она сломала ключицу, несколько ребер и левое запястье, рухнув через три лестничных пролета. Припадая на отбитое бедро, Стеценко умудрилась избежать встречи с преследователями, разминувшись в парадном со сквозным проходом на улицу. 

 

Для официальной версии гибели помощника правительственной шишки инсценировки на крыше было вполне достаточно, но изобличенный наркоман не удовлетворил тех, кто дергал дипломатические ниточки и кормился шпионажем. 

 

Рыжая наемница глубоко затянулась, выдохнув белесый дым неровной струей сквозь сжатые зубы. Нёбо жгло противным привкусом дешевого табака. Это отрезвляло, возвращало в существующую теперь для нее реальность.

 

— Убрать свидетелей. Забрать кейс. И это там, у них, называется отладкой. Как механизм. Хех... — старлей хохотнула, вызвав на лице Глеба гримасу неконтролируемого отвращения, — Ты ж Меха-ааник. Вот и отладим...

 

— Тогда рванули, — отрезал сталкер, прикидывая оптимальный маршрут. Развернувшись к диверсантке спиной, Механик поспешил в выбранном направлении, на ходу доставая из нагрудного кармана детектор и щелкая тумблером включения. 

Что бы там не думала Ульяна, бывший майор провел на службе достаточно времени, а потому был готовым ко всему, в том числе — к внезапным изменениям в плане миссии.

 

Цель сейчас двигалась к Свалке, оно и правильно — это место является своеобразным перепутьем, откуда можно выйти на другие участки проклятого Богом места под названием Зона. Его теперешнего дома.

 

Шаги спутницы он услышал не сразу, шорох подошв стал явным на более твердой почве. Ульяна двигалась по особенному: не рубленым шагом, свойственным военному человеку, а мягким, крадущимся. Если женщина и испытывала усталость после марш-броска, то вряд ли это хоть как-то отображалось на ее бледном лице, а от слабости, одолевшей ее недавно, даже следа не осталось. Взгляд снова стал непроницаемым, холодным и каким-то отрешенным, глубоким, как единое серое полотнище неба.

 

Первая аномалия повстречалась на марше спустя несколько минут: крупная воронка раскинулась на покрытой пожелтевшей травой прогалине. Задерживаться у аномалии Механик не стал, обойдя по широкой дуге, но в учебных целях на ходу кинул в неё найденную под ногами короткую ветку. Что-то хрустнуло, смертоносная ловушка Зоны стала со страшной силой втягивать в себя всё, до чего могла дотянуться и спрессовывать в комок. Спустя пару секунд, наступила разрядка: комок взорвался, обдав сталкеров деревянной трухой. Аномалия же стала вновь едва заметной, словно обидевшись на то, что в её невидимые руки не попалось живое существо. 

 

Ульяна приостановилась, но не для того, чтобы подивиться. Она стояла и смотрела, как ослабевший смерч колеблется над землей. И было в лице женщины что-то такое, чего раньше Глеб не замечал. Майор тоже остановился, но тишины не нарушил. Спутница всматривалась в аномалию как-то... кровожадно, что ли. Уголок губ, опущенный шрамом, едва заметно подергивался, придавая лицу общее выражение садистского удовлетворения. А потом иллюзия схлынула, женщина отвернулась, и, не удостоив компаньона комментарием по поводу остановки, заняла место за левым плечом Механика. 

 

Вскоре путники вышли на Кордон. Далекий вой нагнал их в спину, но, учуяв угрозу, пара отбившихся от стаи слепых псов с жалобным скулежом скрылись в густом кустарнике. Вопреки ожиданиям, диверсантка дерганой не была и не стала хвататься за оружие, проследив за движением животных внимательным взглядом.

 

Без напоминаний и препирательств Ульяна ставила ногу четко в след, оставленный майором. И тем меньше напоминала человека — уж слишком отчужденно и неправдоподобно послушно вела себя будущая убийца. Хотя, этим и отличались профессионалы — они выгодно подстраивались под окружающий мир и выполняли его требования. До поры. 

 

На подступах к железнодорожному мосту Глеб чуть замедлил шаг, изредка поглядывая на ПДА. Ульяна со своей машинкой сверяться не стала, цепким взглядом обнаружив потенциальную цель. Руку, плавно потянувшую ремень винтовки, остановил Механик, отрицательно покачав головой. Из распадка, рыская по жидкому кустарнику, вышел человек. Двигался он осторожно, но опасности, олицетворенной поднявшимися на пологий склон холма незнакомцами, не почуял. Зато, запоздало заприметив двух хорошо экипированных людей, искатель поспешил скрыться из виду, мгновенно растворившись в зарослях.

 

— Новичок. Но чует — связываться с нами — дело дрянь. Легкого заработка, видать, ищет. Только на Кордоне давно уже все выгребли, разве что мелочевка какая встречается. Ты хоть про богатства Зоны-то слышала? — Майор криво усмехнулся в ответ на пренебрежительное фырканье наемницы. — Сподручно так вот бросовые артефакты искать, с риском, конечно, аномалии совсем уж безопасными не бывают, но на жратву и «прозрачный» наловить удачи можно.

 

— Закончил лекцию, Глеб Михайлович? — Ульяна все еще пристально смотрела в ту сторону, куда торопливо сиганул промышлявший артефакты сталкер. — Куда дальше? И что ты там плел про Выброс? 

 

Налетевший ветер растрепал блекло-рыжие пряди, обдав по щекам холодной моросью. Захотелось курить, впрочем, она уже перестала замечать, когда это желание появлялось, усиливалось — просто тянула в себя едкий дым, кусая зубами фильтр. Почему-то окружающий мир показался теперь Стеценко даже каким-то близким, своей этой сизой тоской, размытостью, где прошлое — это обгоревший разрушенный остов, а будущего просто нет, не начертаны контуры определенности в этом отчужденном огрызке знакомой и родной земли.

 

На Кордоне сейчас было относительно спокойно: и люди, и звери чувствовали грядущий Выброс и старались заранее спрятаться в какую-нибудь нору или глубокий подвал. 

 

Были, конечно, и сорвиголовы, стремящиеся урвать побольше артефактов сразу после разрядки Зоны, предпочитающие пережидать багровое безумие в попадающихся на пути не слишком надежных укрытиях. С этим был связан немалый риск, но когда это останавливало такое меркантильное существо, как человек?. 

 

Во-первых, найденный подвал уже мог быть занят кем-то — и хорошо, если этим «кем-то» окажется брат-сталкер. А ведь могут там засесть и бандиты, и мутировавшие твари. Впрочем, любой обитатель Зоны с попеременным успехом отвоевывал и лёжку, и тайник, и место под светлеющим небом. Выброс ровнял всех. Ну а во-вторых, вся карта аномальных полей после локального катаклизма перекраивалась, первопроходцы-счастливчики наносили на нее новые аномалии, отмечая безопасные маршруты, неудачники украшали ландшафт своими телами разной степени целостности. 

 

Там, где еще на рассвете можно было без опасения шагать навскидку с полсотни метров по прямой, сегодня плюнуть было страшно. Знакомая тропка исчезала в тлеющей молодой «жарке», без обидняков делящей соседство с «комариной плешью», вцепившейся в удобную на обходе канаву. 

 

Бывали случаи, что внезапно возникшие аномалии перекрывали единственный выход из укрытия, обрекая сталкера на смерть от истощения или же пули в висок. Отчаяние толкало некоторых в объятие мучительной смерти в недрах порождения Зоны. 

 

Конечно, всех этих животрепещущих подробностей старлей Стеценко не знала. Да и о Выбросе была в курсе лишь благодаря краткой ознакомительной информации из походной энциклопедии в собственном ПДА. 

 

Напряжение, растворившееся ненадолго в созерцательной тишине перед следующим броском до обозначенной точки, вернулось. Зона для Ульяны была полна звуков и запахов, таких чуждых привычным каменным джунглям в тающем видении прошлого. Интуитивно нащупав карабин, наемница сняла его с петли крепления и взвесила в руке. 


В душе копошились сомнения. Собранность, воспитанная годами тренировок, рассыпалась в необъяснимом и неясном предчувствии. Тряхнув головой, Ульяна сделала шаг в сторону проводника.

 

Механика и его спутницу артефакты не интересовали, малая активность живности и ищущих свою удачу бродяг колоссально облегчала задачу. А если удерживать заданный в самом начале пути темп, даже с внеплановыми перекурами диверсионной группе не составило бы труда в ближайшие сутки настичь новую цель.

 

Совсем скоро они должны были выйти к Свалке, а там — простой и эффективный план захвата объекта и зачистка. Предсказуемо? Вполне вероятно. Только вот чутье подсказывало Глебу, что никто не ждет подобного удара в спину.

 

Получив метку сигнала маячка, Ульяна сверялась в картой. Цель двигалась медленно, так не ходят люди, осознающие опасность своей ноши. Так ходят те, кто совершенно не подозревает о содержимом пропавшего кейса. Наемница поймала тяжелый изучающий взгляд обернувшегося Механика.

 

Майор, глядя на женщину, невольно подумал о том, насколько удачно подгадали с напарником. Снайпер, не из рядовых, натасканный на любой расклад мероприятия. Неужели Громобой знал заранее? Или, что более вероятно, подстраховался на всякий случай? 

 

Зона все покажет и всех рассудит.



← Предыдущая глава
Еретик 799 25.07.2014 0
3
 

Материалы по теме


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта
Навигация
Комьюнити
Общение
Система Orphus


службы мониторинга серверов Волшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru